Депрессии у известных людей

Великие люди должны чувствовать на земле великую скорбь. Ф.М. Достоевский

В этом разделе рассказывается об отношениях, которые складывались с депрессией, у тех, кого мы называем великими. Гениальность, увы, не спасает от депрессии, скорее наоборот – они часто идут, взявшись за руки. От визитов незваной гостьи страдали Линкольн, Черчилль, Хемингуэй, Гоголь, Эйнштейн, Бетховен и многие другие.

Первым, кто обратил внимание на связь между меланхолией и гениальностью, был Аристотель (384-322 г. до н.э.), который более 2 тысяч лет назад задал в «Problemata» следующий вопрос: «почему люди, блиставшие талантом в области философии, или в управлении государством, или в поэтическом творчестве, или в занятиях искусством – почему все они, по-видимому, были меланхоликами? Некоторые из них страдали разлитием черной желчи, как, например, среди Героев – Геракл: именно он, как полагали, был такой меланхоличной природы, а древние по его имени, называли священную болезнь Геракловой. Да, несомненно, а многие другие герои, как известно, страдали той же болезнью. А в позднейшее время также Эмпедокл, Сократ и Платон и многие другие замечательные мужи».

Прошли века, но ничего не изменилось, что подтверждают результаты недавнего исследования. Исследователи выбрали две группы из 30 человек. Первая группа состояла из членов литературной студии, занимающихся творческим трудом, во второй группе были люди, чья работа не была связана с творчеством. В первой группе депрессию или манию обнаружили примерно у 80%, а во второй — только у 30%. Другое исследование, проведенное среди крупных писателей Великобритании, показало, что более 30% ранее проходили лечение от депрессии.

Чтобы не быть голословными, приведем несколько строк из дневников:

«Всю жизнь меня сопровождала тоска. Я как раз испытывал тоску в моменты жизни, которые считаются радостными. Есть мучительный контраст между радостностью данного мгновения и мучительностью, трагизмом жизни в целом». Николай Бердяев

Кажется, я психически здоров. Правда, нет особенного желания жить, но это пока не болезнь в настоящем смысле, а нечто, вероятно, переходное и житейски естественное. Антон Чехов

«Как если бы из меня выкачали воздух. Я сплю до двенадцати, и в комнате всегда темно, и на улице всегда темно. Я не знаю, как выглядит зима. А я думала осенью, что у меня будут лыжи. Вместо этого не хватает энергии дойти от Канала до Садовой. Сегодня ночью я не спала часа два и на меня нашли страшные мысли. < . > Мысли о жизни по-настоящему мучительны ночью, когда нельзя ничего предпринять.» Лидия Гинзбург

. Ты не можешь себе представить, как тогда, и долго еще потом мне было плохо. «Это» продолжалось около пяти месяцев. Взятое в кавычки означает: что, не видав своих стариков двенадцать лет, я проехал, не повидав их; что, имея твои оттиски, я не читал их; что действие какой-то силы, которой я не мог признать ни за одну из тех, что меня раньше слагали, укорачивало мой сон с регулярностью заклятья. » Борис Пастернак

Я самый жалкий из всех живущих. Если то, что я чувствую, разделить на весь род человеческий, на земле не останется ни одной улыбки. Стану ли я лучше — не знаю. Боюсь, что нет, и это ужасно. Оставаться таким, как есть, невозможно. Я должен умереть или стать лучше. Авраам Линкольн

Жизнерадостность и стремление к жизни были основными чертами Пастернака. Бердяев всегда жил и писал наперекор обстоятельствам – даже когда в саду около его дома рвались снаряды, он продолжал работать. Чехов, уже смертельно больной, вел свой обычный образ жизни. Лидия Гинзбург прошла через ад блокадного Ленинграда и стала его беспристрастным летописцем. Авраам Линкольн отличался удивительным мужеством и целеустремленностью.

Все эти люди передавали нам через свои ощущения неповторимость и красоту жизни, но когда к ним приходила депрессия, их жизнь становилась бессмысленной и пустой. Они страдали, боролись и продолжали жить и творить. Но некоторые не выдерживали. Обо всем этом — в текущем разделе.

www.lossofsoul.com

Депрессии у известных людей

Поздняя осень — депрессивное время года. По статистике, 65 процентов людей подвержено сезонной депрессии в эти холодные серые дни. А тем, кого депрессия преследует регулярно, в это время совсем тоскливо. Главное — помнить, что вы не одиноки, а ваше состояние относительно нормально. О своем опыте депрессии рассказывают голливудские знаменитости.

У них, казалось бы, есть все — деньги, слава, и даже возможность слетать в теплые края в любое время года. Но, как говорит Кирстен Данст, «мы все в одной лодке: от депрессии не застрахован никто».

Джоан Роулинг — испытание славой. Первая депрессия посетила Джоан Роулинг, создательница цикла книг о Гарри Поттере, еще в подростковом возрасте. Когда девочке было 15 лет, у ее матери обнаружили рассеянный склероз. Обстановка в семье стала мрачной: эта болезнь постепенно делает людей инвалидами, отнимая возможность нормально говорить и двигаться. Спустя 10 лет мать Джоан умерла. Перед смертью она была практически парализована. Воспоминания о тяжелых днях давили на Джоан настолько, что она решила переехать, сменив Туманный Альбион на солнечную Португалию.

В этой стране Роулинг встретила своего первого мужа и родила дочь. Но отношения с супругом вскоре испортились: вместо того, чтобы помогать молодой жене с ребенком, беспечный Жоржи Антарес предпочитал выпивать с друзьями. Разведясь с ним, Джоан оказалась матерью-одиночкой с годовалым ребенком на руках. Поняв, что одной не справиться, Джоан вернулась на Британские острова. Она переехала в шотландский Эдинбург, поближе к младшей сестре Ди.

Разведенная женщина, с ребенком, без хорошей работы, вынужденная искать поддержки у родственников… Джоан была на грани отчаяния. Чтобы справиться чувствами, она принялась писать сказочный роман о мальчике-волшебнике. Джоан присвоила юному Гарри многие черты своей биографии — не слишком счастливое детство, неуверенность в своих силах и внезапную удачу в виде таланта к волшебству. Порой ее посещали даже суицидальные мысли, признается писательница. Именно они вдохновили ее придумать дементоров — существ, которые питаются человеческим счастьем.

Дальнейшее развитие событий помнят все. Но не все знают, что Роулинг ждало еще одно испытание — испытание славой. Она не ожидала, что мировая известность принесет столько тягот, признается писательница. У Джоан создавалось ощущение, что она должна решать проблемы всех и каждого — поклонники буквально разрывали ее на куски, издатели требовали новый хит, рекламщики придумывали пиар-компании… Она была нарасхват, и порой чувствовала себя совершенно разбитой. Писательница признается, что ударом для нее стал и конец поттерианы: Джоан до слез жалко было расставаться с волшебным миром, который она создала. Не выдержав напряжения, знаменитость в какой-то момент обратилась к психотерапевту. Оказалось, что успех тоже бывает в тягость.

Гвинет Пэлтроу — послеродовая депрессия. Обаятельная и высшей степени позитивная девушка Гвинет Пэлтроу столкнулась с проблемой множества женщин — послеродовой депрессией. Беда была еще и в том, что этот недуг настиг Гвинет лишь после вторых родов. Когда на свет появилась ее старшая дочь Эппл, Гвинет буквально летала и светилась от счастья. Но спустя два года, после появления на свет сына Мозеса, актриса почувствовала себя совершенно иначе. «Я думала, что испытаю эйфорию от его рождения, как было после рождения моей дочери за два года до этого. Но вместо этого наступил самый сложный и жуткий период в моей жизни», — признается она. К тому же, незадолго до пополнения ее собственной семьи умер отец актрисы Брюс Пэлтроу. Это обострило переживания молодой матери.

«Мне казалось, что я словно робот, ничего не чувствую, не испытываю материнского инстинкта, контакта с ребенком», — рассказывает она. Тяжелое состояние усугублялось чувством вины — Гвинет корила себя за то, что она плохая мать и не может любить сына так, как это следует делать. Первым, кто заметил неладное, стал ее муж, певец и музыкант Крис Мартин: «Я все время говорила, что я в порядке, и только он мне сказал: послушай, с тобой что-то не так». Заручившись поддержкой супруга, Гвинет отправилась к специалисту, а параллельно стала ходить на акупунктуру. Актриса до сих пор благодарна мужу за понимание и любовь в тот нелегкий период. «Я считаю, что супруги должны обязательно все обсуждать, только в этом залог счастливой семейной жизни», — заключает она.

Кайли Миноуг — страшный диагноз. Австралийской певице, красотке Кайли Миноуг жизнь заготовила много испытаний. Ее первый и главный, по признанию самой Кайли мужчина — брутальный рокер Майкл Хатченс, покончил с собой. Шок, испытанный девушкой, не поддавался описанию. На Кайли к тому же давила вина за обстоятельства смерти экс-бойфренда. Она порвала отношения с Хатченсом после того, как застала его с телеведущей Полой Йетс. В последнюю ночь своей жизни мятущийся музыкант позвонил Кайли, попросил простить его и возобновить отношения. Оскорбленная изменой, девушка ответила решительное «нет». Утром Хатченса нашли повесившимся на люстре в гостиничном номере.

Спустя восемь лет у певицы диагностировали рак груди. Возможно, чувство вины за чью-то смерть косвенным образом спровоцировало болезнь. Кайли не раз признавалась, что не может простить себе тот последний разговор с Хатченсом. Онкология же спровоцировала новый виток депрессии. Певице пришлось отменить гастроли, прервать записи новых песен и ходить в больницу на химиотерапию.

«Мне казалось, я уже никогда не стану нормальной», — рассказывает Кайли. Но она сумела найти опору в поддержке близких и в творчестве. «Близкие давали мне силы для борьбы с болезнью и помогали оставаться оптимистичной», — говорит Миноуг. Во время лечения певица основала благотворительный фонд по борьбе с раком молочной железы и даже написала детскую книгу «Принцесса — звезда сцены», в которой маленькая девочка мечтает стать звездой, и это желание сбывается благодаря ее друзьям.

Депрессия постепенно отступила. Спустя два года врачи объявили радостную новость: рак побежден. Вспоминая эти дни, Кайли говорит: «Я поняла, что невозможно вернуться к нормальному состоянию, вместо этого приходится создавать новую норму». Этот принцип стал ее путеводной звездой на пути преодоления болезней — как рака, так и депрессии.

Кирстен Данст — меланхолия не понаслышке. В 2011 году на экраны вышел фильм Ларса фон Триера «Меланхолия», где Кирстен Данст блестяще сыграла страдающую депрессией женщину. Некоторые считают, что «Меланхолия» — это фильм о конце света, но режиссер и исполнительница главной роли считают иначе. «Меланхолия» — прежде всего фильм о депрессии, о локальном «конце света» внутри одного человека. «Депрессия — это анестезия. Когда нет ничего, кроме пустоты, ты перестаешь чувствовать боль и уже больше ничего не боишься. Отчаяние дает силы. Предчувствие конца для Жюстин — знакомое чувство, ей с ним комфортно», — говорит Кирстен Данст о своей героине.

Кирстен, как и ее героиня, знает о депрессии не понаслышке. В 2008 году из-за этого недуга она была вынуждена лечь в реабилитационную клинику. Благодаря такому экстремальному опыту она хорошо понимает людей, склонных к депрессиям, говорит Данст. «Депрессия — серьезная болезнь,- рассуждает актриса.- В этот период у человека так нарушается восприятие себя и собственной жизни, что любое неверное слово может стать причиной роковой ошибки. Известно, что люди в депрессии порой думают о самоубийстве, и каждое неверное слово может стать той самой последней каплей». Кирстен призывает близких и знакомых больного быть терпимыми и внимательными к нему.

В то же время, не стоит стыдиться своего состояния, считает она: «Люди стесняются говорить об этом. Но если человек преодолел депрессию, это не опорочит его в глазах других. Мне кажется, большинство из нас проходят через периоды депрессий в течение своей жизни. А если нет, то это какие-то чудаки или инопланетяне».

www.medpulse.ru

Как 7 известных исторических личностей справлялись с депрессией

Что общего у Авраама Линкольна, Зигмунда Фрейда, Франца Кафки и Будды? Согласно их биографам, все они страдали от жестокой депрессии. И каждый смог найти свое личное противоядие – которое помогало им преодолеть свою депрессию и трансформировать ее в нечто гораздо более полезное.

1. Авраам Линкольн (1809 -1865)

В книге «Меланхолия Линкольна: Как Депрессия бросила вызов президенту и стала топливом для Его величия», биограф Джошуа Вольф Шенк сообщает, что Линкольн пережил два крупных депрессивных срыва в 26 лет и в 31 год.

В это время он высказывал разные суицидальные мысли, которые так напугали его друзей, чтобы им пришлось организовать дежурства, чтобы присматривать за ним.

Когда ему было 32, Линкольн написал: «сейчас я самый несчастный из всех живущих людей на земле». Давний партнер Линкольна по адвокатуре Уильям Херндон так сказал о нем: «Мрачность и печаль были его преобладающим состоянием», и «Его тоска буквально сочилась с него, когда он шел». Еще один друг Линкольна писал: «Линкольн сказал мне, что часто думал о самоубийстве».

Противоядия Линкольна: Авраам Линкольн, как и другие известные люди, страдавшие от депрессии, такие, как Уинстон Черчилль и Марк Твен, в качестве противоядия от депрессии использовал юмор.

Чтобы поднять себе настроение, Линкольн рассказывал анекдоты и смешные истории. Линкольн говорил: «Если бы не было этих рассказов-анекдотов-шуток, я бы умер. Они помогали мне проветрить мое настроение и мрачность.

Шенк пришел к выводу, что «Юмор давал Линкольну защиту от его психических бурь. Это отвлекало его, и приносило ему облегчение и удовольствие. Юмор также помогал Линкольну общаться с людьми.

Также Шенк обнаружил, что Линкольн использовал и другие мощные противоядия против депрессии в дополнение к юмору: это и его любовь к поэзии, и сильная вера, что его жизнь имеет важную цель.

Юмор и хорошие истории очень помогали Аврааму Линкольну. Попробуйте — они и вам помогут.

2. Джорджия О’Киф (1887-1986)

Художница Джорджия О’Киф пережила значительные периоды депрессии в своей жизни, пишут ее биографы Роксана Робинсон («Джорджия О’Киф: Жизнь») и Хантер Дроходжовски-Флип («Полное цветение: Искусство и жизнь Джорджии О’Киф»).

В возрасте 46 лет, О’Киф была доставлена в больницу Нью-Йорка с симптомами тревоги и депрессии – плачем, отказом от еды и сна. Этот срыв был связан со стрессом от незавершенной фрески в Радио-сити-мьюзик-холл Нью-Йорка.

Но биографы считают, что причинами были также страх неудачи перед публикой и ее бунт против ее мужа, известного фотографа Альфреда Штиглица. Он был настоящий контрол-фрик, был на 23 года старше, чем О’Киф, и имел любовницу почти на двадцать лет моложе О’Киф.

Противоядия О’Киф: биографы О’Киф не сообщают о каких-либо серьезных улучшениях после госпитализации.

Вместо этого важной частью ее восстановления стали путешествия. Сначала на Бермуды, а затем в Лейк-Джордж штата Нью-Йорк, где она много отдыхала и высыпалась. Позже она отправилась в Мэн и на Гавайи. О’Киф возобновила свои летние поездки в Нью-Мексико, и биограф Роксана Робинсон заключает: «Тепло, истома и одиночество было именно тем, что необходимо для Джорджии».

Кроме путешествий, другим противоядием О’Киф стали ее отношения с поэтом и романистом Жаном Тумером. В конечном счете, О’Киф переехала в Нью-Мексико и начала новую жизнь, и ее искусство было ее наилучшим долговременным противоядием от депрессии.

Рецепт О’Киф – путешествия и новые отношения. Отличный рецепт, да.

3. Уильям Джеймс (1842-1910)

У одного из величайших психологов и философов Америки Уильяма Джеймса были периоды депрессии, когда он подумывал о самоубийстве в течение нескольких месяцев подряд.

Джон МакДермотт, редактор полного собрания сочинений Джеймса, сообщает: «Джеймс провел большую часть жизни, рационализируя свое решение не совершать самоубийства».

В книге «Мысли и характер Уильяма Джеймса», классический биографии Ральфа Бартона Перри о своем учителе, в главе «Депрессия и восстановление», мы узнаем, что в 27 лет Джеймс прошел через период, который Перри описывает как «отсутствие воли к жизни… личный кризис, который может быть преодолен только новым философским пониманием».

Новое понимание Джеймсом его личной депрессии также способствовало его психологическим трудам о его философии прагматизма, когда Джеймс пришел к своему прагматичному «Верю в веру».

Он продолжал утверждать, что хотя не может выбрать верить во что угодно (например, невозможно поверить, что 2 + 2 = 5, например).

Но он пришел к выводу, что существует примеры человеческого опыта, в котором возможно выбрать убеждения.

Он понял, что, «Вера в факт – может помочь создать этот факт«. Так, например, убеждение, что человек может сделать что-то важное, помогает удержать его от самоубийства в период глубокого отчаяния. И будучи живым, он действительно может сделать что-то важное.

Джеймс, в конечном счете, расстался с мыслями о самоубийстве, и оставался трезвым мыслителем, но также пришел к «убеждению в мою индивидуальную реальность и творческую силу» и разработал веру, что «Жизнь должна быть построена на действии, страдании и творчестве».

Рецепт Уильяма Джеймса: надо правильно выбрать себе убеждения – и действовать соответственно.

4. Зигмунд Фрейд (1856-1939)

«На протяжении многих лет он страдал от депрессии и периодической усталости или апатии, невротических симптомов, в том числе приступов тревоги», – написано в «Жизни и Работе Зигмунда Фрейда», от Эрнеста Джонса, одного из учеников основателя психоанализа.

Сначала Фрейд пытался справиться со своей депрессией с помощью кокаина.

Когда ему было 28, Фрейд сказал: «В моем последней тяжелой депрессии, я снова принял коки и небольшая доза просто вознесла меня к вершинам… Я принимаю очень небольшую дозу регулярно против депрессии и расстройства желудка, и с самыми блестящими результатами».

В конечном счете лечение депрессии кокаином стало для Фрейда ужасной ошибкой. После возникновения этой зависимости, Фрейд понял опасность кокаина.

Противоядие Фрейда: В то время как длительный самоанализ бывает довольно эффективным лечением, также можно увидеть, что мощным антидотом против депрессии стало и признание само по себе.

В раннем возрасте Фрейд очень хотел славы и признания. Позже, благодаря своим работам по психоанализу, сновидениям и сексуальности, Фрейд получил всемирное признание и возглавил интеллектуальное сообщество, в котором стал лидером.

Признание и сообщество стало мощным противоядием для многих известных больных, в том числе математика Джона Нэша, который прославился благодаря книге и фильму «Игры Разума» (и также заслуженной Нобелевской Премии за Теорию Игр).

Рецепт Фрейда: Слава и признание – отличные лекарства от депрессии.

5. Генерал Уильям Шерман (1820-1891)

В начале гражданской войны, генерал добровольческой армии США Уильям Шерман был ответственен за штат Кентукки, и он чрезвычайно пессимистично оценивал перспективы, жаловался начальству на дефицит, и в прессе появились несколько негативных статей о нем.

Шерман настаивал, чтобы его освободили от службы, и месяц спустя его отправил в отпуск начальник, который считал его непригодным к дальнейшей службе.

Шерман вернулся домой, чтобы восстановиться, и его жена Эллен пожаловалась своему брату (сенатору Джону Шерману), что у мужа «безумная меланхолия, к которой склонна вся ваша семья«.

Сам Шерман писал впоследствии, что переживания по поводу командования «сломали его», и он хотел покончить жизнь самоубийством.

Противоядия Шермана: При поддержке влиятельных членов семьи, Шерман вернулся к командованию под руководством Улисса Гранта.

В битве при Шайло в 1862 году, неожиданное нападении Армии Конфедерации застало большинство союзных командиров врасплох. Шерман, обеспокоенный тем, что, если он примет слишком большие меры предосторожности, то его опять назовут сумасшедшим, также оказался неподготовленным.

Но тем не менее, он смог собрать войска и организовал боевое отступление, которое помогло предотвратить разгром Союза. На второй день битвы Шерман провел успешную контратаку союзных войск.

В те дни Шерман был дважды ранен, и три лошади под ним были застрелены. В итоге, он стал героем Союзной Армии.

Шерман писал в своих мемуарах: «Перед битвой при Шайло, я был раздавлен простым утверждением в газете, что я ‘сумасшедший’. Но одна битва дала мне новую жизнь, и теперь я был в хорошем настроении».

Депрессия Шермана была побеждена сначала благодаря поддержке и доверию других, а потом случайными внешними событиями, его собственной храбростью, и признанием.

Рецепт Уильяма Шермана: поддержка родственников и друзей, а потом хорошо сделать свою работу. Стать национальным героем, опять же, тоже помогает.

И да, в честь кого попало танк не назовут. Он был очень крут, этот генерал Шерман.

6. Франц Кафка (1883-1924)

«В целом признано, что Кафка страдал от клинической депрессии и социальной тревожности всю свою жизнь», — пишет о чешском писателе исследователь Мауро Нерви.

Кафку оскорблял его деспотичный отец, но он жил в его доме значительную часть жизни. Пожизненный ипохондрик, страхи Кафки стали реальностью, когда в возрасте 34 лет ему поставили диагноз туберкулеза.

Вскоре после этого, согласно Нерви, Кафка впал в легкую депрессию и разорвал свою вторую помолвку с Фелицией Бауэр, которая спустя два года вышла замуж за другого. Нерви пишет: «Она любила Кафку, но больше не могла терпеть его депрессий и маниакальных эпизодов».

Противоядия Кафки: отец Франца Кафки считал, что состояние его сына улучшилось после того, как он получил диплом юриста и некоторое время работал в страховой компании.

Эта работа, конечно, дала Кафке материал для его романов об абсурде и ужасах бюрократии, и его тексты были важным значительным противоядием для его депрессии. Физические упражнения также были важным антидотом, и Нерви пишет, что Кафка был «опытным пловцом, наслаждался походами в горы, и был талантливым наездником».

На протяжении всей своей взрослой жизни, Кафка часто общался, а также отдыхал со своими тремя младшими сестрами, которые были ему большой поддержкой. Ближе к концу своей жизни, Кафка нашел новую спутницу, Дору Димант и Нерви считает, что это любовные отношения были очень полезны для его психического здоровья.

Рецепт Франца Кафки: писать про бюрократические нелепости, ходить в горы и кататься на лошадях, и побольше общаться с младшими сестрами. Нет трех сестер? Тогда больше общайтесь с хорошими друзьями.

7. Сиддхартха Гаутама / Будда (563 г. до н.э. — 483 до н.э.)

Прежде чем стать Буддой, он был Сиддхартха Гаутама.

Согласно традиционной биографии, Гаутама родился в королевской семье. Его отец хотел защитить сына от знаний о человеческом страдании – и для этого убрал из дворца всех больных, престарелых и других страдальцев.

Что мальчик не увидит – то и не побеспокоит его. Но надолго ж такое не спрячешь!

Позже Сиддхартха говорил, что когда он увидел старика, и больного, и разлагающийся труп, и другие страдания – он был очень, очень глубоко подавлен всем этим.

И в возрасте 29 лет Гаутама начал свое путешествие, чтобы узнать — как преодолеть страдания и отчаяние. Его духовное путешествие заняло шесть лет, в течение которых он отверг популярные «лекарства» тех дней, которые включали аскетизм, отказ от излишеств и умерщвления плоти.

Противоядия Сиддхартхи: В возрасте 35 лет после 49 дней медитации под деревом Бодхи, он достиг Просветления и стал известен как Будда, «Пробужденный».

Именно тогда и родилось одно из величайших противоядий мира к страданиям депрессии. Буддизм начинается с понимания истины о страдании.

В частности, Четыре Благородные Истины буддизма в том, что:

  1. страдание — неотъемлемая часть существования;
  2. страдания вызывают привязанности и пристрастия, и наше незнание об этом;
  3. мы можем уменьшить страдания, отпуская привязанности и влечения;
  4. это можно сделать, следуя Благородным Восьмеричным Путем — правильного понимания, мысли, речи, действий, средств существования, усилий, внимательности и концентрации.

Остальные 45 лет своей жизни, Будда путешествовал и преподавал. Сострадание и правда о страданиях стали его основными противоядиями к депрессии и отчаянию –противоядиями для него самого и для других.

Рецепт Будды: Благородный Восьмеричный Путь – отпустить привязанности и влечения. Ну, сами понимаете, это лекарство не для каждого. Но для некоторых оно работает.

Необходимая капля дегтя:

Довольно неразумно романтизировать все страдания от депрессии, и пользоваться только нелекарственными решениями.

Некоторые из величайших злодеев в истории также страдали от депрессии и тоже находили свои ужасные немедицинского противоядия.

Йозеф Геббельс, министр пропаганды Гитлера, писал в 26 лет, «Я так подавлен… Иногда мне страшно вставать утро из постели. Мне незачем это делать».

И Геббельс нашел свое противоядие – он влюбился в Адольфа Гитлера, и справился с депрессией, и последовал за ним. До конца. До самого-самого конца. Когда Гитлер покончил жизнь самоубийством, также поступил и Геббельс. Сначала он убил своих шестерых детей, а потом он и его жена тоже покончили с собой и он.

Лучше бы он вообще не вылезал из постели, ага.

Плохой, плохой рецепт от Йозефа Геббельса – последовать за тираном. Это плохо кончается.

К счастью, были и нормальные люди, чьи методы борьбы с депрессией шли на пользу и им, и всему человечеству. В их числе Марк Твен и Джоан Роулинг, Чарльз Диккенс и Уинстон Черчилль.

Их противоядия включают юмор, стихи и прочие творческие радости; найти цель и смысл жизни; работа, физические упражнения, эмоциональная близость, любовные отношения; сострадание, мужество, друзья и поддержка семьи и общины; отдых и путешествия, признание, трансформирующие идеи и мудрость.

insitory.ru

15 известных женщин о тревоге и депрессии

Почему психическое здоровье не должно быть запретной темой

Люди редко и неохотно говорят о своих симптомах депрессии и тревоги, ведь часто психическое здоровье — запретная тема. Тем не менее признать существующую проблему и открыто говорить о ней — это первый шаг к выздоровлению. Мы собрали высказывания и мудрые советы известных женщин, которые сами прошли через трудные времена и не боятся говорить об этом.

писательница, феминистка и социальная активистка

«Изолированность от других, одиночество — главные причины депрессии и отчаяния. Это и неудивительно — мы живем в культуре, для которой вещи значат больше людей. Материализм порождает «нарциссов», и фокус смещается на приобретение и потребительство. Среди «нарциссов» любовь не цветет». (All About Love: New Visions, 2001)

актриса, писательница, комедиантка

«Иногда мне кажется, что борьба с депрессией — это борьба длиной в жизнь. Я борюсь, занимаясь медитацией, спортом, много читая. Я начала выходить в люди и стараюсь вникать глубже в истории других людей, стараюсь не замыкаться в себе. Это тяжело, но знание того, что я не одна и что многие прошли через то же, что и я, придает мне сил». (Pitchfork, 2015)

главный редактор американского издания журнала Vogue

«Я считаю, что психическое здоровье — это тема, которая пугает людей… Они не хотят говорить об этом. Весомых причин много, но психическое здоровье, я думаю, — это то, о чем необходимо говорить. Особенно в период с 15-16 лет и почти до 30, когда все думают, что ты взрослый, а ты все еще ребенок». (New York Magazine, 2015)

«Я всегда была тревожной. У меня обсессивно-компульсивное расстройство, и я пережила депрессию. Я бы хотела, чтобы кто-то тогда сказал мне, что в этом ничего страшного, что не надо изо всей силы сопротивляться своей тревожности, ведь это все равно, что бояться страха. И я считаю, что и в депрессии нет ничего ужасного, хотя в ней нет никакой романтики. Не надо себя в нее вгонять, не надо от нее страдать. Нужно искать помощь — и выйти из нее. Тревожность — это «ложная тревога» в вашем организме, когда вы это понимаете, вы можете с этим работать». (Project UROK, 2015)

«Я знаю, что кажусь очень позитивным человеком, но я очень много над этим работаю и, если нужно, принимаю медикаменты по рецепту. И мне не стыдно за это. Моя мама как-то сказала: если ты решишь принимать антидепрессанты, то знай, что ничего стыдного в этом нет, потому что никто не отказал бы диабетику в инсулине. Если человеку нужен ингибитор серотонина, то это не значит, что он сумасшедший. Поговори об этом со своим медиком, с психологом, чтобы подобрать необходимый вид помощи». (Off Camera With Sam Jones, 2016)

«Я думаю, что склонность к депрессии у меня была с юности. Обострилась она в период, когда мне было около 25 лет, это был очень мрачный период. Полное ощущение отсутствия надежды. Плохо, что человеку, который через это не проходил, нельзя объяснить толком, как ты себя чувствуешь, потому что ты не просто грустишь. Грусть — я с ней знакома — не такое уж плохое чувство. Вы плачете и чувствуете себя живой. А вот холодное отсутствие чувств — это ужасно. Я обратилась за помощью только из-за дочери». (The Oprah Winfrey Show, 2010)

активистка феминистического движения, журналистка

«Я плакала, когда была в гневе, потому что сама себе не могла объяснить, почему я злюсь. Позже я поняла, что это очень распространено среди женщин. Гнев считается «неженской» эмоцией, поэтому мы его в себе подавляем, он копится внутри, пока не выплескивается через край. Я видела, что молчание об этом ухудшило состояние моей матери. Так я поняла одну из очевидных истин: депрессия — это подавленный гнев, который обращается против нас. Женщины в два раза чаще страдают от депрессии». (My Life on the Road, 2015)

журналист, писательница

Автор бестселлера «Быть женщиной» высказалась так: «Что сказать вам, хорошие мои девочки? Те, у которых сейчас плохой год, в который вы не помните, почему вы были счастливы в 12 лет, и не можете представить, как быть счастливыми в 21 год… Скажу, что паника и тревога — это злобные существа, их советы неправильные. Адреналин такой же плохой советчик, как и кокаин. Паника и тревога — чокнутые наркоманы. Не слушайте их злобную ерунду. Помните, что вы не родились напуганными и с ненавистью к себе. Это все приобретенное, а значит — от этого можно избавиться. Это не так легко. Но вас ведь не испугать тяжелой работой после всего, что вы пережили». (Stylist UK, 2016)

Автор бестселлера «Клуб радости и удачи» говорит так о депрессии: «Что бы ни было причиной этого, депрессия всегда таится во мне. Частично из-за того, что моя мама покончила с собой, частично из-за моего личного жизненного опыта. Как многие люди я не хотела прибегать к антидепрессантам, думая, что эмоциональные и психологические проблемы — это то, с чем можно справиться и без лекарств. Но когда дошло дело до медикаментозной терапии — боже мой, это же совсем другая жизнь! Я подумала: «Господи, насколько счастливее было бы мое детство, если бы моя мать принимала антидепрессанты!» (Time, 2001)

«У меня была послеродовая депрессия — а это то, что никогда не обсуждается публично… и это было трудное время. Утром ты просыпаешься и чувствуешь, что не можешь выбраться из постели, ты чувствуешь, что тебя понимают превратно и сама себя ненавидишь. Возможно, я была первым человеком в этой семье, у кого была депрессия, или первым человеком, кто мог открыто заплакать. И, конечно, их это возмущало: если никогда раньше ты такого не видел, то как это можно терпеть? И на меня наклеили удобный ярлык: Диана нестабильна, Диана психически несбалансирована. И этот ярлык прочно пристал ко мне на долгие годы». (BBC1 Panorama Interview, 1995)

«Когда ты потерялся в этих дебрях, то не сразу понимаешь, что заблудился. Сначала ты думаешь, что нечаянно сошел с тропы, и если хорошенько поискать ее, то скоро найдешь и все будет опять в порядке. А потом наступает ночь, снова и снова, а ты все еще не знаешь, где ты, и становится ясно, что ты обманывал себя так долго, что теперь даже не знаешь, где встает солнце. Помню, как я спросила себя, свернувшись в позе эмбриона на своем старом диване, замученная бесконечным повтором одних и тех же грустных мыслей: «Что ты можешь изменить прямо сейчас, Лиз?». И я подумала, что могу встать (все еще всхлипывая) и постоять на одной ноге посреди комнаты. Это чтобы доказать, что я не могу прекратить плакать, потому что не могу остановить внутренний диалог. Но я могу, по крайней мере, истерически рыдать, стоя на одной ноге». ( Ешь, молись, люби , 2006)

«Депрессия — это не то, о чем люди хотят говорить. Потому что они не знают, как о ней говорить, ведь быть грустным — нормально. Я прошла через депрессию. Я закрылась в комнате и отцу пришлось выбить дверь. Я самая большая противница лекарств, но некоторым необходимы антидепрессанты, и было время, когда и мне они были нужны. Многие думают, что не было у меня никакой депрессии — просто девчонка с жиру бесилась. Но это совсем не так. Хотя часть правды в этом есть: Вселенная действительно дала мне многое, а поэтому я могу теперь помочь другим людям не притворяться счастливыми. Хуже этого ничего нет». (Elle, 2014)

О посещении психотерапевта: «Я рассказала об этом публично, потому что я думаю, что это очень важно — снять табу с темы психического здоровья. Мое психическое и эмоциональное здоровье очень важны, и я не понимаю, почему я не должна обращаться за помощью для их здороья, как я обращаюсь к дантисту, чтобы поддерживать здоровыми зубы. Я посещаю дантиста, почему бы не посещать психотерапевта?» (Glamour, 2015)

«В период с 15 до 20 лет мне было действительно тяжело, я была постоянно в тревоге. Я была настоящим control freak. Если я не знала точно, как и что должно произойти или может произойти, я впадала в ступор. Но в определенный момент я отпустила ситуацию и доверилась жизни. И она одарила меня многим. Мне было нелегко, но я стала не жесткой, а стойкой. У меня появилось упорство, которого раньше не было. Это как упасть лицом в пол и встать со словами: «И что? Это со мной уже случалось, все нормально». (Marie Claire, 2015)

Автор бестселлера «Дикая» знает о преодолении боли не по наслышке:»Никто не защитит вас от вашего страдания. Вы можете выплакивать его, заедать его, морить его голодом, вышагивать его, выбивать его и даже лечить его. Оно есть, и вы должны пережить его. Пройти через него и даже полюбить его, стать лучше благодаря ему и бежать туда, где лежат ваши мечты, по мосту, котрый построило ваше собственное желание исцеления». (Tiny Beautiful Things: Advice on Love and Life From Dear Sugar, 2012)

womo.ua

25 вдохновляющих примеров людей, которые добились успеха, несмотря ни на что

Некоторые действительно верят, что инвалидность накладывает на своих обладателей определенные ограничения. Но так ли это на самом деле? В этом посте Coolday.today расскажет о тех, кто не сдался, преодолел трудности и победил!

Она стала первой женщиной, лишившейся слуха и зрения, кому удалось получить степень в колледже.

Один из самых известных певцов и музыкантов нашего времени — Стиви Уандер страдал слепотой с самого рождения.

Вице-президент Эквадора с 2007 по 2013 года Ленин Морено передвигался в инвалидной коляске, так как после покушения у него были парализованы обе ноги.

Сыграв роль в фильме "Дети меньшего бога", Марли стала первой и единственной глухой актрисой, получившей "Оскар" за лучшую женскую роль.

Ральф, родившись с атрофией мышц, стал основателем Корпорации Braun, ведущего производителя автомобилей, оборудованных для людей с инвалидностью. Именно эта компания в результате свой работы создала минивэн, полностью приспособленный для людей с инвалидностью.

Одна из наиболее знаменитых мексиканских художниц XX-ого века, Фрида попала в аварию, когда была еще подростком, и сильно повредила спину. До конца восстановиться ей так и не удалось. Также, будучи ребенком, она заболела полиомиелитом, в результате чего её нога была деформирована. Несмотря на все это, ей удалось добиться потрясающих успехов в изобразительном искусстве: одними из её наиболее известных работы стали автопортреты в инвалидном кресле.

Знаменитая индийская танцовщица и актриса, Судха лишись ноги, которая была ампутирована в 1981 году в результате автомобильной аварии.

Став журналистов для канала NBC в 90-ых годах XX века, Джон был одним из первых журналистов, появившихся на телевидении в инвалидном кресле. В возрасте 19 лет он повредил позвоночник в автомобильной аварии и с тех пор был вынужден передвигаться только в инвалидной коляске.

Стивен Уильям Хокинг

Несмотря на диагноз — боковой амиотрофический склероз, поставленный ему в 21 год, Стивен Хоккинг сегодня является одним из ведущих ученых-физиков в мире.

Бетани потеряла руку в результате нападения акулы на Гавайях в возрасте 13 лет. Но это её не остановило, и она вновь стала на доску уже через 3 недели. История Бетани Хэмилтон легла в основу фильма "Серфер души".

Марла — американская бегунья, первый атлет, страдающий слепотой, официально принимавший участие в Олимпийских играх.

Несмотря на то, что с 26 лет Бетховен стал постепенно лишаться слуха, он продолжил писать удивительную красивую музыку. А большинство его самых известных произведений были созданы, когда он был уже полностью глухим.

Самый известный Супермен всех времен и народов, Кристофер Рив оказался полностью парализованным в 1995, будучи сброшенным с лошади. Несмотря на это, он продолжил свою карьеру — занимался режиссурой. В 2002 году Кристофер умер во время работы на мультфильмом "Победитель".

Джон Нэш, известный американский математик, лауреат Нобелевской премии по экономике, чья биография легла в основу кинокартины "Игры разума", страдал параноидной шизофренией.

С полной уверенностью нельзя сказать, от какого именно заболевания страдал Ван Гог, но доподлинно известно, что в течении жизни он не раз попадал в психиатрические больницы.

Ирландский художник и писатель, Кристи был диагностирован церебральный паралич — он мог писать, печатать и рисовать только одной ногой.

Известный французский журналист Жан-Доминик перенес инфаркт в 1995 году в возрасте 43 лет. После 20 дней в коме он очнулся и обнаружил, что может лишь моргать левым глазом. Доктора диагностировали ему синдром "запертого человека" — расстройство, при котором тело человека парализовано, а умственная деятельность полностью сохранена. Через 2 года он умер, но за то время, что он находился в коме, он сумел надиктовать целую книгу, моргая лишь левым глазом.

Альберт Эйнштейн по праву считается одним из величайших умов в истории человечества. Несмотря на то, что он имел серьезные проблемы с усвоением информации и даже не говорил до 3 лет.

Английский писатель и поэт полностью ослеп в возрасте 43 лет, но это не остановило его, и он создал одну из самых известных своих работ — "Потерянный рай".

Британский офицер Королевского флота, лорд Нельсон известен как один из наиболее выдающихся военачальников своего времени. Несмотря на то, что он лишился обеих рук и глаза в одном из сражений, он продолжал одерживать победы до самой смерти в 1805 году.

Рожденная с диагнозом "расщелина позвоночника", Танни завоевала мировую известность как успешный участник гонок в инвалидных колясках.

Знаменитый испанский художник лишился слуха в возрасте 46 лет, но продолжил заниматься своим любимым делом и создал произведения, во многом определившие изобразительное искусство XIX века.

Французская актриса лишилась обеих ног в результате ампутации, последовавшей за травмой колена, но не перестала выступать и работать в театре до самой смерти. Сегодня она считается одной из самых значительных актрис за всю историю французского театрального искусства.

Президент Соединенных Штатов Америки, возглавивший страну во время Второй мировой войны, в раннем детстве перенес полиомиелит и в результате был вынужден передвигаться в инвалидном кресле. На публике, однако, его никогда в нем не видели, он всегда появлялся, поддерживаемый с двух сторон, так как не мог идти самомстоятельно.

Родившись без рук и ног, Ник вырос в Австралии и, несмотря на все препятствия, научился таким вещам как катание на скейтборде или даже серфинг. Сегодня он путешествует по миру и выступает перед огромными аудиториями с мотивирующими проповедями.

coolday.today

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation