Боязнь общественного мнения

Боязнь общественного мнения.

В Коране Всевышний говорит:

????? ??????? ???????? ?????? ?? ???????? ??? ???????? ????? ?????? ??? ?????????? ???????????? ??? ???????????? ??????? ???????? ??

??????? ??? ???????? ????????? ?????? ?????????????? ??????? ?????? ????????? ??? ??????? ????????? ????????? ?????????? ??????????? ???

?????? ??????????? ????????? ????? ??????? ???????????? ???????? ?? ??????????? ???????? ?????????? ?????????????

«Из-за страха перед тем, что Фараон и его знать будут преследовать их, Мусе (Моисею) поверили лишь немногие потомки из его народа. Воистину, Фараон был деспотичным тираном на земле. Воистину, он был одним из тех, кто излишествует. Муса сказал: «О мой народ! Если вы уверовали в Аллаха и стали мусульманами, то уповайте на Него». Они сказали: «Мы уповаем на одного Аллаха. Господь наш! Не делай нас искушением для людей несправедливых. » (10:83-85).

Сегодня сменились Фараоны, но общество, к сожалению такое же развращенное, как и во время Мусы и Фараона. Мы часто видим, что люди не хотят, а точнее боятся принимать истину, т.е. уверовать в Бога и жить по Его законам. Почему так происходит?

Дело в том, что в то время, к сожалению, и сейчас в обществе, люди не признают Бога, не признают расчета в Судный день, считают себя свободными от расчета в Судный день за свои поступки. Поэтому они считают, что смыслом жизни остается лишь сама жизнь, точнее наслаждение этой жизнью. Естественно, в таком обществе критерием, которым руководствуется человек для оценки своих или чужих поступков, является выгода для себя.

Часто человеку доносится Истина, а именно: обоснованно аргументировано доказывается, что этот мир и человек в т.ч. созданы Создателем, что Коран – это инструкция (руководство) для человечества, ниспослано этим Создателем. В Коране разъясняется смысл создания человечества, разъясняется: как и по каким законам жить людям; разъясняется: что ожидает людей после смерти, в зависимости от их поступков в этой жизни. Причем, человек это опровергнуть не может и соглашается. При этом понимает, что тот образ жизни, который вел он, и все это общество – неправильный, является заблуждением и ведет к гибели. Но тут у него возникает страх – он боится менять свой образ жизни, свое поведение. Он понимает, что он, в этом случае, станет «белой вороной» в этом обществе, станет объектом посмешища и издевательств со стороны окружающих. Мало того, он видит, что те, кто принял Истину и осознанно изменил свой образ жизни, отказывают себе в том, в чем не принято отказывать себе в этом обществе. Например, к таким «благам», от которых придется отказаться, относятся: беспорядочная половая связь и распущенность, пьянство, и т.п. Также они видят, что те, кто принял Истину, еще и возлагают на себя обязанности, которыми не принято обязывать себя в этом обществе, например: пятикратная молитва, пост и т.п. Т.о., он видит, что тех, кто примет Ислам, ждет «тяжелая» жизнь.

Кроме того, в этом обществе, где выгода является основой, еще действует правило: «выживает сильнейший, точнее подлейший, причем, за счет других». Оно и понятно, когда каждый хочет максимум наслаждений для себя, кому-то эти наслаждения не достанутся.

Кроме того, часто видим, что люди боятся воспринимать Истину, опасаясь давления со стороны окружения: власти, общества, людей родственников, близких.

Например, он боится не только морального давления, но материальных последствий: начальник боится потерять пост или авторитет, кто-то боится потерять работу, кого-то могут и избить, от кого-то отвернутся родные, друзья.

Кроме того, человек понимает, что ему придется менять не только свой образ жизни, но и выступать против существующего разврата и критиковать образ жизни окружающих людей и общества, т.к. ему придется обосновывать свою позицию и отстаивать ее везде. Ведь окружающие, конечно же, попытаются каким-то образом повлиять на него, подчинить себе. Естественно, он становится «чужим» перед ними.

Все это я особенно ощутил, находясь в тюрьме, ибо здесь, в камере, люди круглые сутки находятся вместе, в одной камере дни, недели, месяцы…

Например, многие сокамерники боялись поговорить со мной откровенно, – как только у кого-либо из них завязывался разговор на религиозные темы со мной, тут же на него обрушивался шквал насмешек и издевок (как это и было с Пророком Мухаммадом (с.а.с.) и со сподвижниками). Бывало, что из-за этого тот, кто разговаривал со мной, смущался, уводил разговор на другие темы, либо оправдывался, говоря, что ему на всякую религию наплевать и т.п. А если же кто-то начинал еще и молиться, то он подвергался еще более сильному натиску насмешек и издевок. Сокамерники всячески запугивали его тем, что ему придется отказаться от «благ», которые я уже описал выше, а также придется возложить на себя некоторые обязанности, которые я также уже описал выше.

Бывало, что человек уже начавший было молиться, бросал молиться, не выдержав давление со стороны сокамерников, надеясь, что после этого натиск насмешек и отчуждение ослабнут. Хотя, при этом, он руководствовался не довольством Аллаха и не уповал на него, как сказано в Коране в аятах 10:84-85, а стремился к довольству людей, что было ошибкой с его стороны.

Этот человек, этим самым, не нашел успокоения, он не избавился от насмешек и издевательств, напротив, отношение к нему испортилось окончательно, как к человеку несерьезному, которому нельзя доверять. Количество насмешек и издевательств лишь увеличилось. Ведь в хадисе Пророк Мухаммад (с.а.с.) сказал: «Если человек ради довольства Аллаха пойдет против людей, то Аллах сохранит его от их зла. Если же человек ради довольства людей пойдет против Аллаха, то Аллах бросит его на произвол этих людей».

Мало того, этот человек, пытаясь добиться довольства людей и пытаясь оправдаться перед ними за свою «слабость», т.е. за то, что начал молиться, начинает сам насмехаться надо мной, и даже больше и агрессивнее, чем остальные.

Кроме того, сокамерники, насмехаясь надо мной, над религией Ислама, всегда приводят его в пример, показывая мусульман, как людей слабых, безвольных, ненадежных. И даже если кто-то и начнет молиться, его критикуют, приводя в пример того, кто бросил молиться, пытаясь посеять в нем сомнения. Здесь как нельзя подходят слова Всевышнего в Коране и «… не делай нас искушением для людей несправедливых!» (10:85) В данном случае тот, кто бросил молитву стал искушением для неверующих, соблазняя их к неверию.

Также Аллах сказал в Коране: «… одних из вас испытываем другими». 47-5

В данном случае верующий мусульманин испытывается неверующими, подвергаясь давлению с их стороны.

И если он уповает на Аллаха, как уже было сказано в Коране (10:84-85). И если он действительно верует в Него, он выдержит все испытания и добьется довольства Аллаха.

Также, в данном случае, неверующие тоже подвергаются испытанию: смогут ли они выслушать и принять Истину, или их гордыня помешает это сделать?

О, Аллах, позволь нам терпеливо донести всем Твое слово, укрепи наши стопы!

«Те, кто сказал: «Господь наш Аллах», и стоял на этом твердо, нет над ними горя, нет им печали. Они – обладатели Рая, вечно пребудут там за то, что сделали».

golosislama.com

9.5. Роль общественного мнения и СМИ в борьбе с терроризмом

9.5. Роль общественного мнения и СМИ в борьбе с терроризмом

«“Терроризм силен не числом и умением, а ОБЩЕСТВЕННЫМ МНЕНИЕМ”. Эта мысль принадлежит Яну Шрайберу — английскому философу, поэту. С 1976 г. он работает в криминологическом центре в Гарварде. По его словам, терроризм вызывает сложный комплекс — ненависти, восхищения, отчаяния, надежды и страха. Это кривое зеркало, но с мощным усилителем.

“Усилителем” как раз является масс-медиа.

Газеты и телевидение устроили из терроризма подлинный “университет миллионов”. Из самого страшного явления XX в. сделали всемирное шоу.

А главное для террористов — это жажда “паблисити”, аудитории, зрителей. Без них он погибает в буквальном смысле. Пример Ульрики Майнхоф: когда немецкие газетчики объявили забастовку и газеты не выходили три дня, она покончила с собой в тюрьме. <. > Существует странный симбиоз между средствами массовой информации и террористами: террористы поставляют на рынок информации пролитую ими кровь и прочие волнующие события, заполняющие главные колонки газет и кадры ТВ, а те взамен служат рупором терроризма и бесплатно дают ему рекламу»[152].

«21 мая 1975 г. в Штутгарте начался суд над “Группой Баадер — Майнхоф”. Двадцать подсудимых в течение года дружно опровергали показания двадцать первого — Герхарда Мюллера, утверждавшего, что “банда участвовала в акциях с летальным исходом”. Но в начале мая 1976 года началась забастовка прессы в ФРГ. Она повергла группу, и в особенности ее ядро, так называемую “стаммхеймскую четверку”, в отчаяние: вместе с публичностью исчезал драматизм ситуации. Судебные психиатры фиксировали у многих депрессию. И 4 мая Гудрун Энслин заявила, что группа берет на себя ответственность за три акции. Это был конец надежды на мягкий приговор. Ульрика Майнхоф через несколько дней покончила с собой»[153].

Анализ криминогенной ситуации в Российской Федерации свидетельствует о том, что преступные посягательства на жизнь и здоровье людей продолжают оставаться одной из самых острых проблем. Преступники физически устраняют не только неугодных им крупных хозяйственников, предпринимателей и финансистов, но перед угрозой возможного разоблачения организовывают убийства сотрудников правоохранительных органов, журналистов.

Высокий фон социальной агрессии стимулируется средствами массовой информации. По мнению исследователей, язык некоторых СМИ уже несет в себе скрытый заряд агрессии. Ниже будет изложено мнение по этому вопросу президента Петербургского общества защиты русской культуры Николая Милоченко.

Человека делает человеком память. Народ народом — историческая память. А язык — важнейшая знаковая система, в которой эта историческая память закодирована. Этот код во многом определяет нормы поведения, в том числе общественного. Небрежное обращение со словом (а русскому слову в высшей степени свойственна оценочность) можно считать преступным легкомыслием. Наводнение словаря, с одной стороны, иностранной лексикой, не укорененной в историческом опыте народа, а с другой — языком зоны оборачивается подменой понятий. И эта подмена зачастую парализует волю людей.

По мнению автора, вандализм был в известной степени запрограммирован, в том числе и некоторыми средствами массовой информации.

Возьмем, например, слово «фанат», которое появилось в словесном обиходе с подачи ряда СМИ. При этом, видимо, мало кто из журналистов задумывался, что «фанат» — производное от «фанатика», который, по определению, готов на все. Именно фанатики составляют ударный отряд глобального терроризма, в котором цивилизованный мир вдруг узрел для себя главную опасность.

Опошление ранее уважаемых понятий языковыми средствами достигла невиданного размаха. Прения в парламенте стали «разборками», словно речь идет о событиях в уголовной среде, защитники Родины стали «федералами», а сама Родина — сначала «совком», теперь — «этой страной». На «улицах разбитых фонарей» «профессионалам-киллерам» противостоят «менты». [154]

Третья волна терроризма, прокатившаяся по Европе за последнюю четверть века — условно объединим ее термином «политический терроризм», — оставила свои рецепты преступным организациям, общий признак которых явно сводится к одному неопровержимому определению: криминальные структуры. Когда правительство Италии «прижало» сицилийскую мафию, та ответила серией бомбовых взрывов против правительственных учреждений — почерк для нее совершенно новый, однако хорошо нам знакомый по деятельности «идеологических» боевиков. Равным образом и «АУМ Синрике» взяла на вооружение насильственные методы политических групп, считавших, что их «безвыходное положение» оправдывает любые средства достижения цели. Двадцать лет назад в мотивациях политических и уголовных группировок существовало отчетливое различие, теперь этот барьер стерт.

psy.wikireading.ru

Мужские страхи / барьеры при знакомстве (Часть 1-я) — Страх общественного мнения

Начинаю серию статей по мужским страхам при знакомстве.

По идее этого не должно быть. С детства мы хотим быть неуязвимыми, сильными и смелыми. Каждый в своих мечтах представляет себя победителем, который побеждает всегда и везде. Но это не так.

У мужчин в голове куча комплексов, которые не проходят сами собой, а только прогрессируют с возрастом – и особенно это видно в процессе проведения тренингов по знакомству. Разберём некоторые из этих страхов.

Страх общественного мнения

Мы все ориентируемся на социум..даже те, кто говорят, что это не так – просто они ориентируются на меньшую его часть.

Мы хотим, чтобы другие воспринимали нас положительно, хвалили нас.

Мы не хотим быть отвергнутыми обществом, быть публично высмеянными или, проще говоря, совершить ошибку на виду у всех.

Поэтому прежде чем сделать действие, которое приведут нас к результату в публичном месте – мы анализируем все за и против, стремясь максимально повысить шансы на положительный результат.

Именно это заставляет нас – мужчин – быть медленными, тормозить, делать вид, что мы не видим привлекательной девушки, которая проходит мимо, говорить об усталости или прикидываться, что она нам не нравится. На самом деле в наших головах происходит сложный процесс анализа — мы учитываем все плюсы и минусы, анализируем обстановку, прикидываем варианты развития событий…а девушка проходит мимо.

Если вы всё же делаете действие и подходите знакомиться – то будьте уверены, что окружающие мужчины скрыто, но с неподдельным интересом будут следить за вашими действиями.

Если вы будете успешны, то окружающие сделают вид, что ничего не видели. Но внутри подумают – я бы тоже так смог, просто он был первым

Если вас постигнет неудача – то окружающие усмехнутся или надменно улыбнутся – и подумают: правильно, что я ничего не делал – ведь я же был уверен что ничего не получится….это самооправдание — следующий мужской барьер

Как работать со страхом общественного мнения?

Вам необходимо сделать несколько вещей, которые будут нестандартны для социума и выставят вас в неприглядном или смешном виде. Ведь чтобы проработать страх – нужно идти ему навстречу, а не убегать ))

Почувствовав себя несколько раз смешным или в неблагоприятном виде – вы выработаете иммунитет. Сначала краткосрочный…а потом долгосрочный.

— любые публичные выступления

— действия, выделяющие вас из массы (от чтения стихов на улице – до прямых продаж в условиях ограниченного времени)

Надо сначала сделать что –то выделяющееся из общепризнанный стандартов – зато потом вам будет комфортнее и бесстрашно проводить знакомства.

Если очень страшно – найдите напарника (желательно человека, перед которым вы не будете бояться выглядеть смешными) и начать делать.

ru-psiholog.livejournal.com

АГЕНТЫ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ;

Жители Воронежской области, тинейджеры, крестьяне, прихожане Бла­говещенской церкви села Козлово Мышкинского уезда, профсоюзы, кото­рые что-либо считают, о чем-то заявляют, высказывают свою точку зре­ния, — все они выступают коллективными субъектами этих высказываний а значит, субъектами и агентами общественного мнения. Правда, масштаб степень внутренней солидарности, уровень знакомства внутри среды у них разные. Церковный приход — это община единомышленников, постоянно общающихся между собой на духовной почве. Тинейджеры — поколенчес-кая категория, члены которой не знают друг друга, но имеют сходные взгля­ды по многим вопросам благодаря одинаковому возрасту, интересам и со­циальным ролям. Разумеется, круг обсуждаемых вопросов и формируемое по ним мнение будут иметь в этом случае совершенно различное содержа­ние. Крестьянство как класс выражает социально значимые проблемы, и его мнение представляет публичный интерес. Нередко оно оказывает решаю­щее влияние на судьбы страны. Напротив, мнение локальной общности компетентно только в пределах своих первичных интересов и носит скорее частный, а иногда и узкогрупповой интерес. Соответственно, разными бу­дут способы канализации и отстаивания своего мнения. На парламентские слушания могут выноситься, к примеру, вопросы, связанные с крестьян­ством или профсоюзами, но мнение при­хожан или трудового коллектива там даже не будет заявлено.

К другим социальным агентам 68 , дей­ствующим в этом политическом поле, П.Шампань относит, в частности, продав­цов опросов, социологов и политологов, советников по коммуникации и полити­ческому маркетингу, журналистов, а также СМИ в целом, которые пытаются воздей­ствовать на слушателей и телезрителей с тем, чтобы превратить их в «группы под­ держки», манипулировать их сознанием. На переломе XIX и XX столетий в поле зрения социальных ученых оказались факты совместного поведения людей. к которым критерии «классического» группового подхода оказались явно неприменимы. На первый взгляд, это были те же общности индивидов, при­чем иногда весьма внушительных размеров, но они демонстрировали иные формы поведения, а именно: 1) возникали как бы случайно, не по плану и не в связи с определенной целью; 2) существовали очень непродолжительное время, т.е. могли создаваться и распадаться буквально на глазах. К негруппо­вым типам общностей относились два главных — толпа, которую Г. Тард от­носил к негативной солидарности, и более «воспитанная» и цивилизованная публика (позитивная солидарность). Где-то между ними «притулилась» об­щественность, сущность, природу, функции и механизмы функционирова-

1 Слово «agent» происходит от того же «agem» («действовать»), что и «act», «action» («действие») и «actor» («действующий»).

ния которой ученые до конца еще не осмыслили. В подобные общности объе­диняются представители самых разных профессий, национальностей, клас­сов и возрастов. Считается, что важнейшим их свойством является то, что они носители особого, специфического типа сознания, который называют мас­совым сознанием. И это обстоятельство вовсе не мешает им оставаться субъек­том (актором, агентом) общественного мнения.

Сегодня нам кажется, что общественное мнение существовало во все времена и было присуще всем слоям населения. Но это далеко не так, хотя выше, касаясь истории, мы говорили о том, что общественное мнение воз­никло очень давно. Правда, историки уточняют, о чем идет речь. Совсем недавно, 100 лет назад, общественное или, как тогда называли, публичное мнение позволялось иметь и высказывать далеко не всем. Оно было при­вилегией высшего сословия — дворянства. Даже духовенство не имело права на него, поскольку считалось, что публичное мнение о важных политичес­ких, социальных и культурных делах вправе высказывать только светские люди, каковыми дьяконы и протоиереи не являлись. В своем «Сочинении о сибирской администрации» тобольский протоиерей А. Сулацкий высту­пает за «гласность» и более широкие возможности общественной самодея­тельности. Он пишет о том, что «в настоящее время едва ли где есть осно­вание мыслить, что публичное мнение может быть только там, где есть дво­рянство. Публичное мнение возможно всюду, где есть общество и где членам оного даны средства выражать это мнение печатью, а поэтому если гласность необходима в России вообще, то для Сибири она представляется крайнею насущною потребностью, без гласности невозможно дальнейшее существо­вание этого края. » 69 . Решающий фактор, определяющий общественное мнение, — функционирование средств массовой информации, которые формируют восприятие социальной реальности и отношение к ней. Сред­ства массовой информации — еще один игрок на символическом поле об­щественного мнения. Особенно активно ими пользуются так называемые лидеры общественного мнения.

studopedia.su

История изучения общественного мнения в России;

Первые опросы в России были проведены в 1864 г. по инициативе местных органов самоуправления (земств) и некоторых губернских газет, заинтересованных в изучении читательской аудитории. В 1870-е гг. развернулось комплексное изучение мнений читателей в России. «Интересным исследователем мнения народа о прочитанных книгах был С.Ан-ский (С.А. Раппопорт). Он первым применил метод включенного наблюдения при изучении мнений и духовной жизни слушателей, с которыми проводил громкие читки… Первые опыты по научному изучению того, что читает народ, каким путем поступает к нему книга, что думает читатель о прочитанном, связаны с программными исследованиями. Первая такая программа была разработана Д.И. Шаховским… Глубокое изучение мнений читателей о выпускаемых «книжках для народа» провел в конце XIX в. выдающийся библиограф, писатель, специалист по психологии чтения Николай Александрович Рубакин… По существу, Рубакиным был проведен социологический анализ отношения читателей к книгам, дана типология читателей, сгруппированы и проанализированы мотивы, которыми руководствуются разные группы при оценке тех или иных книжек».[20]

К концу XIX в. направления тематики опросов изменилось: на первый план вышло изучение вопросов социальной гигиены, условий труда и быта, бюджетов семей рабочих и служащих. «Пожалуй, первым в российской социологии широкое определение общественному мнению и его роли в жизнедеятельности общества дал Вениамин Михайлович Хвостов. Он пишет: «Мы называем общественным мнением то отношение, которое общество принимает к какому-либо вопросу или событию, причем члены общества сознают свою солидарность в воззрениях по данному вопросу. Таким образом, в состав нашего определения входят два признака: 1) солидарность отношения группы лиц к известному вопросу, 2) сознание с их стороны этой солидарности… На этом и основано значение общественного мнения как социальной силы. Всякая идея неизбежно стремится к реализации; тем с большей силой стремится к осуществлению идея, за которою стоит масса людей, ею воодушевляемая и сплачиваемая»… Хвостов отмечает зависимость развитости и дифференциации общественного мнения от ступени общественного развития».[21]

Надо отметить, что специальные массовые эмпирические обследования общественного мнения по общественным проблемам развития России до революции не проводились. Это было связано с тем, что общественные условия в дореволюционное время не способствовали развитию социологии общественного мнения. В советский послереволюционный период изучение общественного мнения также в основном осуществлялось среди читательской аудитории. Также практиковался анализ мнений, высказываемых в средствах массовой информации, для изучения механизмов и эффективности пропаганды.

В первой половине XX в. исследования с помощью опросов резко сужаются. Опросы проводятся (как источник закрытой партийной информации, но результаты их уже с середины 1930-х гг. практически не публикуются). Лишь в конце 1950-х гг. («оттепель») возрождается интерес к социологии. В 1958 г. была создана Советская социологическая ассоциация. В 1960 г. при газете «Комсомольская правда» начинает работать Институт общественного мнения под руководством Б.А. Грушина. В 1964 г. при ЦК ВЛКСМ создается группа социологических исследований под руководством В.Г. Васильева. В 1968 г. был создан Институт конкретных социальных исследований Академии наук СССР. В это время изучение мнений и предпочтений российской общественности проводилось в рамках исследований в области социологии труда, социологии печати и т.д. Наибольшее распространение получили массовые опросы о досуговых занятиях и жизненных планах россиян.

В 1960-70-е гг. лидирующее положение получили два направления эмпирических исследований: 1) изучение механизмов формирования общественного мнения в локальных опросах, 2) разработка методологии и создание проектов общенациональных опросов.

Можно выделить несколько успешно выполненных проектов. Институт общественного мнения «Комсомольской правды» (1960-1965 гг.) – «первый в истории страны исследовательский центр, поставивший своей задачей проводить массовые опросы населения… его рождение не было случайностью… Объяснение факта лежало в серьезных исторических подвижках в общественном сознании общества, случившихся в стране в пору хрущевской оттепели… В рамках…собственно научной программы главная задача ИОМ «КП» сводилась к производству разнообразной по содержанию и надежной по качеству информации о состоянии общественного мнения в стране… эта задача решалась Институтом с самых первых шагов его деятельности на основе самообразования… работы по овладению общественным мнением как предметом эмпирических исследований и социологического анализа. Речь шла прежде всего о выработке определенного понимания самой социальной и гносеологической природы изучаемого феномена… работу по фиксированию и измерению этого феномена приходилось начинать в обстановке, когда не было ответа на главный вопрос «Существует ли в стране действительное (а не мнимое) общественное мнение?»… удалось понять самое важное: что общественное мнение – это одна из форм существования и выражения не «всенародного», не группового и не классового, а так называемого массового сознания. Подобное понимание оказалось чрезвычайно плодотворным… помимо всего прочего, оно обнаруживало, что общественное мнение может быть и бывает «всяким»… на первом этапе своей деятельности, с мая 1960 г. по октябрь 1963 г., Институт провел шестнадцать исследований».[22]

В 1967 г. было положено начало проекту «Таганрог», в котором ставились задачи повышения эффективности идеологической работы партии и государства, осуществляемой с помощью средств массовой информации, разнообразных форм устной пропаганды. В рамках таганрогского исследования была создана методологическая лаборатория исследователей общественного мнения под руководством Б.А. Грушина. Результаты деятельности этой лаборатории были опубликованы под названием «47 пятниц». Широкую известность получило исследование читательской аудитории газеты «Правда», осуществленное под руководством В.Э. Шляпентоха.

«Вторая в истории страны служба изучения общественного мнения была создана в конце 1969 г. в стенах за год до того возникшего Института конкретных социальных исследований АН СССР… постановлением Секретариата ЦК КПСС от 10 декабря 1968 г. одним из приоритетных направлений в работе Института объявлялось «изучение общественного мнения по важнейшим вопросам внутренней и внешней политике Советского государства».[23]

В начале 1980-х гг., после июньского (1983) Пленума ЦК КПСС, появляется новый социальный запрос на изучение общественного мнения. В Институте социологических исследований создается центр изучения общественного мнения. Налаживаются контакты с аналогичными центрами за рубежом. Были проведены советско-японское (В.С. Коробейников) и советско-финское (В.А. Мансуров) исследования о том, как воспринимается образ данной страны гражданами страны-партнера. В 1987 г. создается Всесоюзный центр изучения общественного мнения по социально-экономическим вопросам при ВЦСПС и Госкомтруде СССР (ВЦИОМ) во главе с Т.И. Заславской (заместители – Б.А. Грушин и Ю.А. Левада).

К середине 1990-х гг. в каждом крупном регионе Российской Федерации создается как минимум один профессионально подготовленный региональный центр. Подобные службы стали опорными базами новых общероссийских центров – Фонда «Общественное мнение» (А.А. Ослон, Е.С. Петренко), Службы «Vox Populi» (Б.А. Грушин) и др. В 1995 г. была создана Российская ассоциация изучения общественного мнения и маркетинга (президент – Ю.А. Левада).

В целом же изучению истории исследований общественного мнения в России и за рубежом уделялось пока недостаточно внимания, поэтому основная работа в этом направлении еще впереди.

studopedia.su

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation