Дети с аутизмом что едят

Витамины для детей с аутизмом

Витамины, так же как и лекарства и физиотерапия — очень важны для детей, страдающих аутизмом. Без тщательно подобранных витаминных и минеральных добавок — эффективность лечения будет значительно ниже. В некоторых случаях, нехватка витаминов и минералов — может способствовать росту тяжести симптомов. Дело в том, что аутичные дети — часто имеют нарушения в функционировании вкусовых рецепторов. Как правило, они едят одно и то же — снова и снова, существенно ограничивая разнообразие продуктов питания в своем рационе.

Кроме того — ограниченные функции их организма не дают им должным образом поглощать и переваривать все, что они едят. Доказательством этому являются частые случаи у них диареи и других расстройств желудка. Нерегулярные и неправильные испражнения указывают на то, что пищеварение детей с аутизмом не в лучшей форме, и часто свидетельствует о недополучении витаминов из пищи.

Родители аутичных детей, должны принимать дополнительные меры чтобы убедиться, что их дети имеют действительно полноценный и богатый витаминами рацион. Обеспечить гармоничное питание, тем не менее — может быть очень трудным делом.

Некоторые из причин, почему детям с аутизмом следует принимать витамины:

Кроме привычной необходимости в дополнительном питании, витаминные добавки нужны потому, что аутизм это не просто расстройство мозга — но полномасштабная болезнь вызванная сбоем в работе организме (иммунной системы, например). Многие исследования были проведены чтобы понять — происходит ли аутизм из-за генетических факторов, или из-за других причин. Аутизм — недуг всего тела, и один из способов его лечить — это позволить телу естественным образом исцелять его с помощью витаминов и обилия питательных веществ в организме.

Ребенок с аутизмом не может полностью поглощать питательные вещества и витамины из еды, из-за их ограниченных возможностей в переваривании пищи. Лучший способ помочь аутичному ребенку в восполнении питательных веществ и витаминов, давать им их в простейшей форме, в виде пищевых добавок и витаминных комплексов.

Актуальным средством помощи детям страдающим аутизмом являются добавки содержащие клейковину и казеин. Глютен и казеин содержат белки присутствующие в пшенице и молочных продуктах.

Клинические исследования и отзывы родителей детей страдающих аутизмом свидетельствуют, что использование витаминов и пищевых добавок помогли смягчить симптомы аутизма.

Родители аутичных детей, должны вести запись ежедневного рациона питания и тщательно наблюдать за реакцией организма ребенка на потребляемые продукты, особенно во время ранней стадии диагностики аутизма. Следует помнить, что существуют продукты — которые могут увеличить аутоиммунные реакции, при этом, обычно следует ослабление иммунной системы в борьбе с формующими окисление клетками, а также бактериями и вирусами. Некоторые продукты могут даже уменьшить циркуляцию крови в клетках — препятствуя центральной нервной системе в передаче регулирующей информации. Тем не менее многие продукты содержат витамины и минералы, крайне необходимых детям с аутизмом и очень важны для них. Давайте перечислим наиболее важные из них.

1. Овощи и фрукты с витамином В6

а) Натуральные овощи и фрукты, выращенные в экологически чистой обстановке, не будучи опрысканными вредными химическими веществами. Они дорогие, по сравнению с обычными продуктами, но у них есть свои уникальные преимущества. Продукты испортить легко, овощи и фрукты должны появляться на рынке на второй день как их собирают — это снижает до минимума потери питательных веществ. Если вы можете купить овощи и фрукты прямо у фермеров — это будет наилучший вариант. Так как большинство аутичных детей страдают дефицитом витамина В6, цинка, селена и магния — пожалуйста, убедитесь, что вы выбираете овощи и фрукты с высоким их содержанием.

б) Натуральное мясо

Важно, чтоб родители детей аутистов, выбирая мясные продукты для своих детей, особо следили за тем, чтобы животные — мясо которых покупается для питания, были выращены без гормональных добавок. Наличие гормона роста в мясе животных — может помешать функции центральной нервной системы в регулировании производства гормонов у ребенка, тем самым увеличивая тяжесть симптомов аутизма и риска возникновения опухолей головного мозга и рака.

2. Витамины для кровообращения

а) Незаменимые жирные кислоты

Жирные кислоты, кроме жизненно важных функций для печени и белкового обмена, играют важную роль в оказании помощи клеткам в передаче информации, а также снижения уровня плохого холестерина в крови.

Чеснок — считается одним из супер продуктов, содержащих вещества, которые помимо уменьшения формирования жировых бляшек накапливающихся в стенках артерий, делают кровь реже — тем самым улучшая функции кровообращения по всему телу(в том числе и в нервной системе). Это приводит к снижению симптомов аутизма. Детям, которые принимают лекарства для разжижения крови — нужно дополнительно проконсультироваться с врачом перед включением чеснока в рацион питания.

Апельсины содержат большое количество витамина С и биофлавоноидов, которые, помимо помощи иммунной системе в борьбе с аутоиммунными дисфункциями и окислениями клетки, способствуют укреплению стенок капилляров и увеличивают приток крови в организме.

Арбузы богаты ликопином — который не только помогает предотвратить неравномерный рост клеток(включая опухоли и рак головного мозга), но также снижает накопление налета в артериальных стенках, тем самым — увеличивая способность кровеносной системы в транспортировке кислорода и питательных веществ в клетки. Это очень важно, в том числе и для центральной нервной системы детей с аутизмом.

3. Витамины для детоксикации

Кроме высокого содержания витамина С и других жизненно важных витаминов и минералов, содержит большое количество хлорофилла — одного из веществ, которое не только помогает укрепить стенки артерий и снижают уровень плохого холестерина в крови, но и очищает от токсинов (в том числе и тяжелых металлов).

Большое количество витамина С в лимоне позволяет конвертировать накопленные токсины в водорастворимые формы и устранение их через почки мочевой секреции.

Кроме разрежения крови для ее лучшей циркуляции и увеличения иммунной функции в борьбе с клеточным окислением, он также способствует активизации ферментов печени в ликвидации токсинов.

Содержит большое количество фитохимических веществ называемых изотиоцианатами, которые помимо помощи для ингибирования канцерогенеза и онкогенеза, также рассматриваются как фермент-стимулирующий агент, помогающий уменьшить воспаление и улучшить ликвидацию токсинов.

Есть еще очень много овощей и фруктов, которые имеют те же функции, например: капуста, подорожник и т.д. Пожалуйста, убедитесь, что вы выбрали именно то, что ваш ребенок любит.

4. Влияние витаминов на иммунную систему

а) Соевые продукты

Соевые продукты питания содержат большое количество растительного белка. Исследования показывают, что дефицит высококачественного белка может привести к истощению иммунных клеток, что приводит к неспособности организма вырабатывать антитела, и к другим иммунным проблемам.

Морковь содержит большое количество бета-каротина, который выделяется из витамина А. Он является мощным антиоксидантом, который не только помогает иммунной системе в борьбе с ростом нерегулярных клеток, но также предотвращает нарушение иммунной функций проявляющейся в нападениях на здоровые клетки тела.

Красная рыба содержит большое количество незаменимых жирных кислот, которые не только способствует улучшению передачи информации в центральной нервной системе, но также является жизненно важными для функций печени в борьбе с токсинами, которые накапливаются в организме.

5. Борьба с пищеварительными проблемами

а) Продукты содержат пищеварительный фермент

Большинство детей с аутизмом имеют пищеварительные проблемы, вызванные дисбалансом микроорганизмов в желудочно-кишечном тракте. Поэтому у них часто есть проблема с перевариванием сложных продуктов, в том числе с высоким содержанием клетчатки. Добавление продуктов, богатых пищеварительным ферментом способствует улучшению пищеварительной системы в освоении жизненно важных витаминов и минералов, тем самым уменьшая риск дисфункции иммунной системы и симптомы аутизма, вызванные дефицитом питательных веществ.

Поддержание и исправление уровня pH помогает снизить риск чрезмерного роста вредных бактерий в желудочно-кишечном тракте и увеличить выработку пищеварительных ферментов для освоения жизненно важных питательных веществ в нашем организме. Нужно иметь соответствующий уровень магния и калия для поддержания рН баланса между 6,5 и 7,5 — оптимального для синтеза белка и активности фермента.

Пищевые продукты, содержащие большое количество пищеварительных ферментов — это ростки пшеницы, бобовые, папайя и ананас.

6. Помощь центральной нервной системе

Кроме высокого содержания кальция и других жизненно важных витаминов и минералов, а также фито-химических веществ, которые очень важны для иммунной системы охраны нашего тела против инфекций и воспалений, соевый белок также помогает улучшить функции мозга и качества медиаторов. Большинство нейротрансмиттеров содержат аминокислоты, включая белки триптофан и тирозин которые уменьшают тяжесть симптомов аутизма.

б) Шпинат и клубника

Шпинат и клубника содержит большое количество антиоксидантов, которые помогают снизить риск образования свободных радикалов в центральной нервной системе, и таким образом, увеличивают способность клеток головного мозга в регулировании гормонов желез и улучшения в передаче информации.

Пищевой белок должны быть разбит на аминокислоты для функционирования нейротрансмиттеров, гормонов, ДНК и ферментов. Поэтому потребление пищи с хорошим содержанием белка — поможет уменьшить симптомы нервной нерегулярной функции детей с аутизмом.

Есть 2 вида пищевого белка

а) Полноценный белок, содержащий все восемь незаменимых аминокислот — включает в себя рыбу и мясо, мясо птицы и яйца, сыр и йогурт.

б) Неполный белок, содержащий некоторые из 8-ми незаменимых аминокислот, включает в себя зерновые и зернобобовые культуры.

Вы можете комбинировать неполные белки, чтобы составить полноценный белок, например сочетая рис и бобы.

Полный белок необходим для улучшения функций клеток головного мозга, но не все продукты с полным белком хороши для детей страдающих аутизмом, некоторые из них могут вызывает аллергические реакции, проконсультируйтесь с вашим врачом или диетологом перед его применением.

Важный совет родителям для детей с аутизмом — ведите дневник питания ребенка!

Следите за поведением ребенка и симптомами, проявляющихся у него при потреблении разных продуктов питания. Это поможет выявить те продукты, которые вызывают аллергическую реакцию иммунной системы и заменить их на другие, содержащие как минимум такие же питательные вещества и витамины.

vitaminux.ru

Что важно рассказать «обычным детям» про аутизм?

Американка Джослин Грей, мама четырех детей с особенностями развития, двое из которых имеют расстройство аутистического спектра, просит рассказать всем детям без исключения десять следующих фактов.

1. АУТИЗМ НЕЛЬЗЯ ОПРЕДЕЛИТЬ ПО ТОМУ, КАК ЧЕЛОВЕК ВЫГЛЯДИТ.

Аутисты выглядят так же, как и любые другие люди. Аутизм означает, что мозг у человека работает иначе.

2. У ВСЕХ ЛЮДЕЙ МОЗГ РАБОТАЕТ ПО-РАЗНОМУ.

У каждого человека мозг работает немножко по-своему. Наверняка в вашем классе есть ребята, которые лучше всех читают, но с математикой проблемы. Возможно, вы знаете девочку, которая хорошо рисует, но неважно читает. Или мальчика, который очень хорош в спорте, но боится говорить у доски. У каждого что-то получается лучше, а над чем-то нужно больше работать. Некоторые отличия мозга означают, что у ребенка аутизм. Как и все остальные ребята, дети с аутизмом могут делать что-то очень хорошо, а в чем-то у них есть трудности.

3. ПОЧЕМУ ОНИ ВЕДУТ СЕБЯ ТАК СТРАННО?

Хотя нельзя определить аутизм по внешнему виду, иногда вы можете заметить, что ребенок с аутизмом делает что-то необычное: вращается на месте, трясет руками, подпрыгивает, раскачивается взад и вперед. Такие повторяющиеся движения называются «стимы». Дети с аутизмом делают это, потому что такие движения помогают им почувствовать себя лучше, расслабиться, повеселиться или отвлечься от шума вокруг.

Стимы могут показаться странным поначалу, если вы к ним не привыкли, но ведь многие люди делают «странные» вещи. Даже люди без аутизма, бывает, задумываются и начинают грызть ногти, жевать карандаши, постукивать ногами, напевать под нос. Все дело в том, что к такому поведению мы больше привыкли. У детей и взрослых с аутизмом могут быть и другие «странности». Например, некоторые могут говорить сами с собой, быть слишком привередливы в еде, носить только определенную одежду, любить книги только одного автора и никакие другие. А у вас какие есть «странности»? Ничего, если они у вас есть, мы все разные. Только подумайте, как скучно будет жить в мире, где все одинаковые!

5. МНОГИЕ ЛЮДИ ГОВОРЯТ РУКАМИ.

Люди с аутизмом часто трясут руками. (Не все, кто трясет руками – аутисты, и не все дети с аутизмом так делают). Чаще всего движения кистей рук означают восторг. А как еще люди могут говорить с помощью рук? Мы показываем большие пальцы, когда что-то одобряем. Вы поднимаете руку в классе, учитель поймет, что вы хотите, чтобы вас спросили. Глухие люди разговаривают с помощью жестового языка.

6. У ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ МОГУТ БЫТЬ ПРОБЛЕМЫ С ВЫРАЖЕНИЯМИ ЛИЦ.

Иногда дети с аутизмом не могут понять, что вы чувствуете, потому что они не могут различать выражения лица. Кроме того, их собственное лицо может выражать совсем не то, что они чувствуют. Иногда кажется, что у вашего друга с аутизмом вообще нет выражения на лице, но это просто значит, что он о чем-то задумался. Если вам трудно понять, что он чувствует, то надо просто спросить!

Некоторые люди с аутизмом, особенно с разновидностью аутизма, которая называется синдром Аспергера, очень сильно интересуются какой-то одной темой или предметом. Очень, очень сильно интересуются. Их любимой темой может быть определенная видеоигра, лего, какое-то животное, метеорология или Древний Египет. Однако бывает, что и люди без аутизма очень сильно чем-то интересуются. Все мы знаем людей, которые «одержимы» своей любимой спортивной командой, например. Не обязательно быть аутистом, чтобы очень сильно увлекаться Гарри Поттером, Звездными войнами или спортом. Иногда дети с аутизмом забываются и не говорят ни о чем кроме своей любимой темы, но в таком случае всегда можно сказать: «Давай поговорим о чем-нибудь другом?»

Дети с аутизмом тоже хотят играть! Им трудно спросить, можно ли поиграть с вами, они могут не понимать, во что вы играете или как присоединиться к игре. Спросите друга с аутизмом, хочет ли он поиграть с вами, и будет лучше, если вы сразу объясните правила игры.

9. У МНОГИХ ВЗРОСЛЫХ ТОЖЕ ЕСТЬ АУТИЗМ.

Не только у детей бывает аутизм. У многих взрослых он тоже есть. Иногда в одной и той же семье есть несколько случаев аутизма – это как цвет волос, цвет глаз или другие отличия мозга, например, синдром дефицита внимания. Как и дети с аутизмом, многие взрослые с такими отличиями нуждаются в постоянной помощи, в то время как другие могут обходиться без нее.

10. ЛЮДИ С АУТИЗМОМ ИНДИВИДУАЛЬНЫ.

Все дети в вашем классе разные, и все люди с аутизмом тоже отличаются друг от друга. Вы можете встретить рыжего мальчика, который очень любит Трансформеры, но вы не будете думать, что все рыжие любят Трансформеры. То же самое относится и к аутизму. Не все люди с аутизмом любят одно и то же, имеют одинаковые таланты и трудности. Они индивидуальны, точно так же, как и все люди вокруг.

autism-info.ru

10 фактов про аутизм, которые стоит знать каждому

Аутизм означает, что человек развивается иным образом и имеет проблемы с коммуникацией и взаимодействием с другими людьми, а также необычные виды поведения, такие как повторяющиеся движения или увлеченность очень узкоспециализированными интересами. Однако это лишь клиническое определение, и это не самое важное из того, что необходимо знать об аутизме.

Итак… что же должен знать об аутизме обычный человек? Существует огромное количество заблуждений, важных фактов, о которых люди даже не подозревают, и несколько универсальных истин, которые всегда игнорируются, если речь идет об инвалидности. Так что давайте перечислим их.

1. Аутизм разнообразен. Очень, очень разнообразен. Когда-нибудь слышали поговорку: «Если вы знаете одного аутичного человека, то вы знаете… только одного аутичного человека»? Это правда. Нам нравятся совершенно разные вещи, мы по-разному себя ведем, у нас разные таланты, разные интересы и разные навыки. Соберите группу аутичных людей и посмотрите на них. Вы обнаружите, что эти люди так же сильно отличаются друг от друга, как и нейротипичные люди. Возможно, аутисты отличаются друг от друга даже сильнее. Каждый аутичный человек индивидуален, и вы не можете сделать никаких предположений о нем только на основе его диагноза, кроме как «Наверное, у этого человека есть проблемы с коммуникацией и социальным взаимодействием». И, согласитесь, это очень общее заявление.

2. Аутизм не определяет личность человека… но он все равно является фундаментальной частью нашей сущности. Кое-кто любезно напомнил мне о пропущенном втором пункте в этом списке, так что я только что его добавила! Я то и дело что-то пропускаю… особенно если речь идет о чем-то вроде «Если написано, что речь идет о списке из десяти пунктов, то пунктов должно быть десять». Все дело в том, что мне трудно воспринимать картину в целом, и вместо этого я постоянно сосредотачиваюсь на деталях вроде «Не допустила ли я орфографическую ошибку?» Если бы у меня уже не было первазивного нарушения развития, то у меня бы диагностировали нарушение внимания вроде СДВГ – в голове у меня не только аутизм. На самом деле аутизм – это лишь одно из множества явлений, и большинство из них не являются диагнозами. Я аутистка, но также у меня огромные проблемы с организацией своих действий и с переключением на новую задачу, которые обычно бывают у людей с СДВГ. Мне отлично дается чтение, но есть серьезные проблемы с арифметикой, но не со счетом. Я альтруистка, интроверт, у меня есть собственное мнение по любому поводу, и я придерживаюсь умеренных взглядов в политике. Я христианка, студентка, ученый… Как много всего входит в идентичность! Однако аутизм все это немного раскрашивает, как будто вы смотрите на что-то сквозь цветное стекло. Так что если вы думаете, что я была бы тем же самым человеком без моего аутизма, то вы однозначно заблуждаетесь! Потому что как можно остаться тем же человеком, если ваш разум начнет по-другому думать, по-другому учиться, и у вас появится совершенно другой взгляд на мир? Аутизм – это не просто некая добавка. Это сама основа для развития личности аутичного человека. У меня только один мозг, а «аутизм» — это просто ярлык, который описывает особенности работы этого мозга.

3. Наличие аутизма не делает вашу жизнь бессмысленной. Инвалидность в целом не означает, что ваша жизнь бессмысленна, и в этом отношении аутизм не отличается от любой другой инвалидности. Ограничения в коммуникации и социальном взаимодействии вкупе с трудностями в обучении и сенсорными проблемами, которые нам свойственны, не означают, что жизнь аутичного человека хуже жизни нейротипичного человека. Иногда люди предполагают, что если у вас есть инвалидность, то ваша жизнь по определению хуже, но я думаю, они просто слишком склонны смотреть на все с собственной точки зрения. Люди, которые всю свою жизнь были нейротипиками, начинают думать о том, что бы они почувствовали, если бы внезапно потеряли свои навыки… в то время как в реальности надо представлять, что у них никогда этих навыков и не было, или что у них развились иные навыки и иной взгляд на мир. Сама по себе инвалидность является нейтральным фактом, а не трагедией. В отношении аутизма трагедия – это не сам аутизм, а связанные с ним предрассудки. Неважно, какие ограничения есть у человека, аутизм не мешает ему быть частью своей семьи, частью своего сообщества и человеком, чья жизнь имеет неотъемлемую ценность.

4. Аутичные люди способны на любовь в той же степени, что и любые другие люди. Любовь к другим людям не зависит от способности бегло говорить, понимать выражение чужих лиц или помнить о том, что когда пытаешься с кем-то подружиться, лучше не рассказывать о диких кошках в течение полутора часов без остановки. Возможно, мы не умеем копировать эмоции других людей, но мы способны на такое же сострадание, что и все остальные. Мы просто иначе это выражаем. Нейротипики обычно пытаются выразить сочувствие, аутисты (по крайней мере, те из них, которые похожи на меня, как я уже говорила – мы очень разные) пытаются исправить проблему, которая изначально расстроила человека. Я не вижу причин считать, что один подход лучше другого… О, и еще одно: хотя я сама асексуалка, среди людей спектра аутизма я в меньшинстве. Аутичные взрослые, с любой формой аутизма, могут влюбляться, вступать в брак и заводить семью. Несколько моих знакомых аутистов женаты или ходят на свидания.

5. Наличие аутизма не мешает человеку учиться. На самом деле не мешает. Мы растем, и мы учимся в течение всей жизни, точно так же, как и любой другой человек. Иногда я слышу, как люди говорят, что их аутичные дети «выздоровели». Однако на самом деле они лишь описывают, как их дети растут, развиваются и учатся в подходящей обстановке. Они фактически обесценивают усилия и достижения собственных детей, списывая их на последний препарат или другое лечение. Я прошла долгий путь от двухлетней девочки, которая почти круглосуточно плакала навзрыд, постоянно бегала кругами и устраивала бурные истерики от прикосновения шерстяной ткани. Теперь я учусь в колледже, и я почти добилась независимости. (Шерстяную ткань я, правда, до сих пор не выношу). В хорошей обстановке, при хороших учителях обучение будет практически неизбежным. Именно на этом должны сосредоточиться исследования аутизма: как лучше всего научить нас тому, что нам необходимо знать об этом мире, который не приспособлен для нас.

6. Происхождение аутизма почти полностью генетическое. Наследственная составляющая аутизма составляет около 90%, что означает, что почти каждый случай аутизма можно свести к определенной комбинации генов, будь это «гены ботаников», которые передались от ваших родителей, или же это новые мутации, которые возникли только в вашем поколении. Аутизм никак не связан с теми прививками, которые вам делали, и он никак не связан с тем, что вы едите. По иронии, несмотря на аргументы противников вакцин, единственная доказанная не генетическая причина аутизма – это синдром врожденной краснухи, который возникает, когда беременная (обычно не прошедшая вакцинацию) женщина заболевает краснухой. Люди, делайте все необходимые прививки. Они спасают жизни – миллионы людей, которые каждый год умирают от заболеваний, которые можно было предотвратить вакцинами, с этим согласились бы.

7. Аутичные люди – это не социопаты. Я знаю, наверное, вы так и не думаете, но все равно это следует повторить еще раз. «Аутизм» часто связывают с образом человека, которому абсолютно плевать на существование других людей, в то время как в реальности, это просто проблема коммуникации. Нам не плевать на других людей. Более того, я знаю нескольких аутистов, которые так панически боятся случайно сказать «что-то не то» и задеть чужие чувства, что в результате постоянно стесняются и нервничают. Даже невербальные аутичные дети проявляют такую же привязанность к своим родителям, что и не аутичные. В реальности, аутичные взрослые совершают преступления гораздо реже, чем нейротипики. (Впрочем, не думаю, что это связано с нашей врожденной добродетельностью. В конце концов, очень часто преступление – это социальная активность).

8. Нет никакой «эпидемии аутизма». Другими словами: растет число людей, у которых диагностирован аутизм, но общее число аутичных людей остается прежним. Исследования, проведенные среди взрослых, показывают, что уровень аутизма среди них такой же, как и среди детей. С чем же связаны все эти новые случаи? Просто с тем, что теперь ставятся диагнозы и при более мягких формах аутизма, в том числе благодаря признанию того, что синдром Аспергера – это аутизм без задержки речи (раньше диагноз не ставился, если вы могли говорить). Кроме того, начали включать людей с умственной отсталостью (как оказалось, помимо умственной отсталости у них очень часто есть и аутизм). В результате, число диагнозов «умственная отсталость» снизилось, а число диагнозов «аутизм», соответственно, возросло. Тем не менее, риторика про «эпидемию аутизма» имела и положительный эффект: благодаря ей мы узнали о реальной распространенности аутизма, и мы знаем, что он не обязательно бывает тяжелым, и мы знаем, как именно он проявляется, что позволяет детям получать необходимую поддержку с самого раннего возраста.

9. Аутичные люди могут быть счастливы и без исцеления. И речь не идет о каком-то второсортном счастье по принципу «лучше что-то, чем ничего». Большинство нейротипиков (если они не художники и не дети) никогда не заметят красоту в расположении трещин в асфальте мостовой, или как великолепно играют цвета на разлитом бензине после дождя. Они, наверное, никогда не узнают, каково это целиком и полностью отдаться определенной теме и изучить про нее все, что только можно. Им никогда не познать

красоту фактов, которые были приведены в определенную систему. Они, вероятно, никогда не узнают, каково это махать кистями рук от счастья, или каково это забыть обо всем из-за ощущения шерсти кошки. В жизни аутистов есть прекрасные аспекты, как, скорее всего, они есть и в жизни нейротипиков. Нет, поймите меня правильно: это трудная жизнь. Мир не приспособлен для существования аутистов, а аутичные люди и их семьи каждый день сталкиваются с чужими предрассудками. Однако счастье при аутизме не сводится к «мужеству» или «преодолению». Это просто счастье. Не обязательно быть нормальным, чтобы быть счастливым.

10. Аутичные люди хотят быть частью этого мира. Мы действительно этого хотим… просто на наших собственных условиях. Мы хотим, чтобы нас принимали. Мы хотим учиться в школе. Мы хотим работать. Мы хотим, чтобы нас слушали и услышали. У нас есть надежды и мечты о нашем будущем и о будущем этого мира. Мы хотим внести свой вклад. Многие из нас хотят завести семью. Мы отличаемся от нормы, но именно разнообразие делает этот мир сильнее, а не слабее. Чем больше будет образов мышления, тем больше будет найдено способов решения той или иной проблемы. Разнообразие общества означает, что при возникновении проблемы, у нас под рукой будут разные умы, и кто-нибудь из них найдет решение.

www.aspergers.ru

Как мальчик с аутизмом стал профессором

Поделиться сообщением в

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Внешние ссылки откроются в отдельном окне

Несколько лет назад я прочитала книгу «За стеной», которую написал Стивен Шор — американский профессор, один из ведущих специалистов по аутизму, который сам имеет этот диагноз.

В книге доктор Шор делится своей историей. В первые годы жизни он был невербальным ребенком, бьющимся головой о бортики детской кроватки. Но, благодаря усилиям родителей, смог пойти в школу, выучиться игре на нескольких музыкальных инструментах, окончить университет, жениться и стать всемирно известным экспертом в области аутизма, которого в том числе знают и уважают в России.

Я познакомилась с доктором Шором через «Фейсбук», и в конце декабря 2017-го года он неожиданно сообщил, что приезжает с лекциями в Лондон и был бы рад встретиться. Шор также добавил, что если родителям детей с аутизмом будет интересно, он с удовольствием сделает для них презентацию.

Я немедленно объявила об этом в соцсетевых группах, посвященных аутизму, в том числе и в русскоязычной. И вот все откликнувшиеся уже сидят в аудитории красивейшего здания лондонского кампуса Нью-Йоркского университета и слушают презентацию Стивена Шора.

Около двух часов доктор Шор рассказывал нам о своем опыте жизни с аутизмом — вплоть до бытовых деталей. Он всегда носит кепку, чтобы защитить глаза от раздражающего мерцания ламп дневного света, и всегда ходит в просторных футболках из-за повышенной чувствительности к плотно прилегающей одежде.

Он затронул множество тем: о важности занятий музыкой, о том, как сообщать ребенку о его аутизме, об отношениях с братьями и сестрами. О некоторых их них я подробнее расскажу в следующих блогах.

После основной презентации Стивена я взяла у него интервью для Русской службы Би-би-си, в котором попросила ответить на самые распространённые и противоречивые вопросы родителей детей с аутизмом.

Анна Кук: Стивен, для меня, как и для многих других родителей детей с аутизмом, вы являетесь воплощением мечты, чуда. Из неговорящего ребенка с проблемным поведением вы стали всемирно известным профессором, который ездит с лекциями по всему миру и помогает другим лучше понять аутизм. И в этом вы видите, главным образом, заслугу своих родителей. Может ли подход ваших родителей совершить подобное чудо для каждого ребенка с аутизмом?

Стивен Шор: Что касается усилий моих родителей, я бы хотел верить, что продуктивная, наполненная смыслом жизнь вполне может стать нормой, а не исключением из правил для большинства людей с аутизмом.

Вместо того, чтобы говорить о «чуде», которое произошло лишь с горсткой людей с аутизмом, давайте сделаем так, чтобы так было со всеми!

То, что делали мои родители, сейчас бы назвали интенсивной программой раннего вмешательства на дому.

Они использовали движение, музыку, сенсорную интеграцию, имитацию и комментировали все вокруг.

В те времена (более 50 лет назад) концепции раннего вмешательства просто не существовало. А сейчас нечто похожее называется методом Миллера.

Может ли это «чудо» случиться с каждым? Все находятся на разном уровне развития. Мы можем помочь родителям и педагогам установить изначальные доверительные отношения с ребенком и затем двигаться дальше.

Какие-то дети будут лучше реагировать на музыку или движения, кто-то выберет другое. К счастью, у нас сейчас есть много подходов. Мы не можем сказать, что один метод лучше другого, мы можем сказать, что какой-то метод лучше конкретно для этого ребенка.

Анна Кук: Но если это возможно, почему так много людей с аутизмом не работают, не реализуют свой потенциал, проводят годы в специализированных центрах досуга?

Стивен Шор: Это происходит очень часто. Сейчас вместо того, чтобы сконцентрироваться на способностях и возможностях человека с аутизмом, мы концентрируемся на его проблемах, ограничениях, функциональных расстройствах.

И нам нужно избавиться от «модели недостатков» — пользу признания достоинств каждого человека. Выяснить, что этот человек может делать? Какие у него сильные стороны?

Все успешные люди с аутизмом, которых я знаю, смогли применить в работе свои сильные стороны и «особые интересы», построили на этом карьеру.

Анна Кук: Какие самые распространенные ошибки делают родители детей с аутизмом?

Стивен Шор: Одна из самых распространённых ошибок — то, что родители не видят истинную причину сложного поведения ребенка и думают, что он специально плохо себя ведет.

Но дело в том, что, как правило, ребенок не пытается нарочно испортить вам день, просто что-то в окружающей обстановке происходит такое, что он не может понять.

Поэтому нам надо найти способ научить ребенка справляться с проблемами, развить в них лучшее понимание происходящего. А также нельзя забывать, что потенциал вашего ребенка с аутизмом безграничен — как и потенциал любого ребенка.

Анна Кук: Откуда родители могут черпать силы и энергию, чтобы заботиться о своем ребенке? Я получаю много сообщений из России от изможденных матерей, которые пребывают в отчаянии и не знают, как собраться и поддержать своего ребенка.

Стивен Шор: Прежде всего, родители должны позаботиться о себе, чтобы потом помочь ребенку. Во время демонстрации правил безопасности в самолетах говорят, что сначала надо надеть кислородную маску на себя, а затем — помочь сидящему рядом ребенку. Если вы сделаете наоборот и сначала начнете помогать ребенку, вы потеряете сознание из-за недостатка кислорода. Так же и здесь.

Анна Кук: Как заботилась о себе и восстанавливала свои силы ваша мама, ведь у нее было трое детей?

Стивен Шор: У моих родителей было много забот. Нас было трое — я с аутизмом, мой брат, у которого диагностировали умственную отсталость, думаю, приправленную аутизмом, и моя старшая сестра, тоже с набором проблем.

Но родители смогли найти поддержку, прежде всего — у своих родственников. Мои бабушка и дедушка переехали ближе к нашему дому, они всегда были рядом.

Также мои родители обращались за поддержкой в различные организации — тогда была Ассоциация умственно отсталых граждан США.

Я не помню, чтобы мама и папа часто посещали группы поддержки, но, по крайней мере, они заручились поддержкой близких.

Сейчас родители детей с аутизмом могут найти поддержку в различных организациях, а также у других родителей. В любой школе можно найти родителей в той же ситуации, что и вы.

Анна Кук: Один из самых сложных вопросов, которые задают родители детей с аутизмом, — диета и биомедицинское вмешательство, детоксикация. Действительно ли это ключ к улучшению состояния ребенка с аутизмом?

Стивен Шор: Cамый эффективный способ помощи ребенку — это найти подход, который бы удовлетворял нужды именно этого ребенка.

Есть дети с пищевой непереносимостью, им нужна безглютеновая и безказеиновая диета. Но не всем! Я знаю людей с аутизмом, которые едят очень ограниченный набор продуктов, накормить их — ужасная проблема. А есть люди с аутизмом на «всеядной» диете — они видят еду и все съедают.

Так что у некоторых людей есть проблемы со здоровьем, и им нужна диета, а у других нет этих проблем.

К сожалению, много есть различных «врачей», которые обещают исцеление от аутизма, если вы купите определенный крем, естественно, очень дорогой, причем только у этого человека. Такие истории портят репутацию биомедицинскому вмешательству.

Лучшие врачи, занимающиеся биомедом, прежде всего смотрят на общее состояние здоровья ребенка и медицинские проблемы. То есть, оценивают состояние ребенка с медицинской точки зрения, вне зависимости, есть у него аутизм или нет.

Стивен Шор: Проблема в том, что черты аутизма начинают проявляться у ребенка, когда «взрывается бомба аутизма», — иными словами, наступает регрессивный аутизм.

Его проявление совпадает по времени с графиком прививок — когда ребенку полтора-два года.

Но в то же время, мы не имеем четкого представления о причинно-следственной связи прививок и аутизма, и это очень важно.

Я не доктор медицинских наук, и не могу говорить от имени врачей, но здравый смысл подсказывает, что необходимо рассматривать каждый случай отдельно. Если у ребенка плохая реакция на прививки, значит, надо разбирать эту проблему с медицинской точки зрения.

Анна Кук: Специализированная школа или обычная школа?

Стивен Шор: Лучшее место для ребенка с аутизмом — там, где он будет делать успехи. В идеале каждый ребенок доложен учиться в обычной школе, потому что мир — это не спецшкола, а большое общество. Однако зачастую обычная школа не может обеспечить ребенку необходимую поддержку.

Чтобы ребенок успешно развивался, возможно, нужно поискать спецшколу. Не обязательно на все время школьного обучения. Может быть, на ближайшие пару лет, а потом он сможет вернуться в обычную школу.

Думаю, если менять систему в школе и лучше обучать учителей, которые работают с детьми с аутизмом, то нам удастся сместить фокус с так называемого «дефицита навыков при аутизме» на сильные стороны ребенка, на его способности.

Никто же не строит карьеру на том, что он делает плохо. А я заметил, что ученики с аутизмом проводят больше времени, чем другие дети, выполняя задания, которые им даются с трудом.

Анна Кук: Например, когда учителя заставляют ребенка писать прописью, а у него проблемы с мелкой моторикой? Моей дочке очень плохо дается письмо от руки, а она занимается этим ежедневно.

Да, это хороший пример. Я считаю, что лучше сместить фокус с чистописания и найти способ, с помощью которого она сможет общаться. Например, ей больше может подойти общение с помощью клавиатуры. Я знаю много людей с аутизмом, которым намного удобнее печатать, чем писать.

Анна Кук: Вы были в России, Британии, других странах. Где для людей с аутизмом самые хорошие условия?

Стивен Шор: Я посетил 47 стран с лекциями об аутизме. Лучше всего говорить не о лучшей стране, а о лучшей программе, которую в идеале можно найти в вашей стране, чтобы не переезжать, хотя, может, придется и переехать.

Почти везде, где я побывал, я заметил, что лучшие организации и программы были основаны родителями детей с аутизмом.

Родители собираются вместе, создают центр, 5-10 детей этих родителей там занимаются. Родители изучают литературу, находят лучшие программы, они сколачивают все «на коленке». И в итоге у них отлично получается, они разрастаются в большой центр. Например, в Москве есть замечательный центр «Наш солнечный мир».

Анна Кук: Но Москва — это не Россия. Я получала комментарии от матерей из российской глубинки, которые очень страдают, они находятся в изоляции, они не могут выйти на улицу. Они стыдятся своих детей, потому что подобное поведение им диктует общество.

Да, поэтому так важно просвещение! Может, надо встречаться с другими родителями, рассказывать им об аутизме. Некоторые родители носят при себе маленькие карточки с информацией об аутизме. Если вдруг в общественном месте что-то происходит, и другие люди с осуждением смотрят на ребенка, можно раздавать такие карточки.

Обычно на таких карточках написано «У моего ребенка аутизм. Он не опасен. Он по-другому воспринимает окружающий мир. И поэтому он ведет себя таким образом».

Анна Кук: Вы счастливо женаты более 27 лет, но никогда не говорите о том, есть ли у вас дети. Извините за личный вопрос.

Нет-нет, ничего такого личного. Мы решили, что не будем заводить детей и не потому, что существует вероятность, что родится ребенок с аутизмом. А если родится без аутизма? И что я буду делать с ребенком без аутизма, если я лучше понимаю аутизм?

Это просто личное решение нас как супругов. В мире тысячи, миллионы детей с аутизмом, с которыми я могу поиграть в любое время.

Анна Кук: Вы думаете, что как человек с аутизмом, вы понимаете детей с аутизмом лучше, чем нейротипичные люди?

Стивен Шор: В каком-то смысле да. Если я наблюдаю какой-то тип поведения или способ коммуникации, если я вижу чрезвычайный интерес ребенка по какому-то узкому вопросу, думаю, я понимаю такие вещи лучше.

Но в то же время, когда общаются два человека с расстройством аутистического спектра, это не означает, что они непременно понимают друг друга или нравятся друг другу. Как и люди любой группы. Например, двое русских совершенно не обязательно любят и понимают друг друга.

Стивен Шор производит впечатление доброжелательного, располагающего к себе человека. Не укладывается в голове, что много лет назад врачи настоятельно рекомендовали его родителям поместить Стивена в спецучреждение.

Если у Стивена и его родителей получилось, получится ли у меня с Лизой?

На это можно ответить знаменитой цитатой Стивена Шора: «Если вы встретили одного человека с аутизмом, вы встретили только одного человека с аутизмом».

Никакого секрета нет. Никакой «волшебной таблетки» нет. Мы должны делать все возможное, чтобы найти подход именно к своему ребенку. И знать, что даже если результаты наших занятий не всегда заметны, они есть. Качество жизни ребенка в любом случае будет лучше, чем без этих занятий. Даже если он не станет потом всемирно известным профессором.

Журналист Анна Кук живет в Англии с 2007 года. У ее старшей дочери в три года был диагностирован аутизм. Анна ведет блог «Жизнь с аутизмом» на сайте Русской службы Би-би-си.

www.bbc.com

Ранний детский аутизм

Ранний детский аутизм – сложное нарушение развития, характеризующееся искажением протекания различных психических процессов, главным образом, в когнитивной и психосоциальной сферах. Проявлениями раннего детского аутизма служат избегание контактов с людьми, замкнутость, извращенные сенсорные реакции, стереотипность поведения, нарушения речевого развития. Диагноз раннего детского аутизма устанавливается на основании динамического наблюдения и удовлетворения проявлений нарушения критериям диагностики РДА. Лечение раннего детского аутизма строится по синдромальному принципу; дополнительно проводится коррекционная работа по специальным педагогическим методикам.

Ранний детский аутизм

Ранний детский аутизм (РДА, синдром Каннера) — психопатологический синдром, основу которого составляют стойкие нарушения социального взаимодействия, общения и поведения. Частота раннего детского аутизма в популяции составляет 2-4 случая на 10 тыс. детей за явным преобладанием данного расстройства среди мальчиков (3-4:1). Ранний детский аутизм начинает проявлять себя в первые 3 года жизни ребенка, обычно диагностируется у детей в возрасте 2-5 лет. Примерно в 0,2% случаев ранний детский аутизм сочетается с умственной отсталостью. Характерно, что ранний детский аутизм никогда не развивается у детей старше 5 лет, поэтому, начиная со старшего дошкольного возраста, следует думать о возникновении у ребенка с отклонениями в поведении других психических отклонений, прежде всего шизофрении.

Причины раннего детского аутизма

На сегодняшний день причины и механизмы раннего детского аутизма до конца неясны, что порождает множество теорий и гипотез происхождения нарушения.

Генная теория происхождения связывает ранний детский аутизм с генетическими дефектами. Известно, что 2-3 % потомков аутистов также страдает этим расстройством; вероятность рождения второго ребенка-аутиста в семье составляет 8,7 %, что во много раз превышает среднюю популяционную частоту. У детей с ранним детским аутизмом чаще обнаруживаются другие генетические нарушения – фенилкетонурия, синдром ломкой Х-хромосомы, нейрофиброматоз Реклингхаузена, гипомеланоз Ито и др.

Согласно тератогенной теории возникновения раннего детского аутизма, различные экзогенные и средовые факторы, воздействующие на организм беременной на ранних сроках, могут вызывать биологические повреждения ЦНС плода и в дальнейшем приводить к нарушению общего развития ребенка. Такими тератогенами могут выступать компоненты продуктов питания (консерванты, стабилизаторы, нитраты), алкоголь, никотин, наркотики, лекарственные препараты, внутриутробные инфекции, стрессы, факторы среды (радиация, выхлопные газы, соли тяжелых металлов, фенол и др.). Кроме этого, частая связь раннего детского аутизма с эпилепсией (примерно у 20-30% больных) указывает на наличие перинатальной энцефалопатии, которая может развиться вследствие токсикозов беременности, гипоксии плода, внутричерепных родовых травм и пр.

Альтернативные теории связывают происхождения раннего детского аутизма с грибковой инфекцией, метаболическими, иммунными и гормональными нарушениями, старшим возрастом родителей. В последние годы появились сообщения о связи раннего детского аутизма с профилактической вакцинацией детей против кори, паротита и краснухи, однако свежие исследования убедительно опровергли наличии причинно-следственной связи между прививкой и заболеванием.

Классификация раннего детского аутизма

Согласно современным представлениям, ранний детский аутизм входит в группу первазивных (общих) нарушений психического развития, при которых страдают навыки социально-бытового общения. Эта группа также включает синдром Ретта, синдром Аспергера, атипичный аутизм, гиперактивное расстройство с УО и стереотипными движениями, дезинтегративное расстройство детского возраста.

По этиологическому принципу различают ранний детской аутизм эндогенно-наследственного, связанного с хромосомными абберациями, экзогенно-органического, психогенного и неясного генеза. На основании патогенетического подхода выделяют наследственно-конституциональный, наследственно-процессуальный и приобретенный постнатальный дизонтогенез.

С учетом преобладающего характера социальной дезадаптации при раннем детском аутизме К. С. Лебединская выделила 4 группы детей:

  • с отрешенностью от окружающего (полное отсутствие потребности в контакте, ситуативное поведение, мутизм, отсутствие навыков самообслуживания)
  • с отвержением окружающего (двигательные, сенсорные, речевые стереотипии; синдром гипервозбудимости, нарушение чувства самосохранения, гиперсензитивность)
  • с замещением окружающего (наличие сверхценных пристрастий, своеобразие интересов и фантазий, слабая эмоциональная привязанность к близким)
  • со сверхтормозимостью в отношении окружающего (пугливость, ранимость, лабильность настроения, быстрая психическая и физическая истощаемость).
  • Симптомы раннего детского аутизма

    Основные «классические» проявления раннего детского аутизма включают: избегание ребенком контактов с людьми, неадекватные сенсорные реакции, стереотипии поведения, нарушения речевого развития и вербальной коммуникации.

    Нарушения социального взаимодействия у ребенка, страдающего аутизмом, становятся заметными уже раннем детстве. Ребенок-аутист редко улыбается взрослым и откликается на свое имя; в более старшем возрасте – избегает зрительного контакта, редко приближается к посторонним, в т. ч. другим детям, практически не проявляет эмоций. По сравнению со здоровыми сверстниками, у него отсутствует любопытство и интерес к новому, потребность в организации совместной игровой деятельности.

    Обычные по силе и длительности сенсорные раздражители вызывают у ребенка с синдромом раннего детского аутизма неадекватные реакции. Так, даже негромкие звуки и неяркий сет могут вызывать повышенную пугливость и страх либо, напротив, оставлять ребенка равнодушным, как будто он не видит и не слышит, что происходит вокруг. Иногда дети-аутисты избирательно отказываются надевать одежду определенного цвета или использовать некоторые цвета в продуктивной деятельности (рисовании, аппликации и пр.). Тактильный контакт даже в младенческом возрасте не вызывает ответной реакции или провоцирует сопротивление. Дети быстро утомляются от деятельности, пресыщаются от общения, зато склонны к «застреванию» на неприятных впечатлениях.

    Отсутствие способности к гибкому взаимодействию с окружающей средой при раннем детском аутизме обусловливает стереотипность поведения: однообразие движений, однотипные действия с предметами, определенный порядок и последовательность выполнения действий, большую привязанность к обстановке, к месту, а не к людям. У детей-аутистов отмечается общая двигательная неловкость, неразвитость мелкой моторики, хотя в стереотипных, часто повторяемых движениях они демонстрируют поразительную точность и выверенность. Формирование навыков самообслуживания также происходит с запозданием.

    Речевое развитие при раннем детском аутизме отличается своеобразием. Долингвистическая фаза языкового развития протекает с задержкой – поздно появляется (иногда совсем отсутствует) гуление и лепет, звукоподражание, ослаблена реакция на обращение взрослых. Самостоятельная речь у ребенка с ранним детским аутизмом также появляется позднее обычных нормативных сроков (смотри «Задержка речевого развития»). Характерны эхолалии, штампованность речи, выраженные аграмматизмы, отсутствие в речи личных местоимений, интонационная бедность языка.

    Своеобразие поведения ребенка с синдромом раннего детского аутизма определяется негативизмом (отказом от обучения, совместной деятельности, активным сопротивлением, агрессией, уходом «в себя» и пр.) Физическое развитие у детей-аутистов обычно не страдает, однако интеллект в половине случаев оказывается сниженным. От 45 до 85% детей с ранним детским аутизмом испытывают проблемы с пищеварением; у них часто встречаются кишечные колики, диспепсический синдром.

    Диагностика раннего детского аутизма

    Согласно МКБ-10, диагностическими критериями раннего детского аутизма являются:

  • 1) качественное нарушение социального взаимодействия
  • 2) качественные нарушения общения
  • 3) стереотипность форм поведения, интересов и активности.

Диагноз раннего детского аутизма устанавливается после периода наблюдения за ребенком коллегиальной комиссией в составе педиатра, детского психолога, детского психиатра, детского невролога, логопеда и других специалистов. Широко используются различные опросники, инструкции, тесты измерения уровня интеллекта и развития. Уточняющее обследование может включать ЭЭГ, МРТ и КТ головного мозга при судорожном синдроме; консультацию генетика и генотипирование при неврогенетических расстройствах; консультацию гастроэнтеролога при пищеварительных расстройствах и т. д.

Дифференциальная диагностика раннего детского аутизма проводится как внутри группы первазивных нарушений развития, так и с другими психопатологическими синдромами – задержкой психического развития, олигофренией, шизофренией, депривационными расстройствами и пр.

Лечение раннего детского аутизма

Излечение синдрома раннего детского аутизма на сегодняшний день невозможно, поэтому медикаментозная коррекция строится по синдромальному принципу: в случае необходимости назначаются противосудорожные препараты, психостимуляторы, антипсихотики и т. п. Имеются сведения о благоприятных результатах электроакупунктуры.

Целесообразность применения различных экспериментальных методик (например, лечение раннего детского аутизма безглютеновой диетой) не имеет клинически достоверных подтверждений.

Основная роль в лечении раннего детского аутизма отводится психотерапии, психолого-педагогической коррекции, дефектологической помощи, занятиям с логопедом. В работе с детьми-аутистами используется музыкотерапия, арт-терапия, игротерапия, иппотерапия, дельфинотерапия, трудотерапия, логоритмика. В процессе обучения аутичных детей педагогам следует ориентироваться на сильные стороны ребенка (нацеленность на учебу, преобладающие интересы, способности к точным наукам или языкам и т. п.).

Прогноз и профилактика раннего детского аутизма

Невозможность полного излечения раннего детского аутизма обусловливает сохранение синдрома в подростковом и взрослом возрасте. С помощью ранней, постоянной и комплексной лечебно-коррекционной реабилитации удается достичь приемлемой социальной адаптации у 30% детей. Без специализированной помощи и сопровождения в 70% случаев дети остаются глубокими инвалидами, не способными к социальным контактам и самообслуживанию.

Учитывая неустановленность точных причин раннего детского аутизма, профилактика сводится к общепринятым правилом, которые должна соблюдать женщина, готовящаяся к материнству: тщательно планировать беременность, исключить влияние неблагоприятных экзогенных факторов, правильно питаться, избегать контактов с инфекционными больными, соблюдать рекомендации акушера-гинеколога и пр.

www.krasotaimedicina.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation