Льготы при шизофрении

Трудоспособность лиц, страдающих шизофренией, может в некоторых случаях колебаться от полной нетрудоспособности, которая требует необходимости ухода с работы и надзора за пациентом, до полной сохранности трудовой деятельности. Причем, нередко даже имеются возможности карьерного роста, развития творческих способностей. Это значит, что решение о инвалидности при шизофрении не должно основываться непосредственно на заболевании. Эксперты особое значение придают установлению формы, рассматривают этап болезни, проводится выявление клинического прогноза. Лишь на основании этого трудовая экспертиза решает вопрос об инвалидности.

Например, при непрерывнотекушей шизофрении клинический прогноз, а также прогноз трудовой деятельности больного является неблагоприятным, особенно это имеет отношение к злокачественным юношеским и параноидным формам. Особенно, когда наблюдаются утяжеленные паранойяльные расстройства, переходящие на параноидный этап. Такие больные получают инвалидность, им дают вторую группу. Если способность к самообслуживанию утрачена, то пациент становится инвалидом первой группы. К тому же, при начальной стадии заболевания, даже если имеется паранойяльная симптоматика и изменения личности, нельзя тут же констатировать факт сойкой утраты трудоспособности, так как болезнь может стабилизироваться в данной стадии.

В этом случае основной задачей врача является адаптация пациентов к профессиональной деятельности. Но, как правило, это происходит на сниженном уровне, и у больного подтверждается инвалидность третьей группы. При вяло протекающей шизофрении трудовые возможности другие, они варьируются от полной профессиональной сохранности и до возникновения полной нетрудоспособности. К примеру, при навязчивых и выраженных деперсонализационных синдромах. При проведении экспертизы, принимающей решение о инвалидности при шизофрении, учитываются как клинические особенности, так и принимается во внимание преморбидный склад личности пациента. Учитывается его прежняя квалификация, сохранность личностных установок, опыт трудовой деятельности

Трудоспособность при шизофрении

Во время острого приступа рекуррентной шизофрении больные становятся временно нетрудоспособными. Когда происходит полное обратное развитие заболевания, пациент может вернуться к работе. Если приступ явно затягивается, и тенденций к обратному развитию не намечается, устанавливается инвалидность второй группы. При этом, необходимо постоянное динамичное наблюдение, которое позволяет своевременно приступить к трудовой адаптации, после того, как закончен приступ. Пациент получает трудовую рекомендацию, его переводят на инвалидность третьей группы, и прочее. Возможна стойкая утрата трудоспособности, которая констатирует затяжной период болезни типа continue, когда имеется ярко выраженная картина приступов.

Если заболевание находится в стадии ремиссии, то трудоспособность пациента определяется особенностью общей клинической картины. Если речь идет о рекуррентной шизофрении, то в период ремиссии больной является полностью трудоспособным. Имеются ограничения трудоспособности при аффективной неустойчивости и астенических расстройствах, протекающих в острой форме. При шубообразной шизофрении нередко присутствуют две основные формы заболевания, поэтому решение экспертов в этом случае может иметь различные варианты. Имеет значение индивидуальное течение болезни, клинические симптомы, общее состояние пациента.

При установлении первичной инвалидности при шизофрении экспертная комиссия принимает во внимание многие важные факторы. В первую очередь, к рассмотрению принимается длительность заболевания, учитывается частота приступов. Не менее важное значение имеет и длительность лечения, проведенного в условиях стационара. Далее эксперты рассматривают симптоматику, качество ремиссии, имеющееся на момент выписки больного. Принимаются во внимание возможности адаптации пациента в обществе, семье, возможность больного к принятию адекватных решений, способность к социальному общению, наличие у него дефицитарной симптоматики. Также оцениваются и многие другие факторы, позволяющие определить необходимость инвалидной группы при шизофрении.

Экспертиза больных при шизофрении

Как правило, для установления инвалидности больным шизофренией проводится специальная медико-социальная экспертиза. В основном, инвалидность определяется в тот период, когда наступает стадия ремиссии. Если имеется затяжное обострение, или процесс длится непрерывно, экспертиза проводится реже. Состояние обострения, вызывающее снижение социально-трудовой адаптации, в основном является затяжным, по клиническим проявлениям полиморфным, всегда присутствует негативная симптоматика. При этом следует учитывать, что при шизофреническом процессе деструктивная тенденция не беспредельна, и максимальный уровень достигается при каждом типе течения болезни за определенный срок. В дальнейшем, даже при наличии повторных обострений, дефицитарные изменения не увеличиваются.

Данное положение важно учитывать, когда проводится реабилитационная работа с больными, потому что в последующем качество ремиссии может ухудшиться не в связи с активностью патологического процесса, а под влиянием различных дополнительных факторов, усугубляющих процесс социальной дезадаптации пациента. Когда наступает момент инвалидности при шизофрении, клиническая картина при различных типах течения имеет особые признаки. Они отражают тенденцию болезни к возрастающей прогредиентности. То есть, обнаруживаются симптомы, подтверждающие более глубокий уровень поражения психики. Все это учитывается экспертами при определении инвалидности, поэтому всегда возникают нюансы, требующие более пристального изучения.

www.psyportal.net

Медико-социальная экспертиза

Войти через uID

Шизофрения — прогрессирующее (прогредиентное) эндогенное психическое заболевание, для которого характерны утрата единства психических функций, нарушение мышления, обеднение эмоциональной сферы («неподвижность эмоций») и нарастающее ослабление психической активности («ослабление энергии психической жизни», «падение энергетического потенциала»). Кроме этих основных диагностических симптомов обычно наблюдаются дополнительные: навязчивые расстройства, сенестопатии, истерические, ипохондрические симптомы, бредовые, галлюцинаторные, псевдогаллюцинаторные расстройства, депрессивные, маниакальные, кататонические, онейроидно-кататонические проявления.

1. Клинические проявления шизофрении

Наиболее специфичным для шизофрении признаком является нарушение мышления при сохранной в целом функции интеллекта. Преобладает характерный для заболевания феномен «расщепления», «диссоциации», нарушения единства мыслительного процесса, который может быть частично обратимым, что связано с наличием как обострений, так и периодов стабилизации или ремиссий.

Дезинтеграция мышления проявляется нарушением связей между компонентами мышления — представлениями, понятиями; эти разрозненные компоненты, патологически соединяясь, дают клиническую симптоматику, определяющую своеобразие патологии мышления при шизофрении, Мышление больных шизофренией лишено конкретности, реальности, оно оторвано от действительности, подчиняется внутренним, аффективным влияниям, переживаниям — «аутистическое мышление». Выявляются «паралогичность», «символизм», а в далеко зашедших случаях «разорванность» мышления.

Кроме того, мышление больных шизофренией характеризуется недостатком инициативы, активности; отсутствует целенаправленность, конкретность мотивировки мышления, что делает его нечетким, «рыхлым». Одной из характерных особенностей также является утрата субъективного произвольного характера мышления, что приводит к «неуправляемости» мыслей, их «чуждости», т.е. психическому автоматизму (синдром Кандинского — Клерамбо).

Другим очень важным и характерным для шизофрении симптомом является обеднение эмоционально-волевой сферы, что проявляется в утрате тонких и адекватных реакций личности на окружающее, все более и более выраженном их притуплении с формированием «неподвижности аффекта». Утрачивается тонкая нюансировка эмоциональных реакций, нарастает их неадекватность, парадоксальность. Из высших эмоций в первую очередь утрачиваются социально-этические, такие как чувство такта, стыда, симпатии, затем уже эстетические, интеллектуальные.

На поздних этапах развития болезни, при формировании особого дефекта личности, наряду с выраженным угасанием высших эмоций и интересов обнаруживается холодно-безучастное отношение к людям, а иногда и просто тупо-враждебное, наступает полное отчуждение от людей.

У многих больных наблюдается извращение инстинктов или грубость в их проявлении (повышенная сексуальность, инверсия сексуальности, прожорливость), а в некоторых случаях угасание инстинктов.

Нарушение волевой активности у больных шизофренией проявляется иногда в несоответствии их поведения, которое становится неправильным, неадекватным условиям жизни и реальной обстановке.

Волевые устремления могут характеризоваться импульсивностью, внезапностью неожиданных и немотивированных действий. Иногда импульсивность выражается в агрессивных поступках. По мере прогресси- рования болезни наблюдается ослабление волевой деятельности, больные становятся вялыми, безынициативными, неработоспособными, непродуктивными (подолгу лежат, не осуществляют личную гигиену, неряшливы, проявляют негативизм при попытках привести их внешность и одежду в порядок).

Частыми симптомами при шизофрении являются расстройства восприятия — иллюзии, галлюцинации. Вербальные иллюзии возникают при формировании аффективно-бредовых расстройств: галлюцинации чаще проявляются в виде слуховых обманов, быстро становятся императивными. Характерна трансформация галлюцинаций в псевдогаллюцинации.

Бредовые идеи при шизофрении имеют различную фабулу, бред воздействия, бред отношения, бред преследования, бред особого значения, ипохондрический бред. Систематизация бреда свидетельствует о наличии стойкой диссоциации мышления и гтрогредиентном течении заболевания.

В настоящее время основным критерием систематики шизофрении является тип течения заболевания. Выделяется шизофрения с непрерывным течением, при котором симптоматика носит «мерцающий» характер, периодическая (циркулярная) шизофрения и приступообразно-прогредиентная (шубообразная) шизофрения.

Негативные расстройства (симптомы дефекта) и их динамика являются критериями прогредиентности шизофренического процесса. По темпу нарастания дефицитарной симптоматики выделяют быстро-про- гредиснтные (злокачественные), среднепрогредиентные, малопрогреди- ентные (вялотекущие) клинические варианты шизофрении.

1.1. Шизофрения с непрерывным течением

Злокачественная непрерывная (юношеская) шизофрения характеризуется ранним началом (период пубертатного криза — 12 — 15 лет), грубой прогредиентностью процесса, быстрым нарастанием личностного опустошения с утратой активности, развитием бурных полиморфных психозов. В зависимости от преобладания той или иной симптоматики выделяют следующие формы злокачественной шизофрении:

— Простая форма характеризуется преобладанием «негативных» расстройств, симптомов «выпадения», проявляющихся резкой перестройкой личности в целом при отсутствии психоза. Подростки неожиданно становятся грубыми, нетерпимыми, безразличными, раздражительными; быстро нарастает замкнутость. Меняются мимика и моторика. Наблюдается растормаживание примитивных влечений. Бреда и галлюцинаций, как правило, не бывает. Возможны лишь эпизодические проявления бредовой настороженности, рудиментарные галлюцинаторные расстройства в виде отдельных «окликов». Достаточно быстро, в течение 3-5 лет развивается шизофренический дефект (конечное состояние с безразличием, апатией).

— Кататоническая форма непрерывнотекущей шизофрении проявляется сменой кататонического ступора кататоническим возбуждением без помрачения сознания. В состоянии кататонического ступора больные остаются днями и даже месяцами. Они не едят, мочатся и испражняются под себя. Кататоническое возбуждение проявляется в стереотипно повторяющихся бесцельных действиях, часто сопровождается импульсивной агрессией. При кататонической шизофрении быстро, за 2 — 3 года, формируется «конечное состояние» с редукцией психической активности и формированием «тупого» слабоумия.

— Гебефреническая форма непрерывной шизофрении характеризуется расстройством поведения. Грубое кривлянье, дурашливость, шутовство, гримасничанье носят утрированный, гротескный характер, абсолютно неадекватный ситуации, временами проявляется импульсивность с агрессивными действиями. Такие пациенты неряшливы, нечистоплотны; прожорливость чередуется с разбрасыванием пищи. Эпизодически могут возникать отрывочные бредовые идеи, отдельные «оклики». За 1 — 1,5 года заболевание приводит к развитию конечного состояния по типу «манерного» слабоумия.

Параноидная форма непрерывного течения шизофрении (среднепрогредиентная) развивается медленнее. Заболевание дебютирует после 20 — 25 лет. Постепенно изменяется личностная структура, появляются недоверчивость, настороженность, отчужденность, скрытность, замкнутость. Постепенно формируется параноидный или галлю- цинаторно-параноидный синдром. Иногда к бредовым расстройствам присоединяются кататонические явления <вторичная кататония). Это, как правило, отмечается при переходе болезни в парафренную стадию развития бреда. Нарастает снижение инициативности, продуктивности, больные становятся "носителями голосов", формируется особый тип параноидного слабоумия.

Вялотекущая (малопрогредиентная) непрерывная шизофрения (шизотопнческое расстройство) начинается медленно, постепенно.

При неврозоподобной шизофрении на ранних этапах болезни преобладают проявления в виде: обсессивно-фобического синдрома с малой психологической понятностью, неодолимостью, быстрым развитием ритуалов; ипохондрически — сенестопатической симптоматики, отличающейся особой вычурностью жалоб; деперсонализационных расстройств, которые от уровня невротических явлений могут достигать степени «тотальной» деперсонализации с ощущением полной утраты собственного «Я»; дереализационных; дисморфоманических; дисморфофобических расстройств. Психопатоподобная форма может выражаться неожиданным появлением истерических реакций, несвязанных с какими-либо психогенными факторами, с трансформацией их в поведенческие реакции гебоидного типа. Фальшивая наигранность поведения, неадекватные гримасы, кривляние, манерничанье постепенно принимают монотонную форму, становятся шаблонными и однообразными.

Постепенно усиливается замкнутость, появляется эмоциональная неадекватность, холодность и черствость по отношению к близким. Из- за нарушения концентрации мыслей падают успеваемость и трудоспособность. Нарастает общее психическое оскудение, астенизация психики, мнестико-интеллектуальное снижение, вяло-апатические расстройства, аутизация и т.д.

1.2. Циркулярный тип течения шизофрении (периодическая, реккурентная шизофрения) характеризуется развитием аффективных депрессивных или маниакальных фаз с наличием бредовых, галлюцинаторных и псевдогаллюцинаторных расстройств.

Маниакальные фазы характеризуются признаками идеаторного, аффективного и моторного возбуждения. Достаточно быстро развертывается симптоматика бредового регистра с идеями преследования, бредом особого значения, интерметаморфозы, появлением «двойников». Появляются симптомы «первого ранга» (по К. Шнайдеру) с «открытостью мыслей», «умением читать мысли», «звучанием мыслей»; в некоторых случаях на высоте психоза развиваются онейроидно-кататонические расстройства — онейроидная кататония.

Депрессивные фазы манифестируют появлением вялости, утраты радости, озабоченности, нарушений сна, страхов, ожидания какого-то несчастья. Затем развивается бред особого значения, интерметаморфозы. В ряде случаев аффективно-бредовое депрессивное состояние трансформируется в картину меланхолической парафрении; в других — в оней- роид с иллюзорно-фантастическими переживаниями «мировых катастроф», развивается ступорозное состояние с ззчарованностью, растерянностью.

После каждого перенесенного приступа циркулярной шизофрении остаются признаки побледнения эмоционально-волевой сферы, снижается психическая активность.

1.3. Приступообразно-прогредиентный тип течения шизофрении (шубообразная шизофрения) характеризуется признаками, свойственными непрерывной и периодической шизофрении.

При параноидной форме приступообразно-прогредиентнон шизофрении на фоне замкнутости, угрюмости, настороженности, субдепрессии появляются идеи отношения, преследования; затем остро разворачивается картина чувственного бреда с наличием растерянности, появлением «двойников», бреда особого значения, интерметаморфозы. Может развиться острый приступ паранойяльного бреда, но с наличием аффекта (депрессивного или маниакального). После приступа формируется ремиссия с восстановлением привычного строя жизни, однако, больные становятся менее общительны, сохраняют только узкий круг знакомств. Последующие приступы развиваются также на фоне аффекта, их структура усложняется (психоз с проявлениями всех видов психических автоматизмов, острая галлюцинаторная парафрения и др.), они становятся более продолжительными и частыми. После каждого последующего приступа становятся заметнее признаки аутизации, снижается инициатива, активность, однако такого тяжелого конечного состояния с явлениями слабоумия, как при не- прсры внотекущей параноидной шизофрении не наступает.

Приступообразно-прогредиентное течение при таких рано начавшихся юношеских формах шизофрении как кататония, гебефрения, при всей тяжести основной симптоматики, в послеприступном периоде частично смягчается наличием аффективных расстройств.

Приступообразность течения с включением в клиническую картину депрессивных и маниакальных расстройств может наблюдаться и в случаях вялотекущей шизофрении, например с навязчивостями, ипохондрическими расстройствами (иногда в виде панических атак). Здесь возможны длительные ремиссии, послабления процесса.

Диагноз шизофрении устанавливается при тщательном клинико-пси- хопатологическом обследовании. Для объективизации характера нарушений психических функций и степени их выраженности имеет значение экспериментально-психологическое обследование, которое позволяет сделать выводы о состоянии высших психических функций, эмоционально- волевой сферы, личностных особенностях больного. Дополнительные методы исследования могут использоваться для исключения соматической, неврологической и др. патологии.

В настоящее время течение шизофрении стало более благоприятным, с тенденцией к регредиентности, затуханию активности процесса. Уменьшилась интенсивность и выраженность психопатологической симп- томагтики, она стала обедненной, незавершенной, рудиментарной, уменьшилась её острога. Стали редкостью тяжелые формы шизофрении. Редуцировались бредовые и потеряли остроту аффективные расстройства. Стали преобладать синдромы невротического уровня, соматизация психических расстройств. Увеличилось число стертых, амбулаторно протекающих форм.

В связи с видоизменением клиники и течения шизофрении, затрудняющим разграничение стадий болезни усложняется понятие ремиссий.

1.4. Ремиссии у больных шизофренией наблюдаются как при приступообразном типе течения, где они характеризуют определенную стадию в течении болезни, так и при непрерывном, где возможна и стабилизация процесса, и терапевтическая ремиссия. При злокачественных процессах возможны лишь поздние ремиссии низкого качества на отдаленных этапах развития заболевания, которые ранее было принято обозначать как конечные, дефектные состояния. Больные с малопрогредиент- ным процессом и одновременно тенденцией к приступообразное™ дают ремиссии в целом высокого качества. При вялом непрерывном течении может идти речь о состоянии «условных» ремиссий.

Качество ремиссии не всегда соответствует ее стойкости. Ремиссии высокого качества могут быть непродолжительными, тогда как ремиссии с дефектом оказываются иногда длительными.

Основными структурными компонентами ремиссий (резидуальных состояний), на анализе которых базируется осуществление медико-социальной экспертизы, являются:

— резидуальные симптомы активного процесса (продуктивная психопатологическая симптоматика);

— синдромы собственно дефекта (негативная психопатологическая симптоматика);

— сохранившиеся качества преморбидной личности больных, её профессиональные навыки, установки и их изменения в результате болезни (тип реакции личности на болезнь, на условия жизни и работы, на отношение к больному общества, коллектива, семьи);

— компенсаторные образования разного типа (явления положительной социально-трудовой компенсации; патологической компенсации, приводящей к развитию новых симптомов болезни, гиперкомпснсации).

Взаимодействие резидуальных позитивных и негативных проявлении, сохранившихся качеств и адаптационных способностей личности, различный характер, степень выраженности и удельный вес каждого из указанных компонентов ремиссии определяют тот или иной уровень приспособления к внешнему миру, социально-трудовой адаптации, обусловливая разные степени компенсации, субкомпенсации и декомпенсации.

В практике медико-социальной экспертизы для оценки возможностей динамики состояния больного необходимо учитывать также этапы формирования ремиссий:

-Первый этап (1 -2 года) — этап становления, упрочения ремиссии. В этот период ремиссия еще неполная и нестойкая. Состояние больных лабильно, изменчиво, зависимо от психофармаштерапии. На этом этапе происходит значительная редукция продуктивной симптоматики, однако она занимает еще существенное место в клинической картине болезни. Отмечаются остаточные галлюцинаторные, параноидные, астенические, ипохондрические, различные аффективные расстройства, сохраняются отдельные сверхценные или паранойяльные идеи, периодически появляются кататонические и гебсфренические симптомы и т.п. Глубину имеющихся негативных расстройств на данном этапе не всегда удается оценить правильно, так как они длительно маскируются продуктивной симптоматикой. В процессе становления ремиссии они выступают более отчетливо и представлены нарушениями мышления, падением активности, утратой волевых качеств, обеднением эмоций. Особенно ощутим оказывается ущерб, нанесенный личности больного.

— Второй этап ремиссии — этап стабилизации. Характеризуется полной или почти полной завершенностью структуры клинической картины, её устойчивостью, способностью длительное время сохранять свои основные психопатологические признаки, что позволяет говорить о клинических типах ремиссии.

У больных шизофренией имеют место многообразные типы ремиссий, определяемых по ведущему синдрому. Отмечаются ремиссии пси- хопатоподобного, параноидного, астенического н гиперстенического типа, с редукцией энергетического потенциала, дезорганизацией целенаправленной активности и т.д. Выделять и учитывать при ремиссиях ведущий психопатологический синдром необходимо, однако не всегда он является «основным инвалидизирующим синдромом», и в экспертной практике использование типологии ремиссий, построенной на данном принципе, не может в полной мере отвечать решаемым вопросам.

Для решения экспертных вопросов важнее пользоваться клинической характеристикой, исходя из структуры ремиссии, синдромально оценивая как сохраняющуюся при ней процессуальную симптоматику, так и сформировавшиеся негативные изменения, что отражает определенный уровень поражения психической деятельности. Различным продуктивным расстройствам в ремиссии сопутствуют также изменения личности разной степени выраженности. Встречаются следующие наиболее типичные сочетания психопатологических проявлений:

— астенические расстройства, субдепрессия, ипохондрические образования, нерезко выраженные изменения личности;

— сверхценно-паранойяльные синдромы, аффективные колебания, гипомания, умеренно выраженные изменения личности;

-редуцированный параноидный синдром, аффективные и психопа- топодобные расстройства, нарушения мышления, выраженные изменения личности;

— аффективно-волевые расстройства, редукция энергетического потенциала, глубокие изменения личности.

Предпочтительные сочетания не исключают возможности включения в структуру ремиссии отдельных симптомов более легкого или тяжелого регистра.

В отличие от клинической формы приступа шизофрении, определяемой патогенезом болезни и поэтому более лабильной, форма ремиссии в большей степени зависит от склада личности, носит более конституциональный, а поэтому и с трудом меняющийся характер. Это положение отражает существенную роль в адаптации и личностного фактора в целом, и преморбидных свойств личности, и степени негативных изменений личности, обусловленных болезнью.

1.5. Типы изменения личности

Структура, характер личностных изменений разнообразны — от усиления, заострения преморбидных черт до резкого их утрирования, карикатурности, нелепости, привнесения несвойственных ранее качеств, особенностей реагирования и поведения.

Выделяют несколько типов изменения личности. Аутистический тип характеризуется потускнением всех психических проявлений с ограничением контактов, отгороженностью от окружающих. Больные утрачивают жизненную активность, становятся эмоционально скупы. Появляется несвойственная им ранее примиренность со всеми сторонами жизни. Утрачивается творческая инициатива, способность к администрированию, не выдерживается жесткий производственный режим. Появляется сверхбережное отношение к своему здоровью. В картине дисгармонического типа изменений личности, наиболее характерного для негативных расстройств при параноидной шизофрении, преобладают эмоциональная ограниченность (вплоть до выхапощенности), психическая ригидность, узость интересов со стсреотипизацией жизненного уклада, волевое снижение, аутизм. Тотальный тип изменений личности — глубокое нарушение личностных свойств с резким падением продуктивности и утратой энергетического потенциала.

Наиболее общей особенностью изменений личности при вялотекущей шизофрении является формальность, под которой понимается снижение эмпатии (сопереживания) во всех проявлениях, а также «притупление личностного смысла деятельностью». У таких больных отношения меняются по своей структуре в сторону упрощения, недифференцирован- ности. Система ценностей, интересы лишены той активирующей роли в жизнедеятельности больных, которая здоровых людей характеризует в первую очередь.

Происходит как бы нивелировка личности, препятствующая жизненной ориентировке больных в реальной действительности. Она заменяется стереотипами поведения, выполняющими по сути компенсаторно- защитную функцию.

Описанные личностные изменения отражают также различные степени их выраженности: легкую, умеренную, выраженную, значительно выраженную.

К легкой степени относятся изменения личности, (отмечаемые только самими больными или их ближайшим окружением, и выражающиеся, в основном, в акцентуации отдельных черт характера), совместимые с сохранностью всех социальных функций и адаптационных возможностей.

К умеренно выраженной степени относятся изменения, свидетельствующие о несомненном снижении личности (аутизация, чудаковатость, непрактичность, инфантилизм, эмоциональное обеднение), сочетающиеся с утратой способности к длительной целенаправленной деятельности, снижением возможности к полноценной психологической и профессиональной адаптации.

Выраженная степень изменений личности соответствует значительным негативным расстройствам (выраженный дефект личности, резкое падение продуктивности, утрата энергетического потенциала), сочетающимся с глубокой социально-трудовой дезадаптацией.

Значительно выраженные изменения характеризуются регрессом личности до признаков апатического слабоумия.

С характером и степенью выраженности негативных расстройств и личностными свойствами связана способность критической оценки своего состояния, конкретной ситуации, взаимоотношений с окружающим, а также способность к самокоррекции тех или иных отклонений в своём взаимодействии с реальностью.

Нарушение критичности, в частности в отношении правильности суждений, поступков, их направленности и организованности, полноты и качества выполнения различных действий (на биолого-функциональном и социально-психологическом уровнях), оценки своих переживаний, поведения своего и окружающих — является важной характеристикой патологии личности.

Приведенные патологические изменения личности влекут за собой снижение способности: адекватно вести себя, справляться с любой ситуацией, участвовать в ведении домашнего хозяйства и решении различных бытовых проблем, соблюдать личную безопасность и личную гигиену.

Крайние, наиболее тяжелые проявления патологии личности со стойкой дезорганизацией поведения, непредсказуемостью, распадом морально-нравственных сторон вызывают грубую неадекватность поступков, склонность к совершению опасных действий, неспособность ухаживать за собой в виде неконтролируемости физиологических отправлений, несоблюдения общепринятых правил приготовления и приёма пищи и т. п.

2. Медико-социальная экспертиза больных шизофренией

Инвалидность больным шизофренией в большинстве случаев определяется на стадии ремиссии, несколько реже — во время затяжного обострения непрерывнотекущего процесса или затяжного приступа при- ступообразно-прогредиснтной шизофрении.

Психотический приступ (состояние обострения), после которого снижается социально-трудовая адаптация, как правило, оказывается затяжным, полиморфным по клиническим проявлениям, с наличием негативной симптоматики. При этом необходимо иметь в виду, что деструктивная тенденция при шизофреническом процессе не беспредельна, своего максимального уровня она достигает при каждом из типов течения заболевания за определенные сроки и в дальнейшем, несмотря на повторные обострения, дефицитарные изменения не нарастают. Это положение чрезвычайно важно учитывать в реабилитационной работе с больными, т. к. качество ремиссии в последующем может ухудшаться не за счет активности патологического процесса, а в связи с различными дополнительными факторами, которые углубляют социальную дезадаптацию.

К моменту наступления инвалидности в клинической картине при разных типах течения и темпе прогредиентности наблюдаются признаки, отражающие тенденцию заболевания к нарастанию прогредиентности:

— появляются симптомы более глубокого уровня поражения психической деятельности;

— возникает склонность к затяжному течению приступов и обострений заболевания (сохраняются признаки активности процесса, не наступает формирование ремиссий),

— снижается качество и устойчивость ремиссий;

— возрастает удельный вес негативных расстройств, происходит их углубление;

— формируется симптоматика, резистентная к терапии.

При шизофрении наиболее выраженные изменения наблюдаются в мышлении, эмоционально-волевой сфере, личности больного, однако, как и при любом психическом заболевании, в той или иной мере страдают все психические функции или большинство из них, что соответственно вызывает ограничение практически всех или многих категорий жизнедеятельности в разной степени их выраженности.

При оценке ограничения различных категорий жизнедеятельности и степени их выраженности необходим анализ следующих факторов:

— клиническая форма шизофрении;

— тип течения и степень прогредиентности процесса;

— психопатологическая структура состояния (ведущий синдром, его степень выраженности и стойкости);

— характер и динамика дефицитарной симптоматики;

— вид нарушенных психических функций (сознание, восприятие, внимание, эмоции, воля, память, мышление, интеллект);

— характер нарушения психических функций, их выраженность и продолжительность;

— качество ремиссий (тип, структура, полнота, этап, стойкость, длительность и т.д.);

— характер и степень клинической и социальной компенсации болезненного состояния (компенсация, субкомпенсация, декомпенсация);

— свойства прсморбидной личности;

— личностные изменения, обусловленные болезнью;

— критика к своему состоянию и окружающей действительности;

Инвалидность у больных шизофренией наступает при различных типах течения и темпе прогредиентности заболевания, и обусловлена, в основном, темпом прогредиентности шизофренического процесса.

Значительно выраженные, стойкие ограничения психических функций, выявляющиеся у этих больных, препятствуют осуществлению большинства категорий жизнедеятельности. Определяющими при установлении инвалидности, в большинстве случаев, являются ограничения способности к самообслуживанию и выполнению бытовой деятельности, а также способности к адекватному поведению; несколько реже — способности к общению, межличностным взаимодействиям и отношениям; способности к ориентации; мобильность.

Ограничения данных категорий жизнедеятельности обусловлены или значительно выраженными негативными расстройствами и изменениями личности (аутизм, некритичность, интеллектуальная недостаточность) или наличием стойкой психотической симптоматики, определяющей поведение больных (бредовое восприятие окружающего, кататоническое возбуждение, агрессивные тенденции).

Оценка ограничений жизнедеятельности этим больным проводится на различных стадиях заболевания.

Затяжной психотический приступ, приводящий к выраженным ограничениям жизнедеятельности, характеризуется полиморфной психопатологической симптоматикой, сочетающей выраженные продуктивные расстройства (аффективно-бредовые, галлюцинаторно-параноидные, депрессивно-параноидные, депрессивно-ипохондрические) с выраженными дефицитарными (аутизм, сужение круга интересов, снижение продуктивности, эмоциональная измененность и др.).

При оценке ограничений жизнедеятельности на стадии затяжного обострения непрерывнотекущего процесса, в структуре предшествующих ремиссий ещё до возникновения затяжного обострения нарастают негативные расстройства (нарушение критичности мышления, обеднение мотивационной сферы, эмоциональные нарушения). Клиническая картина самого обострения определяется наличием симптоматики параноидного регистра в сочетании с негативными проявлениями.

Также, оценка ограничений жизнедеятельности проводится на стадии неполной, нестойкой ремиссии, характеризующейся или укорочением её длительности, или усложнением её структуры, либо тем и другим; многообразными сочетаниями остаточных позитивных и выраженных негативных нарушений; нарастающими изменениями личности (сужение круга интересов, утрата прежней целеустремленности, аутизм); отсутствием установки на трудовую деятельность.

Клинические типы ремиссий могут быть представлены в следующих вариантах:

— наличие остаточной бредовой, галлюцинаторной симптоматики в сочетании с аффективными нарушениями разной степени выраженности, разнообразными негативными нарушениями и изменениями личности (нарушениями мышления, эмоциональным обеднением, низким уровнем мотиваций, снижением интересов и др.);

— сверхцснные и паранойяльные образования, сочетающиеся с аффективными расстройствами и нарушениями в сфере эмоций, воли, мышления различной степени выраженности;

— стойкая психопатоподобные и аффективные расстройства с периодически возникающими декомпенсациями, проявляющимися усилением психюпатоподобных нарушений, кратковременными эпизодами бредовых идей отношения, элементарными галлюцинаторными включениями;

— преобладание негативных расстройств, проявляющихся в нарушении целенаправленной активности, редукции энергетического потенциала, нарушениями в сфере эмоций, воли, мышления.

Выраженные нарушения психических функций обусловлены наличием как позитивных, так и негативных проявлений.

Стойкие бредовые и галлюцинаторные расстройства, легко возникающие идеи отношения приводят к нарушению адекватной оценки своей роли и места в семье, на работе, в обществе; ограничивают способность к общению, межличностным взаимодействиям и отношениям; способность к адекватному поведению и, опосредованно, способность к выполнению задач и действий, обеспечивающих занятость и экономическую самостоятельность.

Однако выраженная продуктивная симптоматика влияет на осуществление основных категорий жизнедеятельности в течение ограниченного отрезка времени, поэтому при оценке клинического и социального прогноза в большинстве случаев решающее значение имеет характер, динамика и степень выраженности негативной симптоматики.

Явления аутизма, эмоциональных нарушений, снижение психической активности, диссоциация психической деятельности, проявляющаяся нарушением критичности при относительной сохранности интеллекта, приводят к снижению активного общения, инициативы, отсутствию потребности к деятельности, нарушению коммуникативных связей, что обусловливает ограничение способности к общению, межличностным взаимодействиям 2 степени; способности к адекватному поведению 2 степени; способности к выполнению задач и действий, обеспечивающих занятость и экономическую самостоятельность — 2 — 3 степени.

Таким образом, определяющими у этой категории больных являются ограничение способности к выполнению задач и действий, обеспечивающих занятость и экономическую самостоятельность, а также ограничение способности к общению, межличностным взаимодействиям;

несколько реже — способность к самообслуживанию и выполнению бытовой деятельности и способность к адекватному поведению.

— приступообразно-прогредиентная шизофрения в случаях относительно благоприятного течения — с редкими приступами аффективно- бредового, депрессивно-параноидного, депрессивно-ипохондрического характера; ремиссиями с умеренно выраженными неврозоподобными, психопатоподобными, аффективными, фобическими расстройствами и неглубокими изменениями в сфере эмоций, воли, мышления;

— медленно-прогредиентная (вялотекущая) шизофрения с умеренно выраженными, но стойкими астено-депрессивными расстройствами в сочетании с ипохондрическими включениями, либо наличием обсессивно-фобических, астенических расстройств в сочетании с изменениями личности.

Затруднение осуществления различных категорий жизнедеятельности отмечается на отдаленных этапах заболевания при значительном усложнении клинической картины с углублением неврозоподобных, ипохондрических, аффективных нарушений; нарастанием изменений личности.

Ограничивают жизнедеятельность этой категории больных стойкие умеренно выраженные нарушения психических функций, обусловленные как продуктивной, так и негативной симптоматикой.

Стойкие астенические и неврозоподобные расстройства, аффективные (чаще депрессивные) нарушения приводят к снижению активности, инициативы, потребности в социальных контактах, что ограничивает способность к общению, межличностным взаимодействиям 1 степени; способность к выполнению задач и действий, обеспечивающих занятость и экономическую самостоятельность 1 степени; способность к самообслуживанию и выполнению бытовой деятельности 1 степени.

Если клиническую картину заболевания в большей мере определяют негативные проявления (изменения в эмоционально-волевой сфере, неадекватная самооценка, явления аутизма, сужение круга интересов и др.), то они сами, без сочетания с продуктивной симптоматикой, обусловливают первую степень ограничения способности к общению, межличностным взаимодействиям; способности к выполнению задач и действий, обеспечивающих занятость и экономическую самостоятельность; способность к самообслуживанию и выполнению бытовой деятельности.

www.invalidnost.com

Возможно ли больному шизофренией найти работу

Не только больные с психиатрическими проблемами, но и все остальные больные в России часто оказываются в состоянии очень сильного удивления. Человек только что испытал шок, встретился с серьёзной болезнью. Ему проведена хирургическая операция, или долгое лечение наконец-то позволило ему собрать «колёсики» своего рассудка. Но для получения инвалидности всё это требуется подтвердить. Каким образом проводится оценка трудоспособности безногих понятно — визуально. С шизофрениками всё сложнее. Какой-то врач сам скажет о том, что он готов дать соответствующее заключение, которое потянет на II группу. А какой-то пожмёт плечами и скажет, что никакой серьёзной потери трудоспособности нет. Это об инвалидности, которая ведёт за собой получение пенсии. Одна сторона медали «шизофрения и работа». Вторая — это потеря возможности занимать какие-то должности, выполнять обязанности и управлять транспортными средствами.

Решает трудоспособен ли больной и до какой степени медико-социальная экспертиза. Но она не организуется просто так, потому что больной покидает заведение. Для этого нужна просьба больного, иногда подкреплённая заявлением. Тогда он, если лечился не по месту проведения экспертизы, будет лежать в стационаре ещё один месяц.

«Хитрое» сплетение медицины, юриспруденции и жизненных ситуаций

Ответ на вопрос о том, возможно ли больному шизофренией найти работу положительный. Более того, её можно и не потерять.

Какого-то чёткого регламента того, как в ГИБДД или по месту работы, службы лица, находящегося на учёте у врача-психиатра или нарколога, должны узнать об его ограничениях в России нет. Психиатрические больницы сами по себе никому ничего не рассылают. К ним могут обратиться за выпиской из медицинской книжки или эпикриза, но они могут обращения игнорировать, сославшись на закон о врачебной тайне. Эти выписки, называемые чаще справками, даются или самому больному, или его представителю, но не руководителям по месту работы или третьим лицам — родственникам, журналистам и подобным. Единственное, что меняет ситуацию — это решение суда.

Если человек работает программистом или бухгалтером в частной фирме, то уж точно никаких уведомлений из больницы его руководству не поступит.

Многообразие стечения обстоятельств очень велико, а чёткого определения того, кто и что может, а что не может не существует. Что считать правильным критерием лишения водительских прав? Человек на учёте у врача-психиатра? Ну так он после депрессии средней тяжести тоже может быть на учёте. Смотря, что происходило в ходе эпизода. Учёт сам по себе ни о чём не говорит, но используют чаще всего факт этого. Только тут нужно обращаться к врачам за их заключением, за разъяснениями. А откуда врач знает, что происходит с пациентом каждый день после его выписки? Поэтому перестраховываются, но выражается это молчанием. Отказывают выдавать справки в том, что человек что-то может, к примеру. Если диагноз хоть как-то связан с шизофренией, то врачи вряд ли дадут справку со словами о том, что человек может управлять автомобилем или работать авиационным диспетчером. Но это не говорит о том, что нет водителей и лиц, выполняющих ответственную работу, с диагнозами. Есть и очень много…

Степени ограничения жизнеспособности и группы инвалидности

Диагноз «шизофрения». Считается ли человек дееспособным? Смотря какая и как она выражается в конкретном случае. Дееспособность — это юридическое понятие. Её выявление базируется на степях ограничения жизнедеятельности. Этих степеней три, как и групп инвалидности.

В своей деятельности СМЭ руководствуется определённой документацией и положениями, которые исходят от ведомственных структур Министерства здравоохранения и других органов. Однако часто такие документы представляют собой смесь научного и бюрократического языка. Некоторые термины путают и специалистов, а непосвящённому человеку разобраться ещё сложнее… Попробуем внести явность и использовать минимум специальной терминологии.

  • Третья степень ограничения жизнедеятельности — самая тяжелая, соответствует 1-ой группе инвалидности. Скорее всего её присвоят при постоянном течении болезни, вообще без светлых промежутков. Это могут быть и кататоно-параноидные и галлюцинаторно-параноидные варианты выражения, сопровождающиеся автоматизмом. Больные не способны выполнять действий по самообслуживанию. Они могут находиться очень долгое время в ступоре, а могут быть активными, но без признаков осознания реальными, будучи поглощёнными бредовыми идеями или галлюцинациями.
  • Вторая степень ограничения жизнедеятельности — в медицинской практике встречается достаточно часто и соответствует 2-ой группе инвалидности. Расстройство проявляется эпизодически. Основным критерием при этом считает прогресс развития дефекта по степени выражения. (Когда-то голоса в голове были слышны несколько раз в неделю, а потом постоянно.) Негативных симптомов становится больше. Эпизоды длятся дольше и доставляют больше страданий. Снижается качество ремиссии, т. е. в период «просветления» сохраняются остаточные признаки бреда или других симптомов.
  • Первая степень ограничения жизнедеятельности — в житейской практике встречается чаще всего и соответствует 3-ей группе инвалидности. Это то, что отечественные психиатры называют «вялотекущая» шизофрения. Приступы случаются редко и могут быть краткосрочными. Ограничение происходит в силу наличия стойких, но умеренно выраженных нарушений психической функции. Первая степень может быть вызвана аутизмом, неадекватной оценкой себя и социальным отчуждением даже без признаков бреда или галлюцинаций.
  • Данные степени и дают ответ на вопрос о том, кем может работать человек с диагнозом «шизофрения». Третья степень и первая группа инвалидности — строго отрицательный. Никем, во всяком случае, — до тех пор, пока присутствует картина заболевания. Вполне возможно, что когда-то кто-то, в силу таланта и широты мышления психотерапевта или своих особенностей, и вышел из такого положения, но это такие редкие исключения, что упомянуты лишь из желания сохранять надежду. В остальных никто не задаётся вопросом о том, какая возможна работа для больных шизофренией в такой форме. Вопрос неуместен.

    Вторая степень подтверждает, что с диагнозом «шизофрения» можно работать. Правда, нужно будет сделать много оговорок. Не в период эпизода. И даже нечто смутное, что может быть превратится в бред, а может и нет — это тоже может полностью снизить трудоспособность. Человек собрался на работу, а тут происходит нечто такое, что он и описать не может. У каждого выражается по-своему, оценки субъективны. Он просто берёт и никуда не идёт. А потом он понимает, что уже начался эпизод, или это он так думает. Махнул рукой и сам приехал в больницу. И положат… А что ему делать? Как ему жить? Но это не означает, что вот так всё и будет. А кто-то, наоборот, стремится на работу, потому что она его вовлекает. Совсем не обязательно, чтобы творческая. Выполняет больной в период ремиссии какую-то рутинную работу, и ему легче от этого. Не остался наедине со своей пустотой.

    Диагноз «шизофрения», как устроится на работу?

    Попробуйте через отдел кадров. Устраивайтесь на такую, которая не требует никаких серьёзных проверок.

    Все лёгкие формы лучше попытаться от диагноза оградить. Считается, что на Земле живёт не более 1% шизофреников. Называют цифры 0,55-0,77% от населения планеты. Если же добавить к ним всех оригиналов, людей с нестандартным мышлением, слишком активным воображением, страдающих амбивалентностью и аутизмом, который иногда принимает вид агорафобии, все пограничные диагнозы, которые тоже время от времени связываются ещё и с галлюцинациями, то процент как возьмёт, да как увеличится. Да до таких размеров, что превзойдёт процент распространения банальной депрессии.

    Наша фирменная «вялотекущая» шизофрения — это и те, кто никогда не обращался к психиатрам, и те, кто обратился, но ему поставили какой-нибудь простенький диагноз — невроз, неуточнённое расстройство нервной системы или что-то такое. Инвалидность дали бы маленькую, а лишние проблемы никому не нужны.

    Не нужно верить и в то, что в России существуют какие-то права и льготы больных шизофренией. Говорили про внеочередное предоставление жилья. На практике это право на то, чтобы больной встал в очередь на предоставление и стоял в очереди на предоставление жилья. Есть лишь единичные примеры предоставления жилья по договору социального найма. В очереди же люди стояли не менее 10 лет. Но это считанные единицы достоялись.

    Юридическое понимание синдромов

    Все названные степени не нужно путать с вменяемостью. Последнее является более юридическим термином, который используется при анализе различных действий человека — совершения сделок или преступлений. Вменяемость определяют на момент чего-то. Подписал контракт, но думал, что с инопланетянами, убил, но думал, что спасая Землю от пришельцев… Любая шизофрения и вменяемость сочетаются с большим трудом. Но в юридическом понимании невменяемость — это не просто неадекватность, а полная увлеченность бредовыми идеями. Это устанавливают по ряду признаков, а занимается этим не медицинско-социальная, но судебно-медицинская психиатрическая экспертиза.

    Существует и ещё один термин — дееспособность. Это не степень ограничения жизнедеятельности как таковая. Это перспективная юридическая оценка состояния гражданина, которая делается на базе медицинских заключений о состоянии больного. Если у него третья степень ограничения жизнедеятельности, то он вряд ли может быть дееспособным. Но признание его недееспособным происходит в суде.

    psycholekar.ru

    Инвалидность при шизофрении

    Ничего определённого про инвалидность при шизофрении сказать невозможно, поскольку шизофрения — это общее обозначение ряда синдромов. Всё зависит от степени тяжести расстройства, характера прогредиентности, включения в общую структуру определённых дефектов. Не получится и ответить на вопрос о том, какая пенсия у инвалидов с шизофренией. Они могут относиться к любой группе, если больному вообще дадут инвалидность. Про конкретную денежную сумму представители медико-социальной экспертизы вообще не думают. Они присваивают какую-то группу, а сумма начисляется сотрудниками Пенсионного фонда. Социальная пенсия инвалидам 2-ой группы в 2017 году в России составляет 4959,85 рублей. Трудовая же рассчитывается по определённым формулам, поскольку она учитывает трудовой стаж. Совершенно не важно, что к инвалидности 2 группы привела шизофрения. Сколько денег получают все другие инвалиды, столько и психиатрический пациент.

    При шизофрении дают инвалидность, но не сразу и не всем

    Группа по шизофрении автоматически не даётся. Можно хоть с интервалом в месяц оказываться в больнице, но само по себе это ни о чём не говорит. На практике чаще всего речь о назначении МСЭ можно заводить лишь после второго эпизода, который кончился госпитализацией. Вернее так, речь-то можно заводить в любой момент, даже если человек вообще никогда в государственных больницах не был. Тогда его отправят на обследование в стационар, которое будет длиться примерно месяц. Но при наличии каких-то весомых причин, разумеется. Если же больной был госпитализирован в первый раз и его состояние тяжелое, злокачественное течение, то могут дать и группу сразу, после первого эпизода и прохождения СМЭ. Могут и не дать, даже отказать в направлении на СМЭ. Всё индивидуально, всё зависит от ситуации. Дают ли инвалидность при шизофрении? Не всем, но получить её может каждый. Такие вот особенности…

    Наиболее распространённые варианты начала процесса

    1. Больной проходил лечение в государственной психиатрической клинической больнице. Он узнаёт, что скоро его выпишут. Если пациент считает себя лицом с ограниченной жизнеспособностью, то может написать заявление на МСЭ, которая это подтвердит или опровергнет. В таком случае срок обследования может быть меньше стандартного, если СМЭ будет проводиться на базе того же заведения.
    2. Больной лечился в частной клинике, или в какой-то государственной, но за пределами РФ. Здесь он решил получить группу. Тогда он может прийти просто к участковому психиатру и инициировать процесс. Его должны отправить в стационар и провести там обследование в рамках МСЭ. Психиатру нужно будет передать пакет документов.

    Что такое психиатрическая МСЭ?

    Это консилиум специалистов, которые оценивают состояние больного в плане степени ограничения его жизнедеятельности. Их три, как и групп инвалидности. Третья — самая тяжелая, а первая — самая лёгкая. Не нужно путать степень ограничения жизнедеятельности с дееспособностью. Недееспособность инвалида 1 группы по шизофрении может быть установлена только судом. При такой группе это происходит практически всегда, но всё же суду нужно сперва собраться и начать слушание. В этот же момент суд устанавливает, кто будет являться опекуном и официальным представителем больного. Потеря дееспособности означает невозможность принимать юридически значимые решения. Это совершение сделок и принятие решений по важным вопросам, касательно своей судьбы. При этом человек может в какое-то время или постоянно сохранять свою вменяемость. Невменяемость — это ещё один способ выражения состояния. Признание невменяемости является юридическим поводом для того, чтобы на человека не распространялась правовая ответственность за какие-то совершённые им поступки.

    На базе истории болезни, характеристик, результатов осмотра и других данных обследования члены МСЭ устанавливают степень ограничения жизнедеятельности.

    • Третья степень. Больные в принципе не могут совершать действия по самообслуживанию, а течение расстройства идёт вообще без светлых промежутков. Часто эту степень присваивают больным кататонической шизофренией. Основным критерием является максимальный уровень отрыва от реальности, а не просто какие-то нарушения в мышлении. Эта степень влечёт за собой 1 группу инвалидности.
    • Вторая степень. Наиболее распространённое явление. Основной критерий установления этой группы является высокая прогредиентность, явно выраженная злокачественность течения, учащение случаев госпитализации и снижение качества ремиссии. Если у больного так протекает шизофрения, то 2 группа инвалидности вполне возможна.
    • Первая степень. Приступы случаются редко и интенсивным проявление симптомов не является. Подразумевается, что больной сохраняет трудоспособность, но получает какие-то ограничения. Соответствует 3 группе инвалидности.

    В случае, если МСЭ отказывает в присвоении группы, а больной или его близкие считают это неправильным, то они могут обратиться в суд или написать жалобу в центральное бюро СМЭ. Нужно иметь в виду, что суд, скорее всего, назначит новую экспертизу, которая будет проходить в другом месте и оценит, что за шизофрения, какая группа инвалидности за ней следует.

    Итак, группа инвалидности при шизофрении зависит от того, какие ограничения накладывает дефект психики на способность больного обеспечивать свою жизнь. Относительно нормальную пенсию в России получат только инвалиды с 1 группой, правда, они вряд ли смогут оценить это в полной мере. Жизнь же инвалида 2 группы богатой назвать никак не получится.

    Шизофрения: группа инвалидности и подводные камни при её присвоении

    Что следует понимать тем, кто ищет ответ на вопрос о том, как получить инвалидность при шизофрении? СМЭ — это не медицинская экспертиза, но преимущественно социальная. Поэтому рассказы больных о том, как они получили инвалидность и мнение самих участников СМЭ в разных заведениях могут быть разными. Все знают, что существует определённый регламент, но каждый под ним понимает что-то своё.

    Инвалидность даётся не на базе диагноза, но при анализе различных показателей. Данные же должны собираться из всех возможных источников. В их число входят характеристики с места работы или учёбы, обычные рассказы родственников, выписки из истории болезни, которая была заведена в другом медицинском заведении. Как говорится, любые не запрещённые законом источники. И уже здесь мы столкнёмся с первым абсурдом. К примеру, врач может не принять характеристику с места работы или не учесть её данные, потому что, с его точки зрения, она составлена как-то не так. Однако по месту работы больного никто врачу ничего не должен, и они пишут так, как считают нужным. Они могут написать, что человек ленив и не желал работать, а нужно какое-то подтверждение того, что больной не может выполнять обязанности, а не просто ленится.

    Оценка делается на базе следующих показателей способности к:

  • самооблуживанию;
  • передвижению;
  • ориентации;
  • общению;
  • обучению;
  • трудовой деятельности;
  • контролю за своим поведением.
  • В результате оценки степени влияния дефекта на социальные особенности больного выводятся показатели его жизнеспособности. Поэтому в характеристиках члены экспертизы хотят увидеть данные о динамике развития отражения расстройства на способности человека, которые позволят им выявить интегральный показатель состояния. Однако фразу «не может работать» тоже могут воспринять негативно, поскольку это указание на ограничение третьей степени.

    Одному больному посоветовали взять любую отрицательную характеристику с места работы, перевестись на менее квалифицированную должность, а потом взять ещё одну отрицательную характеристику уже об исполнении им обязанностей грузчика, разнорабочего. И тогда даже неказистые строки покажут, что с течением времени улучшений не наступает.

    Здесь уже от реальности отрываются не больные, а представители полумедицинской и полусоциальной экспертизы.

    Второй абсурд в том, что наличие регламента не даёт никакой чёткости с ответом на вопрос о том, когда с диагнозом шизофрения дают инвалидность. Наличие критериев, способов подсчета баллов и прочее создают видимость адекватных способов объективной оценки состояния. Ниже два реальных примера, которые непосвященным людям покажутся клеветой и злопыхательством.

    Оценка способности передвигаться и ориентироваться в пространстве. Больной рассказывает, как однажды он заблудился в собственном городе. Сел в один автобус будучи в задумчивости. Понял, что едет не туда. Вышел и не понимает, куда ему ехать. Так и ездил несколько часов. Понимал, что это не тот маршрут, выходил и опять куда-то ехал. Оценка специалиста показала, что больной хорошо ориентируется в пространстве и не испытывает трудностей с передвижением. Почему? Ну он же понимал, что это не тот маршрут, выходил и садился в другой автобус. И спокойно ходил ногами, не прятался под сиденье. А что не знал, куда он едет — это с каждым такое может случиться.

    Оценка уровня самообслуживания. Больная рассказывает, что у неё явные признаки нервной анорексии. Только в нашем случае её лучше называть психотической. У больной F20.1, ну и до кучи анорексия. Она не готовит себе ничего. Питается чаем. Иногда кусочек хлеба, яблоко. Приготовить суп, курочку, картошечку — это для неё что-то фантастическое. Голода при этом не чувствует. В чистой одежде вне стен ПНД только по той причине, что машинка стиральная есть. Она стирает, но иногда даже забывает бельё и одежду там. Вспомнит, а там всё протухло. Оценка способности к самообслуживанию высока. Вы уже догадались — ремиссия на лицо. Стирает, чай заваривает, хлебушек отломит. Ну значит — жить будет.

    И вот так у нас никаких угроз для жизни и деятельности не находят у больных, которые ходят по улицам с закрытыми глазами или разговаривают с собственными зубами и в период ремиссии тоже. Главное, что не кусаются…

    У такого состояния дел две причины. Разнорядочки о необходимости снижения количества инвалидов, выходящих за пределы ПНД, имеют место быть. Широкой общественности не покажут, но есть такие требования, есть. Второе — это стремление самих психиатров получить некий бонус. Не все, отрасль пёстрая. Кто-то сам больному предлагает инвалидность просто по доброте душевной. А кто-то станет стеной и будет стоять до последнего.

    Выход их этой ситуации может быть только один. Пенсия по шизофрении должна назначаться на базе диагноза, а диагнозы должны быть жестко регламентированы. Никогда никто не скажет, что больной, который слышит голоса постоянно сможет быть на 100% работоспособным. Учтём ещё и то, что любое манифестирование делает общее самочувствие похуже, чем у милых дам в период ПМС. Знаете, почему больные шизофренией женщины очень редко думают про ПМС? А потому что по сравнению с проблемами даже одной псевдогаллюцинации и состояния, когда мысли будто бы чужие и протягиваются в голове со скрипом, что «аж тошнит» (с) — это сущие пустяки.

    Вся эта социальная белиберда с критериями потом упирается в экспертную оценку, которую делают на основании доброты сердечной или отсутствия таковой. Пальцем в небо, носом в характеристику с места работы. Кто её писал, в каком состоянии был сам — большой вопрос. Как и вопрос, а где характеристики вообще-то брать безработным? Впрочем, для страны где крякнулась вся пенсионная реформа — финансирование больных шизофренией не самая главная проблема. Так что ответ на вопрос о том, шизофрения — это инвалидность или нет упирается в бюджет. Держитесь! Психического вам здоровья.

    psycholekar.ru

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Navigation