Анорексия или наоборот

Характерными признаками являются отвращение к самому себе, тревожность и переживание депрессии, самоизоляция, а также навязчивое пищевое поведение, например, избегание или, наоборот, предпочтение определенных продуктов, сопровождающееся патологическим похуданием, чрезмерными физическими нагрузками или продолжающейся насильственной рвотой, которые могут причинять хронический вред организму.

Анорексия не связана напрямую с возрастом или полом, несмотря на то, что большинство больных составляют молодые девушки или женщины. Широкое распространение анорексия получила с 60-х годов прошлого века с началом восхищения худобой как пришедшим в моду идеалом красоты.

Больной анорексией при нормальном весе считает себя толстым и хочет похудеть. Он не может и не хочет остановить потерю веса, и его вес в соотношении с ростом снижается до опасных пределов. Низкий вес поддерживается путем недоедания или избыточного движения. Диагностическими критериями анорексии являются, в том числе, сильный страх прибавки в весе, снижение веса ниже 85% нормы, стойкий отказ от увеличения веса и прекращение менструаций у женщин.

У больных анорексией часто наблюдаются компульсивные (навязчивые) способы организации питания и физической активности. Они могут, например, употреблять в пищу только определенные продукты питания и строго избегать остальных, а также чрезмерно много заниматься физическими нагрузками. Иногда заболевание депрессией предшествует развитию анорексии. Одновременно с анорексией также может проявиться депрессия.

Замечено, что чаще других анорексией заболевают прилежные, интеллектуальные и амбициозные девушки. Больным анорексией может быть труднее обычного выразить отрицательные эмоции, такие как разочарование или гнев. Больные часто ставят перед собой трудные цели во многих областях жизни и предъявляют к себе слишком высокие требования.

Анорексией могут заболеть дети, взрослые, женщины и мужчины. У больных анорексией худоба может являться важнейшим критерием самооценки, и прибавление в весе вызывает сильные чувства неудовлетворенности и комплекс неполноценности.

На развитие болезни могут влиять стереотипы, преобладающие в ближайшем окружении и навязываемые средствами массовой информации.

В современном мире стройность часто ассоциируется с успехом и счастьем. Идеалом красоты представляется женщина, вес которой ниже нормального. Молодым людям диета может казаться альтернативой в решении их проблем, и поначалу она может создавать впечатление наличия контроля.

В числе случаев заболеваний анорексия возникает гораздо чаще среди родственниц больных анорексией. Передающиеся в роду традиции и стереотипы частично объясняют повышенную склонность к заболеванию, также, согласно исследованиям пар близнецов, предрасположенность к анорексии наследуется пока еще необъяснимым образом.

Анорексия представляет собой смертельную опасность вследствие чрезмерной потери веса. Поэтому важно вовремя обратиться за помощью.

Больной с нарушением пищевого поведения, а также его семья, нуждается как в помощи врача, психиатра, так и в помощи диетолога. Цель терапии – нормализовать недостаточное питание и пищевое поведение, а также устранить психические симптомы.

Психотерапия помогает больному понять причины сложившейся ситуации и возникновения болезни. Психотерапия может быть индивидуальной или групповой и включать при необходимости госпитализацию.

Например, опасно снизившиеся в результате похудения пульс или артериальное давление, нарушение обмена веществ, изменения на ЭКГ (кардиограмме) или серьезные проблемы с психическим здоровьем являются основаниями для госпитализации. Если анорексии сопутствует депрессия, то полезной может быть и лекарственная терапия. Выздоровлению могут также способствовать различные практические группы, например, художественная терапия (арт-терапия). Несмотря на то, что анорексия достаточно тяжелое заболевание, большинство больных полностью восстанавливаются.

stopstigma.by

Нервная (психогенная) анорексия

Анорексия (греч. a-, an приставка, означающая отсутствие признака или качества, выраженного во второй части слова, + греч. orexis — аппетит, желание есть) — полное отсутствие аппетита при наличии физиологической потребности в питании.

Анорексия как синдром (патологический признак) может наблюдаться при различных органических заболеваниях нервной системы, особенно глубинных ее отделов, эндокринной системы (так называемые нейроэндокринопатии), интоксикациях, отравлениях, острых инфекционных заболеваниях, стрессовых ситуациях, болезнях желудочно-кишечного тракта, опухолях различной локализации. При этом анорексия выступает как один из признаков основной болезни.

Мы наблюдали ребенка 12 лет с жалобами на головные боли, полное отсутствие аппетита, слабость и общее истощение. Такое состояние возникло после перенесенного гриппа. При осмотре обращало на себя внимание общее исхудание, почти полное отсутствие подкожного жирового слоя (за 2 месяца потерял 15 кг массы тела). Остался лишь, со слов матери, «голый скелет». Похудание началось с отсутствия аппетита, ел через силу, испытывая отвращение к различным продуктам питания, даже к тем, которые раньше очень любил. Затем присоединились позывы на рвоту при виде любой пищи. Пил только слабо подслащенный чай.

Было диагностировано поражение гипоталамической области, после лечения которого ребенок стал понемногу есть и набирать вес.

При различных органических заболеваниях, сопровождающихся анорексией, вначале обычно наблюдаются отсутствие аппетита и тошнота, а затем развивается общее истощение с атрофией мышц, общей слабостью, вялостью, усталостью и состоянием депрессии. Еще в 1873 г. В. Галлон описал болезнь под названием anorexia nervosa (нервная анорексия), которая в настоящее время носит название «анорексия нервно-психическая» или «нервная (психическая) анорексия». Она проявляется сознательным ограничением, а затем и полным отказом от приема пищи с целью похудания, встречается у лиц женского пола примерно в 10 раз чаще, чем у мужчин.

Согласно Международной статистической классификации болезней и проблем, связанных со здоровьем (10-й пересмотр), нервная анорексия не относится к невротическим расстройствам, а рассматривается в рубрике «Поведенческие синдромы, связанные с физиологическими и физическими факторами». Поэтому отношение ее к группе общих неврозов является несколько условным.

Нервная анорексия встречается преимущественно в возрасте от 15 до 20—23 лет, хотя может быть у детей, приближающихся к пубертатному периоду и в более позднем периоде жизни (у женщин вплоть до наступления менопаузы). Это относительно редкое заболевание, встречающееся в некоторых странах Западной Европы с частотой 1 случай на 1 млн жителей, а у лиц женского пола в возрасте 15—20 лет примерно 16 случаев на 100 тыс. девушек и женщин данной возрастной группы.

В последние годы частота нервной анорексии заметно увеличилась, в частности в Эстонии (статья «Когда еда — катастрофа», опубликованная в газете Wekend, № 7 от 07.07.98 г.). Однако несколько странное заключение в этой публикации: «Анорексия — болезнь преуспевающего общества. Мы, правда, не только на пути к нему, но кое-какие болячки у Запада уже переняли». Зато в конце статьи, в обащении к средствам массовой информации, приводится интересное предупреждение: «Превознося стройность и длинноногость моделей, мы порой забываем, что кое-кто из них поплатился за это здоровьем. Терпимость — вопрос внутренней культуры, которой нам, увы, все еще недостает».

Причины возникновения нервной анорексии окончательно не установлены. Среди некоторых зарубежных авторов существует мнение о том, что главным при нервной анорексии является неправильное воспитание, когда в семье главенствующую роль занимает деспотичная мать при подчиненном положении отца, уделяющего Мало внимания воспитанию ребенка. Отказ его от еды якобы является формой протеста против деспотичной матери. Возможно, эти данные имеют определенный смысл, однако на самом деле все может быть гораздо проще.

Среди наблюдаемых нами семей, где были дети с нервной ано-рексией, имел место культ еды и приемы витаминов в натуральном виде в пищевых продуктах. Один отец всегда высчитывал по количеству съеденного, сколько витаминов получал каждый член семьи. Если их не хватало, то он требовал «доедать» определенными блюдами.

Несомненно, что причиной анорексии, как психогенно обусловленного заболевания, является психотравма с учетом особенностей преморбидного развития личности. Последние, по данным М. В. Кор-киной с соавт. (1974), В. В. Ковалева (1979), проявляются такими качествами, как «повышенная требовательность к себе и окружающим, бескомпромиссность, отсутствие гибкости по отношению к окружающим, чрезмерное чувство долга, повышенная добросовестность, заостренное самолюбие, стремление к высоким показателям в учебе, аскетическое отношение к вопросам, связанным с полом, отсутствие желания нравиться подросткам противоположного пола, пренебрежение девушек нарядами и украшениями».

Первоначальная основа анорексии нередко закладывается еще в грудном возрасте в виде отвращения к пище. Имеется в виду изменение условий кормления, в частности, прикорм, насильственное кормление, что может вызвать защитную анорексию. Иногда в стремлении кормить ребенка строго по часам родители отрывают его от игр и других занятий на самом интересном месте. Это может вызвать крик, плач, реакцию протеста. Снижение аппетита может возникнуть от обильного потребления сладостей, особенно накануне приема пищи. Все это способствует выработке отрицательного условного рефлекса на еду, что может проявиться в дальнейшем под влиянием дополнительных психогенных воздействий.

Имеют значение особенности воспитания ребенка. Это можетбыть или индифферентное к нему отношение — предоставление «самому себе» из-за занятости родителей, или, наоборот, изнеженное, «заласканное» воспитание с излишней опекой и заботой в тех случаях, когда ребенок может и должен справиться самостоятельно. Вследствие такого повышенного внимания он будет стараться достичь совершенства или максимального успеха в учебе и поступках, в том числе в стремлении к идеальной внешности. Однако не всегда это удается. Возникает конфликт между желанием и возможностью, реальной действительностью.

Возникновение анорексии в пре- и пубертатном возрасте может быть связано с тем, что в этот период у девушек происходит изменение внешности, связанное с половым созреванием: округляются бедра, увеличиваются грудные железы, а фигура в целом приобретает характерный для женщины вид. Это может показаться ребенку одним из признаков ожирения, особенно при полноте родителей, прежде всего мамы. Чтобы не быть на нее похожей, девушка пытается ограничить себя в еде, добиться похудения повышенной физической нагрузкой, искусственно вызванной рвотой, приемом рвотных, слабительных и мочегонных средств.

Стремление к изящной фигуре превращается в «идею фикс», особенно при случайных замечаниях родителей по поводу полноты или насмешек сверстников.

Согласно исследованиям М. В. Коркиной, М. А. Цивалько, В. В. Ма-рилова, опубликованным в книге «Нервная анорексия» (1986), развитие нервной анорексии как самостоятельного заболевания происходит в четыре этапа.

Первый этап — инициальный (первичный, первоначальный) характеризуется возникновением недовольства собственной фигурой (излишней полнотой), нередко в сочетании с мнимыми, кажущимися или слишком преувеличенными недостатками внешности — формой и размерами носа, губ, ушей, щек и т.д. Это происходит обычно в период полового созревания, когда у детей повышается интерес к собственной внешности и мнению об этом окружающих. Если и до этого была склонность к полноте, вызывающая насмешки и замечания окружающих, то она обычно не носила психотравмирующего характера и была почти индифферентной.

С возрастом и началом менструаций подобные реплики переносились очень болезненно у лиц с указанным выше преморбидным фоном. Возникает мысль о необходимости коррекции (исправления) собственной фигуры.

К примеру, первым «толчком» к развитию нервной анорексии у 16-летней эстонской девушки, воспитанной в тепличных условиях, но слегка полноватой и мечтавшей о красивом мальчике, послужил случайно брошенный упрек отца — «не сбавишь в весе, о парнях и думать забудь».

Навязчивая мысль о необходимости похудения часто возникает в тех случаях, когда ребенок или подросток стремится к конкретному идеалу. Таким идеалом может быть артист, литературный герой (например, Наташа Ростова), манекенщица или конкретный человек из ближайшего окружения, которому возникло желание подражать во всем, особенно собственной внешностью. Отсюда предложение некоторых авторов обозначить нервную анорексию как синдром Твигги — по имени известной ранее английской манекенщицы. В подобных случаях мнение окружающих о фигуре имеет меньшее значение, а главным является подражание идеалу.

На инициальном этапе еще не возникает постоянного ограничения в приеме пищи, возможны лишь отдельные попытки к исправлению фигуры. Этот период длится 2—3 года и в большинстве случаев бывает незаметным для окружающих, в том числе и для родителей.

Второй этап— аноректический начинается с активного похудания и заканчивается потерей массы тела на 20—50%. Избавление от «лишнего веса» проводится разными путями, это зависит отустановки на коррекцию отдельных частей тела и преморбидных особенностей личности.

Согласно данным М. В. Коркиной с соавт. (1974—1986), основанным на большом количестве личных наблюдений (обследовано 507 больных нервной анорексией, из них 470 женского и 37 мужского пола), было установлено, что в случае недовольства размерами и формой живота, бедер и талии больные прибегают к усиленным физическим занятиям при одновременном сокращении приема пищи. Для коррекции формы лица (одутловатое, выпирающие щеки и т.д.) используются в основном ограничения в еде. При этом вначале ограничивается прием калорийной пищи, богатой жирами и углеводами, и лишь в небольшом количестве принимаются мо-лочно-растительные продукты. Физические упражнения проводятся до изнеможения, по много сотен раз выполняется конкретное движение, что нередко приводит к травмированию определенных участков тела. Больные нервной анорексией часто отказываются от пользования транспортом, даже на большие расстояния, поднимаются по лестнице при наличии лифта, бегают наперегонки с животными и домашними птицами, даже читают, двигаясь по комнате.

Своеобразны способы ограничения в приеме пищи. При нервной анорексии, характеризующейся преднамеренной потерей массы тела, нет фактически анорексии в ее истинном понимании — отсутствие аппетита. Он вначале присутствует и сопровождается мучительным желанием поесть. Поэтому многие пациенты принимают пишу, порой в большом количестве, но делают все возможное, чтобы она не усваивалась. Последние мероприятия несколько различны в зависимости от черт характера, наличия и особенностей акцентуации личности. При истерических чертах характера или акцентуации по истерическому типу после еды вызывается искусственная рвота, принимаются слабительные и мочегонные препараты, а иногда подростки делают себе клизмы. Больные с психастенической и астеноневротической акцентуацией в основном ограничивают прием пищи и главным образом используют повышенную двигательную нагрузку.

Своеобразна и борьба с повышенным аппетитом. Больные часто любят готовить различные блюда, довольствуясь запахами, облизыванием ложки, ножа, тарелки; собирают кулинарные рецепты, любят кормить (порой насильно) своих братьев и сестер. Они ходят по магазинам, наслаждаясь видом и запахом продуктов, с удовольствием нюхают их. Для уменьшения чувства голода начинают курить и принимать в большом количестве кофе или крепкий чай без сахара. Периодически у них возникает булимия (резкое усиленное чувство голода, «волчий голод»), что сопровождается обильным приемом большого количества пищи (обжорство). Голод утоляется, а вслед за едой вызывается рвота (со временем она может наступать легко, лишь при наклоне туловища). Вырабатываются даже своеобразные стереотипы, чтобы съеденные продукты не всасывались: после первоначальной рвоты выпивается литр и больше воды и снова вызывается рвота, и так несколько раз, пока в рвотных массах не перестанут появляться даже минимальные остатки пищи. Это фактически промывание желудка, необходимое при различных видах отравления. Больные могут даже жевать различные продукты, а затем их выплевывать.

Постоянное ограничение приема пищи и борьба с голодом создают длительную психотравмирующую ситуацию, которая усугубляется непониманием в семье из-за отказа от еды. На этом фоне возникают различные невротические расстройства в виде вспыльчивости и повышенной раздражительности, формируется экспло-зивность по отношению к родителям (повышенная раздражительность и озлобленность, часто с агрессивными поступками) и истерические черты характера, что постепенно превращается в обычную форму реагирования.

К концу аноректического периода нередко возникают всевозможные расстройства. Они прежде всего обусловлены изменениями желудочно-кишечного тракта. Вследствие непродолжительного пребывания пищи в желудке и крайне недостаточного ее поступления в кишечник возникают воспалительные и дистрофические изменения в желудке и кишечнике типа гастрита, энтероколита, ощущения этих органов, что вызывает боли во время приема пищи. Возникает страх перед едой вследствие болей и опасения набрать лишний вес. Больные продолжают строго соблюдать выработанный стереотип приема пищи, чему способствуют такие черты характера, как требовательность к себе и бескомпромиссность. Могут возникать и другие вегетативные расстройства в виде одышки, сердцебиения, усиленной потливости, приступов удушья и головокружения.

Отличительными особенностями аноректического периода являются активность и подвижность больных, сохраненная трудоспособность.

Этим первичная анорексия отличается от других форм данной патологии.

Третий этап — кахектический наступает после похудания на 30—50% и более. В этом периоде возникают органические изменения со стороны внутренних органов и эндокринной системы.

Обращают на себя внимание резкое исхудание, отсутствие подкожной жировой клетчатки, истончение кожи, покрытой тонкими пушковыми волосами, атрофия мышц, снижение артериального давления и содержания сахара в крови, низкая температура тела. Обнаруживаются изменения на электрокардиограмме, а в анализах крови выявляется анемия. Усиливаются изменения со стороны желудочно-кишечного тракта, характерны выраженные запоры. Снижается функция щитовидной железы, возможна атрофия матки и придатков. Менструации отсутствуют.

Повышенная психическая активность сменяется вялостью, утомляемостью, общей слабостью. Большую часть времени больные проводят в постели. Несмотря на истощенность («живой скелет»), у больных нет критического отношения к своему состоянию. Они про-‘ должают утверждать, что имеют избыточный вес и довольны своей внешностью и фигурой,т.е. наступает неправильное восприятие своего тела. Продолжают беспокоить боли в животе, что существенно ограничивает возможность приема пищи. В случае неправильной диагностики и отсутствия специализированной медицинской помощи больные могут погибнуть от истощения, хотя случаи смертельных исходов при нервной анорексии относительно редки. По данным зарубежных клиник, летальность до 1970 г. колебалась в пределах от 2 до 40%. В настоящее время она значительно ниже.

Больные в стадии кахексии нередко госпитализируются в терапевтические и эндокринологические отделения, им неправильно устанавливается диагноз органического поражения внутренних органов или эндокринной патологии, а лечение не приводит к желаемому улучшению. Лишь в специализированном психиатрическом стационаре можно правильно разобраться в состоянии больных и назначить адекватное лечение.

Четвертый этап — редукция (обратное развитие) нервной анорексии продолжается 1—2 года и в большинстве случаев первоначально проводится в психиатрическом стационаре, реже амбу-латорно. Чем раньше осуществляется госпитализация, тем больше возможность скорейшего выздоровления. Главное в лечении — психотерапия, правильно подобранное дробное питание (частое и малыми дозами), назначение общеукрепляющих и психостимулирующих средств. Больные обычно противятся приему пищи, выдумывают различные причины невозможности питания, поэтому оно должно проводиться под врачебным наблюдением. В случае правильного лечения больные в течение 1—2 месяцев выходят из кахексии и набирают в весе до 10—15 кг. Нормализация менструального цикла продолжается примерно до года, после чего обычно происходит определенная нормализация психического состояния. Однако и после нормализации массы тела имеет место весьма осторожное отношение больных к приему пищи. В течение первых нескольких лет после нормализации массы тела возможен рецидив (возврат болезни), что требует повторной госпитализации. Практическое выздоровление от нервной анорексии, по данным отечественных и зарубежных авторов, возможно в 2/3 случаев, а у 1/3 больных наступают рецидивы. Плохим прогностическим признаком считается отсутствие эффекта в течении 5 лет.

Диагностика нервной анорексии весьма затруднительна, так как больные скрывают свое состояние не только от посторонних, но также от родных и близких. Она практически невозможна в ранней (инициальной) стадии, и лишь при выраженной потере массы тела родители начинают «бить тревогу». Но и в это время им также невдомек о «чисто» нервной причине болезни, нередко спровоцированной собственным неправильным отношением к ребенку.

Вспоминаю характерный случай из прошлого.

Ира, 13 лет, поступила в детское психиатрическое отделение Республиканской клинической психиатрической больницы с жалобами на истощение и потерю массы тела на 30%. До этого она обследовалась в детских отделениях, где проводили множество исследований, но никакой патологии со стороны внутренних органов выявлено не было.

Из расспроса родителей выявлено, что девочка год назад стала мало есть, а после еды часто наступала рвота, родителям жаловалась на боли в животе и тошноту. Никаких намеков на акцентуацию внимания в плане полноты якобы не было, да и девочка, по словам родителей, была нормальной и вроде не полной. Однако, несмотря на эти заверения, в одной из детских больниц было высказано предположение о возможности нервной анорексии. Родители долга сопротивлялись переводу в психиатрическую больницу, но, наконец, дали согласие, но и в этом случае настояли, чтобы ребенок был проконсультирован детским неврологом и нейрохирургом для окончательного исключения опухоли головного мозга.

Смотрел этого ребенка в психбольнице вместе с известным профессором нейрохирургом. Тот быстро категорически исключил опухоль мозга, мой осмотр выявил лишь легкую неврологическую микроорганику, которая, по-видимому, была обусловлена частыми простудными заболеваниями и пневмониями на первом году жизни.

В то время модным был диагноз диэнцефалит (в настоящее время обозначается как гипоталамический синдром), а родителям кто-то из недостаточно сведущих врачей также высказал предположение о данном заболевании, протекающем по типу болезни Симмон-дса (гипофизарная кахексия). Родители (и врачи по их настоянию) требовали от меня конкретного ответа. Сказал и записал в истории болезни, что этой болезни нет. Лишь после этого психиатры пообещали «с развязанными руками от другой патологии» использовать все принципы лечения нервной анорексии, которые в конечном итоге дали положительный результат.

Хорошо запомнилась беседа с ребенком. Девочка охотно вступила в контакт, улыбалась, была веселой и активной, подвижной и смышленой, но на вопрос, почему она очень мало ест, красиво и незаметно уходила от ответа. Так повторялось неоднократно. Она вроде отвечала, но не в нужном направлении. Лишь однажды смущенно, неуверенно и тихо сказала, что побаливает живот, хотя при пальпации (ощупывании) никакой болезненности выявлено не было.

В разговоре о родителях охотно рассказывала об отце, работающем инженером, о матери долго не распространялась, сказала только, что мама у нее артистка одного из столичных театров. Это была женщина внешне приветливая и обаятельная, умеющая по случаю «делать» лицо и изменять тембр голоса. Все это, очевидно, присуще артистам. Однако в ее холодном и прицельном взгляде прослеживалось что-то высокомерное и пренебрежительное.

В доверительной беседе с отцом было установлено, что его жена «заколебала» семью своей строгой диетой, физическими упражнениями и массажем для соблюдения артистической фигуры. Дома постоянно велись разговоры о фигуре с обсуждением соседок и артистов театра. Были попытки и в отношении отца, склонного к небольшой полноте, навязать диету, но он устоял и не обращал внимание на капризы жены.

Дочь была нормального телосложения, но матери казалось, что ей следовало бы сбросить несколько килограммов. При дочери такие разговоры не велись, однако мать строго следила, как ребенок ест, лишь взглядом и легким движением головы давая понять, что уже достаточно. Дочь все это понимала, боялась таких взглядов матери и порой с недожеванным куском выскакивала из-за стола и периодически плакала. Все это проходило безмолвно и, как теперь понимает отец, довольно жестоко.

В какое-то время девочка стала больше двигаться, бегать, выполнять физические упражнения, аналогичные тем, что делала мать. Через б—8 месяцев периодически стала отказываться от еды, часто возникала рвота, начала терять в весе. Это всполошило маму и она, по-видимому, чувствуя свою вину, стала водить ребенка на обследование желудочно-кишечного тракта и говорила о возможности гастрита или язвенной болезни. Отец также верил этому, но теперь, просмотрев некоторую литературу, стал больше верить в наличие нервной анорексии.

После психотерапевтических воздействий и длительной беседы с отцом, подготовленным к этому врачами, девочка стала понемногу есть, улучшилось ее общее самочувствие и через 1,5 месяца она выписалась из стационара.

В данном случае имела место хроническая психотравмирующая ситуация на фоне идеализации питания, веса и фигуры. Эта психотравма была более тяжелая и жестокая, чем обычное случайно сделанное замечание. Хорошо, что все закончилось довольно быстро и благополучно.

Учитывая большую роль ранней диагностики и лечения нервной анорексии, приведем в заключение некоторые ранние признаки этой болезни, которые выявили врачи психиатрической клиники Тартуского университета И. Линдре и Ю. Лийвамяги.

1. Молодой человек (женского или мужского пола) резко меняет свои привычки в еде, например, переходит к чисто растительной пище и совершенно отказывается от жиров.

2. Вес ниже нормы на 15% в зависимости от роста и возраста.

3. Выпадение волос.

4. Понижение температуры тела и слабый пульс.

5. Пониженное кровяное давление.

6. Нарушение кровообращения.

8. Хрупкость ногтей и костей.

10. Чрезмерное увлечение физическими упражнениями для снижения веса.

11. Патологическая концентрация мыслей на еде.

12. Стремление к одиночеству и измененная самокритичность.

13. Плохое самочувствие.

14. Потребность в голодании и наслаждение чувством голода.

15. Болезненное стремление к идеальной внешности.

psyera.ru

Совсем не хочется секса? Возможно, это не просто усталость, а серьезная проблема. Сексуальная анорексия – это результат всеобщей вседозволенности.

То, что раньше было недоступным и загадочным, сегодня стало массовым и обыденным. Современная мода диктует свои строгие условия: если шорты, то микро, если юбка, то мини. Не остаются в стороне и средства массовой информации: если ток-шоу, то о супружеских изменах, если фильм, то обязательно эротический триллер. Казалось бы, как результат должна стремительно расти рождаемость, повышаться сексуальная культура населения… Ан нет! Страна на грани вымирания, подростки не знают, как предохраняться от СПИДа, а взрослые граждане все реже выделяют минутку для плотских утех. Не парадокс ли?

Показать мужчине щиколотку? Верх легкомыслия! Провести ночь в супружеской спальне без ночнушки? Разврат! Наши прабабушки соблюдали неписанные «правила приличия» — и всегда оставались для кавалеров желанными и загадочными. Мы гордимся своей независимостью, одеваемся как пожелаем, но почему-то почти не возбуждаем мужей. Ничего удивительного – это естественная защитная реакция организма на сексуальный террор, которому мы постоянно подвергаемся.

Массовое психологическо-сексуальное насилие порождает абстинентный синдром, ведь желание всегда связано с некоторой степенью невозможности и недоступности. А раз все есть, то и хотеть нечего! Мужчины начали отстаивать свои права на «мигрень» и «не сегодня».

Психологи называют такое явление массовой сексуальной анорексией. Практически каждая женщина знает, что такое пищевая анорексия (отвращение к еде), ведь «болезнью моделей» страдают многие «обычные» женщины. В отличие от пищевой, сексуальная анорексия сама по себе не вызывает каких-либо заболеваний или изменений в организме, опасных для здоровья и жизни больного. Сексуальный аноретик не теряет пугающими темпами вес и не слабеет у тебя на глазах. Более того, в эпоху тотальной раскрепощенности не испытывать перманентного сексуального влечения просто стыдно. Поэтому человек не делится своей проблемой, а прячет ее глубоко в себе.

Если массовая анорексия – просто реакция на засилье «сексуального», то постоянный отказ от секса обычного человека – это уже психосоматическое расстройство. Ты, наверное, знаешь людей, которые предпочитают не иметь никаких дел с противоположным полом, сторонятся секса и делают все, чтобы дело не дошло до близости. Это может быть как мужчина, так и женщина. Их называют «монахами» или «святошами», а сексологи говорят о сексуальных разладах.

У аноректика отсутствует естественная потребность в интимной близости. К тому же ему трудно обратиться за помощью к близкому человеку или специалисту. Человек, отказывающийся от секса, считает, что он таким образом контролирует свою жизнь. По мнению аноректика, прекращение каких-либо интимных контактов знаменует качественные улучшения его жизни.

Если ты подумала, что сексуальная анорексия – очередная модная болезнь, о которой в скором времени все забудут, а страдающие ею чудом исцелятся, то ты ошибаешься. История анорексии уходит своими корнями в средние века, когда царил культ аскетизма и было принято отказываться как от пищевых, так и чувственных наслаждений.

Попробуй максимально откровенно ответить на вопросы теста. Чем больше утвердительных ответов – тем больше поводов призадуматься!

1. Случалось ли, что ты долгое время сторонилась дружеских компаний?

2. Ты стараешься не говорить о себе даже в кругу близких знакомых?

3. Не чувствуешь ли ты себя одинокой?

4. Избегаешь ли ты противоположного пола?

5. Ты паникуешь, если кто-то подходит поближе или пытается тебя коснуться?

6. Испытываешь неловкость, когда тебе предлагают помощь, опеку?

7. Если отношения с мужчиной сводятся только к флирту, чувствуешь себя в безопасности? Если он захочет секса, ты откажешь?

8. Считаешь, что ты выше (ниже) окружающих? Ты чрезмерно строга и надменна или, наоборот, застенчива?

9. Является ли для тебя секс чем-то отталкивающим, не брезгуешь ли ты чем-либо, что с ним связано (например, не переносишь запах спермы)?

10. Ты считаешь, что если удержишься от связи с человеком, то сможешь стать лучше и посвятить себя какому-нибудь делу?

Если девушке с детства внушали, что мужчинам от нее «только одного и надо», то она постарается как можно дольше сохранить девственность. А со временем ее девственность превратится в обузу и будет удерживать от близости – даже при наличии желания. В таком случае даме следует обратиться к сексологу, который поможет ей преодолеть страх перед «первым разом».

Целибат – отказ от половой жизни, принимаемый по религиозным убеждениям.

Фиктивный брак – исключение секса по взаимной договоренности.

Месть – отказ от секса как меры «наказания» партнера.

Девственность – сохранение себя в чистоте до брака.

Медикаментозное снижение либидо – вследствие приема каких-либо лекарств или перенесенной болезни.

Оказывается, сексуальный аноретик может вести весьма насыщенную сексуальную жизнь – но только в кругу тех людей, которые не будут требовать от него более серьезных отношений. Иногда панически боящийся секса делает вид, что влюблен в кого-то очень популярного – того, кто никогда не потребует от него более близкой связи.

edinstvennaya.ua

Анорексия – что это за опасная болезнь и как ее избежать?

Как говорит Кейт Мосс: «Нет ничего вкуснее худобы».

С 2005 года 16-го ноября мир отмечает Международный день борьбы с анорексией. В этом материале ElleGirl.ru разбирается, что такое анорексия и чем она опасна.

Анорексия – греческое слово, которое дословно означает «нет аппетита»: отрицательная приставка an и orexis – аппетит. В основе анорексии – нервное заболевание, навязчивое стремление к похуданию и страх ожирения. Больные анорексией стараются снизить свой вес с помощью жестких диет, высоких физических нагрузок, промывания желудка, клизм, вызова рвоты после еды.

При анорексии наблюдаются следующие симптомы:

  • Потеря мышечной массы и болезненные мышечные спазмы
  • Стремительная потеря веса
  • Переломы костей, частое появление синяков
  • Проблемы с сердцем, аритмия
  • Выпадение и сухость волос, ломкость ногтей и изменение их структуры
  • Бледность и сухость кожи
  • Рвота, запоры или жидкий стул
  • Отсутствие аппетита
  • Проблемы с менструальным циклом или его полное отсутствие
  • Запавшие глаза и синева под ними
  • Депрессия и апатия
  • Повышенная раздражительность
  • Стремление к уединению, избегание общества
  • Нежелание признать проблему, отказ от любой помощи в ее решении
  • Неадекватная оценка своих веса и внешности
  • Чувство вины при приеме пищи и голодании
  • Панические атаки до или после приемов пищи
  • Бессонница
  • Чрезмерная озабоченность массой своего тела и потребляемой пищей Нездоровая тяга к слабительным средствам и таблеткам для похудения

Психическая – возникает на фоне психических заболеваний. Часто симптомы этого вида появляются у людей, страдающих шизофренией, паранойей, депрессией в ее тяжелой стадии – у них появляются бредовые и навязчивые мысли, что они непременно отравятся, если будут кушать. Сопровождается яркими психическими вспышками и реакциями: боязнь всего нового, повышенные тревожность и возбудимость, нерешительность и уязвимость, потеря самоконтроля, частые мысли о суициде.

Лекарственная – возникает, когда больные нарушают дозировку принимаемых лекарственных препаратов. Нередко у больных нет цели снизить вес и полюбить свое тело, они стремительно теряют в массе из-за неправильного приема лекарств. Они могут злоупотреблять психостимуляторами, антидепрессантами, специальными средствами, которые блокируют чувство голода. Обычно последние не являются лекарствами, но их можно свободно купить в аптеках. Многие наркозависимые больны лекарственной анорексией.

Нервная – возникает у тех, кто стремится ослабить чувство голода или полностью от него избавиться. Обычно единственная цель больных – похудеть до максимально идеальных размеров.

Они чрезмерно ограничивают себя в пище, постоянно думают о своем внешнем виде, о теле и о пище, они недовольны своим телом и отражением в зеркале, думая, что на них смотрит жирное существо.

Сегодня это наиболее распространенный вид анорексии. Больные снижают весом путем жестких диет, голодания, вызывания рвоты после еды, принимают препараты для снижения аппетита, изнуряют себя физическими упражнениями, злоупотребляют слабительными и жиросжигательными препаратами.

Причины возникновения и развития анорексии

Тяжелые отношения внутри семьи. Если в семье родственники часто раздражены, постоянно ругаются, манипулируют друг другом, оказывают сильное психологическое давление, то самый внутренне слабый и ранимый член такой семьи непременно пострадает от нездорового климата в его доме. Из-за трудных отношений с близкими родственниками и давящей атмосферы в семье многие подростки (а они наиболее восприимчивы и эмоционально нестабильны) отказываются от пищи и начинают голодать. Это может быть их протестом, их криком о помощи, их способом сбежать от реальности, их собственным наказанием. На фоне регулярного отказа от пищи, сильных гормональных изменений, ежедневных психологических потрясений, неустойчивой нервной системы развиваются психическая или нервная анорексия. Примером может служить история Кары Делевинь. В своем интервью британскому Esquire Кара рассказала, что в восемь лет перестала есть. Ее мама принимала наркотики и часто подолгу не приходила домой, а Кара не понимала, где ее мать.

«Мне казалось, что в своей жизни я не могу ничего контролировать, поэтому я устроила что-то вроде голодной забастовки. Я решила, что не буду есть, пока кто-нибудь не объяснит мне, где мама».

Заниженная самооценка. Когда человек постоянно критикует свое тело, он недоволен отражением в зеркале, он уделяет чрезмерно много внимания своим жировым отложениям (как естественным, так и излишним), то это тревожный сигнал. Значит, он чересчур озабочен своей внешностью и готов пойти на крайние меры, чтобы в корне изменить ситуацию, которая его не устраивает. Также некоторые склонны переносить недовольство параметрами своего тела на другие сферы жизни, усугубляя свое депрессивное состояние. Они думают, что в их жизни все не ладится, потому что у них такое, якобы, ужасное и неидеальное тело. Вдобавок люди начинают анализировать свою внешность, исходя из популярных в поп-культуре и обществе идей красоты, они находят явные несоответствия и решают, что с ними что-то не так. «90-60-90» – уже пережиток прошлого, современные успешные модели и актрисы должны быть еще худее. Люди в стремлениях к заветному идеалу внешности переходят за грань разумного, доводя себя до истощения. Они заметно слабеют физически, их тело становится катастрофически непривлекательным, проблем в жизни накапливается еще больше, а значит, депрессия усиливается, вес, соответственно, стремительно снижается. Остановить этот снежный ком с каждым днем становится все сложнее.

Неудовлетворенность личной жизнью. Частая причина похудения – желание понравиться другим людям, обычно своим любимым. Люди слышат замечания по поводу лишнего веса от самых близких и зацикливаются на этом. Есть мнение, что именно близкие и родные люди скажут нам правду, которую мы не хотим слышать, ведь они нас любят, они хотят помочь и говорят это из лучших побуждений, но порой их навязчивость, их «желание помочь», когда их об этом и не просили, приводят к ужасным последствиям. Мы хотим, чтобы нас любили и принимали такими, какие мы есть, но когда самые любимые нами люди постоянно говорят нам, что с нами что-то не так, мы хотим себя изменить любой ценой.

Навязчивость идеи. Нередко человек настолько зависим от идеи похудеть, что он перестает себя контролировать. От соблюдения щадящей диеты он переходит к радикальным мерам, которые обещают принести скорый результат. При первых успехах в снижении веса человек понимает, насколько действенны его методы, и продолжает голодать и мучать свой организм. Идея похудеть становится самоцелью, она начинает контролировать его мысли и организм, а все в его жизни ей подчиняется. В итоге человек теряет ощущение реальности, он уже не может адекватно относится к себе, своему телу и своему питанию, он лишь лихорадочно считает калории и пьет зеленый чай.

Последствия анорексии

  • Развитие хронических недугов: язвы желудка, сердечной аритмии, панкреатита, остеопороза.
  • Нарушение обмена веществ: снижение гормонов, уровня белка, гиповитаминоз.
  • Булимия.
  • Кахексия – последняя стадия истощения.
  • Бесплодие и отсутствие месячных.
  • Снижение иммунитета, постоянные инфекционные патологии.
  • Летальный исход.
  • Лечение анорексии – длительный и сложный процесс. Не стоит лечить ее в домашних условиях. Необходимо обратиться к врачам, диетологу и психологу, чтобы диагностировать верную стадию развития анорексии и выработать индивидуальный курс лечения. Важно понять, что в первую очередь нужно исправлять голову, хотя во многих случаях необходимо для начала вернуть больному здоровую массу тела, чтобы не допустить летального исхода. Проблемы идут от головы, от мыслей, от психологического нестабильного состояния.

    Терапия состоит из:

  • Психотерапии
  • Витаминных комплексов
  • Специального питания
  • Общеукрепляющих препаратов
  • Белковых растворов
  • Психологи помогают пациентам: принять болезнь и осознать ее масштабы, причины и последствия; скорректировать мышление и избавиться от навязчивых мыслей; сформировать новое отношение к телу и к пище; устранить чувство неполноценности и повысить самооценку; определить новые интересы, которые позволят больному в будущем развиваться как личность, вне зависимости от питания и внешности. При лечебном питании больному дают жидкую, кашеобразную пищу, кормят его высококалорийными продуктами, которые легко усваиваются (овощи, фрукты, икра, нежирное мясо). Порции небольшие, чтобы не допустить переедания. Больной также должен много спать, чтобы его организм отдыхал и усваивал пищу.

    Как не допустить рецидива анорексии в будущем

    Отказаться от жестких диет. Лучше всего перестать мучать свой организм изнуряющими диетами; надо составить с врачом индивидуальный режим питания и четко ему следовать. Тогда удастся избежать опасной худобы и неконтролируемого поедания пищи.

    Принимать лекарства, предписанные врачом. Не стоит увеличивать или уменьшать дозировку. Самолечение никогда не приводило ни к чему хорошему.

    Как можно больше общаться с другими людьми. Конечно, очень сложно разговаривать с теми, кто постоянно делает замечания о внешности больного, о его психическом и физическом состоянии, но именно общение позволяет отвлечься от навязчивых мыслей. Человек, который не замыкается в себе и не позволяет мыслям контролировать его жизнь, намного счастливее. А общение помогает переключиться.

    Не расстраиваться из-за стрессов. После того, как больной пережил сильнейшую депрессию, а его нервная система была сильно повреждена, ему крайне необходимо научиться иначе смотреть на жизнь и стрессовые ситуации. Чтобы не винить себя и не наказывать свое тело голодовками, надо постараться видеть лучшее и стремиться позитивно смотреть на проблемы в жизни.

    А еще нужно запомнить, что голодание ничего не решит, а лишь усугубит и без того тяжелое психологическое состояние.

    Нижеследующая литература поможет больным анорексией и тем, кто хочет резко перестать кушать, понять, что такое анорексия и почему не стоит доводить свой организм до терминальной стадии этой болезни.

  • Жюстин «Этим утром я решила перестать есть» – это автобиография девочки-подростка, пережившей анорексию.
  • Анастасия Ковригина «38 кг. Жизнь в режиме 0 калорий». Книга написана на основании дневника девушки, которая соблюдала жестокие диеты и голодала долгое время.
  • Татьяна Забзалюк «Анорексия – быть пойманной и выжить». Автобиография, рассказывающая о симптоматике, протяжении и лечении болезни.
  • Редакция ElleGirl.ru рассказывает истории некоторых девушек, которые больны анорексией сейчас или сумели ее победить.

    Когда мне было 13 лет, я поехала в детский лагерь, где жила в комнате с девочками из одной школы, у них была большая компания, мне так хотелось с ними подружиться, но в ответ постоянно слышала только унижения по поводу лишнего веса, внешности, одежды. По возвращению домой меня постоянно мучили мысли: действительно ли я такая страшная и некрасивая – как следствие, я начала носить мешковатую одежду и стала меньше есть. Потом, несколько месяцев спустя я поссорилась с парнем своей подруги, и он в порыве злости сказал, что я такая злая, потому что ЖИРНАЯ. Я не понимала, как это взаимосвязано, но это очень меня задело. Еще сыграл фактор первой влюбленности, когда мне только исполнилось 15, это было еще одной причиной худеть.

    Первой серьезные изменения заметила моя мама, мы с ней начали постоянно ссориться. Это сказалось и на наших отношениях сегодня. Сначала она пыталась помочь просто словами, узнать, что случилось. Потом она начала замечать, что я ем катастрофически мало и каждый прием пищи она наблюдала лично. Я думаю, она и мои родные усугубляли ситуацию тем, что очень редко говорили мне, что я и так хорошо выгляжу, что во мне есть что-то большее, чем внешность. Наоборот, мне каждый раз говорили, что этими вечными голодовками я загоню себя в могилу.

    Все началось с уменьшения порций, исключения продуктов из рациона, дальше пошли диеты, питьевая диета, голодовки, монодиеты. В те дни, когда мама заставляла меня есть, я старалась компенсировать лишние калории в спортзале или выходила на пробежку, старалась довести себя до истощения физической нагрузкой. Я любила не кушать после 15:00, чтобы ложиться спать с пустым желудком и чувствовать ноющую боль.

    А однажды вечером почувствовала жуткую боль, всю ночь меня тошнило, и это продолжалось несколько дней. Несколько раз я падала из-за того, что темнело в глазах.

    Естественно, испортились волосы, они лезли клочками, всегда крепкие ногти стали ломаться, едва успев отрасти, кожа стала сухой и появился целлюлит, которого не было даже с большим весом. Меня расстраивало то, что хоть я и похудела с 64 кг до 50, я не видела результат, и хотелось большего, но вес стоял. Я ненавидела свое отражение в зеркале. Все раздражало, от цвета волос до формы ногтей на ногах. На замечания других отвечала грубо, говорила, что это только мое дело и если бы хотела себя убить (как часто говорила моя бабушка), то это давно бы уже свершилось, а так, я сама буду решать, что делать со своим телом. Я с детства была полненькой, а с началом переходного возраста у меня заметно округлились формы и это заставляло меня вечно стесняться своего тела. Платья я не носила, так как тяжело было найти такое, чтобы подошло мне. Джинсы, юбки, кофты, куртки, майки – все было в темных тонах или, если и яркое, то без принта, неброское.

    Я не обращалась за медицинской помощью, потому что боялась, что меня будут считать сумасшедшей, что об этом узнают все и мне было очень стыдно.

    Однажды у меня случился срыв. Я не помню как, но он был началом компульсивного переедания, которое закончилось булимией. Как раз в тот период я начала готовить, чтобы сделать видимость нормальности, мама не переживала, что я мало ем, наоборот, она видела, что я начала есть все, что раньше себе запрещала. Начало булимии выпало на конец 11 класса. Выбор будущей профессии, экзамены, ссоры в классе и желание быть худенькой и красивой на выпускном – все влияло на психическое состояние. Я начала вызывать рвоту. Это было 1-2 раза в неделю в моменты перееданий. Все закончилось сразу после выпускного.

    Это очень странно и не укладывается у меня в голове до сих пор, но я поступила в училище на повара-кондитера. Вторая волна булимии началась за месяц до начала учебы, я вызывала рвоту ежедневно по несколько раз в дней. Я ела все и много, а потом стала есть меньше, а потом и вовсе мало, но рвоту продолжала вызывать после каждого приема пищи . После Нового Года я вышла на практику, начала готовить много и лучше, чем раньше, меня поставили в смену и вместо желания худеть и вызывать рвоту появилось желания побороть проблему. Моя работа, моя мечта были противоположностью моей болезни. И я поняла, что не хочу больше так жить, я поняла, что это моя жизнь, и я не буду убивать себя сама. В тот момент я осознала, что я себя убиваю. И этот ад, длившийся почти 5 лет, закончился, словно его и не было. Я начала много читать про анорексию и булимию, про другие расстройства пищевого поведения. Я всегда любила читать, и это стало главной мотивацией для возвращения к нормальной жизни. Точнее для ее создания, потому что я убила в себе ребенка, убила подростка, а проснулась уже взрослой. Мои комплексы убили во мне меня.

    Я не хочу вернуться к худобе. Я люблю свое тело и принимаю его таким, какое оно есть.

    Я думаю, что на развитие и возникновение анорексии влияют воспитание и отношения ребенка с родителями. Я выросла в семье, где мои интересы и желания не ставились на важное место. Мама всегда говорила, что творческая профессия не принесет нормального дохода, красивая одежда непрактична, проявления любви, ласки и понимания происходили только, когда я приходила к ней в слезах. Потом мне стало легче хранить все в себе и ничего не рассказывать, так как это поддавалось критике. Всем людям нужна доброта и понимание.

    Анорексия – важная проблема. Но нужно позиционировать ее не как вину человека, мол, он такой плохой, потому что он анорексик-идиот, сам себя до смерти загоняет. Это психологическая проблема, и в ее основе могут лежать детская травма, или несчастная любовь, или неумение выражать свои чувства, или действия других людей.

    Причина у анорексии может быть только одна: человек теряет контроль над своей жизнью и компенсирует это за счет контроля своего веса. В какой-то момент у меня тоже все вышло из-под контроля. Я никогда не заморачивалась по поводу своего веса, я никогда не была жирной и худеть я начала не для того, чтобы привести себя в форму. Дело в том, что у меня были неудачные отношения с парнем, и чтобы не думать о них, я начала голодать. То есть я компенсировала мысли о проблемах мыслями о еде. Я начала потреблять около 600 ккал в день и пила слабительные, спортом не занималась. Меня никто не критиковал. Все просто удивлялись тому, как я похудела и что мне пора завязывать с диетами; родители насильно меня не кормили, просто ворчали.

    Анорексия сопровождалась слабостью, головными болями, депрессией, постоянным голодом. Потом анорексия переросла в булимию, от которой я до сих пор не до конца избавилась.

    При росте 150 я весила 32 кг, объем бедер 75, груди вообще не стало; самое ужасное – то, что мой кишечник просто перестал работать из-за отравления слабительными средствами. И теперь мне всю жизнь придется пить слабительные (уже другие, поддерживающие) каждый день, чтобы хоть как-то жить.

    Психиатр сказал, что все симптомы указывали на анорексичные проявления:

  • трепетное и в то же время нервозное отношение к еде; каждый прием пищи был манной небесной
  • приём сильнейших слабительных в огромных дозах (ну, это аналог приёма «два пальца в рот»)
  • недостаток массы тела; слабость
  • аменорея (то есть отсутствие месячных)
  • депрессия
  • После этого меня госпитализировали. Меня кормили, проводили курс психотерапии, я снова начала принимать нейролептики и антидепрессанты. Я наблюдалась у психиатра уже давно, у меня помимо анорексии имеется еще немалый букет заболеваний. И я прекрасно понимала, что если не обращусь за помощью, всё окончательно выйдет из-под контроля и плохо закончится.

    После клиники я начала ходить в спортзал, нарастила мышечную массу. Но недавно я заболела булимией, из-за этого подсела на эфедрин, потому что он подавляет чувство голода. Булимия после анорексии – это абсолютно закономерное явление. Так вот, я подсела на эфедрин, совмещала его с огромными дозами алкоголя. Летом я практически ушла в запой, потому что эмоциональное состояние было на нуле. Мне нужен был ресурс для того, чтобы как-то жить. Я снова обратилась к врачу, меня снова госпитализировали, но уже с другим диагнозом. Сейчас все нормально. От булимии я почти избавилась, она дает о себе знать, но уже не так сильно.

    Я избавилась от всех зависимостей. На данный момент прохожу курс психотерапии, принимаю препараты, посещаю групповую терапию. Мое тело меня полностью устраивает.

    Анорексия – психическое заболевание. Это как шизофрения, биполярное расстройство и т. д. Психически здоровый человек никогда не заболеет анорексией. Нынешнее поколение молодых людей и девушек действительно подвержено разного рода психическим расстройствам и это зависит от множества факторов. Экология, генетика – все это влияет на психоэмоциональный фон.

    Это одна из важных проблем наряду с другими психическими заболеваниями. И ее, безусловно, стоит решать. Решать с помощью грамотной, вовремя оказанной психиатрической помощи. Надо дать людям понять, что психиатр – это не страшно, что в хорошей клинике тебя не превратят в растение, что таблетки надо пить! Ведь когда у нас болит голова мы пьем таблетки? Пьем. А когда у нас в голове каша, суицидальные мысли и чувство безысходности и постоянной тревоги, мы думаем, что все само пройдет. Нет, не пройдет.

    Лишний вес у меня был с детства, так что фразу «Тебе не мешало бы похудеть» я слышала многие годы, но как-то не обращала внимания. Мне нравилось есть, и есть очень много. Да, были попытки сесть на какую-то диету, но все это заканчивалось в первый же день. Потом, зимой 2015-го года я перешла на домашнее обучение из-за своей инвалидности (к слову, на вес заболевание не влияло), так что у меня появилось много свободного времени, которое я проводила либо в одиночестве, либо в окружении исключительно близких родственников. Поэтому я решила худеть. И, возможно, все и закончилось бы в тот же день, если бы кто-то из родственников не сказал мне максимально снисходительным тоном: «Ну-ну, посмотрим, как ты похудеешь». С того момента я хотела «показать им всем, доказать, что смогу». Сначала никто не верил, что я смогу хоть как-нибудь похудеть, но когда мой вес резко уменьшился на 10-15 кг, начали останавливать. Сначала уговорами, после дошло до скандалов. В частности, со стороны мамы. А те жуткие слова в мой адрес и вспоминать не хочется, хотя сейчас я понимаю, что она просто была обессилена, ведь ее ребенок таял на глазах.

    За все время похудения каких только диет я не перепробовала. Было все: от относительно безвредной ABC Superlight вплоть до голода. Спорт был, конечно. Сотня приседаний, бесчисленное количество скручиваний и выпадов – ежедневная норма. Несмотря на все, похудела я всего до 45 кг, что относительно нормально для роста в 157 сантиметров. Однако выглядела я ужасно. Для себя я, конечно была еще неизмеримо толстой, но, пересматривая фотографии того периода, я вижу лишь огромные синяки под глазами, обвисшую кожу (ведь, несмотря на спорт, она не успевала подтягиваться как надо) и сгорбленную спину.

    Все время болезни я ощущала постоянную слабость, руки и ноги мерзли в жару, а волосы сыпались, даже если я просто быстро шла. Депрессии не было, однако я заметила, что не могла плакать. Как бы мне плохо не было, я просто не могла выдавить и слезинки, хотя до этого была известной плаксой и заставить меня разрыдаться буквально ничего не стоило.

    Думаю, осознание проблемы пришло ко мне еще где-то в сентябре 2015-го. На тот момент я худела всего месяцев 5, но за это время скинула почти 30 кг, да и здоровье уже было изрядно подпорчено. Но мысли о том, что я больна появились тогда, когда я не смогла съесть помидор, потому что он весил больше, чем я думала, и когда накричала на бабушку из-за того, что она налила ложку растительного масла в овощной салат. Агрессия была только в случаях, когда действия родных отличались от моих планов. Я хотела иметь полный контроль над питанием, и если этому мешали, я начинала злиться, но не всегда конкретно на родных. Я просто превращалась в какое-то животное: начинала бить в стену, даже рычать. Страшно вспомнить.

    В начале болезни я, естественно, считала себя очень толстой, но надеялась, что похудею на несколько килограмм и все изменится, тогда были более-менее щадящие диеты. Со временем я считала себя все более страшной по разным признакам, появилось больше комплексов и ограничений в еде. В кризис же я думала, что только избавилась от большего слоя жира, и останется мне похудеть еще килограмм на 7-8 и я добьюсь идеала, тогда же питание на 100 калорий, голод казались для меня неотъемлемой частью похудения. Благо, до «веса мой мечты» – 38 кг – я так и не добралась.

    Во время болезни я упорно считала себя вполне здоровой. Когда же стало понятно, что похудение превращается во что-то маниакальное, пришлось заниматься эдаким самолечением, так как живу я в маленьком городе, где нормального психотерапевта найти сложно. Но организм лечить самой не решилась, ведь лучше довериться профессионалу, чтобы не доводить до точки невозврата. В большей степени мне помог коллектив, когда я перешла с домашнего обучения на обычное. Появилось активное общение, меньше места осталось для мыслей о еде и об ограничениях. Конечно, мне не раз хотелось снова похудеть, я лелеяла мысль о стройном теле и контроле над питанием, но когда я вспоминала все ужасы и последствия, мысли как-то сами собой исчезали.

    Честно говоря, форму сейчас я не поддерживаю. Я перестала думать о еде.

    В отличии от того, что было в 2015-м году, когда я могла четко отчитаться о своем питании за последний месяц, сейчас я не смогу сказать, что ела на завтрак, настолько еда перестала быть важной. Хотя, думаю, это тоже не очень хорошо, но все же лучше, чем бесконечные мысли о калорийности и времени приёма пищи. Но и это пришло не сразу. Сначала был период булимии, когда я каждый день съедала огромное количество еды, а потом гнобила саму себя и принимала горстку слабительного. Сейчас же такого нет, вес держится стабильно на отметке 55, что немало, конечно, но и не критически много и, несмотря на некоторые свои недостатки я полностью довольна своим телом.

    Я считаю, что все ментальные проблемы являются важными, и в особенности те, что доводят молодежь, еще подростков, до физических болезней и даже смерти. Бороться с анорексией надо, конечно, и начинать стоит с той же моды и красоты. Да, сейчас есть модели размера плюс, но ведь они совершенно не похожи на обыкновенных девушек на фотографиях, их нещадно фотошопят. Да, красивая картинка прежде всего, но сколько таких картинок привело к страшной болезни?

    Я очень чувствительный человек и на все всегда остро реагирую. Абсолютно незначительная мелочь способна вывести меня из состояния внутреннего равновесия. В 14 лет начался переходный возраст, много чего неизведанного, много чего нового. Еще я упрямая. И в один момент в мою голову пришла мысль – твоя внешность должна быть идеальной. А что это значит? Какие могут быть представления об этом понятии в этом возрасте? И в один день я резко начала есть в 2 раза меньше своего привычного рациона и активно изнурять свой организм физическими нагрузками. Еще повлияли экзамены ГИА. Мне так хотелось сдать их хорошо, что кроме учебы для меня перестало что-либо попросту существовать. Я перестала есть, только обедала (в основном, гречкой). Спортом занималась постоянно (ходила в зал).

    Все началось довольно спокойно, не было цели стать анорексиком, просто хотелось начать питаться меньше.

    Потом меня не покидало чувство, что я много ем и нужно уменьшать порции. Так и началось: с каждым днем ела все меньше и меньше. Спустя пару месяцев началось постоянное головокружение, где-то в это же время начали выпадать и тускнеть волосы. Постоянно ныли кости. Через 7-8 месяцев перестали идти месячные. Депрессия была, однозначно. Я замкнулась в себе. Чувствовала себя одинокой. Если кто-то выводил меня из привычного состояния – провоцировалась агрессия.

    Я ненавидела то, что я видела в зеркале. Чем худее я становилась, тем более мешковатые вещи я выбирала. На замечания других я не обращала никакого внимания, мне было не до них. Сначала окружающие, естественно, не понимали, что со мной происходит. В их глазах постоянно был шок и страх. Мне попался не самый дружный класс. И я знала изначально, что меня обсуждать будут. И будут делать это самым грязным способом (сплетнями и небылицами). Но тогда я настолько была погружена в самокопание, в свой маленький мирок, что мой мозг блокировал все, что происходит вокруг. Помню, что на линейке 1 сентября ко мне подошла учительница и сказала:

    «Ой, а я уже думала, что ты до осени не дотянешь».

    Не могу сказать, что было легко, но всё-таки эти люди ничего для меня не значили, и поэтому их слова меня не задевали. Родители же прошли со мной через ад, мы кричали друг на друга, плакали, когда у меня получалось смеяться – они и это делали со мной. У моей мамы есть вид самого тяжёлого (для меня) наказания – она смотрит мне в глаза настолько грустными и разочарованными глазами и молчит, не говорит ни слова, и тебе жить не хочется от чувства вины.

    К врачам я не обращалась, потому что не считала, что у меня есть какие-то проблемы. И я никогда не доверяла врачам. Повторюсь, благодаря родителям я справилась. Они в один момент перестали меня осуждать, а начали говорить, что они со мной, и что вместе мы все сможем преодолеть. Видимо, именно это мне было так необходимо, чтобы найти в себе силы что-то поменять. Курс реабилитации был очень тяжёлым. Я бы даже не смогла назвать его так. Просто в один момент мой организм решил, что ему СРОЧНО необходимо восполнить все, чего он был лишен практически год. И я начала бесконтрольно сметать любую пищу, которую только видела (особенно сладости, естественно). Поэтому за пару месяцев из 39 кг получилось 78 кг. И этот вес держался практически год. В этом весе мне было очень некомфортно, настроение постоянно скакало. И я поняла, что так с собой поступать нельзя. Перешла на здоровую пищу и спорт. К той худобе, которая была однозначно не хочу возвращаться. Мне хватило.

    Сейчас я вешу свои старые добрые 55-57 кг, питаюсь правильно, соблюдаю во всем баланс. Не для стройности, а потому что мой организм больше любит здоровую еду, чем фаст-фуд.

    Я закончила эту гонку за идеалом и стала наслаждаться собой и своей жизнью.

    Когда сильный стресс, я перестаю есть, к сожалению, такая жизнь сумасшедшая, что он случается нередко. Но мозг все равно дает сигналы о том, что что-то нужно в себя запихнуть. В такие моменты я пью горячее молоко. Я наконец-таки полюбила свое тело. Конечно, бывают периоды, когда хочется что-то исправить, но если хочется – беру и делаю, без фанатизма только.

    Если ты хочешь похудеть, обратись к диетологу, который поможет составить индивидуальный план питания и тренировок, не истязай себя голоданием и жестким диетами. Это того не стоит! Побереги себя, потому что анорексия – это не скорый путь к идеальному телу, а страшная болезнь, которая ломает жизни. Все, что ты получишь в итоге – изможденное тело, психические проблемы, обвисшую кожу и ослабленный иммунитет.

    www.ellegirl.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation