Кемпински а психопатология неврозов

Неврозы относятся к так называемой «малой психиатрии», которая изучает болезни вне психотического состояния. Эти болезни характеризуются не только малой интенсивностью, но и малой продолжительностью. Они подходят под определение «пограничные состояния». Понятие «пограничные состояния» включает донозологические невротические расстройства, клинически оформившиеся неврозоподобные реакции и состояния, психопатии, неврозоподобные и психопатоподобные нарушения при соматических заболеваниях и другие, протекающие на невротическом уровне.

Понятие «невроз» было введено в медицину в 1776 г. Cullen. В свое время это было прогрессивным, так как позволило выделить из ряда соматических заболеваний психосоматические расстройства и связать их с нарушением нервной деятельности.

В настоящее время в понятие «невроз» вкладывается разное содержание. Различаются и представления о причинах возникновения неврозов.

Представления о причинах возникновения неврозов

Некоторые исследователи считают, что невротические феномены вызваны определенными патологическими механизмами чисто биологической природы (А. И. Струнов, Л. В. Кактурский). Axenfeld и Huchapd (1983): «Неврозы – это незнание, возведенное в степень нозологической группы» 15 . То есть при соответствующих достижениях техники, биологии, медицины можно будет найти морфологические субстраты, адекватные любому нарушению функции.

С точки зрения бихевиористов, реально существуют лишь отдельные невротические симптомы как результат неправильного научения (H. Y. Eysench, J. Wolpe, S. Rachman). Eysench: «Нет невроза, скрывающегося за симптомом, это просто сам симптом» 16 .

Экзистенциалисты (R. May) вообще не считают неврозы болезнью: «Невроз – это форма отчужденного существования больного» 17 .

Представители течения «Антипсихиатрия» утверждают, что неврозы – «нормальное поведение в ненормальном обществе» 18 .

Возникновение и течение невроза более или менее связано с патогенной ситуацией и переживаниями личности: наблюдается определенное соответствие между изменениями психотравмирующей ситуации и динамикой состояния больного.

Отмечается высокая эффективность психотерапии в сравнении с медикаментозным лечением.

Таким образом, невроз – это «психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психопатологических явлений» 19 .

обратимость патологических нарушений независимо от длительности;

специфичность клинических проявлений, состоящих в доминировании эмоционально-аффективных и сомато-вегетативных расстройств.

Следует дифференцировать понятия «психогения» и «невроз». Понятие «психогении» шире понятия неврозов; кроме неврозов оно включает в себя реактивные состояния, психогенные и ситуативные реакции.

По данным Б. Д. Петракова и Л. Б. Петраковой, уровни распространения и темпы «накопления» больных неврозами (и другими психогениями) в большинстве стран мира высоки и продолжают расти. Некоторые авторы, в том числе и известный психиатр H. Hagner (1985), полагают, что нынешнее поколение страдает психическими заболеваниями не чаще, чем предыдущее, но некоторые исследователи считают, что количество неврозов увеличивается в связи с техническим развитием общества.

Существует множество классификационных делений неврозов. Это результат отсутствия единого взгляда на этиологию и патогенез. В основе классификаций лежат разные признаки:

информационный: (недостаток или избыток информации);

ситуационный и реактивный;

по признакам профессии – неврозы руководящих кадров, неврозы актеров и т.д.;

В настоящее время большинство отечественных авторов выделяют три классические формы неврозов: неврастению, истерию и невроз навязчивых состояний (Г. К. Ушаков, А. А. Портнов, Д. Д. Федотов, Б. Д. Карвасарский, Ю. Я. Тупицын, Н. К. Липгарт, В. Ф. Матвеев, М. Г. Арапетянц, А. М. Вейн, Ф. И. Случевский).

Неврастения– буквально «слабость нервов» (греч. asthenos – «слабый»).

И. П. Павлов и А. Г. Иванов-Смоленский выделяют три стадии заболевания:

В начальной стадии нарушено активное торможение, что проявляется преимущественно в виде раздражительности и возбудимости.

В промежуточной стадии имеет место лабильность возбудительных процессов с преобладанием раздражительной слабости.

А. Кемпински говорит, что появившаяся слабость носит характер постоянного чувства усталости. Больной чувствует себя как после тяжелой физической работы или после тяжелого заболевания, жалуется на мышечные боли, особенно в поясничной области (повышенное напряжение этих мышц), на сердцебиения, боли в животе, расстройства половой сферы (преждевременная эякуляция, импотенция у мужчин, аноргазмия у женщин).

Головные боли проявляются в виде сжимающего обруча (неврастенический шлем), ощущается чувство давления внутри головы (“вата в голове”), сумбур в голове (“вода переливается, треск”).

Отмечаются трудности концентрации внимания и запоминания – эти нарушения являются проявлением психической усталости. С утра характерно чувство усталости, к вечеру – оживление. Больные плохо засыпают, видят кошмарные, поверхностные сны. Испытывают раздражительность, злобу, чувство исчерпанности, “вулканические” извержения гнева.

Неврастенией чаще страдают руководящие работники (так называемый директорский невроз). Они не могут справляться со своими обязанностями, находятся в постоянном напряжении, вспыльчивы, дают противоречивые указания. Их раздражает все и вся.

Для неврастении характерны спешка и скука. Больной хочет “оказаться в другом мире”, оставить в прошлом действительность, бежать от нее или разрушить. Неврастеник борется с актуальным временем, с актуальной ситуацией.

Спешка и скука причисляются к чертам современной цивилизации, поэтому неврастению можно рассматривать как «неврастенизирование» общества технического прогресса. С. В. Цуладзе, опираясь на психологию отношений, описанную В. Н. Мясищевым, считает, что при неврастении нарушаются отношения «Я» к предметам и лицам.

Истерия– от греч. hystera – «матка». Во времена Платона считали, что эта болезнь связана с хождением матки по телу женщины. Затем были обнаружены те же симптомы и у мужчин, но значительно чаще истерия встречается у женщин.

Бабинский называл истерию «великой симулянткой», так как при истерии проявляются симптомы, характерные для разных заболеваний: головная боль сильнее, чем при опухолях мозга, сердцебиения, эмоциональная возбудимость, характерные для сердечной недостаточности, припадки (истерическая дуга), напоминающие эпилепсию.

В основе заболевания лежат психогении – факторы эмоцио-нального характера (эмоциональное состояние больного, его травмы, конфликты).

Факторы эмоционального характера, действующие на физическое самочувствие, называются конверсией (conversia – “обращая”, “направляя”). В симптомах истерической конверсии есть черты экстраверсии, направленные во внешнюю среду.

Симптомы истерии проявляются в двигательных, сенсорных и психических нарушениях:

Двигательные симптомы– гиперкинезы (размашистые движения различного рода: писчий спазм, особенно у учителей, вздрагивания, истерическая дрожь, тики, навязчивые движения); функциональные параличи.

Сенсорные симптомы – снижение данной функции перцепции (отсутствие болевой реакции, истерическая слепота и глухота) или ее повышение (гиперстезии, непроходящая боль, зрительная или слуховая гиперчувствительность). Возможно отсутствие осязания, перчаточная или чулочная гипер-чувствительность, спастическое зажмуривание век, аноргазм, глухота, потеря вкуса, головная боль («болевой гвоздь»), истерическая беременность, потеря голоса.

Психические симптомы– состояние огромного возбуждения или апатии, отличная память (гипермнезия) или ее утрата (амнезия). Наблюдаются экстазы, исступленность, припадки, истерическое окаменение (ступор), сумеречное состояние (неудержимое стремление к бегству, перевоплощение в животное и т.д.).

Следует отличать истерический невроз от истерической психопатии. Для последней личностные отношения более выражены, приводят к значительному «снижению в социально-этическом плане». Истерические черты характера проявляются с детства и часто усугубляются вследствие неправильного воспитания, при этом проявляются в разных ситуациях, не имея четкой связи с психотравмой.

Невроз навязчивых состояний

Невроз навязчивых состояний– ананкастический невроз (ananke – «необходимость», «фатум»). Особенностью невроза навязчивых состояний является принуждение. Чем большее оказывается сопротивление этому принуждению, тем сильнее проявляются симптомы. Волевое усилие или остается без ответа, или усиливает симптоматику (например, беспокойство, закрыл ли двери, “застревает” в голове). У больного наблюдается стремление к порядку. Нарушение порядка, ритуалов вызывает беспокойство, а ритуал защищает от страха, снижает тревогу. Отмечается тенденция к выполнению общественных норм – в противном случае возникает чувство вины. Для снижения страха больной использует талисманы, магические заклятия и т.д.

При неврозе навязчивых состояний отмечаются навязчивые мысли, действия, страхи (фобии).

Навязчивые мысли могут не носить эмоциональной окраски (пересчитывание чисел, повторение услышанного). Например, у матери – мысль убить ребенка, у верующего – богохульство, секс. Навязчивые мысли могут носить экзистенциальный характер: хорошо ли я сделал, правильно ли провел консультацию, кто я, зачем я живу? Возможны дереализация (чувство измененности, нереальности окружающего) и деперсонализация (нарушение самосознания, чувство изменения своего «Я»).

Навязчивые действия– стереотипные движения вопреки воле и разуму. Например, мытье рук, ритуалы одевания и раздевания, определенное количество повторений действий и т.д. Цель навязчивого действия – отстранение зла. Больные понимают, что действия выглядят нелепо, смешно, но отказаться от их выполнения не могут (стремление обойти уличный фонарь с определенной стороны, встряхивание головой, ногой).

клаустрофобия боязнь закрытых пространств;

агорафобия страх перед открытыми пространствами;

эрейтофобия страх покраснеть в присутствии посторонних.

Асатиани М. Н. Психотерапия невроза навязчивых состояний. Руководство по психиатрии. /Под ред. В. Е. Рожнова. – Ташкент, 1985.

Возрастные аспекты групповой психотерапии при нервно-психических заболеваниях. //Сб. научн. трудов Института им. В. М. Бехтерева. – Л., 1985. – Т. 121.

Карвасарский Б. Д. Неврозы. – М., 1990.

Кратохвил С. Групповая психотерапия. – Прага, 1978.

Мягер В. К. Диэнцефальные нарушения и неврозы. – Л., 1976.

Свядощ А. М. Неврозы. – М., 1982.

Семке В. Я. Истерические состояния. – М., 1988.

Яковлева Е. Н., Зачепицкий Р. А. Роль неправильного воспитания в патогенезе неврозов. – Л., 1960.

studfiles.net

публикации/авторы/Кемпински А.

перестать его искать.

Решающим при этом является не «есть»,

но именно «я», так как от его конструкции

зависит внутренний и внешний порядок.

Антон Кемпински (Antoni Kempinski/Kepinski) (1918-1972) — польский психиатр, психолог, философ. Первым начал внедрять в Польше новый гуманистический подход в психиатрии и психотерапии.

Вторая мировая война застала Антона Кемпински в аудиториях медицинского факультета Ягеллонского университета в Кракове, и в 1939г. он был вынужден оставить учёбу и встать на защиту Родины. После разгрома и капитуляции Польши вместе с отступающими остатками польского войска оказался во Франции, где служил артиллеристом. Но вот и Францию настигло поражение, Кемпински попал в фашистскую Италию, где был заключен в концентрационный лагерь. После освобождения в 1943г., он продолжает бороться с фашизмом в рядах английского Королевского флота.

После окончания войны Кемпински решил не покидать Британские острова и продолжить образование на медицинском факультете Эдинбургского университета. И ещё год он провел вдали от родины, проходя стажировку в британских психиатрических клиниках. Наконец, по прошествии стольких лет, он вернулся в Польшу и остался здесь навсегда. На своей родине Кемпински работал в психиатрической клинике медицинской академии в Кракове, став с 1969 года ее руководителем.

Кемпински получил докторскую степень и диплом профессора, преподавал психиатрию на медицинском факультете и одновременно вёл собственный курс на философском. В своих научных работах, очень скоро получивших мировую известность, Кемпински охватил широкий круг проблем, относящихся не только к психопатологии, нейрофизиологии, нейрофармакологии, но и к философии, этнографии, психологии, социологии.

Будучи талантливым и плодотворным учёным-энциклопедистом, Кемпински написал около ста научных статей и книг: «Ритм жизни», «Психопатология неврозов», «Шизофрения», «К психопатологии сексуальной жизни», «Меланхолия», «Страх», «Психопатии», «Познание больного», «Основные проблемы современной психиатрии». Почти все эти книги были написаны автором в течении двух последних лет жизни в период смертельной болезни. Сам Кемпински успел увидеть вышедшей в свет только книгу «Психопатология неврозов».

По мнению некоторых критиков «Психопатология неврозов» представляет собой наиболее ценную позицию в польской литературе по проблематике неврозов. В монографии содержатся оригинальные концепции (так наз. теория информационного и энергетического метаболизма) невротических нарушений, представленные с точки зрения клинициста. Теоретические проблемы автор сопоставляет с собственными многолетними наблюдениями. Предлагая новый взгляд на психопатологию неврозов, профессор Кемпински учитывает широкий биологический, психологический и социологический фон. Описывает специфические аспекты психотерапевтического процесса, а прежде всего взаимную связь пациент — врач, которая представляет не только самую высокую форму межчеловеческой связи, но является тоже самым главным лечебным фактором в психотерапии.

«Экзистенциальная психиатрия» является антологией эссе, посвященных пограничным проблемам философии, психопатологии, социологии и психологии, анализу человеческого поведения. Кемпински был одним из первых исследователей, которого заинтересовали психологические проблемы бывших узников фашистских лагерей смерти.

hpsy.ru

Неврозы относятся к так называемой "малой психиатрии", которая изучает болезни вне психотического состояния. Эти болезни характеризуются не только малой интенсивностью, но и малой продолжительностью. Они подходят под определение "пограничные состояния". Понятие "пограничные состояния" включает донозологические невротические расстройства, клинически оформившиеся неврозоподобные реакции и состояния, психопатии, неврозоподобные и психопатоподобные нарушения при соматических заболеваниях и другие, протекающие на невротическом уровне.

В отличие от психопатии, при неврозах страдает лишь часть личности, сохраняется критическое отношение к болезни, определяющее воздействие принадлежит прижизненным средовым влияниям.

Понятие "невроз" было введено в медицину в 1776 г. Cullen. В свое время это было прогрессивным, так как позволило выделить из ряда соматических заболеваний психосоматические расстройства и связать их с нарушением нервной деятельности.

В настоящее время в понятие "невроз" вкладывается разное содержание. Различаются и представления о причинах возникновения неврозов.

Представления о причинах возникновения неврозов

Некоторые исследователи считают, что невротические феномены вызваны определенными патологическими механизмами чисто биологической природы (А. И. Струнов, Л. В. Кактурский). Axenfeld и Huchapd (1983): "Неврозы – это незнание, возведенное в степень нозологической группы". То есть при соответствующих достижениях техники, биологии, медицины можно будет найти морфологические субстраты, адекватные любому нарушению функции.

С точки зрения бихевиористов, реально существуют лишь отдельные невротические симптомы как результат неправильного научения (H. Y. Eysench, J. Wolpe, S. Rachman). Eysench: "Нет невроза, скрывающегося за симптомом, это просто сам симптом".

Экзистенциалисты (R. May) вообще не считают неврозы болезнью: "Невроз – это форма отчужденного существования больного".

Приверженцы гуманистический психологии (C. Rogers) говорят, что невроз – это неудовлетворенная потребность в самоактуализации.

Представители течения "Антипсихиатрия" утверждают, что неврозы – "нормальное поведение в ненормальном обществе".

В. Н. Мясищев считает, что невроз имеет психогенную природу. Психогении характеризуются следующими чертами:

Связь с личностью больного, психотравмой; неспособность больного самостоятельно адекватно разрешить психотравмирующую ситуацию.

Клинические проявления по содержанию связаны с психотравмирующей ситуацией и переживаниями личности, с основными наиболее сильными и глубокими ее стремлениями, представляя собой аффективную реакцию, патологическую фиксацию тех или иных ее переживаний.

Таким образом, невроз – это "психогенное (как правило, конфликтогенное) нервно-психическое расстройство, которое возникает в результате нарушения особо значимых жизненных отношений человека и проявляется в специфических клинических феноменах при отсутствии психопатологических явлений".

Для невроза, по Мясищеву, характерны следующие особенности:

Следует дифференцировать понятия "психогения" и "невроз". Понятие "психогении" шире понятия неврозов; кроме неврозов оно включает в себя реактивные состояния, психогенные и ситуативные реакции.

По данным Б. Д. Петракова и Л. Б. Петраковой, уровни распространения и темпы "накопления" больных неврозами (и другими психогениями) в большинстве стран мира высоки и продолжают расти. Некоторые авторы, в том числе и известный психиатр H. Hagner (1985), полагают, что нынешнее поколение страдает психическими заболеваниями не чаще, чем предыдущее, но некоторые исследователи считают, что количество неврозов увеличивается в связи с техническим развитием общества.

этиологический: вина, фрустрация, агрессия и др.

конституционный и реактивный по генетическому фактору;

по принципу убывания роли факторов среды и возрастания роли факторов личности;

по событиям в жизни общества – военный, окопный и т.д.

Неврастения – буквально "слабость нервов" (греч. asthenos – "слабый").

В заключительной стадии развивается охранительное торможение, преобладает истощаемость, слабость, вялость, апатия, повышенная сонливость, пониженное настроение.

Головные боли проявляются в виде сжимающего обруча (неврастенический шлем), ощущается чувство давления внутри головы (“вата в голове”), сумбур в голове (“вода переливается, треск”).

Неврастенией чаще страдают руководящие работники (так называемый директорский невроз). Они не могут справляться со своими обязанностями, находятся в постоянном напряжении, вспыльчивы, дают противоречивые указания. Их раздражает все и вся.

Для неврастении характерны спешка и скука. Больной хочет “оказаться в другом мире”, оставить в прошлом действительность, бежать от нее или разрушить. Неврастеник борется с актуальным временем, с актуальной ситуацией.

Спешка и скука причисляются к чертам современной цивилизации, поэтому неврастению можно рассматривать как "неврастенизирование" общества технического прогресса. С. В. Цуладзе, опираясь на психологию отношений, описанную В. Н. Мясищевым, считает, что при неврастении нарушаются отношения "Я" к предметам и лицам.

Истерия – от греч. hystera – "матка". Во времена Платона считали, что эта болезнь связана с хождением матки по телу женщины. Затем были обнаружены те же симптомы и у мужчин, но значительно чаще истерия встречается у женщин.

Бабинский называл истерию "великой симулянткой", так как при истерии проявляются симптомы, характерные для разных заболеваний: головная боль сильнее, чем при опухолях мозга, сердцебиения, эмоциональная возбудимость, характерные для сердечной недостаточности, припадки (истерическая дуга), напоминающие эпилепсию.

Факторы эмоционального характера, действующие на физическое самочувствие, называются конверсией (conversia – “обращая”, “направляя”). В симптомах истерической конверсии есть черты экстраверсии, направленные во внешнюю среду.

Симптомы истерии проявляются в двигательных, сенсорных и психических нарушениях:

Двигательные симптомы – гиперкинезы (размашистые движения различного рода: писчий спазм, особенно у учителей, вздрагивания, истерическая дрожь, тики, навязчивые движения); функциональные параличи.

Сенсорные симптомы – снижение данной функции перцепции (отсутствие болевой реакции, истерическая слепота и глухота) или ее повышение (гиперстезии, непроходящая боль, зрительная или слуховая гиперчувствительность). Возможно отсутствие осязания, перчаточная или чулочная гипер-чувствительность, спастическое зажмуривание век, аноргазм, глухота, потеря вкуса, головная боль ("болевой гвоздь"), истерическая беременность, потеря голоса.

Психические симптомы – состояние огромного возбуждения или апатии, отличная память (гипермнезия) или ее утрата (амнезия). Наблюдаются экстазы, исступленность, припадки, истерическое окаменение (ступор), сумеречное состояние (неудержимое стремление к бегству, перевоплощение в животное и т.д.).

Следует отличать истерический невроз от истерической психопатии. Для последней личностные отношения более выражены, приводят к значительному "снижению в социально-этическом плане". Истерические черты характера проявляются с детства и часто усугубляются вследствие неправильного воспитания, при этом проявляются в разных ситуациях, не имея четкой связи с психотравмой.

Невроз навязчивых состояний

Невроз навязчивых состояний – ананкастический невроз (ananke – "необходимость", "фатум"). Особенностью невроза навязчивых состояний является принуждение. Чем большее оказывается сопротивление этому принуждению, тем сильнее проявляются симптомы. Волевое усилие или остается без ответа, или усиливает симптоматику (например, беспокойство, закрыл ли двери, “застревает” в голове). У больного наблюдается стремление к порядку. Нарушение порядка, ритуалов вызывает беспокойство, а ритуал защищает от страха, снижает тревогу. Отмечается тенденция к выполнению общественных норм – в противном случае возникает чувство вины. Для снижения страха больной использует талисманы, магические заклятия и т.д.

Навязчивые мысли могут не носить эмоциональной окраски (пересчитывание чисел, повторение услышанного). Например, у матери – мысль убить ребенка, у верующего – богохульство, секс. Навязчивые мысли могут носить экзистенциальный характер: хорошо ли я сделал, правильно ли провел консультацию, кто я, зачем я живу? Возможны дереализация (чувство измененности, нереальности окружающего) и деперсонализация (нарушение самосознания, чувство изменения своего "Я").

Навязчивые действия – стереотипные движения вопреки воле и разуму. Например, мытье рук, ритуалы одевания и раздевания, определенное количество повторений действий и т.д. Цель навязчивого действия – отстранение зла. Больные понимают, что действия выглядят нелепо, смешно, но отказаться от их выполнения не могут (стремление обойти уличный фонарь с определенной стороны, встряхивание головой, ногой).

Навязчивые страхи (фобии):

клаустрофобия – боязнь закрытых пространств;

агорафобия – страх перед открытыми пространствами;

эрейтофобия – страх покраснеть в присутствии посторонних.

Возможен страх перед биологической или психологической смертью, перед загрязнением, страх острых предметов и др. В возникновении этих страхов могут быть разные психологические предпосылки: сексуальная неудовлетворенность в супружестве, скрытая агрессивность, аморальное поведение.

Васильченко Г. С. Частная сексопатология: В 2 т. – М., 1983.

Захаров А. И. Неврозы у детей и подростков. – Л., 1988.

Кайдановская Е. В. Групповая психотерапия при неврозах. //Сб. научн. трудов Института им. В. М. Бехтерева. – Л., 1982. – Т. 100.

Карвасарский Б. Д. Психотерапия. – М., 1985.

Кемпински А. Психопатология неврозов. – Варшава, 1975.

Козлов В. П. Профилактика и психотерапия фобических состояний у детей. //Проблемы профилактики нервных и психических расстройств. /Под ред. В. К. Мягер. – М., 1988.

Ледер С. Этические аспекты в психотерапии. //Транскультуральные исследования в психотерапии. / Под ред. С. В. Кабанова. – Л., 1989.

Либих С. С. Коллективная психотерапия неврозов. – Л., 1974.

Липгарт Н. К. Навязчивые состояния при неврозах. – Киев, 1978.

Мастерс и Джонсон о любви и сексе.: В 2 ч. (Мастерс У., Джонсон В., Колодны Р.) – СПб., 1991.

Неврозы и пограничные состояния /Под ред. В. Н. Мясищева, Б. Д. Карвасарского, А. Е. Личко. – Л., 1972.

Слуцкий А. С. Групповая эмоционально-стрессовая психотерапия в клинике пограничных состояний. – М., 1984.

Спиваковская А. С. Профилактика детских неврозов. – М., 1988.

Яковлева Е. К. Патогенез и терапия невроза навязчивых состояний. – Л., 1959.

www.psichology.vuzlib.su

Профессор Антони Кемпински (1918-1972), заведующий Психиатрической клиникой Медицинского института в Кракове, один выдающихся польских ученых, прекрасный философ и гуманист, автор новаторских монографий: "Шизофрения" (1972), "Ритм жизни" (1972), "Меланхолия" (1974), "Страх" (1975), "Психопатия" (в печати) и иных.

По мнению некоторых критиков "Психопатология неврозов" представляет собой наиболее ценную позицию в польской литературе по проблематике неврозов. В монографии содержатся оригинальные концепции (так наз. теория информационного и энергетического метаболизма) невротических нарушений, представленные с точки зрения клинициста. Теоретические проблемы автор сопоставляет с собственными многолетними наблюдениями. Предлагая новый взгляд на психопатологию неврозов, профессор Кемпински учитывает широкий биологический, психологический и социологический фон. Описывает специфические аспекты психотерапевтического процесса, а прежде всего взаимную связь пациент — врач, которая представляет не только самую высокую форму межчеловеческой связи, но является тоже самым главным лечебным фактором в психотерапии.

Книга предназначена для врачей-психиатров, врачей иного профиля и широкого круга читателей, интересующихся проблематикой неврозов.

Трудно в сжатой, но точной форме определить тип нарушений нервной системы, называемый психоневрозами или неврозами, который в настоящее время интересует не только специалистов, т.е. психиатров и психологов, но и значительное число читателей, так как в нашем веке стремительного технического прогресса и все больших разрушений биологической среды человека неврозы все чаще и чаще становятся его уделом.

Современная эпоха с ее невротическими чертами, высокий уровень цивилизации в большей мере способствуют обострению стрессовых факторов и опустошению (фрустрации), что в результате приводит к появлению или обострению органных неврозов и психосоматических болезней. Все более трудно описывать их динамику в рамках старых схем мышления, а еще и сейчас можно встретиться с довольно туманными, часто противоположными и нелогическими понятиями о сущности неврозов, их причинах, течении и последствиях.

В последние годы подчеркивается психосоматический характер невротических нарушений. Учет этого фона проливает иной свет на неврозы.

В предлагаемой книге представлено тщательное изучение проблемы неврозов. Предыдущие опубликованные работы по этой теме представляли эти вопросы с более общей, обзорной точки зрения, в то время как этот труд опирается на оригинальных и часто первозданных воззрениях автора. Профессор Антони Кемпински стремится охватить более широкий фон вместе с психосоциологическим, выделяя такие элементы как жизненная ситуация больного, его конфликты, типичные переживания и трудности, контакт с окружающей средой и много других. С чисто практической точки зрения автор представляет эти вопросы на фоне современной общественной жизни Польши с одновременным использованием заграничных наблюдений.

Необходимо особо подчеркнуть, что профессор Кемпински в своей книге представляет проблемы, в основном, с точки зрения психопатолога, а не психолога, однако он не ограничивается только биологическим объяснением этой темы исследования. В связи с этим в данной работе нет полного учета многих вопросов, которые могли бы интересовать именно психологов. Нет ничего удивительного, что в монографии профессора Кемпинского не нашли отражения такие вопросы, известные в психологии, как например теория комплементарных потребностей. Лишь зарисованы такие проблемы как дефекты в структуре личности, как фон неврозов; узко представлены описания психотерапевтических методов и вопросы психофармакологии. Нужно указать, что профессор Кемпински был одним из пионеров групповой психотерапии и так наз. психодрамы в польской клинической психиатрии.

Проблема неврозов в психиатрии до сих пор вызывает большие дискуссии, а в обширной литературе по этому вопросу существуют противоположные мнения. Профессор Кемпински привел объективные информации, которые можно проверить в повседневной работе врача. Из его книги даже неподготовленный читатель может узнать о типах неврозов, их главных симптомах, причинах и фоне, об их лечении. Более того, автор, как мне кажется, успешно провел пробу синтеза мнений, до сих лор рассеянных в многочисленных публикациях и, неоднократно, слабо определенных. Если принять во внимание, что автор смотрел необыкновенно специфическим, собственным взором на окружающий мир, то тем более можно понять пионерский характер "Психопатологии неврозов" на фоне современной польской и заграничной литературы по вопросам неврозов.

Много лет автор посвятил проблемам психопатологии. Врач-психиатр, он стоит на биологической позиции, но философское и психологическое мышление занимают большое место в его воззрениях. Именно такое сочетание позволило дать оригинальную трактовку содержанию книги. Литература предмета была для него второстепенным источником информации, хотя и знал ее досконально. Он прежде всего опирался на собственном, долголетнем опыте психиатра и на терпеливых контактах, буквально с тысячами больных. Как он сам рассказывал своему близкому сотруднику, Яну Масловскому, который помогал ему в подготовке книги к печати, из своих терапевтических контактов собирал отдельные тематические мотивы, группировал проблемы и формулировал выводы, которые, как видно в настоящее время, все более проявляют свою необыкновенную оригинальность и новаторство. В "Психопатологии неврозов" отражены дискуссии профессора Кемпинского на научных заседаниях Психиатрической клиники Медицинского института в Кракове.

Известно, что неврозы принадлежат к наиболее частым болезням современного общества. Существует огромное количество исследований и взглядов на тему их этиологии и патогенеза. Однако до сих пор нет единого ответа на вопрос — на каком фоне развиваются неврозы. Профессор Кемпински стоит на биологической позиции. Он считает, что невротические симптомы являются сигналом тревоги, исходящим изнутри организма или его окружающей среды. В первом случае он говорит о псевдоневрозе, который неоднократно опережает опасные соматические болезни и не раз эти симптомы бывают первыми вестниками внутренней дезинтеграции организма. Во втором варианте Кемпински говорит об истинных неврозах, представляющих собой результат нарушений интеракции организма с его окружающей средой, вызывающих нарушение существующего равновесия во внешней среде и задержку эволюционного процесса организма.

Свои размышления о неврозах автор начинает с анализа краевых или типологических симптомов, не всегда присутствующих во всех случаях неврозов, но все же позволяющих провести классификацию различных типов неврозов. По мнению профессора Кемпинского характерные симптомы неврастении — усталость и раздражительность — являются выражением неправильного функционирования центральной нервной системы.

Каждая управляющая система обладает собственной иерархией степени ответственности. Малая ответственность появляется на низших ступенях и не вовлекает в этот процесс высшие. На этом, между прочим, опирается автоматизация различных функций. Начинающий ходить ребенок прилагает максимальное, целенаправленное усилие в этой активности. Когда он преодолеет эту трудность, то уже хватает одного слова "иди!" и ребенок эту сложную функцию производит автоматически.

Это же относится и к процессам перцепции. На низших ступенях нервной системы появляется сигнал об исключении определенных .информации и передаче иных информации на ее высшие уровни. При невротических синдромах эта иерархия нарушается, в сознание проникают одновременно слишком большие количества информации, с которыми больной не в силах справиться; он ощущает смятение и хаос в голове, а с другой стороны функции, выполняемые автоматически, становятся осмысленными и, в результате этого, утомительными. При истерическом неврозе нарушение носит обратный характер, состоящий в диссоциации, т.е. отсоединении части регулирующей системы, которая начинает работать по собственному плану, без учета целостности функций организма. При ипохондрическом неврозе основным вопросом является порог осмысленного восприятия для интероцептивных раздражителей. В нормальных условиях этот порог очень высокий по сравнению с экстероцептивными раздражителями и, благодаря этому, мы не отдаем себе отчета в процессах, происходящих внутри нашего организма. В результате различного рода эмоциональных ситуаций или же в результате нарушения внутреннего равновесия организма высота этого порога понижается, взгляд больного обращается как бы внутрь тела и он воспринимает все то, что нормально протекает вне сферы его сознания. При неврозах навязчивостей центральным пунктом является "кристаллизация" фобии в малозначимой ситуации и персеверация, т.е. повторение одной и той же схемы переживания и поведения. При депрессивном неврозе основным симптомом является подавленное настроение, которое очень часто связано с невозможностью проявления, силой подавляемой, агрессии.

К осевым симптомам всех неврозов профессор Кемпински причисляет фобии, вегетативные нарушения, эгоцентризм и симптом заколдованного круга. Что же касается генеза фобии, то Кемпински выделяет четыре ее типа:

— биологический страх, появляющийся в результате угрозы двум основным биологическим законам, т.е. сохранению собственной жизни и жизни вида;

— общественный страх, появляющийся в ситуации, грозящей осуждением общественности;

— моральный страх, вызванный угрозой со стороны интернализированного общественного отражения (совесть — superego);

— дезинтеграционный страх, появляющийся при каждом нарушении существующей структуры интеграции с окружающей средой.

Отдельный раздел книги автор посвящает анализу* наиболее существенных невротических ситуаций и концентрирует свое внимание на семейной среде — как генеалогической, так и собственной — и рабочей среде.

Последний раздел книги Кемпински посвятил вопросу лечения неврозов. Он подчеркивает факт эффективности различных видов лечения неврозов — соматического и психотерапевтического. Он считает, что при лечении неврозов важную роль играют: вера больного во врача и врача в больного и в собственный метод лечения, терпеливость врача, который должен считаться с тем обстоятельством, что неоднократно его многолетние усилия не приносят терапевтического эффекта. Врач не должен осуждать больного за его невротическое состояние; он должен стремиться к пониманию больного, которое должно облегчить ему упорядочение своих хаотических эмоциональных настроений.

При психотерапии самым важным элементом является эмоциональная связь больного с врачом. Психотерапевтический процесс можно представить в форме треугольника, основанием которого является эмоциональная связь, появляющаяся в процессе психотерапии между больным и врачом; на вершине стоит личность больного в настоящем моменте,* в прошлом и будущем, поочередно открывающаяся во время бесед. При групповой психотерапии существенным лечебным элементом является эмоциональная связь, появляющаяся в процессе психотерапии между ее участниками. По мнению автора групповая психотерапия принадлежит, скорее всего, к методам социологического лечения, а индивидуальная — к психологическому.

Различные воззрения, подтвержденные множеством конкретных наблюдений, опираются, главным образом, на двадцатипятилетнем опыте автора, врача-психиатра. Его научное наследие, охватывающее более 100 печатных работ, помещенных в научных журналах, постепенно будет предложено широкому кругу читателей.

Профессора Кемпинского настигла преждевременная смерть на 54 году жизни, 8 июня 1972 года. До последних дней жизни он сохранял ясность ума и необычайную энергию. После его смерти осталось несколько монографий в машинописи. "Психопатология неврозов" — единственная книга, вышедшая в печати при жизни ученого. Перед смертью ему удалось прочитать гранки еще двух своих трудов: "Шизофрения" (Польское медицинское издательство, 1972) и антологию некоторых своих научных сообщений под общим названием "Ритм жизни" (Литературное издательство, 1972).

Хронологически прослеживая научное развитие профессора Кемпинского, можно отметить эволюцию его взглядов. С одной стороны стремление ко все более точным определениям, а с другой — к более многочисленным обобщениям с присущим ему огромным критицизмом по отношению к психотерапевтическим знаниям, выдвижение и проверка собственного, неоднократно смелого, взгляда. Без этого, правда, трудно представить себе прогресс в науке. Я, как бывший долголетний руководитель Психоневрологической клиники Ягеллонского Университета и Психиатрической клиники Медицинского института в Кракове могу также сказать, что научное становление профессора Кемпинского было связано со специфическим "genius loci", таким характерным для краковского психиатрического центра. Его знаменательная толеранция для различных психиатрических воззрений, не раз противоположных, живые дискуссии на темы, как отдельных больных, так и теоретических положений, действительный интерес к больному, его судьбе — создавали климат, в котором родилась эта книга — первая в его научном наследии. Профессор Кемпински в последние годы своей жизни руководил Психиатрической клиникой Медицинского института в Кракове. Некоторые мнения автора требуют обсуждения, тем не менее они побуждают к дальнейшим исследованиям над основными проблемами неврозов.

Эта монография свидетельствует о том, что психиатрия относится к особой отрасли знаний, в которой биологическое и математическое мышление должно быть интегрировано с гуманитарным, философским и психологическим мышлением. Такая интеграция не всегда встречается у авторов работ по психопатологии, но для профессора Кемпинского она проходит красной нитью через все его научные работы. Именно поэтому он мог заняться разработкой проблематики психоневрозов.

В разнообразности подхода к этим проблемам можно убедиться при ознакомлении с мировой литературой. Например, английские исследователи очень часто подходят к психиатрическим проблемам с психологической точки зрения, а немецкие — с точки зрения экзистенциальной философии. Только немногие, стоящие на биомолекулярной почве, как например профессор Кемпински, открывают забытое направление познания.

Профессора Кемпинского я знал с самого начала его работы в психиатрии и неврологии; он был моим учеником, а я мог непосредственно наблюдать формирование его психиатрической ориентации. Молекулярно-биологическая методика не может быть полностью использована в анализе психоневрозов и их практического аспекта, но она составляет очень важное положение и имеет решающее значение в разработке этой темы. Поэтому можно отдать себе отчет, что независимо от каких-либо основ научное наследие Профессора, а особенно "Психопатология неврозов", имеет огромное значение не только для психиатрии, но и вообще для польской культуры.

Выход в печати "Психопатологии неврозов" был для Профессора огромным событием. Тяжело больной, с особенным вниманием и радостью развернул посылку с первым экземпляром "Психопатологии неврозов", сердечно присматриваясь к книге. В марте 1972 года, за три месяца до смерти, без энтузиазма принял должность профессора, не проявил особенного удовлетворения по поводу награждения его Кавалерским Крестом Ордена Возрождения Полыни. Реакция профессора Кемпинского при выходе его первой книги напоминала нам — toutes proportions gardees — Коперника, который перед смертью успел увидеть свой труд, рождавшийся в его уме долгие годы.

Первое издание "Психопатологии неврозов" разошлось почти целиком в течение нескольких дней, хотя его тираж: был 10 000 экземпляров, возбуждая интерес не только среди специалистов и практиков, но и широких культурных кругов, особенно среди гуманистов, в литературном и артистическом мире. Эту книгу оценили рецензии прессы как сенсацию и bestseller.

Полностью, однако, можно будет оценить научное наследие профессора Кемпинского, когда выйдут в свет все его научные труды.

Профессор Евгений Бжезицки

Дата добавления: 2015-11-02 | Просмотры: 180 | Нарушение авторских прав

medlec.org

I. Общие представления о медицинской психологии

Подходы к содержанию медицинской психологии

При изучении медицинской психологии возникают определенные трудности, которые вызваны отсутствием общих представлений о клинике заболеваний, целостности образа психики больного. В учебных пособиях существует известная терминологическая размытость и путаница в определении медицинской психологии.

Содержание медицинской психологии, ее место, объем до сих пор по-разному понимаются специалистами. Общим является то, что медицинская психология рассматривает область, пограничную между медициной и психологией. При этом она изучает проблемы медицины в психологическом аспекте и методами психологии.

В большинстве стран распространено понятие клинической психологии, а не медицинской. В клиническую психологию в США включаются психотерапия, психодиагностика, консультативная психология, психогигиена и реабилитация, некоторые разделы дефектологии, психосоматика. В Польше медицинская психология также понимается достаточно широко, в число ее задач включаются диагностика, клинико-восстановительная деятельность, реабилитация инвалидов, психотерапия, психокоррекция, контроль эффективности психокоррекции и психотерапии.

В нашей стране К. К. Платонов рассматривал клиническую психологию как часть медицинской психологии. Клиническая психология, по его мнению, имеет прикладное значение, отвечая потребностям клиники: психиатрической, неврологической, соматической. В медицинскую психологию Платонов включил помимо клинической психологии психогигиену.

Предмет исследования медицинской психологии

По направленности психологических исследований (на выявление общих закономерностей либо на особенности конкретного больного) можно выделить общую и частную медицинскую психологию.

Общая медицинская психология изучает общие вопросы и включает в себя следующие разделы:

Основные закономерности психологии больного человека (критерии нормальной, временно измененной и болезненной психики), психологии врача (медицинского работника), психологии повседневного общения больного и врача, психологической атмосферы лечебно-профилактических учреждений.

Психосоматические и соматопсихические взаимовлияния.

Индивидуальность (темперамент, характер, личность), эволюцию и этапы ее постнатального онтогенеза (включая детство, отрочество, юность, зрелость и поздний возраст), аффективно-волевые процессы.

Медицинскую деонтологию, включающую вопросы врачебного долга, этики, врачебной тайны.

Психогигиену (психологию медицинских советов и консультаций, психологию семьи, психогигиену лиц в кризисные периоды их жизни (пубертатный, климактерический). Психологию брака и половой жизни. Психогигиеническое обучение, психотренинг взаимоотношений врача и больного.

Частная медицинская психологияизучает конкретного больного, а именно:

особенности психических процессов у психических больных;

психику больных на этапах подготовки, выполнения хирургических вмешательств и в послеоперационный период;

особенности психики больных, страдающих различными заболеваниями (сердечно-сосудистыми, инфекционными, онкологическими, гинекологическими, кожными и т.д.);

психику больных с дефектами органов и систем (слепота, глухота и т.п.);

особенности психики больных при проведении трудовой, военной и судебной экспертизы;

психику больных алкоголизмом и наркоманией;

Можно выделить конкретные клиники, где находят практическое применение знания соответствующих разделов медицинской психологии: в психиатрической клинике – патопсихология; в неврологической – нейропсихология; в соматической – психосоматика.

Патопсихология изучает, по определению Б.В. Зейгарник, структуру нарушений психической деятельности, закономерности распада психики в их сопоставлении с нормой. При этом патопсихология использует психологические методы, оперирует понятиями современной психологии. Патопсихология может рассматривать задачи как общей медицинской психологии (когда изучаются закономерности распада психики, изменения личности психических больных), так и частной (когда исследуются нарушения психики конкретного больного для уточнения диагноза, проведения трудовой, судебной или военной экспертизы). Патопсихологию следует отличать от психопатологии. Последняя является частью психиатрии и изучает симптомы психического заболевания клиническими методами, используя медицинские понятия: диагноз, этиология, патогенез, симптом, синдром и др. Основной метод психопатологии – клинико-описательный.

Близка к патопсихологии нейропсихология, объектом изучения которой служат заболевания ЦНС (центральной нервной системы), преимущественно локально-очаговые поражения головного мозга.

Психосоматика изучает влияние психики на возникновение соматических проявлений.

Из всего объема медицинской психологии в данном пособии основное внимание будет уделено патопсихологии.

Взаимосвязь медицинской психологии с другими науками

На развитие медицинской психологии оказывают существенное влияние следующие медицинские дисциплины: психиатрия, неврология, нейрохирургия, психотерапия, терапия. Это влияние взаимообразно. Близка медицинская психология и к ряду других психологических и педагогических наук – экспериментальной психологии, трудотерапии, олигофрено-педагогике, тифлопсихологии, сурдопсихологии и др.

Медицинская психология оказывает значительное влияние на развитие общетеоретических вопросов психологии:

соотношение социального и биологического в развитии психики,

анализ компонентов, входящих в состав психических процессов,

развитие и распад психики,

роль личностного компонента в структуре различных форм психической деятельности.

Медицинская психология использует знания педагогики, социологии, философии и т.д.

Необходимость комплексного подхода пронизывает всю работу медицинского психолога.

Банщиков В. М., Гуськов В. С., Мягков И. Ф. Медицинская психология. – М., 1967.

Зейгарник Б. В. Патопсихология. – М., 1976.

Карвасарский Б. Д. Медицинская психология. – Л., 1982.

Конечный Р., Боухал М. Психология в медицине. – Прага, 1983.

VI. Психосоматические реакции и заболевания

«Учение тесной взаимосвязи самочувствия с психическим состоянием (тела и души) проходит красной нитью через всю историю медицины» (Э. Берн) 1 . Еще Гиппократ говорил о том, что лечить нужно больного, а не болезнь. То есть необходим целостный подход к обследованию и лечению больного.

Психосоматические заболевания– это физические заболевания или нарушения, причиной возникновения которых является аффективное напряжение (конфликты, недовольство, душевные страдания и др.). Психосоматические реакции могут возникать не только в ответ на психические эмоциональные воздействия, но и на прямое действие раздражителей (например, вид лимона). Представления, воображение также могут оказывать влияние на соматическое состояние человека.

Нарушения, возникающие в организме под влиянием психических факторов, называют психогенными.

Психогенные факторы могут вызывать следующие физиологические нарушения в разных органах и системах организма:

а) в сердечно-сосудистой системе – учащение сердцебиения, изменение кровяного давления;

б) в системе дыхания – его задержку, замедление или учащение;

в) в пищеварительном тракте – рвоту, поносы, запоры, повышенное слюноотделение, сухость во рту;

г) в сексуальной сфере – усиленную эрекцию, слабость эрекции, набухание клитора и секрецию генитальной области, аноргазм;

д) в мышцах – реакции непроизвольного характера: мышечное напряжение, дрожание;

е) в вегетативной системе – потливость, гиперемию и т.д.

Существуют психические психогенные заболевания:

патохарактерологические формирования личности;

К психосоматическим заболеваниям относится нервная анорексия — одно из самых тяжелых заболеваний в психиатрии, иногда приводящее к летальному исходу.

Психогенный компонент играет большую роль во многих органических заболеваниях: гипертонической болезни, язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки, при инфаркте миокарда, мигрени, бронхиальной астме, язвенном колите, нейродермите и т.д.

В начале века клиницист Усов писал о важнейшем значении психогений при возникновении желудочно-кишечных заболеваний. Связь психического состояния с физическим рассматривал в своих работах В. А. Гиляровский.

Быстрое распространение и развитие психосоматическая медицина получила в начале XX века с появлением работ по психоанализу З. Фрейда и его последователей. В это время зарегистрированы миллионы случаев «функциональных» пациентов, соматические жалобы которых не подтверждались объективными исследованиями, а лечение ортодоксальными медикаментозными средствами было неэффективно. Необходима была коррекция аффективных состояний, нарушенных интерперсональных отношений больных, то есть психотерапия, психологическое консультирование.

До сих пор отношение к психосоматическим заболеваниям, их происхождению и лечению неоднозначно. Представители психо-анализа игнорируют органную патологию, акцентируя внимание на интроспекции, толковании ощущений пациента, исходя из психотравм детского возраста.

А. И. Введенский и И. П. Павлов считают, что чрезмерные по силе и длительности раздражители изменяют функциональное состояние ЦНС и периферической нервной системы. При этом нарушается условно-рефлекторная деятельность, утрачивается дифференцировка условных рефлексов. В острой форме возможен срыв в сторону возбуждения или торможения.

В то же время многие исследователи настаивают на комплексном подходе к происхождению и лечению этих заболеваний: групповая и индивидуальная психотерапия, трудотерапия, а также фармаколо-гическое лечение.

Связь функциональных соматических нарушений с чувством подавленности, тревоги, тоски, то есть депрессивными и субдепрессивными состояниями, находят авторы В. Д. Тополянский, М. В. Струковская.

Таким образом, нельзя говорить отдельно о психическом и соматическом в медицине:

«Не может быть психической медицины, касающейся только психики, соматический медицины, касающейся только тела, и психосоматической медицины, касающейся в некоторых случаях того и другого. Есть лишь один вид медицины, и вся она психосоматическая» (Э.Берн) 2 .

Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – СПб., 1991.

Лебединский М. С., Мясищев В. Н. Введение в медицинскую психологию. – Л., 1966.

Лисицын Ю. П. Кризисные явления в здравоохранении и теориях медицины капиталистических стран. – М., 1964.

Литература ко всему курсу

Альманах психологических тестов. — М., 1995

Атлас для экспериментального исследования в психической деятельности человека. /Под ред. И. А. Полищука, А. Е. Видренко. – Киев, 1980.

Банщиков В. М. и др. Методическое пособие к практическому курсу психиатрии на лечебном факультете медицинского института. – М., 1962.

Банщиков В. М., Короленко Ц. П., Давыдов И. В. Общая психопатология. – М., 1971.

Бараш Б. А. Психотерапия и психопрофилактика невротических расстройств у студентов музыкального вуза: Дис. . канд. мед. наук. – Л., 1985.

Березин Ф. Б., Мирошников М. П., Рожанец Р. В. Методика многостороннего исследования личности в клинической медицине и психогигиене. – М., 1976.

Березин Ф.Б., Мирошников М.П., Соколова Е.Д. Методика многостороннего исследования личности. — М., 1994.

Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – СПб, 1991.

Бжалава И. Т. Восприятие и установка. – Тбилиси, 1965.

Биренбаум Г. В. К вопросу об образовании переносных и условных значений слова при патологических изменениях мышления. //Новое в учении об апраксии, агнозии, афазии. – М., 1984.

Блейхер В. М. Клиническая патопсихология. – Ташкент, 1976.

Блейхер В. М. Экспериментально-психологическое исследование психически больных. – Ташкент, 1971.

Блейхер В. М., Бурлачук Л. Ф. О некоторых теоретических концепциях проективных методов исследования личности в зарубежной психологии и патопсихологии. //Журнал невропатологии и психиатрии им. С. С. Корсакова. – 1972. – № 5.

Блейхер В. М., Машек Ю. А. Опыт применения психометрических исследований памяти при церебральном атеросклерозе. //Невропатология и психиатрия. – 1974. – №2.

Бондарева Л. В. Нарушение взаимоотношений непосредственной и опосредованной памяти у больных эпилепсией. //Психологические исследования. – МГУ, 1971. – Вып. 3.

Бурлачук Л. Ф. Исследование личности в клинической психологии. – Киев, 1979.

Бурно М. Е. Терапия творческим самовыражением. – М., 1989.

Васильченко Г. С. Общая сексопатология. Руководство для врачей. – М., 1977.

Васильченко Г. С. Частная сексопатология: В 2-х т. – М., 1983.

Васильченко Г. С., Решетняк Ю. А. Любовь, брак, сексуальное партнерство. – М., 1977.

Вассерман Л.И., Горькавая И.Л., Ромицына Е.Е. Тест подростки о родителях. — М., 1995.

Власова Т. А. О детях с отклонениями в развитии. – М., 1973.

Возрастные аспекты групповой психотерапии при нервно-психических заболеваниях. //Сб. научных трудов Института им. В. М. Бехтерева. – Л., 1988. – Т. 121.

Волкова Г. А. Особенности поведения детей с неврозами в конфликтных ситуациях. /Отв. ред. Е. С. Иванов. – Л., 1988.

Вроно М. Ш. Шизофрения у детей и подростков. – М., 1971.

Ганнушкин П. Б. Избранные труды. / Под ред. О. В. Кербикова. – М., 1962.

Гильяшева И. Н. О применении методики ТАТ в диагностике неврозов и шизофрении. //Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. – Л., 1972.

Гильяшева И.Н., Игнатьева Н.Д. Межличностные отношения ребенка. — М., 1994.

Гиляровский В. А. Избранные труды. / Под ред. Г. К. Ушакова. – М., 1973.

Гоштаус А. А. Применение личностного опросника в диагностике параноидной шизофрении. //Математические методы в психиатрии и неврологии. – Л., 1972.

Групповая психотерапия при неврозах и психозах. / Под ред. Б. Д. Карвасарского. Л., 1975.

Деонтология и психосоматика. //Психогигиена и психопрофилактика. /Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1983.

Докучаева М. А. Об исследовании методики счета по Крепелину в психиатрической больнице. //Психологические методы исследования в клинике. – 1976. – №2.

Дриль Д. Психофизические типы в их отношении с преступностью и их разновидности (нервные, истерики, эпилептики и оскуделые разных степеней). – М., 1895.

Захаров А. И. Опыт групповой психотерапии при неврозах детского и подросткового возраста. – Л., 1986.

Захаров А. И. Особенности семейных отношений и семейной психотерапии при неврозах детского возраста: Автореф. канд. дис. – Л., 1976.

Захаров А. И. Психологические факторы формирования неврозов у детей: Автореф. докт. дис. – Л., 1991.

Зейгарник Б. В. Патология мышления. – М., 1962.

Изрина С. Н. Организация помощи и первичной профилактики в ситуациях кризиса (обзор зарубежной литературы). //Проблемы профилактики нервных и психических расстройств. / Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1976.

Исаев Д. Н. Психическое недоразвитие у детей. – Л., 1982.

Киршбаум Э. И., Еремеева А. И. Психические состояния. – Владивосток, 1990.

Ковалев В. В. Психиатрия детского возраста. – М., 1979.

Козлов В. П. Профилактика и психотерапия фобических состояний у детей. //Проблемы профилактики нервных и психических расстройств. /Под ред. В. К. Мягер. – Л., 1976.

Козюля В.Г. Применение теста СМОЛ. — М., 1995

Комплексные исследования в суицидологии. //Сб. научн. трудов. – М., 1986.

Кононова М. П. Руководство по психологическому исследованию психически больных детей школьного возраста. – М., 1963.

Корнилов А. П. Нарушение целеобразования при шизофрении и эпилепсии.: Автореф. канд. дис. – М., 1980.

Костандов Э. А. Восприятие и эмоции. – М., 1977.

Кудрявцев Э. А. Судебно-психологическая экспертиза. – М., 1984.

Левитов Н. Д. Фрустрация как один из видов психических состояний. //Вопр. психол. – 1967. – № 6.

Лейнг Р. Разделенное Я. — К., 1995.

Леонгард К. Акцентуированные личности. – Киев, 1989.

Либих С. С. Коллективная психотерапия неврозов. – Л., 1973.

Лисицин Ю. П. Кризисные явления в здравоохранении и теориях медицины капиталистических стран. – М., 1964.

Личко А. Е. Подростковая психиатрия. – Л., 1985.

Личко А. Е. Психопатии и акцентуации характера. – Л., 1983.

Личко А.Е., Иванов Н.Я. Диагностика характера подростка. — М., 1995.

Логинова С. В., Рубинштейн С. Я. О применении метода «пиктограмм» для экспериментального исследования мышления психических больных. – М., 1972.

Лэнг Р. Д. Расколотое «Я». — СПб, 1995.

Мастерс и Джонсон о любви и сексе. В 2 ч. (Мастерс У., Джонсон В., Колодны Р.) – СПб, 1991.

Мерлин В. С. Лекции по психологии мотивов человека. – Пермь, 1971.

Мерлин В. С. Проблемы экспериментальной психологии личности. – Пермь, 1970.

Михеев В. В., Невзорова Т. А. Нервные и психические болезни. – М., 1953.

Мучник Л. С., Смирнов В. М. Двойной тест для исследования кратковременной памяти. //Психологический эксперимент в неврологической и психиатрической клинике. /Под ред. И. М. Тонконогого. – Л., 1969.

Мясищев В. Н. Введение в медицинскую психологию.

Мясищев В. Н. Психология отношений. – Воронеж, 1995.

Неврозы и пограничные состояния. /Под ред. В. Н. Мясищева, Б. Д. Карвасарского , А. Е. Личко – Л., 1972.

Патохарактерологический диагностический опросник для подростков и опыт его практического применения. / Ред. А. Е. Личко, Н. Я. Иванова. – Л.: Изд. инст. им. В. М. Бехтерева, 1976.

Патохарактерологические исследования у подростков. /Под ред. А. Е. Личко, Н. Я. Иванова. – Л., 1981.

Певзнер М. С. Дети-олигофрены. – М., 1959.

Петренко Л. В. Нарушение высших форм памяти. – М., 1976.

Поляков Ю. Ф. Патология познавательной деятельности при шизофрении. – М., 1974.

Проблемы шизофрении детского и подросткового возраста.// Сб. научн. трудов под ред. М. Ш. Вроно. – М., 1986.

Психические расстройства в соматической клинике. //Сб. научн. трудов под ред. Б. А. Лебедева. – СПб., 1991.

Психологическая диагностика отношения к болезни при нервно-психических и соматических заболеваниях. / Сб. научн. ст. под ред. Л. И. Вассермана, В. П. Зайцева. – Л., 1990.

Психология и психопрофилактика: Сборник научных трудов. /Под ред. В. К. Мягер, В. П. Козлова, Н. В. Семеновой-Тянь-Шанской. – Л., 1983.

Психология. Словарь. /Под общ. ред. А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского. – М., 1990.

Психосоматические и соматопсихические расстройства детей. – Л., 1990.

Психосоматическое развитие и норма реакции. /Под ред. Ушакова. – М., 1975.

Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии. – М., 1972.

Рубинштейн С. Я. Экспериментальные методики патопсихологии и опыт их применения в клинике. – М., 1970.

Руководство по психиатрии: В 2-х т. /Под ред. А. В. Снежневского. – М., 1983.

Румянцев Г. Г. Опыт применения методов незаконченных предложений в психиатрической практике. //Исследование личности в клинике в экстремальных условиях. – Л., 1969.

Савенко Ю. С. Диагностическая значимость метода Роршаха. //Психологические проблемы психогигиены, психопрофилактики и медицинской деонтологии. – Л., 1976.

Селье Г. На уровне целого организма. – М., 1972.

Селье Г. Стресс без дистресса. – М., 1982.

Селье Г. Эволюция концепции стресса. – Новосибирск, 1976.

Семичов С. Б. Предболезненные психические расстройства. – Л., 1987.

Семичов С. Б. Теория кризисов и психопрофилактика. – Л., 1987.

Слуцкий А. С., Групповая эмоционально-стрессовая психотерапия в клинике пограничных состояний. – М., 1984.

Собчик Л. Н. Методы психологической диагностики: В 3-х выпусках. – М., 1990.

Собчик Л. Н. Пособие по применению психологической методики MMPI. – М., 1971.

Собчик Л. Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности. Методическое руководство. – М., 1990.

Спиваковская А. С. Профилактика детских неврозов. – М., 1980.

Стресс и психическая патология. /Сб. научных трудов. – М., 1983.

Сухарева Г. Е. Клинические лекции по психиатрии детского возраста: В 3 т. – М., 1959-1965.

Тарабарина Н. В. К экспериментально-психологическому исследованию состояния фрустрации при неврозах. //Вопросы диагностики психического развития. – Таллин, 1974.

Тепеницына Т. И. Анализ ошибок при исследовании внимания методом корректурной пробы. //Вопросы психологии. – 1959. – №5.

Тепеницына Т. И. О психологической структуре резонерства. //Вопросы экспериментальной патопсихологии. – М., 1965.

Тополянский В. Д., Струковская М. В. Психосоматические расстройства. – М., 1986.

Ушаков Г. К. Пограничные нервно-психические расстройства. – М., 1987.

Фуллер Торри Э. Шизофрения: книга в помощь врачам, пациентам и членам их семей. — СПб, 1996.

Шольц Ф. Ненормальности детских характеров. – М., 1983.

Эберлейн Г. Страхи здоровых детей. – М., 1981.

Якубик А. Истерия. – М., 1982.

LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути. /Под ред. А. Кроника. – М., 1993.

1 Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – СПб., 1991.

2 Берн Э. Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных. – СПб., 1991.

studfiles.net

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation