Чувствую что у меня шизофрения

Психиатр прав? У меня шизофрения?

Том третий, ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Известен так называемый софизм древних, состоящий в том, что Ахиллес никогда не догонит впереди идущую черепаху, несмотря на то, что Ахиллес идет в десять раз скорее черепахи: как только Ахиллес пройдет пространство, отделяющее его от черепахи, черепаха пройдет впереди его одну десятую этого пространства; Ахиллес пройдет эту десятую, черепаха пройдет одну сотую и т. д. до бесконечности. Задача эта представлялась древним неразрешимою. Бессмысленность решения (что Ахиллес никогда не догонит черепаху) вытекала из того только, что произвольно были допущены прерывные единицы движения, тогда как движение и Ахиллеса и черепахи совершалось непрерывно.

Принимая все более и более мелкие единицы движения, мы только приближаемся к решению вопроса, но никогда не достигаем его. Только допустив бесконечно-малую величину и восходящую от нее прогрессию до одной десятой и взяв сумму этой геометрической прогрессии, мы достигаем решения вопроса. Новая отрасль математики, достигнув искусства обращаться с бесконечно-малыми величинами, и в других более сложных вопросах движения дает теперь ответы на вопросы, казавшиеся неразрешимыми.

Эта новая, неизвестная древним, отрасль математики, при рассмотрении вопросов движения, допуская бесконечно-малые величины, то есть такие, при которых восстановляется главное условие движения (абсолютная непрерывность), тем самым исправляет ту неизбежную ошибку, которую ум человеческий не может не делать, рассматривая вместо непрерывного движения отдельные единицы движения.

В отыскании законов исторического движения происходит совершенно то же.

Движение человечества, вытекая из бесчисленного количества людских произволов, совершается непрерывно.

Постижение законов этого движения есть цель истории. Но для того, чтобы постигнуть законы непрерывного движения суммы всех произволов людей, ум человеческий допускает произвольные, прерывные единицы. Первый прием истории состоит в том, чтобы, взяв произвольный ряд непрерывных событий, рассматривать его отдельно от других, тогда как нет и не может быть начала никакого события, а всегда одно событие непрерывно вытекает из другого. Второй прием состоит в том, чтобы рассматривать действие одного человека, царя, полководца, как сумму произволов людей, тогда как сумма произволов людских никогда не выражается в деятельности одного исторического лица.

Историческая наука в движении своем постоянно принимает все меньшие и меньшие единицы для рассмотрения и этим путем стремится приблизиться к истине. Но как ни мелки единицы, которые принимает история, мы чувствуем, что допущение единицы, отделенной от другой, допущение начала какого-нибудь явления и допущение того, что произволы всех людей выражаются в действиях одного исторического лица, ложны сами в себе.

Всякий вывод истории, без малейшего усилия со стороны критики, распадается, как прах, ничего не оставляя за собой, только вследствие того, что критика избирает за предмет наблюдения большую или меньшую прерывную единицу; на что она всегда имеет право, так как взятая историческая единица всегда произвольна.

Только допустив бесконечно-малую единицу для наблюдения — дифференциал истории, то есть однородные влечения людей, и достигнув искусства интегрировать (брать суммы этих бесконечно-малых) То же должна сделать история.

otvet.mail.ru

У меня . кажется шизофрения

У меня по-моему все симптомы шизофрении — не отделяю внутреннего мира от внешнего, негативное отношение к близким, мания преследования органами, мысли, что все обо мне думают, анализируют поведение и т.д. Была у врача , принимаю таблетки, скажите, может ли быть реальное действие другого человека на мою психику или мое поведение продиктовано депрессивным характером.

Может из-за жары?

шизофрения, когда голоса слышишь.Вполневозможно депессия,или сильно мнительная.Нет здоровых людей, у каждого естькакие то отклонения в психике.

Если человек признает себя сумасшедшим, значит еще не все потеряно.)))С ним можно работать.

И кому это вы так насолили, чтобы воздействовать на вас на расстоянии? Или вы президент государства или корпорации какой-то? От вас зависят судьбы многих людей? Вы политическая фигура, или ворочаете миллионами? Короче не думаю что вас кто-то там преследует. Смените врача.

а какие органы вас преследуют? почки, печень?

тоже боялась ,что у меня шизофрения,пошла к врачу. Он сказал что еслиб она у меня была,я никогда бы этого не поняла и считала бы себя норм человеком,просто дипрессия сильная,теперь всё хорошо,вылечилась))

Девушка, это называется ПМС

а что врач-то сказал? а то у Вас все как-то запутанно. если это и не шиза, то что-то еще похуже, мания величия есть точно — надо же, все только о Вас и думают, анализируют)))) Уймитесь, автор, всем на Вас плевать

шизофрения это когда раздвоение личности

Знатоки собрались. Автор почитайте про эту болезнь. У кого вы здесь спрашиваете?

шизофрения врождённая болезнь

Неправда,шизофрения может настигнуть любого и в любом возрасте

Автор, не накручивайте себя. Правильно вам сказали, если бы у вас была шизофрения, вы бы никогда в этом не признались. А вообще у вас мнительность обыкновенная и стремление к самокопанию. Просмотрела недавно книгу по психиатрии,сделала вывод, что я вообще ни одного нормального человека не видела. Так что не накручивайте себя! ))))))

Фрезершизофрения врождённая болезньНеправда,шизофрения может настигнуть любого и в любом возрасте

Не настигнуть, а проявится. И не в любов возрасте, а в 80% случаев примерно с 18 до 25 лет. Как и эпидепсия. Шизофрения это вообще не болезнь, а целая группа болезней. Только разновидностей протекания штук 7 не меньше, а уж симптомов так куча. И с шезофренией можно был вполне дееспособным. У меня на курсе, например, была девушка с шизофренией, проявилась она на 4-м курсе, но она закончила универ всё же.

А я вполне бы могла стать автором данного вопроса. На фоне жары у меня был сильнейший ПМС. Я чуть соседа не прибила за то, что он пришел с гулянки в 2 часа ночи и стал раздвигать диван, я так орала, думала в психушку заберут точно. Нервы надо лечить, но как? Это не очень-то и просто. Особенно в наше время.

Шизофреники сама не осознают того. что они такие. А если вы задаетесь этим вопросом, то у вас этой болезни точно нет, а если что и есть, то может просто нервишки шалят, переутомление или депрессия. У вас это наверно, после какого-то стресса? Скорее всего, но никак не шиза.

а я не поняла, как это — не отличаю внешний мир от внутреннего? приведите пример, пожалуйста

Шизофрения это две разные личности в голове. Бывает одна, другая ночью. Бывает, что обе одновременно — тогда припадок.

Рецепт такой: "шавасана". Набираем в яндексе и начинаем упорно тренироваться.

1. поправка: . одна — днем, другая — ночью.

2. Если удастся поставить способности под контроль — будешь гением.

3. Что значит, не отделять внешний мир от внутреннего? Визуальные галлюцинации? А если признаться самой себе только для самой себя, а не для врача — есть ли уверенность, что внутреннее — это только внутреннее.

aмбивалентность признак шиз-и — двойственное отношение к одной и той же ситуации. так пишут .у себя такое часто наблюдаю, но я вроде адекватная личность.

При шизофрении нарушается критика, т.е. осознание себя больным. Депрессия может манифестировать начало шизы, но только при реальной депрессии человек ПОНИМАЕТ, что ему плохо, и ищет помощи. А при шизе увы нет!

шизофрения ведь прогрессирует постепенно

у меня сейчас тоже мягко говоря не совсем хорошее эмоциональное состояние..

я тоже задаюсь таким же воопросом!

на ранних стадиях можно не осознавать свою болезнь помойму. не хочу идти к врачу с такими подозрениями так как многие относятся к этому..с каким-то презрением чтоли..или страхом(я сама опасаюсь неадекватных людей,а еще больше боюсь стать одним из них)

но по ходу ответит мне на вопросы только специалист!

у меня сын не знаю что и думать : пришел из армии весь заторможенный.прячется от людей и не хочет ни с кем общаться.делать ничего не хочет. Водила к психиатру-сказали.что это шизофрения.я не поверила водила по всем врачам-

делали МРТ головного мозга.энцефаллограмму-отклоненений не выявили .В феврале этого года — попытка суицида и как результат-психушка.что делать дальше

большинство из вас не шизофреники, а ипохондрики.

Найти врача-психиатра хорошего. Это непросто, мы нескольких врачей прошли, пока нашли своего.

Зато теперь я точно знаю, что есть надежда на излечение или хотя бы долгую ремиссию.

И сын ходит к врачу без напряга. Сначала ни за что не хотел, но врач на то и врач, чтобы добиться контакта с больным.

30. это не обязательно шизофрения. может, депрессия. тогда желание убить себя является вполне нормальным в этой ситуации.

Автору — да, у вас психоз. Впринципе легко может прогрессировать в шизофрению.. Можно сказать, очень лёгкая е форма.Нарушения мышления на этой стадии, наверное, легко убираются. Да и шизофрения лечится.И е могут даже не поставить, после первого вызова психиатров. Кстати — закономерный результат депрессии.

9. ген шизофрении, предположительно, есть у каждого. просто при депрессии ( нехватки элементов, влияющих на сохранение человека живым, убивающих или частично стирающих эмоции)начинается шизофрения.

Признаки психоза снижает то, что снижает признаки депресии. Мне даже кажется, что, возможно, расстрйства деятельности мозга, зачастую — признак депрессии. ИМХО.

хрен там.у меня с 19 лет началась.сейчас 20

Ой, ну тут и знатоки собрались! Кто в лес, кто по дрова! Голоса — это галлюцинации, псевдо или продуктивные, уже другой вопрос . Раздвоение личности к шизофрении не относится ни каким боком. Синдром так и называется- биполярное аффективное расстройство. Дамочка, которая думает, что страдает шизофренией: а вы знаете, что каждый сотый человек на Земле этому подвержен? В ваших симптомах нет ничего криминального, возможно, переутомление и стресс. Нейропсихотики ни в коем случае не пейте, они подавляют личность, и человек медленно превращается в овощ.

Неспящая,а какой выход тогда ещё можно найти? Я беременна,аборт делать поздно,да и не хочу быть убийцей.у меня бред и агрессия

Понимаю что много времени прошло, но пред тем как написать что шизофрения это раздвоение личности прочтите хотя бы симптомы, потому что раздвоением называется диссоциативное расстройство идентичности, вообще вам советую прочитать книгу Мэтью Маккея — "как победить стресс и депрессию" особенно про автоматические мысли и их анализ.

Что у меня тогда мания величая если я чувствую себя как дочь короля?

хаа, да наверное+слабоумие

русский бы подтянула, а то дочь короля да безграмотна

У Интерауры есть интересная технология для лечения шизофрении http://www.interaura.net/skat Скачать можно на складчике https://skladchik.com/threads/ИНТЕРАУРА-Лечение-и-профилактика-Шизофрения-ЭКСКЛЮЗИВ.65634

Пользователь сайта Woman.ru понимает и принимает, что он несет полную ответственность за все материалы частично или полностью опубликованные им с помощью сервиса Woman.ru.

Пользователь сайта Woman.ru гарантирует, что размещение представленных им материалов не нарушает права третьих лиц (включая, но не ограничиваясь авторскими правами), не наносит ущерба их чести и достоинству.

Пользователь сайта Woman.ru, отправляя материалы, тем самым заинтересован в их публикации на сайте и выражает свое согласие на их дальнейшее использование редакцией сайта Woman.ru.

Использование и перепечатка печатных материалов сайта woman.ru возможно только с активной ссылкой на ресурс.

Использование фотоматериалов разрешено только с письменного согласия администрации сайта.

Размещение объектов интеллектуальной собственности (фото, видео, литературные произведения, товарные знаки и т.д.)

на сайте woman.ru разрешено только лицам, имеющим все необходимые права для такого размещения.

Copyright (с) 2016-2018 ООО «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Сетевое издание «WOMAN.RU» (Женщина.РУ)

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ №ФС77-65950, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи,

информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 10 июня 2016 года. 16+

Учредитель: Общество с ограниченной ответственностью «Хёрст Шкулёв Паблишинг»

Главный редактор: Воронова Ю. В.

Контактные данные редакции для государственных органов (в том числе, для Роскомнадзора):

www.woman.ru

Я уверена, что у меня шизофрения!

Здравствуйте! Меня зовут Дарья, мне 18 лет, я из города Москвы, учусь в Российской правовой академии на 3 курсе. Сразу хочу предупредить, что это письмо будет очеееень длинным, потому что я хочу чтобы Вы меня поняли и помогли разобраться, что же все-таки со мной происходит. Итак, все началось после расставания с моим молодым человеком. Начну по порядку. В 16 лет у меня появились первые отношения с молодым человеком, который был старше меня на 3 года и длились они всего 1,5 года. И я настолько сильно и быстро в него влюбилась, что просто не могла существовать без него-именно существовать. Я его очень любила, как мне тогда казалось и мой молодой человек (Илья) меня тоже. Я знаю, что у него ко мне была по настоящая любовь, а как я сейчас понимаю у меня к нему-нет. У меня к нему была любовная зависимость (созависимость)- я это понимаю и знаю, так как после случившегося я сразу же побежала к психологу узнать причину моего поведения. А поведение мое заключалось в том , что на протяжении года я не высыпалась-спала по 2-3 часа в сутки, естественно училась на дневной форме обучения (учусь), параллельно у меня в семье происходили жуткие вещи-отец всю жизнь избивал маму и на сколько я себя помню всегда пил и очень по долгу и по много. То есть, на протяжении почти года, приходя домой, я присутствовала при скандалах и естественно участвовала в них. Я еще с детства боюсь за маму, что отец с ней что-то сделает. Всегда ее защищала, как морально так и физически. Так вот, я испытывала хронический стресс и стала какой-то раздражительной, очень быстро уставала, было плохое настроение и меня ничего не радовало, кроме Ильи. Он был светом в конце туннеля для меня. Так вот, все произошло, когда я была у него дома-готовила ему покушать, и вот насколько я помню, у меня в голове проносится мысль-» все, я больше не люблю Илью, я к нему ничего не испытываю!» После этих мыслей я чуть не умерла-в прямом смысле! Как я сейчас понимаю меня накрыла паническая атака-меня резко затошнило, закололо в сердце, затряслись ноги и руки и потемнело в глазах, было чувство, что вот-вот и умру. И это именно из-за того, что я разлюбила Илью, именно, что останусь без него! Вот, после этих мыслей я действительно на Илью стала смотреть, как на чужого человека-я ни чувствовала к нему ни любви, ни тепла и т.д. Я стала испытывать к нему раздражение и какое-то отчуждение и меня настолько это пугало, что я просто чувствовала отчаяние и безысходность. Я заболела, я не хотела жить, я практически ничего не ела. Я ни хотела никого видеть, я только жила мыслью о том, что чувства вернутся. Для меня это приравнивалось к смерти. Для меня это был ШОК!В итоге, я так ничего не сказала ему, что больше не люблю его, а стала притворяться и ждать пока чувства вернуться, потому что я просто не могла в это поверить. Я искренне надеялась, что это пройдет, что все это временно и все обязательно будет как раньше! Но я ошибалась. Со временем, отношение мое к нему становилось только хуже, но я никак это не показывала, а наоборот заставляла-ИМЕННО ЗАСТАВЛЯЛА снова полюбить его. Я заглатывала свои истинные чувства и старалась полюбить его. Так я прожила, мучаясь и притворяюсь 6 месяцев. В итоге мне стало совсем плохо, я просто не могла с ним находится в одной комнате, Вы представляете? Я не выдержала и через слезы и истерику, я ему сказала, что надо расстаться. И для меня это было таким шоком, я как будто упала с 30 этажа. Мне было настолько больно, что я упала в обморок. Илья привел меня в чувства, сказал, что любит меня и что если мне так будет лучше, он готов отпустить меня, лишь бы я была счастлива. Все. На этом все и закончилось. Он собрал все мои вещи, отвез меня домой. Быстро со мной попрощался и ушел. я даже не успела ему ничего сказать. Я стояла наверно еще минут десять около квартиры, переваривая, что же произошло. Затем, я захожу домой и просто теряю сознание. Мама привела меня в чувства, она кстати была в курсе во всем. Я заплакала и мама тоже. Я очень долго плакала, винила себя, что все так произошло, что я не хочу жить без него, я просто не знаю как это делать, я потеряла почву под ногами. На следующее утро я проснулась с мучительно пустотой внутри. Я ничего не хотела, я просто не хотела просыпаться. Была сильнейшая апатия, у меня пропали чувства и эмоции, я не хотела жить. При одном только упоминании об Илье меня накрывала паническая атака. Я выбросила все вещи, которые мне о нем напоминали, я просто не могла их видеть. Удалила все фотографии и все, что с ним связано. Мне было очень больно. Прожила я так где-то около 3-х недель и было настолько плохо, что я решила пойти к невропатологу-вегитологу (детский психиатр), посоветовавшись с мамой. Врач, услышав мою историю, выписал мне АД ( флюноксол, амитриптилин, анафранил), пропила около 2-х месяцев. Результат был, но не очень сильный. Затем, мне надо было ехать к бабушке в деревеню. И тут начались странности, которые очень меня пугали: у меня пропали чувства и эмоции-совсем! Пропали чувства к родным, я не чувствовала себя живой, я не понимала себя, чувство отдаленности от своего тела, как будто душа отдельно от тела, мир воспринимался каким-то нереальным, на данный момент тоже также все воспринимается-искаженное восприятие себя, людей и окружающего мира. Мир чужеродный, какой-то отчужденный, как будто я нахожусь во сне. Людей воспринимаю как-то не так. Как просто какой-то биологический вид. Как будто они для меня просто какие-то существа, особи или как будто существа с другой планеты. И мысли по типу-почему я-это я, я живое существо и т. д. как-то странно осознавать себя человеком. Что я вообще существую, что мир существует. Очень сильный страх сойти с ума, во общем я так понимала, что у меня деперсонализация и дереализация, затем мне надо было идти на учебу в академию и тут началось еще хуже-я вообще не выходила из состояния, когда мне не хотелось никого видеть и слышать. Я целыми днями могла сидеть у себя в комнате, занимаясь своими делами или размышляя о чем-то своем. Мне не хотелось встречаться с друзьями или звонить им, отвечать на их сообщения и письма. Я даже иногда специально притворялась, что я заболела чтобы не идти в академию, потому что понимала, что придется общаться с людьми. Я когда появлялась на учебе, словно играла роль веселой жизнерадостной девочки, которой всегда являлась до определенного момента. Словно одевала маску, хотя внутри было очень угнетенное состояние. Когда мне кто-то звонил, я не брала трубки или просила домочадцев сказать, что меня нет. И дело не в том, что мне было неприятно с кем-то общаться, просто это казалось таким сложным и невыполнимым, я даже не знаю как объяснить это чувство. Как будто, чтобы с кем-то заговорить надо превозмочь себя и бросить на это все силы, всю свою волю. С другой же стороны меня мучило чувство одиночества. Мне иногда очень хотелось пообщаться, но вроде как-то было не интересно, но видя как другие люди между собой общаются и как им весело, мне становилось тяжело. И еще даже если мне не хотелось общаться, я все равно искала внимания к себе, чтобы кто-то меня заметил, не знаю как это объяснить. Но как только я понимала, что в таком состоянии я могу провести вечность-меня это очень сильно пугало, т.к. молодость проходит мимо меня. Вот, а затем я перестала понимать смысл всего-абсолютно. Дошло до того, что я не понимала зачем люди работают, зачем люди любят друг друга. Появилась дикая боязнь, что я больна шизофренией! Страх того, что я не буду любить своих детей или что я стану бомжом, то есть навязчивые страхи, которые меня преследовали еще долгое время. Я даже когда смотрела фильм или читала книгу и видела проявление каких-либо чувств героев-я их НЕ ПОНИМАЛА!! И меня это очень сильно пугало. Не понимала своих эмоций, чувств, есть они вообще или нет. Очень часто казалось, что это никогда не кончится, что я не смогу полюбить теперь, что у меня не будет никогда друзей. Постоянно подваленное состояние, постоянно искала в себе всякие психические болезни (сейчас тоже ищу). Была на приеме у психотерапевта, поставили мне диагноз- затянувшийся невроз. Но я во всем сомневалась, мне казалось, что никто не сможет мне помочь, очень часто посещали мысли о самоубийстве. Психотерапевт пропагандировал гипноз, но мне он не помогал. Я решила, что мне этот способ не поможет и решила обратиться в психиатрическую клинику. Психиатр меня внимательно выслушал, провел со мной тесты, указывающие на шизофрению, так как первое, я ему сказала, что меня мучает деперсонализация и дереализация. Врач сказал, что нет у меня никакой шизофрении, что я вообще не похожа на такого пациента, но все же я настояла на повторное тестирование, результат был таким же. Тогда врач, сказал, что для еще более точной уверенности может поговорить с моей мамой. Я конечно же согласилась. Мама с доктором разговаривали достаточно долго. Мама по просьбе врача, рассказала всю историю моей жизни, от рождения до настоящего времени. Рассказывала, что как только родилась уже улыбалась. что всегда была самым жизнерадостным, позитивным и очень эмоциональным человеком. так вот, после беседы с мамой, врач уже точно мне сказал, что ни о какой шизофрении не может быть и речи и даже вялотекущей (шизотипическое расстройство), и поставил мне диагноз тревожно-депрессивное расстройство. Назначил мне нейролоптик-сероквель( для начала 25 мг), антидеприсант- феварин (50 мг). Так вот, перед тем как пойти к врачу я страдала еще и бессонницей, и когда я выпила сероквель в дозировке 25 мл меня просто вырубило через 15 минут. Я еле-еле доползла до кровати и проспала 15 часов. Это очень удивило моего врача, и он сказал, что это еще одно доказательство, что у меня нет никакой шизофрении, так как у таких людей минимальная дозировка 500-600 мг, а меня с 25 унесло. Затем, врач отправил меня к психотерапевту. Прозанималась с психотерапевтом достаточно долго и пила таблетки. После таблеток в меня словно впустили жизнь-мне стало легко общаться появился какой-то интерес к жизни, но тема Ильи до сих пор была под запретом. С психотерапевтом мы занимались с моими страхами и с темой созависимости, т.к. такая реакция на расставание была именно из-за нее. Вот дальше у меня научились зимние каникулы, праздники и я перестала ходить к ПТ. Затем я уехала к бабушке, а потом в Краснодар. Но все же меня еще мучали навязчивые страхи, страх шизофрении и я постоянно искала другие психические заболевания, такие как: бредовое расстройство, а именно сеситивный бред отношения, паранойя, биполярное-аффективное расстройство. Постоянно искала в себе всякие недостатки характера. Стала изучать свой характер, изучать себя. Постоянная паника-начиталась про этот бред отношения, про то, что шизофреники не чувствуют тепла к близким. Начиталась и применила к себе, теперь такое ощущение, что я вижу все эти симптомы у себя, включая этот бред отношения. Постоянно контролирую свои мысли и поступки. Постоянно копаюсь в себе. Паника, тревога, что я больна, ведь это приговор для меня. Я этого посто не перенесу. Еще мне кажется у меня развивается паранойя. Это проявляется, например, в том, что я как-то шла по улице в шляпе (это для меня не привычный головной убор, поэтому чувствовала себя не очень комфортно в нем) и на другой стороне дороги стояли девушки, и когда я проходила мимо них они засмеялись и мне показалось, что они смеются надо мной, что я иду в шляпе-это ведь и есть бред отношения или паранойя, правильно? Или я буду ехать в метро и на меня будет смотреть молодой человек, я ведь буду думать, что я ему понравилась (хотя мне все всегда говорили, что я очень красивая девушка, что на меня всегда засматривается мужской пол, но меня эти мысли все равно пугают) это ведь и есть сенситивный бред отношения, а значит начало шизофрении. Еще пример: я поднималась домой по лестнице и вижу лежит зажигалка, хотела взять и тут мысль в голове:» а вдруг там бомба?» Я понимаю, что там нет никакой бомбы, но эти мысли меня погубят. Или еще пример: когда я стою на платформе в метро и ко мне близко подходит человек, я сразу пугаюсь и думаю, если человек подходит так близко, то значит, что он от меня что-то хочет, но потом я понимаю, что этот человек от меня ничего не хочет, он просто ждет поезд также, как и я! Я больше так не могу. Это либо из-за очень низкой самооценки, либо у меня реально сенситивный бред отношения или паранойя! Спасибо, что дочитали до конца! Для меня это очень важно. Прошу Вас помогите мне, пожалуйста, это и правда начало шизофрении?

В том, что ты пишешь, я шизофрении не вижу, думаю, что другие меня в этом поддержат.

Хотелось бы понять, ты пишешь :

«И тут начались странности, которые очень меня пугали: у меня пропали чувства и эмоции-совсем! Пропали чувства к родным, я не чувствовала себя живой, я не понимала себя, чувство отдаленности от своего тела, как будто душа отдельно от тела, мир воспринимался каким-то нереальным, на данный момент тоже также все воспринимается-искаженное восприятие себя, людей и окружающего мира. Мир чужеродный, какой-то отчужденный, как будто я нахожусь во сне. Людей воспринимаю как-то не так. Как просто какой-то биологический вид. Как будто они для меня просто какие-то существа, особи или как будто существа с другой планеты. И мысли по типу-почему я-это я, я живое существо и т. д. как-то странно осознавать себя человеком. Что я вообще существую, что мир существует.»

Это до сих пор так? Прошло? Как долго длилось, длится?

Как у тебя с взаимоотношениями с другими людьми? Ты часто ссоришься, обижаешься, агрессивно реагирует на других?

Или ты более мягкий, положительный в общении, безконфликтный тип?

Привет! Спасибо за ответ! Ты

Привет! Спасибо за ответ!

Ты знаешь в принципе это прошло, но не до конца. Если я чем-то занята, то это исчезает полностью, если об этом думать, то-возвращается.

У меня именно проблема в том, что людей воспринимаю как существ просто-это тоже дереализация или что-то другое?

Просто в интернете не нашла ничего подобного и меня это просто ужасает.

Длится это около полугода. Отношения с людьми хорошие, но часто у меня нет такого большого желания общаться.

И меня это пугает. Я наверно просто не долечилась. Нужен хороший психотерапевт, пока не могу себе этого позволить(

А что отвечает твой лечащий

А что отвечает твой лечащий врач, когда ты спрашиваешь о том, что людей воспринимаешь, как существ?

Я не спрашивала тогда, когда

Я не спрашивала тогда, когда лечилась.

А сейчас у меня нет возможности пойти к специалисту.

А ты болеешь, есть какие-нибудь симптомы?)

Было бы интересно пообщаться с такими как я

Да,я болею, у меня ОКР,

Да,я болею, у меня ОКР, депрессия и бессонница.

Но я понимаю, о чем ты пишешь. У меня была сильная дереализация, деперсонализация как побочка от медикаментов, а слабая дереализация бывает и теперь, если не высыпаюсь. Тебе полюбому нужно к врачу, диагноз невозможно ставить виртуально, мы можем здесь лишь сравнивать симптомы или наши состояния. Но по твоему описанию, по тому, как ты излагает свою проблему видно, что у тебя нет шизофрении, это симптомы невротического плана.

Попробуй это прочитать, я думаю, что очень похоже.

Спасибо! А сколько по времени

А сколько по времени это длится у тебя?)

Вбей в YouTube Вероника Степанова или Алексей Красиков-эта два психотерапевта, которые отвечают на вопросы таких как мы.

Я для себя много полезного нашла и про окр,депрессию и дереализацию.

Посмотри, может, что и найдешь для себя))

Спасибо, у меня долго это

Спасибо, у меня долго это все, бессонница с 17 лет, а все остальное постепенно добавилось. У меня это тоже от стресса в семье тогда все началось, просто я не лечилась тогда и со временем все только усугубилось.

Я посмотрела пока только некоторые рассказы Красикова.

Излагает он достуно и понятно. Даже кое что для себя новое открыла, правда негативное.

Но я думаю, что ты теперь все же согласишься, что у тебя невроз, по описанию и интуитивно вероятно можешь это для себя определить.

А что негативного ты для себя открыла?

Просто я постоянно сомневаюсь.

Больше всего меня волнует, что у меня может быть бредовое расстройство.

Я захожу в вагон поезда, сажусь на свободное место. Рядом со мной сидели молодые люди кавказкой национальности и что-то бурно обсуждали. Боковым зрением я заметила, что они меня разглядывают. И тут у меня поехала крыша окончательно. Я сразу подумала, что я им понравилась и что они сейчас меня обсуждают. Далее я очень испугалась этих мыслей, так как подумала, что это бред отношения, который бывает при шизофрении.

Затем я выхожу из вагона и вижу боковым зрением, что они тоже встали и выходят.

И у меня сразу мысль, что они выходят за мной!

Это ведь и есть бред отношения?

Я очень этого боюсь, я просто не вынесу этого!

Ты веришь в то, что они тебя

Ты веришь в то, что они тебя будут преследовать до самого дома например, что бы определить твое место жительства, а потом как нибудь подкараулить тебя, например? Или ты понимаешь невозможность такого поступка?

В этом например будет разница между бредом и неврозом.

Я слушала про Депрессию и ОКР на фоне депрессии и расстроилась. У меня по видимому именно этот вариант.

Нет, я понимаю невозможность

Нет, я понимаю невозможность такого поступка.

А вот сейчас задумалась, представила, что они бы могли проследить за мной и почему-то на мгновение согласилась с этим! И так понимаю, накроет сейчас ПА.

Я не знаю, что со мной, сейчас перечитываю все это и понимаю, что я точно с ума схожу.

Но даже если и ПА накроет, то

Но даже если и ПА накроет, то не будешь же ходить и рассказывать об этом, что вот, за мной будут следить или уже следят, и в таком духе, понимаешь? У меня здесь женщина по соседству живет, у нее шиза или что-то из этой серии, так она всем рассказывает, а вдруг за мной будут следить, а вдруг меня изнасилуют?

v2.fobii.net

Я уже 2 года я чувствую себя просто роботом или мертвецом. Лечится ли это?

Здравствуйте. Заболевание, если это называть так, началось я не знаю когда, я просто очнулся как то и осознал, что я очень изменился. Скорее даже мир мне сказал, что я не вписываюсь в его жизнь. Проявления такие как полное безразличие к окружающему миру, людям и животным, населяющим его. Если я хочу испытать какие нибудь эмоции, то либо иду смотреть что то страшное, либо читать что то познавательное. Но с этим труднее, так как все меньше и меньше интереса остаётся. Я буквально вытягиваю из себя желание продолжать жить, это и желанием то не назовёшь, скорее базовый рефлекс психики. Чувствую, что тупею, безразличие к интиму и отношениям. Ощущение, что я умер и мир вокруг это остаточной эффект, который я все ещё вынужден видеть, но я не чувствую себя живым. Меня беспокоит лишь то, сколько я ещё продержусь здесь. Я наблюдался у психотерапевта во время армии и меня туда не допустили, написали, что у меня латентная шизофрения, хотя я в себе шизанутость не ощущал вообще. В последнее время самоубийство мне не кажется чем то неправильным и не красивым. Скорее это способ перезагрузки и все сильнее и сильнее мне хочется выйти из этого странного мира и избавиться от себя, освободится и стать чем то более осмысленным ил наоборот. Вопрос, возможно ли такое лечить когда это уже стало твоей сетью и основой? Заранее спасибо.

Автор вопроса: Илья Возраст: 22

На вопрос отвечает психолог Картвели Эрика Шалвовна.

Изменить свою жизнь Вы желаете, а иначе к чему это письмо. Это самое главное. Давайте проанализируем инфомацию из письма, Вы самостоятельно примите решение, от этого будет зависеть, начнёте ли Вы действовать Илья, как взрослый человек или продолжите плыть по течению, как лист, упавший с дерева по реке жизни. Все реки куда-то текут и становятся частью чего-то большего.

«. началось я не знаю когда, я просто очнулся как то и осознал, что я очень изменился»

Просто так ничего не бывает. Этому предшествовал период, когда Вы интересовались определёнными вещами, когда Ваше внимание было направлено на познание тех истин, которые постигаются через жизненный опыт, религиозные откровения. «

«. мир мне сказал, что я не вписываюсь в его жизнь.»

Илья, Вы уже в этой жизни. Значит Ваше существование имеет смысл для мира,( что Вы под этим понимаете,определите для себя). Даже, если Вы не вписываетесь (смею предположить, что Вам трудно найти единомышленников, ведь обыватель озабочен банальными интересами, что мало привлекает Вас), то это только Ваше субъективное ощущение, а если подумать, то Человек сам определяет во что ему вписываться. Мир велик и возможности его огромны.

«. полное безразличие к окружающему миру, людям и животным, населяющим его.»

Это бывает. Вы рассуждаете обобщенно. Возможно разочарование в ответ на Вашу открытость и стремление слиться с тем, что было Важно для Вас Илья!

Далее Вы пишите:

«Если я хочу испытать какие нибудь эмоции, то либо иду смотреть что то страшное,»

Эти «какие-нибудь» эмоции помогают Вам понять и принять ценность жизни(в частности своей).

Вы можете дифференцировать эти эмоции? Попробуйте это сделать в следующий раз. Вспомните ситуации, которые вызывают у Вас такие же эмоции. Вероятнее всего они не были Вами конструктивно разрешены. Не было поддержки или Вы оказались бессильны(возможно из-за возраста или неопытности).

«. либо читать что то познавательное»

Познание не подкреплённое деятельностью, может вызвать пресыщение. Ведь человек имеет способность к познанию, а это инструмент, который помогает творить, преобразовывать жизнь, двигаться поступательно(выбор направления такого движения за человеком-это вечный выбор между добром и злом)

«Но с этим труднее, так как все меньше и меньше интереса остаётся.»

Мир беспределен, а Вам все меньше интересно, значит причина в том, что эти знания Вы не применяете на пользу этому миру, а значит и себе. Начните делать что-то, эффект бабочки работает)

«. вытягиваю из себя желание продолжать жить. скорее базовый рефлекс психики.»

Скорее инстинкт выживания. И он даёт Вам время осознать и изменить путь, обрести смыслы. Вот она ценность взаимосвязи низшего с высшим.

«. тупею, безразличие к интиму и отношениям. я не чувствую себя живым. беспокоит лишь то, сколько я ещё продержусь здесь.»

Вы уверены, что кроме здесь, есть ещё там? Не решив проблему здесь, Вы вполне можете перенести её туда. Так стоит ли дезертировать и менять шило на мыло?

«. наблюдался у психотерапевта. у меня латентная шизофрения. в себе шизанутость не ощущал вообще.»

Кто ж её может ощутить, ведь это не зубная боль, а весьма субъективный диагноз. Что мешает найти хорошего специалиста и избавится от этого ярлыка? Есть альтернативная служба. Вам надо начать что-то делать.Тогда и чувства появятся.

«. самоубийство мне не кажется чем то неправильным и не красивым. это способ перезагрузки»

Это не является очевидным практическим выводом. Это умозрительная конструкция. Ведь после «перезагрузки», компьютер может и не включиться, если далее следовать такой аналогии. Одно дело, когда Вы просто обновили операционку и перезагружаетесь, а другое дело, если сломали и пытаетесь оживить.

Вы живой человек, кроме разума обладаете телом и вот именно с этого уровня(телесного), Вам надо начать своё возрождение. Начните с движения. В какой форме, выбирайте сами или со специалистом.

«. хочется выйти из этого странного мира и избавиться от себя,»

Это может быть билет в один конец.

Хотите почувствовать себя богом?

Последствия такого дезертирства весьма плачевны по свидетельствам духовных учителей различных религий. Если тут не справляешься, то и там не сгодишься.

«. освободится и стать чем то более осмысленным ил наоборот.»

Готовы к НАОБОРОТт.е. пустоте?

«Вопрос, возможно ли такое лечить когда это уже стало твоей сетью и основой?»

В этом мире возможно Всё. Имеет смысл пройти свой путь до конца хотя бы поэтому Илья. А что касается сети и основы, то Вы сплели эти сети, Вам их и распутывать. Основы подмываются чистотой разума. Создадите с помощью специалиста другэт основу.

Всё в Ваших силах. Каждому даются испытания по силе.

Без усилий мало что достойное получалось. Мой ответ Вам Илья-ДА, стоит!

psycabi.net

Чувствую что у меня шизофрения

Откуда ты здесь взялся?

Я спустился на кухню и заварил себе кофе с корицей. Сладкий запах наполнил мои лёгкие, и стало так тепло-тепло и уютно. Я снова открыл дверь своей комнаты. Мне хотелось как можно скорее попасть туда, в свой маленький мирок, где никто не посмеет тронуть меня, где я — закон и порядок. Но моя территория была нарушена. Каково же было моё удивление, когда, открыв дверь и зайдя в комнату, я увидел на своей кровати мальчика, склонившегося над блокнотом. Его темные волосы были неаккуратно разбросаны по лицу, губы сосредоточено поджаты. Моим карандашом, в моём блокноте он плавно выводил какие-то линии, не обращая ни малейшего внимания на меня.

Я стоял в ступоре и наблюдал за тем, как он рисовал. А рисовал он красиво. Я не видел рисунка, но уже знал, что он превосходный художник. Потому что сам процесс захватывал.

Наконец, повернувшись ко мне, он улыбнулся, протянул мне блокнот и с такой же широкой улыбкой спросил:

С трудом оторвав взгляд от необычного гостя, я посмотрел на рисунок. На потрепаном листке бумаги был нарисован я — самый настоящий я. Я видел впервые этого парня, а он нарисовал в мельчайших подробностях мой портрет. Даже ненавистная родинка на виске.

Я не находил слов, чтобы что-то ответить. Парень пытливо и воодушевленно смотрел на меня.

— Откуда ты здесь взялся? — спросил я, так и не придумав ответа.

— Как откуда? — лицо парня выразило неподдельное удивление. — Вошёл через окно.

— Но я даже не знаю тебя, — промямлил я.

О господи, что происходит? Я стою и мямлю перед каким-то странным художником, которого я вижу впервые, а он смотрит на меня так, будто это я ворвался через окно в его комнату. А окно действительно было открыто, осенний ветер трепал занавески. В окно залетел багровый лист клёна.

Он встал с кровати, подошёл ко мне, протянул руку и коротко отрезал:

Я на автомате пожал его руку.

— Ну, вот, кажется, теперь всё в порядке, — сказал он и сел обратно на мою, ещё не заправленную кровать.

А я так и остался стоять около двери в недоумении и в своей странной пижаме.

Винсент удивленно взглянул на меня.

В ступоре я повиновался и стеснительно сел на краешек своей кровати.

— Что ты как не родной-то, а?

— Да я, мать вашу, впервые тебя вижу, — вспылил я.

— Зато я тебя — нет.

— Я Винсент. У тебя память как у рыбки — 3 секунды. Хочешь я научу тебя рисовать?

— Давай, — почему-то ответил я. Я идиот?

Я сел ближе к нему.

— Нарисуй меня? — сказал Винсент, состроив щенячьи глазки.

— Я не умею, — растерялся я.

Я начал наносить штрихи на чистый лист. Откуда не возьмись на листке появились контуры его лица.

— Подожди, немного не так.

Он взял моё запястье и начал подправлять подбородок. Его лицо было очень запоминающимся. Появились красивые большие глаза и аккуратный вздернутый нос, тонкие губы. Скулы.

— Видишь, у тебя прекрасно выходит.

Вот с листка на меня смотрели его глаза. Никогда в жизни не подумал бы, что смогу нарисовать… такое. Он был невероятно реалистичным.

— Ладно, мне пора. Ещё увидимся, –сказал Винсент. Он забрался на подоконник, схватился за ветку дерева — и вот его уже нет в моей комнате. Я подбежал к окну и увидел его, бредущего по улице. Винсент оглянулся и помахал мне рукой. Скоро он скрылся из виду, а я продолжал смотреть на дорогу.

В комнату зашла мама.

— Ты чего окно-то раскрыл, продует же! — воскликнула она. Но не посмела подойти и закрыть. Я давно обозначил, что это только моя территория. Я закрыл окно. Мама взглянула на рисунок, лежащий на кровати.

— Доминик, ты рисуешь? А кто это?

— Винсент, — ответил я так, будто это было элементарно.

— Винсент? Это кто?

— Не знаю, — признался я то ли ей, то ли себе самому.

Привет, мой друг.

На перемене я рисовал, наслаждаясь новыми открытыми способностями. Мне было плевать на вся и всё. Я просто хотел вернуться домой и увидеть распахнутое окно и Винсента на кровати. И я рисовал его. Я помнил каждую черту его лица. Я настолько ненавижу себя, что никогда бы не смог сказать, что я делаю что-то хорошо, но я потрясающе рисую. Казалось, что Винсент сейчас сойдёт с этого листа и сядет рядом. И он сошёл. Я услышал сопение над ухом, обернулся, и там был он. Сидел рядом и разглядывал рисунок.

— У тебя получилось даже лучше, чем в первый раз.

— А ты здесь откуда?

— Как откуда? — спросил он с такой же интонацией, как и вчера. Это заставляет меня чувствовать себя идиотом.– Залез через окно.

Я посмотрел на окна, потом вдруг встрепенулся.

Он рассмеялся и ответил:

— Шучу, на этот раз через дверь, как простой смертный, — он закатил глаза и слелал выражение типа «До чего же мне пришлось снизойти».– Здравствуйте, разрешите представиться — Винсент, ваш новый одноклассник.

Это было уже больше похоже на правду, поэтому я просто поверил. Какая вообще разница. Я первый раз в школе с кем-то, кроме учителя, разговариваю. Мои одноклассники по-моему вообще сомневаются, что я умею.

Теперь у меня есть друг. Пожалуй первый. И единственный.

— Что-то вяленько тут у вас.

Он достал плеер с наушниками и протянул один мне. Заиграла музыка. Моя любимая музыка. Мне стало настолько весело, что я — вечно стесняющийся, забитый мальчик — забив на всех, просто встал и побежал. Винсент понял все давно. Картина маслом: коридор, слоняющиеся туда-сюда школьники, а мимо них бегут два придурка и, блять, поют. Ха! Идите в задницу! Мы бежали и просто орали на всю школу, приковывая к себе взгляды подростков и учителей. Последние, видимо, поняли, что лучше не связываться. ‘I’m not okay! I’m not okay! I’m not okay! You wear me out’

Прозвенел звонок. Но идти на историю — дело простых смертных, а мы не простые смертные. Я вошёл в кабинет, не обращая внимания на недоумевающие взгляды учителя и одноклассников, взял вещи и свалил.

Мы побежали ко мне домой.

— Ну что, дверь для смертных?

Крикнул Винсент и полез на дерево.

Я бросился за ним, но в ступоре остановился перед деревом.

— Ты чего? — спросил парень.

— Я не умею по деревьям лазить.

— О господи, — сказал Винсент именно так, как я представлял себе, — ты мне надоел. Какая разница? Погнали!

С горем пополам я взобрался на дерево и перепрыгнул на подоконник. Мы упали на кровать и смеялись. А в голове: ‘I’m not okay! I’m not okay! I’m not okay! You wear me out’

Неожиданно в комнату (через дверь естественно, смертные ж) ввалились полицейские. От их вида я ещё больше рассмеялся. Потому что понял: только что в окно забирался в свой же дом. По ходу соседи вызвали ментов. Они сумасшедшие?

— Хэй, я здесь живу так-то, — ответил я на немой вопрос в их глазах.

— И зачем вы лезли в окно?

— А зачем вы вошли в дверь?

Итог: полицейский в ахуе от того, что я такой дерзкий, я в ахуе от того, что я такой дерзкий, Винсент в ахуе от того, что я такой дерзкий.

Я сунул менту свой паспорт и ткнул в место жительства. Он кивнул и вышел. Ха! Просто все понимают, что лучше не связываться с таким шизиком, как я.

А в голове ‘I’m not okay! I’m not okay! I’m not okay! You wear me out’

Мне насрать, кто он. Ему насрать, кто я. Но, кажется, он и так обо мне всё знает. А что знаю я? Он хорошо рисует, и он научил меня.

Ещё он рисует красиво, имея ввиду сам процесс. Он красиво закусывает губу, когда прорисовавыет что-то сложное. Красиво сердится, когда что-то не выходит. Я восхищался им. Он стал за такой короткий срок моим идеалом, моим кумиром, моим божеством. Я хотел быть им. Весь такой тонкий, будто просвечивающий, казалось, что переломится сейчас под тяжестью воздуха. За всю жизнь у меня не было ни одного друга, и самый первый – человек, лучше которого никогда не найти.

– Что мы будем делать? – спросил Винсент, не отрывая взгляда от блокнота с рисунками.

– Мы. Пойдём гулять.

В любой непонятной ситуации иди гулять.

Он был грустным. И я был грустным. Мы шли по пустой улице. Казалось, что эти фонари по обочинам горят только для нас двоих. Освещают дорогу нам двоим. Это была наша дорога, наш путь, и сейчас мы были одним целым.

– Где ты живёшь вообще? – спросил я Винсента, который опять тусовался в моей комнате.

– Ну, где придётся. То в подвалах, то в подъездах, то на теплотрассах. – Винсент начал перечислять, загибая пальцы, но обернулся и, заметив мои глаза размером с блюдца, сказал,– шучу.

Помолчав немного, он спросил:

– Почему ты грустный?

Что я должен ответить? Что чувствую себя никому не нужным куском дерьма? Или что ненавижу себя за то, что я – это я, уродливое чмо? Что я ненавижу себя? И сейчас меня раздражало всё, что могло раздражать, но больше всего – пустая баночка моего антидепрессанта.

– Мои таблетки закончились.

– Зачем тебе таблетки?

– За тем, что я чувствую себя плохо.

– Съебываем отсюда. За мной, моя депрессивная принцесса.

Он вылез в окно, а я за ним следом.

Он быстрым шагом пошёл в неизвестном мне направлении.

Вдруг он заорал на всю блять улицу:

– Черт возьми! Почему ты никогда не рассказывал об этом волшебном месте!

В его глазах горел восторг. Я пытался понять, о чем он, ибо перед нами был только какой-то старый, хуевенький детский сад.

Винсент побежал и вскарапкался по забору. Он рванулся к старой скрипящей карусели. Он раскручивал её и смеялся, а я просто смотрел на него, не в силах веселиться. А от этих мыслей мне стало ещё грустней. Подбородок дрогнул, к горлу подступил ком. Карусель пустовала. Я обернулся в поисках Винсента, но никого не было рядом. День ещё впереди. А я в гордом одиночестве поплелся домой.

Дома никого не было. (Очень двусмысленно). Я поднялся в комнату и запер на ключ дверь. В комнате был бардак. Лениво раскидав по местам вещи, я сел на кровать, обхватил руками колени и стал ждать. Чего? Или кого? Я надеялся, что как всегда неожиданно увижу Винсента в своей комнате. Я сидел и ждал, стараясь не уснуть. Но происходило ровным счётом ничего. Я в порыве злости и отчаяния вскочил с кровати и распахнул окно. В комнату ворвался холодный воздух и сразу начал хозяйничать в моей комнате: раздувать занавески, разность по комнате мои бумажки, перелистывать страницы блокнота. Но Винсента не было.

Я не заметил, как уснул.

Проснулся я от холода. Уже начало смеркаться. Но Винсента не было. Это было первой мыслью, посетившей мою бренную голову. Я боялся, что он не придёт. Он оставил меня одного. Умирать. Даже без гребаного антидепрессанта. В голову лезли мысли. Ужасные мысли, от которых я не мог сбежать. Я вспомнил все моменты, которые трагически изменили мою жизнь. Я чувствовал себя дерьмом. Я хотел повернуть вспять время, хотел, чтобы всё сейчас было не так. Бежать. Хотелось бежать. Но куда и от чего? Я чувствовал, как горячая струйка побежала по щеке. Я сделал кофе. Сладкий кофе и зажал в руках кружку. Но я не грел ладони. И обжигал их. Я чувствовал боль, пронизывающую руки. Я сидел в темноте, в одиночестве. Не оставляйте меня одного. Пожалуйста.

– Пожалуйста. Не отставляйте меня одного,– шептал я вслух.

– Пожалуйста. Помогите мне,– всё громче повторял я. Но никого не было рядом. Я был один.

– Я ненавижу тебя, – кричал я. Я хотел, чтобы Винсент услышал. Жутко холодно, но я боялся закрыть окно.

– Прости меня, прости. Умоляю прости меня,– шептал мне на ухо Винсент. А я расплакался.

– Забери меня отсюда.

– Куда?и– спросил он.

– Я рядом,– шепнул он,– ты не один.

Я чувствовал, как он тихо сопит рядом. Будто почувствовав на себе мой взгляд, он приоткрыл глаза. Он был лохматый, мятый и тёплый ото сна. Винсент посмотрел мне в глаза. Они были светло-голубые. Как лёд. Только на меня смотрели с теплом, с лаской, с любовью. С любовью?

— Прости меня. Прости, что меня не было рядом.

— Ты рядом сейчас.

Он улыбнулся уголками губ, дотронулся под одеялом до моего локтя и провёл вниз по руке до ладони. Его пальцы были теплыми, а не ледяными, как обычно. Он задел мою ладонь. Я поморщился от боли. Кажется, держать в руках кружку с кипятком — хороший способ селф-харма. Винтент взял за запястья мои руки и достал их из-под одеяла. Он привстал. /Всмысле Винсент. Время зашкварных шуточек/

— Что с твоими руками? — с самым серьёзным выражением лица он посмотрел мне прямо в глаза.

— Я обжегся. Когда готовил кофе.

Он внимально глядел на мои ладони. Он задел указательным пальцем кончик моего среднего и медленно стал вести им вдоль по ладони, едва прикасаясь к ней.

Он вел пальцем дальше, от запястья к локтю, прямо по шрамам от порезов. Он смотрел внимально, изучая моё тело. Он дошёл до рукава мешковатой футболки. Она была велика мне размера на три. Он оторвал палец, но снова задел им мою кожу на плече, не прикрытом тканью. Он провёл дальше, по ключице. А моя кожа покрывалась мурашками. Всё это было так странно, непривычно и… Как?

Он задел мою шею, отчего я немного поёжился, и провёл по щеке. Он смотрел на меня, но я не мог понять, куда именно. Он не открывал взгляда от меня, а я от него. Он смотрел на мои губы.

— От тебя пахнет корицей, — сказал он, когда, наконец, пришёл в себя.

— Ты действительно хочешь это сделать? — ужаснулся я.

— Он сам виноват, — Винсент закатил глаза, и это было так мило, что я едва сдержался, чтобы не засмеяться, — нечего ключи оставлять. Вот и пусть познакомится с этой суровой реальностью и враждебным окружающим миром.

Он оглянулся и воскликнул:

Недолго думая, я запрыгнул на байк и повернул ключ зажигания. Винсент осторожно взял меня за талию. А какой-то парень бежал позади и орал:

— Слезь с моего мотоцикла быстро, урод!

В парне я узнал мальчика из параллельного класса.

Но я нажал на газ. Винсент прижался ко мне, сжимая изо всех сил. Мне казалось, что я задохнусь. Но я чувствовал его тепло. Каким же идиотизмом было угонять байк у здорового парня, даже не умея водить. Но водить мотоцикл было довольно просто по прямой дороге. Давишь на газ и едешь. И мы ехали. На глазах у озлобленного парня мы торжественно уезжали в закат. И сейчас я был самым счастливым человеком в мире. Я чувствовал адреналин в моей крови. Я чувствовал тепло прижавшегося ко мне Винсента. Мы приехали куда-то на окраину города. Дальше был только лес и ни единой души. Только мы вдвоём.

— Винсент, может вернем парню байк, а?

Тот добродушно усмехнулся в ответ.

— Вернем, Доминик, мы же хорошие мальчики.

Как он был красив. Нет, не закат, я даже внимания на него не обращал. В хрустальных глазах Винсента отражался лес и бордовая полоса над ним. Я знал, что краем глаза он наблюдает за мной и видит, как нагло я пялюсь на него. Он старался сдержать ухмылку, но я видел искорки в его глазах.

Я был бы в шоке от такого сервиса. Парень нервно курил на крыльце своего дома, когда мы подкатили к нему на украденом байке. Мы быстро слезли с него убежали, оставив бедного пацана в шоке. Нам же после этого ещё в школу идти, он убьёт нас!

Мы пришли домой. Уже было совсем темно, и я включил слабую настольную лампу.

Винсент уселся на кровать, а я рядом. Он опустил глаза и спросил вдруг:

— Ты считаешь меня красивым?

От неожиданности я даже переспросил.

— Ты считаешь меня красивым? — невозмутимо повторил он.

Я не знал, что ответить. Я считал, да, я определённо считал. Все его движения, его голос, его глаза — всё восхищало меня в нём.

— Да, — тихо сказал я. Он слегка улыбнулся.

— Да, — шепнул я. Не знаю почему, но я покраснел.

Он придвинулся ближе ко мне.

— Спасибо, — так же тихо сказал он после долгого молчания.

— За то, что ты со мной.

Я посмотрел на него и встретил взгляд хрустальных глаз. Он был так близко, что я чувствовал его тепло.

— У тебя выпала ресничка, — сказал он и коснулся пальчами моей щеки. Он наклонился ближе. Я боялся пошевелится, по телу разливался жар. Я закрыл глаза, повинуясь каким-то странным инстинктам внутри меня. Он аккуратно поцеловал меня в уголок губ. Я открыл глаза. Его не было в комнате.

Я чувствую, что счастлив

— Я и сегодня не хотел приходить, — грустно улыбнулся он.– Просто боялся оставить тебя. Поэтому снова здесь.

Я вспомнил лёгкое прикосновение его губ, теплое и влажное.

— Ты и так оставил меня на целый день.

— Вечер — самое лучшее время, ты так не думаешь? Мне нравится вечером в этой комнате. Нравится, что мы наедине, что горит только тусклая настольная лампа.

Повисло тяжёлое молчание, и я задал вопрос, на который и сам не знал, что ответить.

— Что ты чувствуешь… ко мне?

— Я чувствую, что счастлив, когда вижу открытое окно. Я чувствую, что счастлив, зная, что ты без меня не можешь. Я Обожаю запах корицы, но корица вообщем-то ни при чём. Больше не стоит говорить ни слова. А ты?

— Я чувствую, что счастлив, когда ты пододвигаешься ближе ко мне, — он улыбнулся и подвинулся ближе, — Я чувствую, что счастлив, когда понимаю, что ты рядом со мной. Но я даже не знаю, кто ты.

Он был близко ко мне, слишком близко. Я наклонился к его губам. Он подался вперёд. Я боялся. Не знаю чего, но меня трясло от страха. Почему я делаю это? Почему я этого хочу? Он уткнулся мне в плечо. Он приподнял голову и посмотрел мне в глаза. Я нежно прикоснулся к его губам. Он ответил на поцелуй. Внутри всё замерло.

В океане вода превратилась в ртуть.

Закрывай глаза. Продолжай тонуть.

Он спал на моём плече. Теперь мы засыпали всегда вместе. Теперь он всегда был рядом. Теперь я не был одинок. Он стал всем для меня, моим миром, моим океаном. И я тонул.

Я слышал, как шептались за нашими спинами. ‘Это ненормально’– говорили они. Это было единственной фразой, которую я слышал. Но я знал, любить — это нормально. Винсент всегда говорил мне это, когда я нервничал из-за пристальных взглядов. Он снова пропадал и появлялся из ниоткуда. Но его исчезновения не волновали больше меня, я знал, что он вернётся, я знал, что он меня не оставит.

Дома меня ждала мама. По её просьбе я всё же заходил через дверь. Печальным взглядом она встретила меня, печальным взглядом проводила в свою комнату.

— Доминик, — услышал я её голос из своей комнаты, — спустись, пожалуйста.

Я открыл дверь и вышел. Она сидела вся потрепаная, усталая на кухне.

— Ты будешь ужинать? — спросила она. Я чувствовал себя маленьким мальчиком, совершившим какую-то пакость и отчитывающимся перед строгими родителями. Но мать не было строгой.

— Нет, мам, спасибо, — не задумавшись, ответил я.

— Когда ты ел последний раз?

— Но я ел! — воскликнул я.

Да ел, кажется. Кажется… Два дня назад? Я ужаснулся, поняв, что не ел уже два дня. Я не замечал этого. Но всем этим мыслям было не место в моей голове. Сейчас я вернусь в свою комнату. Там Винсент, я знаю.

— Доминик, ты же знаешь, что я очень люблю тебя.

— Да, да, мам. Я пойду, ладно?

Я знал, что Винсент наверху. Он ждет меня, мой мальчик скучает. Я нервно перебирал в руках шнурок толстовки.

— Может, тебе стоит показаться врачу?

— Что? Зачем? Ведь всё в порядке? Я сейчас поужинаю, я голоден.

Я готов впихать всё, что угодно в себя, только позвольте мне вернуться в свою комнату

— Что ты делаешь? — мать перевела беспокойный взгляд на мои руки и шнурок в них, точнее то, что осталось от шнурка. Она тряхнула головой, словно отгоняя назойливых мух. Но я знал, что этими мухами были мысли, — Впрочем… Доминик, это мистер Гилберт. Он очень хороший человек. Ты бы мог побеседовать с ним.

Я только сейчас заметил высокого, статного мужчину с бородой и усами, стоящего в сторонке.

— Может мы поднимемся в твою комнату, Доминик? — сказал он приятным, низким, бархатным голосом.

Пускать кого-то в свою комнату? Я и маме-то не разрешаю заходить в свой маленький мирок, океан. А тут какой-то странный мужик. Что он там забыл? Но в моей комнате Винсент. Я оглядел Гилберта с головы до пять, принимая важно решение. Пялил я на него минут пять, не меньше. В это время он невозмутимо стоял под моим взглядом. После тщательного осмотра, я решил, что этот тип всё же может быть допущен в мою комнату. Всё-таки в комнате Винсент.

— Я вообще не один. Я с другом, — сказал я, пока мы поднимались по лестнице. Мать провожала нас тем же печальным взглядом.

— Можете сесть сюда, — я показал Гилберту на стул, а сам сел на кровать поближе к Винсенту. Гилберт сел. В руках он держал блокнот и ручку.

— Это Винсент, — заявил я Гилберту, — мистер Гилберт.

— Здравствуй, Винсент, — сказал доктор.

Винсент только фыркнул в ответ, но доктор ничуть не смутился. Я видел, как недоверчиво смотрит на Гилберта мой мальчик.

— Как твои дела, Доминик?

Господи, какого ответа он ожидает?

— Может, у тебя есть какие-то проблемы? Ты можешь поделиться со мной.

— Да, есть, но вы вряд ли сможете мне помочь, — бросил я.

— Я думаю, что вместе мы что-нибудь придумаем, — он доброжелательно улыбнулся. Винсента аж перекосило. Ему совсем не нравился этот Гилберт, да и во мне он вызывал смутные чувства.

— У меня есть некоторые проблемы с физикой. Вы уверены, что сможете мне помочь?

Гилберт изо всех сил старался скрыть раздражение и негодование, но вышло у него это плохо.

— Я психиатр, –Гилберт замялся, — то есть психолог, Доминик. Мы с твоей мамой решили, что ты поживешь немного в больнице. Тебе понравится там, это ненадолго. Там много хороших ребят. Они очень умные, весёлые, талантливые.

Он говорил, не затыкаясь. Не дождавшись, пока он замолчит, я сказал:

— Вы хотите положить меня в психушку? Я похож на психа? — я вскочил с кровати, — не надейтесь!

— Нет, Доминик, ты просто поживешь там пару дней. Посмотри на это, как на приключение. Ты заведешь много друзей!

— У. Меня. Есть. Друг, — отчеканил я.– И меня всё устраивает.

— Доминик. Посмотри вокруг. Мы вдвоём в этой комнате. Учителя стали говорить, ученики, что ты говоришь с кем-то.

Я судорожно повернул голову и схватился за руку Винсента, боясь, что сейчас он растворится. Но я держал в своей руке его руку. А значит, он здесь, он рядом, он со мной. Мой мир, мой океан. И я тону.

–Доминик, с кем ты всё время разговариваешь?

— О чем вы говорите? — закричал я. Нет, чего же они хотят от меня? — Это Винсент, Винсент. Вот же, он рядом, он со мной! Я держу его за руку, я, мать вашу, держу его за руку!

— Доминик, твоя ладонь пуста.

Я посмотрел на руку. Да нет же, вот, я держу руку Винсента.

— Доминик. Твоя ладонь пуста. Сожми её.

Я сжимал ладонь и видел, как моя пальцы проходят сквозь ладонь Винсента. Словно голограмма. Я посмотрел на Винсента. Никаких эмоций на лице. Только две влажные полоски от глаз до подбородка. Невидимые руки сжали мою грудную клетку, схватили за шею. Защипало в носу.

В больнице, как и в любой другой, стоял сильный запах лекарств. Эта больница ничем не отличалась от других. Такой же коридор и палаты. С маленьким рюкзаком, в котором были только самые необходимые вещи, я вошёл в небольшую палату. Здравствуй, новый дом на ближайшее время. В палате было тёмно из-за закрытых штор. Здесь стояли четыре кровати, но все пустые. Гилберт открыл шторы, запуская в палату солнечный свет. Пожалуй, до этого было лучше.

— Выбирай любую кровать.

Я устроился на койке в дальнем углу комнаты. Матрасы были твёрдые, колючие одеяла, подушки, набитые будто камнями.

— Через час завтрак, а потом приём лекарств. Столовая напротив твоей палаты. Выходи, познакомься с ребятами.

Он вышел. Я закрыл шторы и сел на кровать.

Теперь я один. Совсем один. Они забрали всё, что у меня было. Вот куда ведут мечты. Я в психушке. Должен принимать таблетки.

Я вышел из палаты.

Они сказали, что у меня шизофрения.

Но я не такой, как они. Здесь все были странными. Какой-то мальчик с длинными неострижеными волосами лежал посреди коридора на полу, раскинув руки и ноги. Он смотрел в потолок, не моргая. Я бы подумал, что он умер, если бы не слёзы, непрерывно текущие из его красных глаз с огромными мешками.

Из соседней палаты доносился рыдающий голос:

— Я нормальный! Я нормальный! Я не болен!

В углу сидела девочка с огромными глазами. Зажав в руках манжеты рукавов, она покачивалась, глядя в пустоту.

Здесь было плохо. И Винсента рядом нет. Нет рядом моего друга. Чуть-чуть больше, чем друга. Я один.

Я видел, что я не такой, как они. Я не сумасшедший. Вряд ли я найду друзей.

— А как же я? — любимый голос из-за спины.

Я обернулся. Любимые глаза, любимые губы. Любимые ключицы и скулы.

— Тебя не существует, — прошептал я, пытаясь убедить себя в этом.

— Но ведь я сейчас здесь, стою перед тобой.

Я обнял его, вдыхая знакомый запах. Но ведь никакого запаха нет. И обнимать некого.

— Поцелуй меня, — шепнул мне на ухо Винсент.

Я мягко прикоснулся к тёплым губам. Но ведь нет никаких губ.

— Это всё неважно, Доминик. Я рядом с тобой, ты рядом со мной. Какая разница?

— У меня любовь с собственной галлюцинацией, — грустно усмехнулся я. — Он говорит, что тебя нет. Мне больно слышать это.

— Мне тоже больно слышать, что меня нет. На самом деле ведь я есть. Я — это ты.

— Всю жизнь нас пытаются убедить, что нас не существует.

— Это всё неважно, Доминик. Мы ведь вместе, — Он посмотрел на часы, висящие под потолком.– Пора на завтрак. Я сел за свободный стол. В тарелке была какая-то непонятная масса. Потыкав в неё ложкой, я выпил слабый и слишком сладкий чай и отснес тарелку. Ко мне подошла медсестра. Худенькая, лёгкая. Чем-то похожая на Винсента.

— Ты Доминик? Меня зовут Кэйтрин. Держи, это твои таблетки, выпей.

Она вложила в мою ладонь две круглых капсулы.

— Не пей их, — испуганно крикнул Винсент.

— Но я должен, — шепнул я в ответ.

— У тебя, — начала говорить медсестра, но замялась, — воображаемый друг?

— Я не воображаемый, — гордо заявил Винсент. Но она не могла слышать его.

— Мне так жаль, что все вы не можете его видеть. Почему вы хотите вылечить меня? Может, я и дружу с несуществующим мальчиком, но я не болен. Меня все устраивает. Почему же вы не видите его?!

— На самом деле мы видим. Он это ты. То, что внутри у тебя. Знаешь, — добавила она, суетливо оглянувшись по сторонам, — не выбрасывай таблетки в мусорку и не клади под матрас. Я должна проконтролировать, чтобы ты выпил их. Но у меня мало времени, думаю ты справишься.

Я смыл их в унитаз.

Теперь ты всегда будешь рядом, мой мальчик.

ficbook.net

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation