Методика исследования стресса

Стресс-эхокардиография: показания, противопоказания, подготовка, методика исследования

Стресс-эхокардиография, или стресс-ЭхоКГ – это ультразвуковое исследование (УЗИ) сердца до и после нагрузки на него. Нагрузка может даваться в виде движений (например, ходьба по беговой дорожке), медикаментов или электрических стимулов. Цель такого воздействия – ускорить сокращения сердца и выявить возникающие при этом участки миокарда, испытывающие нехватку кислорода.

Стресс-ЭхоКГ выявляет более ранние признаки ИБС, чем велоэргометрия или тредмил-тест. Это связано с тем, что при нехватке кислорода:

  • вначале ухудшается процесс сокращения пострадавшего участка (что видно при УЗИ);
  • затем появляются изменения на ЭКГ (что отмечается при нагрузочной пробе);
  • а уже позднее возникает боль за грудиной, которую начинает ощущать больной.
  • По чувствительности стресс-эхокардиография сравнима с радионуклидными методами, но она значительно проще технически и не несет лучевой нагрузки на пациента и медперсонал.

    Точность диагностики при стресс-ЭхоКГ сильно зависит от квалификации выполняющего его врача. Обычно после 100 самостоятельно проведенных проб специалист хорошо владеет методом и не допускает ошибок. В целом стресс-эхокардиография признана самым лучшим, дешевым и безопасным неинвазивным способом диагностики ИБС.

    Ранним проявлением ишемии является снижение сократимости участка сердечной мышцы в ответ на нагрузку, тогда как в норме эта сократимость остается без изменений или усиливается. Движение сердечной стенки хорошо видно при ЭхоКГ:

  • Сначала его оценивают до пробы.
  • Затем пациенту либо вводят лекарственный препарат, учащающий пульс, либо предлагают выполнить физическую нагрузку.
  • Введение медикамента добутамина во многих случаях предпочтительнее пробы с нагрузкой. При ходьбе по беговой дорожке часть пациентов не может достичь нужной частоты сердечных сокращений, у части появляются нарушения ритма или другие препятствия для продолжения пробы, а также учащается дыхание. Все это отрицательно влияет на точность диагностики.

    Внутривенное введение добутамина безопасно. Его доза легко контролируется прямо в момент использования и в ходе нагрузки ступенеобразно увеличивается. Под действием препарата увеличивается частота сердечных сокращений. При необходимости вводится антидот лекарства – бета-адреноблокатор. Кроме добутамина, иногда применяются и другие фармакологические средства:

    Фармакологические пробы вызывают больше осложнений, чем пробы с нагрузкой. Если используется тест с физической нагрузкой, предпочтительнее делать его на «лежачем» велоэргометре. Это приспособление позволяет пациенту крутить педали в положении лежа, а не вставать на дорожку, и при прекращении нагрузки очень быстро перемещаться на кушетку.

    Стресс-эхокардиография может быть назначена в таких случаях:

  • диагностика ИБС, например, наличие у пациента болей в грудной клетке, особенно связанных с нагрузкой;
  • оценка прогноза болезни при известном диагнозе, например, уточнение тяжести поражения миокарда после перенесенного инфаркта;
  • оценка риска инфаркта перед любой операцией у больных с высоким риском сердечных осложнений;
  • подготовка к ангиопластике, стентированию, коронарному шунтированию;
  • распознавание сердечных причин одышки;
  • оценка восстановления работы сердца после стентирования или шунтирования коронарных артерий;
  • определение участков миокарда, не получающих достаточное количество кислорода;
  • определение тяжести клапанных пороков.
  • При ИБС большинству пациентов назначается велоэргометрия или тредмил, и это вполне обоснованно. Стресс-ЭхоКГ требует качественного оборудования и высокой квалификации медперсонала. Далеко не в каждом учреждении, занимающемся помощью кардиологическим больным в России, можно выполнить это исследование.

    Стресс-ЭхоКГ более всего показана пациентам, у которых имеются:

  • противопоказания для нагрузочных проб, например, высокое давление;
  • невозможность выполнить нагрузочный тест, например, при артрозе или варикозной болезни;
  • сомнительный результат нагрузочной пробы;
  • полная блокада левой ножки пучка Гиса на ЭКГ;
  • малая тренированность;
  • наличие кардиостимулятора.
  • Существуют абсолютные противопоказания к этому исследованию, при которых оно не применяется, и относительные – тестирование выполняется при невозможности уточнить диагноз другими способами и необходимости срочного лечения.

    Абсолютные противопоказания к стресс-ЭхоКГ:

    • первые 2 дня после инфаркта;
    • острый коронарный синдром (усиление, учащение загрудинных болей, ослабление эффекта нитроглицерина или увеличение потребности в нем);
    • нарушения ритма сердца, которые не удается прекратить медикаментозно и сопровождающиеся нестабильностью давления, головокружением, обмороками и другими значимыми клиническими проявлениями;
    • аортальный стеноз при площади отверстия аортального клапана по данным ЭхоКГ до 0,75 см 2 ;
    • острое воспаление сердечной мышцы (миокардит), наружной (перикардит) или внутренней (эндокардит) оболочек сердца;
    • расслаивающая аневризма аорты (образование в стенке этого сосуда полости с последующим ее увеличением и разрывом);
    • прогрессирующая сердечная недостаточность, например, развитие отека легких;
    • тромбоэмболия легочной артерии, инфаркт легкого;
    • непереносимость препаратов, используемых для фармакологического тестирования.
    • Эти заболевания сопровождаются тяжелым состоянием пациента и непереносимостью нагрузки. В таких ситуациях достаточно информативно обычное ультразвуковое исследование сердца в покое.

    • доказанный стеноз левой коронарной артерии – крупного сосуда, снабжающего кровью значительную часть миокарда;
    • тяжелые стенозы сердечных клапанов;
    • значительно повышенное артериальное давление, не поддающееся медикаментозной терапии;
    • аневризма левого желудочка (истончение и выбухание сердечной стенки, например, в результате инфаркта);
    • стойкая брадикардия, например, синдром слабости синусового узла;
    • тахиаритмии – в частности, непрерывно рецидивирующая суправентрикулярная тахикардия;
    • А-В блокада II-III степени;
    • психические заболевания;
    • острые инфекции, лихорадочные состояния.
    • В большинстве случаев врачи воздействуют на эти заболевания, стабилизируя состояние больного, и лишь после этого проводят стресс-ЭхоКГ.

      Возможные осложнения

      При тестировании всегда есть риск осложнений:

      Эти осложнения возникают редко, в одном случае на 2-3 тысячи исследований. Врачи вовремя оказывают помощь такому пациенту, и в большинстве случаев в дальнейшем он выздоравливает.

      К какому врачу обратиться

      На стресс-ЭхоКГ направляет кардиолог. Пациент предварительно должен быть обследован. Ему выполняется ЭКГ, суточное мониторирование ЭКГ, ЭхоКГ в покое, нагрузочные пробы (велоэргометрия или тредмил).

      Выполняет исследование специально подготовленный врач функциональной диагностики, имеющий опыт проведения такой пробы. Несмотря на то, что стресс-ЭхоКГ – точный, информативный и безопасный диагностический метод, отсутствие квалифицированного персонала и нужного оборудования ограничивает применение его в российских клиниках.

      Специалист клиники профессора Кинзерского рассказывает о стресс-эхокардиографии:

      myfamilydoctor.ru

      7.2.1. Экспериментальные модели и методика исследования

      7.2.1. Экспериментальные модели и методика исследования

      Основу экспериментальных моделей стресс-ситуаций составили задачи по распознаванию акустических и световых сигналов и выполнение вычислительных задач в условиях дефицита времени и информации, «избыточности» и возрастающего потока информации [11,14].

      В качестве моделей трудового процесса в условиях дефицита времени использовались задания на восприятие цифровых сигналов с последующим вычислением, реагирование на последовательность световых сигналов и выполнение корректурной пробы.

      Деятельность по восприятию и обработке цифрового материала изучалась с помощью модифицированной методики «Непрерывный счет в заданном темпе». Испытуемому с помощью лентопротяжного устройства последовательно предъявлялись однозначные числа черного и красного цвета. Необходимо было произвести сложение двух соседних чисел (если они были одного цвета) или определить их абсолютную разность (если они были разного цвета). Длительность интервалов между предъявлениями отдельных чисел: в 1-й серии — 3 с; во 2-й — 2 с, в 3-й — 1,4 с, в 4-й — 1с, в 5-й — 0,8 с. Эффективность выполнения задания оценивалось по относительной частоте ошибочных ответов (неправильное действие, пропуск сигнала).

      Методика реагирования на последовательность световых сигналов заключалась в выполнении сенсомоторных действий на появление сигнала красного или зеленого цвета. Сигналы подавались на пульт испытуемого через 5, 1, 0,5 с, либо после каждого предыдущего сигнала («автоматический» режим), либо после завершения ответной реакции на предшествующий сигнал («ручной» режим). В каждой серии испытуемому предъявлялось 32 сигнала красного и зеленого цвета в случайном порядке. Испытуемому необходимо было при появлении сигнала быстро и точно перевести тумблер в одно из крайних положений, каждое из которых соответствовало сигналам определенного цвета. Определялась величина латентного периода реакции и относительная частота ошибочных ответов.

      Деятельность в условиях дефицита информации моделировалась в эксперименте по идентификации трех тональных сигналов (500, 1000, 1500 гц) слабой интенсивности (до 40 дБ), предъявляемых с помощью звукогенератора на фоне воздействия маскирующего шума (до 20 дБ) в случайном и равновероятном порядке в серии из 30 импульсов каждого сигнала. После определения порога восприятия тональных сигналов испытуемым моноурально предъявлялась в случайном порядке последовательность из 60 сигналов (по 20 каждой тональности) интенсивностью плюс 5 дБ над порогом восприятия на фоне маскирующего шума, подаваемого в другое ухо. Испытуемый должен был как можно быстрее определить частотную характеристику сигнала. Определялась относительная частота ошибочных ответов, средняя продолжительность распознавания и коэффициенты обучаемости (по скорости и точности) за время эксперимента.

      Моделью деятельности в условиях избыточности информации служило задание по распознаванию сложных акустических сигналов. Каждое из трех качеств сигнала (интенсивность, частота, длительность звучания) имело три кодированных градации: интенсивность (45, 60 и 90 дБ), частота (500, 1000, 1500 гц), длительность (1, 2, 3 с). В тренировочных опытах испытуемые обучались распознавать раздельно все градации каждого качества сигнала и заучивали код каждой градации.

      Предъявляемая последовательность сигналов (54 сигнала) представляла собой различное сочетание градаций каждого качества. Испытуемому необходимо было распознать частную характеристику сигнала (полезная информация) на фоне остальных его характеристик, которые несли о нем избыточную информацию. Определялась относительная частота ошибочных ответов, продолжительность распознавания сигналов и коэффициент обучаемости.

      В качестве экспериментальной модели деятельности в условиях возрастающего потока информация использовалось задание по распознаванию тональных сигналов в сериях с различной сложностью выбора (в сериях из 2, 3,4,5,6 тональных раздражителей различной частотой характеристики — 125, 250, 500, 100, 1500 и 2000 гц и интенсивности 80 дБ.). В каждую из шести серий входило по 15 сигналов определенной тональности (в серии — 90 сигналов), предъявляемых в случайном порядке. Перед серией проводилось пятикратное ознакомление испытуемого с сигналом. Учитывалась относительная частота ошибочных ответов и средняя продолжительность распознавания сигналов в каждой серии.

      Деятельность в условиях ожидания и воздействия болевого раздражителя заключалась в выполнении корректурной пробы в течение четырех минут. Начиная с 3-й минуты работы испытуемому наносилось на предплечье электрокожное раздражение (3–7 раз) разрядом постоянного тока продолжительностью 4 сигмы и интенсивностью минус 10 вольт от порога максимальной переносимости. Оценивалось различие в относительной частоте ошибочных ответов и производительности (количество просмотренных знаков) за первые и последние две минуты работы.

      Для изучения деятельности в условиях повышенной ответственности за результаты работы испытуемым после выполнения корректурной пробы в течение 4-х минут при обычной установке («задание надо выполнить по возможности быстро и без ошибок») предлагалось повторно выполнить то же задание, но перед этим им давалась инструкция следующего содержания: «Сейчас необходимо работать как можно лучше, т. е. быстрее, чем в предыдущий раз, но также стараться не делать ошибок; это задание является зачетным, его результаты будут учитываться при вынесении заключения». Определялось различие в относительной частоте ошибочных ответов и производительности при выполнении этих двух заданий.

      Для оценки вегетативных реакций при выполнении перечисленных выше заданий на осциллографе регистрировалась частота пульса и дыхания, величина кожной температуры с мочки уха. Определялась также величина локального потоотделения на кисти руки, содержание в моче 17-оксикортикостероидов, натрия и калия, количество лейкоцитов и эозинофилов в крови. Все физиологические, биохимические и гематологические измерения проводились по общепринятым методикам до и после выполнения указанного выше комплекса заданий.

      Внешние проявления эмоциональной возбудимости (по показателям мимики, тремора, скованности, сосудистого тонуса, потоотделения) оценивала по схеме наблюдения, предложенной В. Л. Маришуком [118].

      Оценка эмоциональной устойчивости испытуемых в практических условиях деятельности производилась на основании результатов наблюдения за их поведением и состоянием, а также беседы с испытуемыми и инструкторами при отработке задач легководолазной подготовки (спуски под воду, выходы с глубины на поверхность и др.) и выполнении контрольных практических задач по специальности.

      Значительное внимание в работе уделено созданию у испытуемых положительной мотивации, чувства ответственности за результаты выполнения заданий. Данная цель достигалась за счет того, что, во-первых, моделируемые задачи в значительной степени были специфическими для профессиональной деятельности операторов-подводников. Наличие процессуалных мотивов деятельности, близость отношений «мотив-цель» экспериментальной и реальной деятельности позволяют считать, что эти модели связаны с возможным развитием операциональной напряженности. Этот феномен поглощенности делом, сближения объективного и субъективного содержания деятельности является важным условием успешного ее выполнения. Сама процедура обследования носила для испытуемых по инструкции экспертный характер, его результаты могли влиять на последующее должностное назначение (в частности, направление на престижную службу на атомных подводных лодках). При ответственном отношении к эксперименту они поощрялись ценными подарками и внеочередными увольнениями из части.

      psy.wikireading.ru

      Методика и методология изучения стресса

      Фазы и модели стресса. Методология изучения. Понятие стресса и стрессора. Основные факторы, от которых зависит экстремальность стрессора. Группы признаков проявления стресса. Компоненты и природа стресса. Стресс, дистресс, эустресс. Общий адаптационный синдром и уровни адаптации. Кратковременный стресс, длительный стресс. Адаптационные резервы.

      Сегодняшняя наука о стрессе продолжает оформление и обоснование достаточно большого количества концепций, теорий и моделей, отражающих, естественно, личные общебиологические, физиологические и психологические позиции авторов. Отметим:

      генетически-конституциональная теория – сущность ее сводится к положению о том, что способность организма сопротивляться стрессу зависит от генетически предопределенных защитных стратегий функционирования (вне какой-либо зависимости от текущих обстоятельств и условий). Исследования в данной области являются, по сути, попыткой установить связь между генетическим складом (генотипом) и некоторыми физическими характеристиками, которые, в целом, могут снизить общую индивидуальную способность сопротивления стрессу;

      теория/модель предрасположенности к стрессу основана на эффектах общего/перекрестного взаимодействия наследственных и внешних факторов среды. Согласно этой концепции допускается взаимовлияние предрасполагающих факторов и неожиданных, сильных воздействий на развитие реакции напряжения и как следствие – стресса;

      психодинамическая теория базируется на положениях 3. Фрейда, описывающего два типа зарождения и проявления тревоги (беспокойства):

      – сигнализирующая тревога, возникающая как реакция предвосхищения реальной внешней опасности;

      – травматическая тревога, развивающаяся под воздействием бессознательного, внутреннего источника. Наиболее ярким примером причины возникновения данного типа тревоги является сдерживание агрессивных инстинктов (для описания данного состояния Фрейд ввел термин «психопатия повседневной жизни»);

      междисциплинарная модель стресса – согласно данной теории стресс возникает под воздействием стимулов, которые вызывают тревогу и приводят к комплексу различных физиологических, психологических и поведенческих реакций, часто патологических, но, вероятно, и приводящих к новым возможностям регулирования своего поведения;

      системная модель стресса отражает понимание, исследование процессов управления (поведения, адаптации и т. д.) на уровне системной саморегуляции и проверяется путем сопоставления текущего состояния системы с относительно стабильными нормативными значениями;

      интегративная модель стресса – главное в этой модели – проблема, требующая от человека принятия решения, и понимание которой можно определить, как проявление/воздействие на человека стимулов или условий, требующих от него повышения или ограничения обычного уровня деятельности. Возникновение проблемы и трудности с ее решением сопровождаются напряжением практически всех функций организма. Если проблема не решается, напряжение сохраняется или нарастает и тогда развивается стресс. Представители данной концепции считают, что способности человека в решении возникающих перед ними проблем зависят от ряда факторов:

      ✓ ресурсов человека – его общих возможностей, направленных на решение различных проблем;

      ✓ личного энергетического потенциала, необходимого для решения конкретной проблемы;

      ✓ происхождения проблемы, степени неожиданности ее возникновения;

      ✓ наличия адекватности психологической и физиологической установки на конкретную проблему;

      У типа выбранного реагирования – защитного или агрессивного.

      Учет этих факторов определяет выбор стратегии поведения для предотвращения стресса;

      когнитивная теория стресса связана с именем Р. Лазаруса, как мы уже говорили выше. Основу данной теории составляют положения о роли субъективной познавательной оценки угрозы неблагоприятного воздействия и своей возможности в преодолении стресса. Угроза при этом рассматривается как состояние ожидания субъектом вредного, нежелательного влияния внешних условий и стимулов. Когнитивная теория стресса основывается на положениях о ведущей роли в развитии стресса следующих факторов:

      – психического отражения процессов и явлений окружающей действительности и их субъективной оценки;

      – познавательных процессов преобразования информации с учетом значимости, интенсивности и неопределенности событий;

      – индивидуальных различий реализации этих процессов и в оценке субъективной опасности, вредности стимулов, степени их угрозы.

      Когнитивная теория стресса отражает научные представления о том, что взаимодействие человека и среды в определенных адаптационных условиях постоянно подвергается изменению. И, кроме того, чтобы взаимосвязь между этими переменными стала стрессовой, должна быть заинтересованность, высокая мотивация в достижении результатов. И еще – стресс возникает тогда, когда человек оценил то, что внешние и внутренние требования вызывают чрезмерное напряжение сил или просто превосходят его ресурсы.

      Говоря об исследовании проблем стресса в отечественной науке, отметим концепцию системного подхода, наиболее полно представленную в работах Б.Ф. Ломова [6] . Эта концепция определяет законы взаимосвязи и взаимообусловленности отражательных, регулятивных, коммуникативных функций психики, физиологических и прочих функций и структур организма, явлений, процессов и объектов внешнего мира. Концепция системного подхода определяет иерархию взаимосвязей этих функций в процессе формирования и развития субъект-объектных отношений, в том числе, и отношений, порождающих состояние стресса. Реализация системного подхода предполагает необходимость изучения психологического стресса, стрессоустойчивости и других состояний и поведения человека при воздействии стресс-факторов в плане проявления человеком своих системных свойств, которые образуются в связи и в результате включения человека в жизнедеятельность и которые оцениваются в процессе выполнения человеком функций организации, контроля, планирования, корректировки, достижения процесса саморегуляции устойчивости к стрессу.

      Еще одной методологической концепцией, положенной в основу изучения психологического стресса, является деятельностный подход (при изучении функциональных состояний). Данный подход основывается на основных положениях теории деятельности А.Н.Леонтьева [7] и концепции регулирующей роли психического отражения, разработанной Б.Ф. Ломовым. Деятельностный подход определяет необходимость установления и учета причинно-следственных отношений на разных уровнях [любой] деятельности, что дает возможность проникнуть в сущность явлений, определяющих, например, особенности формирования и проявления стресса и регуляции его преодоления. Закономерности психического отражения предметного мира, соотношение образных конструктов в процессе деятельности, адекватность психических и физиологических ресурсов требованиям деятельности, изменение содержания, средств и условий деятельности, а отсюда и требований, предъявляемых человеку, возможность мобилизации функциональных ресурсов в экстремальных ситуациях определяют особенности функциональной устойчивости человека в связи с конкретным характером его активности.

      Методологическое значение для исследования проблем психологического стресса имеет положение о личностном подходе, реализующее представления об особенностях проявления внутренних факторов активности и их роли в регуляции свойств и состояний человека. Личностный подход определяет необходимость ориентации на оценку психических и физиологических ресурсов и функциональных резервов человека при изучении закономерностей развития стресса, формирования устойчивости и противодействия ему.

      Серьезную методологическую основу изучения проблемы стресса составляет и концепция динамического подхода, разрабатываемая Л.И. Анциферовой [8] . Этот подход ориентирован на исследование особенностей развития и проявления стресса на разных этапах жизненного и профессионального пути человека и на исследование закономерностей постоянного «движения» личности в «пространстве» своих качеств и характеристик, своего возраста, меняющихся социальных нормативов и т. д. Перечисленные факторы помогают понять индивидуальные различия в характере реакции психики и организма на различные стрессовые факторы, а также обеспечивают избирательность в выборе стратегий преодоления стресса.

      Существенное значение для развития исследований в области психологии стресса и его преодоления имеют положения субъектно-деятельностного подхода, основанного на идеях Б.Г.Ананьева [9] , Л.С. Выготского [10] , А.Н. Леонтьева, Б.Ф. Ломова, С.Л.Рубинштейна [11] и развитого в трудах К.А.Абульхановой-Славской [12] , А.В.Брушлинского [13] , Е.А. Климова [14] и др. Согласно этому подходу, в результате включения в процесс различных видов целенаправленной и осознаваемой деятельности, активности (игра, учебная деятельность, деятельность общения) человек приобретает специфические свойства и качества самоорганизации, саморегуляции, самоконтроля и т. д. Важнейшими положениями субъектно-деятельностного подхода являются:

      • неразрывная связь и взаимовлияние человека и деятельности, в которую он включен;

      • творческий и самостоятельный характер деятельности;

      • понимание деятельности как целенаправленной, сознательной, практически преобразующей активности человека по отношению к внешнему миру и самому себе;

      • развитие субъекта в деятельности и изменение самой деятельности. Отсюда: человек, его психика формируются и проявляются в деятельности, социальной, творческой, самостоятельной, преобразующей.

      Итак, стресс – состояние психофизиологического напряжения – совокупность защитных физиологических реакций, наступающих в организме человека в ответ на воздействие различных неблагоприятных факторов.

      Стрессор – неблагоприятный фактор, вызывающий в организме состояние напряжения – стресс. Стрессорами, воздействующими на организм человека могут быть – холод, голод, жажда, психические и физические травмы и т. п.

      Бизнесмен, испытывающий давление со стороны конкурентов, различных государственных органов надзора, клиентов и служащих; диспетчер аэропорта, понимающий, что минутное ослабление внимания – это сотни погибших; студент во время сессии, испытывающий информационную нагрузку и волнение; спортсмен, жаждущий победы; муж, беспомощно наблюдающий, как его жена медленно и мучительно умирает от рака – все эти люди испытывают стресс. Их проблемы различны, но медицинские исследования покажут, что организм реагирует стереотипно, одинаковыми биохимическими изменениями, назначение которых – справиться с, возросшими требованиями к «человеческой машине». Факторы, вызывающие стресс – стрессоры, различны, но они запускают одинаковую, в сущности, биологическую реакцию стресса.

      Кстати, чтобы понять суть неоднократно уже упомянутого определения Селье, нужно точно понять и слово неспецифический, ведь каждое предъявленное организму требование в каком-то смысле своеобразно или специфично. На морозе мы дрожим, чтобы выделить больше тепла, кровеносные сосуды кожи сужаются, уменьшая потерю тепла с поверхности тела. На солнцепеке мы потеем – испарение пота охлаждает нас. Если мы съели слишком много сахара и содержание его в крови поднялось выше нормы, мы выделяем часть и сжигаем остальное, так что уровень сахара в крови нормализуется. Мышечное усилие, например, бег вверх по лестнице с максимальной скоростью, предъявляет повышенные требования к мускулатуре и сердечно-сосудистой системе. Мышцы нуждаются в дополнительном источнике энергии для такой работы, поэтому сердцебиения становятся чаще и сильнее, повышенное кровяное давление расширяет сосуды, улучшается кровоснабжение мышц. Каждое лекарство и каждый гормон обладают специфическим действием: мочегонные увеличивают выделение мочи, адреналин учащает пульс и повышает кровяное давление, одновременно поднимая уровень сахара в крови, инсулин снижает содержание сахара. Однако независимо от того, какого рода изменения в организме они вызывают, все эти агентыимеют и нечто общее – они предъявляют свое требование к перестройке, и это требование неспецифично – оно состоит в адаптации к возникшей трудности, какова бы та ни была. То есть, кроме специфического эффекта, все воздействующие на нас агенты вызывают еще и неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и, тем самым, восстановить нормальное состояние. И эти функции независимы от специфического воздействия. Неспецифические требования, предъявляемые воздействием как таковым – это и есть сущность стресса.

      С точки зрения стрессовой реакции не имеет значения приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение лишь интенсивность потребности в перестройке или в адаптации. Мать, которой сообщили о гибели в бою ее единственного сына, испытывает страшное душевное потрясение, а если много лет спустя окажется, что сообщение было ложным, и сын неожиданно войдет в комнату целый и невредимый, она почувствует сильнейшую радость. Специфические результаты двух событий – горе и радость – совершенно различны, прямо противоположны, но их стрессорное действие – неспецифическое требование приспособления к новой ситуации – может быть одинаковым. Нам нелегко представить, что холод, жара, лекарства, гормоны, печаль и радость вызывают одинаковые биохимические сдвиги в организме. Однако дело обстоит именно так – количественные биохимические измерения показывают, что некоторые реакции неспецифичны и одинаковы для всех видов воздействий. Заметим, что медицина довольно долго не признавала существования такого стереотипного ответа. Казалось нелепым, что разные задачи, да фактически все задачи требуют одинакового ответа. Но ведь и в повседневной жизни много аналогичных ситуаций, когда специфические явления имеют общие неспецифические черты. На первый взгляд, трудно найти «общий знаменатель» для человека, стола и дерева, но он есть – все обладают весом. Давление на чашу весов не зависит от таких специфических свойств, как температура, цвет или форма. Точно так же и стрессорный эффект предъявленных организму требований не зависит от типа специфических приспособительных ответов на эти требования.

      Стресса, точно, не следует избегать. В нашей разговорной речи часто слышно: человек испытывает стресс, так же, как у него температура. Но тепло и производство тепла – неотъемлемые свойства жизни. Независимо от того, чем мы заняты или что с нами происходит, всегда есть потребность в энергии для поддержания жизни, отпора нападению и приспособление к постоянно меняющимся внешним воздействий. Даже в состоянии полного расслабления спящий испытывает некоторый стресс, сердце продолжает перекачивать кровь, кишечник переваривать вчерашний ужин, а дыхательные мышцы обеспечивают движения грудной клетки. Даже мозг не полностью отдыхает в периоды сновидений.

      И, видимо, нам точно придется обратиться к медицине, говоря о физиологическом компоненте стресса.

      Типичная триада реакции тревоги представляет следующую схему [функционирования, изменения функционирования]:

      Б – тимус (в ил очковая железа);

      В – группа из трех лимфатических узлов;

      Г – внутренняя поверхность желудка.

      Кроме того, выявлены добавочные, ранее неизвестные биохимические и структурные изменения организма в ответ на неспецифический стресс. Особое внимание уделяется биохимическим сдвигам и нервным реакциям. Успешно изучается роль гормонов в реакциях стресса. Теперь уже признано: экстренное выделение адреналина лишь одна сторона острой фазы первоначальной реакции тревоги в ответ на стрессор. Для поддержания гомеостазиса, то есть стабильности организма, важна ось гипоталамус – гипофиз – кора надпочечников, которая участвует в развитии многих болезненных явлений. Эта ось представляет собою координированную систему, состоящую из гипоталамуса (участок мозга в основании черепа), который связан с гипофизом, регулирующим активность коры надпочечников. Стрессор возбуждает гипоталамус (пути передачи этого возбуждения до конца не выяснены) – продуцируется вещество, дающее сигнал гипофизу выделять в кровь дренокортикотропный гормон (АКТГ) – под влиянием АКТГ внешняя корковая часть надпочечников выделяет кортикоиды, и это приводит к сморщиванию вилочковой железы и многим другим сопутствующим изменениям – атрофии лимфатических узлов, торможению воспалительных реакций и продуцированию сахара (легкодоступный источник энергии).

      Другая типичная черта стрессовой реакции – образование язвочек пищеварительного тракта (в желудке и кишечнике). Их возникновение облегчается высоким содержанием кортикоидов в крови, но автономная нервная система тоже играет роль в их появлении.

      История общего адаптационного синдрома (см. выше) показывает, что ключом к прогрессу для медиков было открытие объективных признаков стресса – увеличения надпочечников, атрофии вилочковой железы, желудочно-кишечных изъязвлении.Разумеется, всякое заболевание вызывает какую-то степень стресса, поскольку предъявляет организму требования к адаптации. В свою очередь, и стресс участвует в развитии каждого заболевания. Действие стресса наслаивается на специфические проявления болезни и меняет общую картину в худшую или лучшую сторону. Вот почему действие стресса может быть благотворным (при различных формах шоковой терапии физиотерапии и трудотерапии) или губительным – в зависимости от того, борются с нарушением или усиливают его биохимические реакции, присущие стрессу (например, гормоны стресса или нервные реакции на стресс).

      Влияние различных факторов [при стрессе] можно сравнить, например, по степени вызванного ими увеличения надпочечников или атрофии вилочковой железы. Эта реакция была впервые описана еще в 1936 г. как «синдром, вызываемый различными вредоносными агентами», впоследствии и получивший известность как общий адаптационный синдром или синдром биологического стресса. О нем мы можем и подробнее – фазы общего адаптационного синдрома:

      А. реакция тревоги.Первая стадия развития стресса – мобилизация [по тревоге] адаптационных возможностей организма. Автор концепции стресса предположил ограниченность адаптационных возможностей организма – ни один организм не может постоянно находиться в состоянии тревоги… Под действием сильных стрессоров (ожоги, крайне высокие и крайне низкие температуры и т. п.) организм может погибнуть уже на стадии тревоги.

      Для реакции тревоги характерно уменьшение размеров тимуса, селезенки и лимфатических узлов, количества жировой ткани, появление язв желудка и кишечника, исчезновение эозинофилов в крови и гранул липидов в надпочечниках, кровь сгущается, содержание ионов хлора в ней падает, происходит повышенное выделение азота, фосфатов, калия, отмечается увеличение печени и селезенки. Организм действительно меняет свои характеристики будучи подвергнутым стрессу. Но сопротивление его недостаточно, и если стрессор сильный может наступить смерть;

      Б. фаза сопротивления.Если действие стрессора совместимо с возможностями адаптации, организм сопротивляется ему. Признаки реакции тревоги почти исчезают, уровень сопротивления поднимается значительно выше обычного. Эта фаза характеризуется практически полным исчезновением признаков реакции тревоги, уровень сопротивляемости организма значительнее выше обычного. Если стрессор слабый или прекратил свое действие, то стадия резистентности продолжается длительное время и/или организм приспосабливается, приобретая новые свойства. Это вторая стадия сбалансированного расходования адаптационных резервов. Если стрессорный фактор является чрезвычайно сильным или действует длительно, развивается стадия истощения;

      В. фаза (стадия) истощения.На этой стадии организм посылает сигналы – призывы о помощи, которая может прийти только извне – либо в виде поддержки, либо в форме устранения стрессора, изнуряющего организм. Вновь появляются признаки реакции тревоги, но теперь они уже необратимы, что приводит к гибели организма (если вовремя не оказать необходимой помощи). Таким образом, после длительного действия стрессора, к которому организм приспособился, постепенно истощаются запасы адаптационной энергии. Вновь появляются признаки реакции тревоги, но теперь они необратимы, и индивид может погибнуть.

      Эта трехфазная природа ОАО дала первое указание на то, что способность организма к приспособлению [адаптационная энергия], не беспредельна. Холод, мышечные усилия, кровотечения и прочие стрессоры могут быть переносимы в течение ограниченного срока. После первоначальной реакции тревоги организм адаптируется и оказывает сопротивление, причем, продолжительность периода сопротивления зависит от врожденной приспособляемости организма и от силы самого стрессора. Но, в конце концов, наступает истощение. Правда, мы до сих пор точно и не знаем, что именно истощается, но точно не только запасы калорий – ведь в период сопротивления продолжается нормальный прием пищи. Поскольку началась адаптация, а энергетические ресурсы поступают в неограниченном количестве, можно ожидать, что сопротивление будет продолжаться долго. Но, подобно любой машине, которая изнашивается даже без дефицита топлива, масла и прочего, человек становится жертвой износа и амортизации.

      Необходимо повторить и уточнить вышеуказанное:

      – Г.Селье выделил два типа стресса: эустресси дистресс:эустресс сочетается с желательным эффектом, это нормальный стресс, служащий целям сохранения и поддержания жизни; дистресс – патологический стресс, проявляющийся в болезненных симптомах. Дистресс всегда неприятен, вредоносен;

      – Р. Лазарус ввел понятие физиологическогои психологического (эмоционального) стресса.Физиологическими стрессорами являются крайне неблагоприятные физические условия, вызывающие нарушение целостности организма и его функций. Психологическими стрессорами являются те воздействия, которые сами люди оценивают как вредные для своего благополучия. Это зависит от опыта людей, их жизненной позиции, нравственных оценок, способности адекватно оценивать ситуацию;

      – психологический стресс подразделяется на стресс информационныйи стресс эмоциональный.Стресс информационный возникает в ситуациях информационных перегрузок, когда субъект не справляется с задачей, не успевает принимать верные решения [в требуемом темпе] при высокой ответственности за последствия решений. Стресс эмоциональный появляется в ситуациях угрозы, опасности, обиды и т. п. При этом различные его формы – импульсивная, тормозная, генерализованная –приводят к изменениям в протекании психических процессов, эмоциональным сдвигам, трансформации мотивационной структуры деятельности, нарушениям двигательного и речевого поведения. Психологический стресс сопровождается чрезмерно повышенным эмоциональным напряжением. Характер реакции зависит не только от оценки степени вредности стрессора данным человеком, но и от умения реагировать на него определенным образом – запомним: человек способен научиться адекватному поведению в различных стрессовых, экстремальных ситуациях (в аварийных ситуациях, при внезапном нападении и пр.).

      Добавим о ситуативном факторе: экстремальные ситуации делят на кратковременные, когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда «наготове», и на длительные, которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а то и совсем неблагоприятной для его здоровья. При кратковременных сильных экстремальных воздействиях ярко проявляются симптомы стресса (быстрая мобилизация защитных механизмов организма, расходование поверхностных адаптивных резервов). При длительном экстремальном воздействии происходит постепенная мобилизация и расходование как поверхностных так и глубоких адаптационных резервов.

      Есть доказательства того, что у человека, постоянно подавляющего вспышки гнева, развиваются различные психосоматические симптомы. Во время гнева и ярости увеличивается содержание кислоты в желудке. Хотя подавленный гнев, конечно, не единственная причина таких заболеваний, все же известно, что он участвует в развитии ревматического артрита, крапивницы, псориаза, язвы желудка, мигрени, гипертонии. Печаль, грусть тоже не проходят даром.

      При длительной фрустрации (фрустрация – в переводе с латыни – «тщетное ожидание»), состоянии дискомфорта, которое овладевает человеком, не имеющим возможности получить желаемое в будущем или потерпевшим фиаско в прошлом, могут развиться некоторые стрессовые заболевания.

      При гнетущем состоянии появляются желудочно-кишечные расстройства, при подавлении злости – сексуальные дисфункции.

      Страдания о прошлом приводят к болезням сердца, а боязнь будущего и тревога – к заболеваниям печени.

      Психологи и психиатры установили зависимость между соматическими заболеваниями человека и его личностными особенностями, а также психологическим климатом, в котором он живет и работает.Если человек стремится занять в коллективе место, не соответствующее его реальным возможностям, обладает повышенным уровнем притязаний, то он в большей мере подвержен развитию сердечно-сосудистой патологии.

      Хронические коронарные заболевания чаще встречаются у лиц с выраженной целеустремленностью, честолюбием и нетерпимостью к своему ближайшему окружению.

      Главной особенностью личности, страдающей гипертонией, является злопамятство.

      Если человека подавляют, игнорируют, то у него развивается чувство постоянного недовольства собой, не находящее выхода и заставляющее его ежедневно «проглатывать обиду».

      Для больных сердечно-сосудистыми заболеваниями типична завышенная самооценка, приводящая к таким особенностям личности, как индивидуализм, неудовлетворенность своим положением в жизни (профессией, должностью), конфликтность, пристрастие к выяснению отношений. Это, как правило, люди сдержанные, скрытные, обидчивые, тянущиеся к другим, но трудно с ними сходящиеся. При неблагоприятной ситуации или заболев, они часто уничтожают свои социальные связи, замыкаясь на анализе субъективных ощущений, уменьшая не только количество контактов, но и делая их более поверхностными. Тогда для них становится характерной повышенная чувствительность к словесным раздражителям, особенно к порицаниям, уход от острых конфликтных ситуаций и от таких эмоциональных факторов, как дефицит времени, элементы соревнования.

      Чувствительность человека к психотравмам определяется уровнем его стрессоустойчивости. Под стрессоустойчивостью понимают такой набор личностных черт, который определяет устойчивость человека к различного вида стрессам. Стрессоустойчивость состоит из трех компонентов: ощущения важности своего существования; чувства независимости; способности влиять на собственную жизнь (открытость и интерес к изменениям, отношение к ним не как к угрозе, а как к возможности развития). Стрессоустойчивость зависит от самого человека, от желания и умения пользоваться теми или иными приемами психической саморегуляции.

      Говоря о физиологических предпосылках стрессоустойчивости, следует подчеркнуть, что особую роль играет состояние эндокринной системы и хорошая физическая форма. Вместе с тем существует предрасположенность к стрессовым реакциям людей, характеризующихся определенными эмоциями: гневом, враждебностью и агрессивностью.

      На индивидуальную чувствительность человека к травмам оказывают влияние следующие факторы: пол, возраст, уровень интеллектуального развития, актуальная структура личности (наличие таких свойств, как зрелость-незрелость, гиперчувствительность, зависимость, склонность к чрезмерному контролю, стремление подавлять эмоции, склонность выступать в роли жертвы, стремление к удержанию травматического опыта) Таким же фактором является генетическая предрасположенность – физиологическое состояние в момент получения травмы, особенно при истощении, нарушении сна и питания. Стресс связан и с витаминами.

      Кроме всего прочего, имеются сведения о связи между индивидуальнопсихологическими и личностными особенностями и устойчивостью к стрессовым ситуациям:

      – экстраверты более адаптивны и лучше ориентируются в жизни, чем интроверты;

      – «ригидные» и «подвижные» различаются в оценке стрессогенных ситуаций: первые больше реагируют на неожиданности в работе, исходящие от руководства и испытывают зависимость от других людей, а вторые, будучи более открытыми, влиянию других людей, легко оказываются перегруженными;

      – ориентированные на достижения показывают более высокую независимость и включенность в работу, чем ориентированные на безопасность.

      Видимо необходимо отметить и признаки стрессового напряжения (в свободной интерпретации):

      – невозможность сосредоточиться на чем-либо/ ослабление внимания;

      – слитком частые необъяснимые ошибки в работе;

      – слишком частое и быстрое возникновение усталости;

      – убыстренная, торопливая речь;

      – довольно частые и повторяющиеся боли (голова, спина, область желудка);

      – заметная повышенная возбудимость;

      – работа не доставляет прежнего удовольствия даже при ее окончании, успехе и т. д.;

      – потеря чувства юмора;

      – постоянное ощущение недоедания;

      – пропадает аппетит, вообще исчезает вкус к еде;

      – невозможность вовремя закончить работу/хронические опоздания.

      И причины стрессового напряжения (в свободной интерпретации):

      – гораздо чаще приходится делать не то, что хотелось бы, а то, что входит в должностные обязанности;

      – постоянно не хватает времени;

      – постоянно что-то или кто-то подгоняет, постоянная спешка;

      – начинает казаться, что все окружающие зажаты в тисках какого-то напряжения;

      – постоянно хочется спать, невозможно выспаться;

      – чересчур много снов;

      – почти ничего вокруг не нравится;

      – дома, в семье, на учебе, на работе постоянные конфликты;

      – постоянно ощущается неудовлетворенность жизнью;

      – долги, с которыми невозможно расплатиться;

      – появление комплекса неполноценности;

      – не с кем поговорить о проблемах, да и нет особого желания;

      – ощущение неуважения к себе.

      Рассматривая адаптационную энергию человека как основной источник необходимых приспособительных реакций к условиям среды, Г. Селье предложил различать «поверхностную» и «глубокую» адаптационную энергию. Первая доступна «по первому требованию» и реально восполнима за счет второй – «глубокой». Но ее истощение необратимо, и, как считает Селье ведет к гибели или к старению и гибели. Понятно, что стрессовое воздействие на человека оказывают те или иные экстремальные ситуации. В психологии такие ситуации делят на кратковременные – когда актуализируются программы реагирования, которые в человеке всегда «наготове», и на длительные – которые требуют адаптационной перестройки функциональных систем человека, иногда субъективно крайне неприятной, а подчас совсем неблагоприятной для его здоровья.

      Кратковременный стресс – это постепенное, но всестороннее проявление начала длительного стресса.При действии стрессоров, вызывающих длительный стресс (но долго можно выдержать только сравнительно не сильные нагрузки), начало развития стресса бывает стертым, с определенным числом неких проявлений адаптационных процессов. Поэтому кратковременный стресс можно рассматривать как усиленную модель начала длительного стресса. И хотя по своим проявлениям кратковременный и длительный стресс отличаются друг от друга, тем не менее, в их основе лежат идентичные механизмы, правда, работающие в разных режимах (с разной интенсивностью).

      Кратковременный стресс-бурное расходование «поверхностных» адаптационных резервов одновременно начало мобилизации «глубоких».Если «поверхностных» резервов недостаточно для ответа на экстремальные требования среды, а темп мобилизации «глубоких» недостаточен для возмещения расходуемых адаптационных резервов, то человек/животное могут погибнуть при совершенно неизрасходованных «глубоких» адаптационных резервах.

      Длительный стресс – постепенная мобилизация и расходование и «поверхностных» и «глубоких» адаптационных резервов.Его течение может быть скрытым, отражаться лишь в изменении показателей адаптации, которые удается регистрировать только специальными методами. Максимально переносимые длительные стрессоры вызывают выраженную симптоматику стресса. Адаптация к этим факторам может быть при условии, что организм человека успевает мобилизовать глубокие адаптационные резервы и подстроиться к уровню длительных экстремальных требований среды. Симптоматика длительного стресса напоминает иногда начальные общие симптомы тяжелых болезненных состояний. Такой стресс может переходить в болезнь. Причиной длительного стресса может стать повторяющийся экстремальный фактор. В этой ситуации попеременно отключаются процессы адаптации и реадаптации. Их проявления могут казаться слитными, общими. Сегодня хорошо изучена первая стадия развития стресса – стадия мобилизации адаптационных резервов («тревога»), на протяжении которой в основном заканчивается формирование новой функциональной системности организма, адекватной новым экстремальным требованиям среды. При длительном пребывании в экстремальных условиях возникает достаточно сложная картина изменений различного рода человеческих характеристик. И как раз многообразие проявлений длительного стресса, трудности организации экспериментов с многосуточным, многомесячным и т. д. пребыванием человека в экстремальных условиях и есть основные причины недостаточной его изученности. Системное экспериментальное изучение длительного стресса было начато в свое время в связи с подготовкой длительных космических полетов. Здесь сразу встает вопрос об адаптационных резервах организма – функциональных возможностях, используемых для поддержки баланса между внешней средой и организмом. Для приспособления к внешним факторам и поддержания постоянства внутреннего состояния необходимо определенное напряжение регуляторных механизмов. Чем стабильнее адаптационные резервы, тем меньше напряженность механизмов, необходимая для приспособления. Адаптация организма к различным раздражителям внешней среды происходит за счет расходования функциональных резервов, что позволяет сохранить жизненно важный гомеостаз. Отсюда – адаптационные резервы – способность клеток, органов и систем всего организма противодействовать неадекватному влиянию внешних нагрузок, приспосабливаться к ним, уменьшая их воздействие на организм.При постоянной атаке возмущающих факторов здоровый организм человека постепенно угасает и переходит к состоянию болезни. За время этого перехода организм проходит стадию положительной адаптации, регуляторного напряжения, неудовлетворительного приспособления и потери адаптации. Существует и тренировочная адаптация, происходящая путем повышения сопротивляемости организма за счет сохранения адаптационных резервов при влиянии постоянных слабых негативных нагрузок (упоминавшаяся уже подготовка космонавтов). Функциональные резервы бывают биохимические, физиологические и психологические. Все эти резервы – самостоятельные механизмы, но для лучшей адаптации организма к внешним раздражителям и поддержания гомеостаза необходимо одновременное их участие.

      Кроме функциональных, существуют структурные резервы, которые подразумевают особенности строения каждой отдельной составляющей организма: клетки, ткани, органов, систем.

      Вопросы для самоконтроля по материалам Темы 2

      1. Подготовьте сообщения о различных теориях, концепциях, моделях стресса (по выбору).

      2. Расскажите о подходах к стрессу с точки зрения положений теорий Б.Ф.Ломова и А.Н.Леонтьева, Л.И.Анциферовой.

      3. Что такое стрессор?

      4. Что означает понятие неспецифический в рамках теории стресса?

      5. Что такое физиологический компонент стресса?

      6. Подготовьте развернутые сообщения об общем адаптационном синдроме.

      7. Что такое эустресс и дистресс?

      8. Объясните свое понимание терминов физиологический стресс, эмоциональный стресс, психологический стресс.

      9. Что такое информационный стресс?

      10. Что такое кратковременный стресс?

      11. Что мы понимаем под стрессоустойчивостъю?

      Психологические особенности реагирования личности на стресс и адаптация. Зависимости между соматическими заболеваниями человека и его личностными особенностями. Стресс и тревога. Субсиндромы стресса.

      Формы поведения человека – общение при стрессе. Типы людей: «тип А», «тип Б».

      Стресс и иммунная система человека.

      Реакции человека на стресс, устойчивость и дальнейшее устранение стресса часто зависят от знаний, опыта и адаптирования к возникшим стрессовым ситуациям, так как одно и то же обстоятельство требует разного подхода. Особенности психологического стресса включают в себя и общее психическое состояние человека при различных трудных или конфликтных ситуациях, и реагирование его на события, поиски выхода в состояния стресса.

      Мы знаем, что одним из факторов стресса является эмоциональная напряженность, которая физиологически выражается в изменениях эндокринной системы человека. К примеру, при экспериментальных исследованиях в клиниках было установлено, что люди, постоянно находящиеся в нервном напряжении, тяжелее переносят вирусные инфекции. В таких случаях необходима уже помощь квалифицированного психолога.

      1) стресс – состояние организма, следовательно, его возникновение предполагает взаимодействие между организмом и средой;

      2) стресс – более напряженное состояние, чем обычное мотивационное – оно требует для своего возникновения восприятия угрозы;

      3) явления стресса имеют место тогда, когда нормальная адаптивная реакция недостаточна. Отсюда: так как стресс возникает, главным образом, именно от восприятия угрозы, то его появление в определенной ситуации может идти в связи с субъективными причинами, связанными с особенностями данной личности. От фактора личности зависит многое. К примеру, в системе «человек-среда» уровень эмоциональной напряженности нарастает по мере увеличения различий между условиями, в которых формируются механизмы субъекта, и вновь создающихся, и, таким образом, те или иные условия вызывают эмоциональное напряжение не в силу их абсолютной жесткости, а в результате несоответствия этим условиям эмоционального механизма индивида. При любом нарушении сбалансированности упомянутой системы «человек-среда» недостаточность психических или физических ресурсов индивидуума для удовлетворения актуальных потребностей или рассогласование самой системы потребностей является источником тревоги. Тревога, обозначаемая как ощущение неопределенной угрозы; чувство диффузного опасения и тревожного ожидания; неопределенное беспокойство, представляет собой наиболее сильно действующий механизм психического стресса. Это вытекает из уже упоминаемого ощущения угрозы, которое представляет собой центральный элемент тревоги и обусловливает ее биологическое значение в качестве сигнала неблагополучия и опасности. Тревога может играть охранительную и мотивационную роль, сопоставимую с ролью боли. С возникновением тревоги связывают усиление поведенческой активности, изменение характера поведения или включение механизмов интрапсихической адаптации. Но тревога может не только стимулировать активность, но и способствовать разрушению недостаточно адаптивных поведенческих стереотипов, замещению их более адекватными формами поведения. В отличие от боли, тревога – это сигнал не реализованной пока опасности. Прогнозирование этой ситуации носит вероятностный характер, и, в конечном итоге, зависит от особенностей индивида. При этом личностный фактор играет решающую роль, а интенсивность тревоги отражает скорее индивидуальные особенности субъекта, чем реальную значимость угрозы. Тревога препятствует формированию адаптационного поведения, приводит к нарушению поведенческой интеграции и всеобщей дезорганизации психики человека и лежит в основе любых изменений психического состояния и поведения, обусловленных психическим стрессом. Отметим тревожный ряд, который представляет существенный элемент процесса психической адаптации:

      – ощущение внутренней напряженности – оно не имеет ярко выраженного оттенка угрозы, служит лишь сигналом ее приближения, создавая тягостный душевный дискомфорт;

      – гиперестезические реакции – тревога нарастает, ранее нейтральные стимулы приобретают негативную окраску, повышается раздражительность;

      – собственно тревога – главный элемент рассматриваемого ряда. Проявляется ощущением неопределенной угрозы. Характерный признак: невозможность определить характер угрозы, предсказать время ее возникновения. Часто происходит неадекватная логическая переработка, в результате которой из-за нехватки фактов выдается неправильный вывод;

      – страх – тревога, конкретизированная на определенном объекте. Хотя объекты, с которыми связывается тревога, могут и не быть ее причиной, у субъекта создается представление о том, что тревогу можно устранить определенными действиями;

      – ощущение неотвратимости надвигающейся катастрофы – нарастание интенсивности тревожных расстройств приводит субъекта к представлению о невозможности предотвращения грядущего события;

      – тревожно-боязливое возбуждение – вызываемая тревогой дезорганизация достигает максимума, и возможность целенаправленной деятельности исчезает [15] .

      Клинические исследования тревога показали, что молодежь более адаптивна и менее подвержена воздействию внешней тревоги, чем люди старшего поколения. Из этого следует вывод: чем моложе человек и чем менее его сознание загружено, например, предрассудками, тем легче происходит процесс адаптации и менее болезненно переносятся стрессовые ситуации.

      Кстати, Селье выдвинул весьма интересную гипотезу о том, что старение – итог всех стрессов, которым подвергался организм в течении своей жизни. Оно соответствует фазе истощения общего адаптационного синдрома, который в некотором смысле представляет собой ускоренную версию нормального старения. Любой стресс, особенно вызванный бесплодными усилиями, оставляет после себя необратимые химические изменения – их накопление и детерминирует признаки старения в тканях. Особенно тяжелые последствия вызывает поражение мозговых и нервных клеток. Успешная же деятельность, какой бы она ни была, оставляет меньше последствий старения, следовательно, по Селье, можно жить долго и счастливо, если мы выберем подходящую для себя работу и будем удачно справляться с ней.

      Усиление тревоги приводит к повышению интенсивности действия двух взаимосвязанных адаптационных механизмов:

      1) аллопсихический механизм – действует, когда происходит модификация поведенческой активности. Способ действия: изменение ситуации или уход из нее.

      2) интрапсихический механизм – обеспечивает редукцию тревоги благодаря переориентации личности.

      Существует несколько типов защит, которые используются интрапсихическим механизмом психической адаптации:

      – препятствие осознаванию факторов, вызывающих тревогу;

      – фиксация тревоги на определенных стимулах;

      – снижение уровня побуждения, обесценивание исходных потребностей;

      Тревога, несмотря на обилие различных смысловых формулировок, представляет собой единое явление и служит облигаторным (обязательным) механизмом эмоционального стресса.Возникая при любом нарушении сбалансированности в системе «человек-среда», она активизирует адаптационные механизмы, и, вместе с тем, при значительной интенсивности лежит в основе развития адаптационных нарушений. Повышение уровня тревоги ведет за собой включение или усиление действия механизмов интрапсихической адаптации. Эти механизмы могут способствовать эффективной психической адаптации, обеспечивая редукцию тревоги, а в случае их неадекватности находят свое отражение в типе адаптационных нарушений, которым соответствует характер формирующихся при этом пограничных психопатологических явлений.

      Организация эмоционального стресса предполагает затруднение реализации мотивации, блокаду мотивированного поведения, фрустрацию. Совокупность фрустрации, тревоги, а также их взаимосвязь с аллопсихической и интрапсихической адаптациями и составляет основное тело стресса.

      Эффективность психической адаптации впрямую зависит от организации микросоциального взаимодействия. При конфликтных ситуациях в семейной или производственной сфере, затруднениях в построении неформального общения нарушения механической адаптации отмечаются значительно чаще, чем при эффективном социальном взаимодействии. С адаптацией напрямую связан анализ факторов определенной среды или окружения, Оценка личностных качеств, окружающих как фактора привлекающего, в подавляющем большинстве случаев сочетается с эффективной психической адаптацией, оценка таких же качеств как фактора отталкивающего – с ее нарушениями. Эффективная психическая адаптация представляет собой одну из предпосылок к успешной профессиональной деятельности.

      Отметим, что, например, в профессиональной управленческой деятельности стрессовые ситуации могут создаваться динамичностью событий, необходимостью быстрого принятия решения, противоречием между индивидуальными особенностями, ритмом и характером деятельности. Факторами, способствующими возникновению эмоционального стресса в этих ситуациях, могут быть недостаточность информации, противоречивость, разнообразие или монотонность, оценка работы как превышающей возможности индивидуума по объему или степени сложности, противоречивые или неопределенные требования, критические обстоятельства или риск при принятии решения.

      Психологические и психофизиологические исследования стресса разного характера и разной продолжительности позволили ученым выделить ряд форм адаптационной активности, которые можно рассматривать как субсиндромы стресса.При длительном течении стресса его субсиндромы могут чередоваться, повторяться или сочетаться друг с другом при поочередном доминировании отдельных симптомов. В условиях, когда на человека длительно действуют предельно-переносимые стресс-факторы, эти субсиндромы один за другим в определенном порядке становятся фазами развития стресса. Дифференциация этих субсиндромов становится возможной благодаря тому, что в ходе развития стресса при определенных условиях они становятся ярко выраженными и заметными как разные формы адаптационной активности. Можно увидеть, что при стресс-факторах, оцениваемых субъективно как максимально переносимые, смена манифестированных субсиндромов стресса свидетельствует о последовательном переходе от доминирования субсиндрома, знаменующего относительно низкий функциональный уровень адаптации, к субсиндрому, симптомы которого говорят о мобилизации иерархически более высокого уровня адаптации.

      Сегодня выделены следующие субсиндромы:

      ✓ вегетативный синдром (субсиндром превентивно-защитной вегетативной активности).

      ✓ когнитивный субсиндром (субсиндром изменения мыслительной активности при стрессе).

      ✓ социально-человеческий субсиндром (субсиндром изменения общения при стрессе).

      Заметим, такое деление субсиндромов стресса условно. Оно может быть иным. В данном случае выбраны преимущественно человеческие основания для анализа проявлений стресса, возникающих при относительно постоянном уровне субъективной экстремальности стрессора. Иные особенности стрессора либо иные основания анализа развития стресса просто приведут к другому структурированию феноменов его развития.

      Если говорить об изменениях психических процессов и социальнопсихологических функций при стрессе, то сразу следует отметить в качестве одного из первых проявлений возникновение экстатичной, либо дискомфортной окраски мысленных образов, представлений, намерений и т. д. под воздействием эмоций. Следует сказать, что и дальнейшее увеличение глубоких стрессовых изменений мышления, как правило, взаимосвязаны с эмоциями, сопряженными со стрессом. Можно отметить три типа изменения мышления:

      – активизация мышления с адекватным отражением действительности в сознании субъекта;

      «уход» от решения стрессогенных проблем.

      Первый тип изменения мышления в большинстве случаев может проявляться в виде активизации дискурсивно-логического мышления. Может усиливаться интегративное осмысление информации, которой располагает субъект о текущем моменте, извлекаемой из фондов памяти как продукта ассоциаций и представлений, или дезинтегративное (дифференцирующее) осмысление такой информации. В первом случае происходит своего рода композиционная концептуализация стрессогенной ситуации – это приводит к возникновению в сознании сравнительно упрощенного схематизированного представления о ситуации с выделением главных, по мнению субъекта, аспектов и отсеиванием субъективно-малозначительных.

      Во втором случае у человека при стрессе расширяется сфера осмысленной информации, поступающей к индивиду в текущий момент, извлекаемой из памяти. Оба вида стрессовой активизации мышления имеют адаптационно-защитное значение и направлены на обладание стрессогенной ситуацией.

      Можно классифицировать активизацию мыслительных процессов при стрессе по направленности интересов личности: «вовне» или «в себя». Активизация первого вида – повышение интенсивности анализа стрессогенной обстановки в поисках выхода из экстремальной ситуации (социально положительная), только для себя, в ущерб другим, поиски способа мести (социально отрицательная). Активизацию мышления второго вида можно подразделить на положительную’. углубить «в себя», которая сопровождает интенсификацию решения актуальных задач, творческую активность, обострение интуиции и т. д.; отрицательную; с «уходом» от решения стрессогенных проблем.

      Развитие стрессовых трансформаций мышления может привести либо к «уходу» от решения стрессогенных проблем, либо к возникновению инсайтных форм мышления – переход от дискурсивно-логического к инсайтному мышлению опосредуется стадией мыслительной растерянности, эмоциональной подавленности и пр, что можно рассматривать как стадию «псевдоухода»от решения стрессогенной проблемы. Такая стадия необходима для возникновения мыслительного озарения, инсайтного решения задачи, казавшейся неразрешимой. Гиперактивацией мышления могут быть обусловлены навязчивые мысли и образы, возникающие при стрессе, бесплодное фантазирование в экстремальной ситуации и др. Со стрессовой гиперактивностью мышления связывают «гипернастороженность», проявляющуюся в виде бессонницы, боязливости. Ментальная стрессовая гиперактивность часто сопряжена с возрастанием в экстремальной ситуации гиперэмоциональности, гиперподвижности. Могут возникнуть неблагоприятные социально-психологические концепты: обидчивость, вспыльчивость, недоверчивость или, наоборот, избыточная доверчивость. После прекращения действия экстремальных факторов люди вспоминают эти негативные мыслительные акции, оценивая их как неадекватные имевшейся ситуации и неуместные.

      «Уход» от решения стрессогенных проблем – «замещение» их решения решениями «побочных проблем», не имеющих отношения к стрессогенной проблеме разные формы уменьшения активности мышления. «Замещающее» действие, может, во-первых, уменьшать сформированную психологическую установку индивида к совершению неблагоприятного действия, во-вторых, побуждать индивида к позитивным действиям. Не разрешая критической проблемы, порождающей стресс, не уменьшая внешнего стресс-фактора, замещающее действие и мыслительная активность, связанная с ним, уменьшают предрасположенность субъекта к стрессу, снижают эффект внутреннего стресс-фактора. «Уход» от решения стрессогенных проблем, от борьбы со стрессором может происходить и путем уменьшения мыслительной активности – в чрезвычайных для субъекта ситуациях это может происходить за счет некоторых физиологических механизмов. Чрезвычайные стрессоры могут вызвать нарколепсии [16] , обморочные состояния, и важную роль в возникновении этого играют физиологические процессы. Уменьшение умственной активности при стрессе может происходить в форме, которая воспринимается интерактивно как «застопорен-ность» мыслей, невозможность сдвинуться вперед по пути обдумывания проблемы.

      При длительных экстремальных воздействиях могут возникнуть неблагоприятные проявления мыслительной активности, направленной «в себя», в виде снижения субъективной значимости контактов с реальным пространством и времени, со снижением производства полезной продукции. При этом возможны симптомы обеднения, распада личности. Человек начинает думать о прошлом больше, чем о настоящем, или мечтает о будущем, не делая ничего для достижения предмета мечтаний.

      Стресс, возникший по причинам, не зависящим от общения, или даже когда сам акт общения оказывается стрессогенным, существенно меняет характер общения – может проявляться реальное многообразие его форм. Отличительной чертой общения при остром стрессе является эмоциональность, которая может резко усиливать или также резко подавлять активность взаимодействия, делать его приятным, желанным или мучительным, невыносимым. Стресс может пробуждать в людях гуманное отношение друг к другу или, наоборот, бесчеловечность. Можно выделить основные стадии развития общения, например, при групповой изоляции: ознакомления, дискуссий и ролевых ориентаций (не будем останавливаться на ней – это лежит, скорей, в области психотерапии или психокоррекции).

      Вполне понятно: первое, что определяется человеком (и часто не вполне осознанно) – не опасно ли его социальное окружение и не требуется ли с его стороны мгновенных защитных действий. Второе – получение информации о перспективах развития общения в сложившихся стрессогенных условиях.

      Вторая стадия развития общения при стрессе характеризуется увеличением интенсивности тех или иных проявлений общения или даже возникновением форм активного общения, несвойственных для данного человека вне экстремальных условий, т. е. при отсутствии у него симптомов стресса. Эта стадия развития общения иногда называется стадией личностной экспансии, подготавливающей установление ролевого статуса. Интенсификация общения, характерная для этой стадии, направлена на оптимизацию исходной социальной позиции для получения или захвата желаемой престижной социальной роли. Как правило, осознаваемая меркантильность при этом отсутствует. Направленность этой своеобразной экспансии, ее цель, «самовозрастание» интенсивности общения почти совершенно не осознается общающимися субъектами.

      По окончании стадии личностной «экспансии» ролевые функции общающихся относительно стабилизируются. Это уже новая стадия развития при стрессе. Стабилизация ролевого статуса может происходить в эмоциональном плане монотонно или сопровождаться аффектами актами общения, как с положительной, так и отрицательной эмоциональной окраской.

      Окружающий нас мир полон суеты, забот, волнений, неприятных сюрпризов. Однако многое зависит и от нас самих – развитие стресса и связанных с ним недомоганий часто тесно связано с нашим отношением к стрессору (фактору, вызывающему стресс). А на это отношение влияют и характер человека, его опыт, надежды. В 60-е годы прошлого века было совершенно установлено, что определенные личностные черты связаны с большей подверженностью стрессу и вызываемым им заболеваниям, в частности, сердечным. Эти личностные черты назвали «тип А». Вероятность того, что человек типа А заболеет сердечным недугом, в два раза больше, чем у более пассивной личности – типа Б, являющейся полной противоположностью типа А.

      Какие же особенности характеризуют личность типа А? Как правило, это напористый, всегда готовый твердо отстаивать свою точку зрения человек с развитым чувством ответственности. Он чрезвычайно активен и всегда готов интенсивно работать. Ему постоянно не хватает времени, и поэтому он привык ускорять все, что делает. Он тороплив, опрометчив, нетерпелив, с трудом выносит стояние в очередях. Такой человек постоянно живет в высоком темпе для достижения выбранной цели. Он начинает скучать, если занимается только одним делом, и поэтому постоянно участвует в разнообразных видах деятельности, часто меняет род занятий. Это вызывает необходимость приспосабливаться к новым условиям, адаптироваться к ним. Его образ жизни по интенсивности и темпу значительно превышает средние человеческие возможности – он работает «на износ».

      Человек типа А честолюбив – он хочет достичь успеха и проявляет настойчивое желание признания и выдвижения. Он постоянно стремится к соревнованию, конкуренции, к состязательности. Часто он агрессивно ведет себя с встречающимися на его пути людьми, бывает раздражительным и нетерпеливым. Речь у человека типа А, как правило, громкая, взрывчатая. Для него характерно непреодолимое желание спорить; бывает, что он не только перебивает людей, когда они говорят, но и заканчивает за них фразы, а порой даже те или иные истории, которые они рассказывают. Такие люди любят самостоятельность. По сравнению с личностью типа Б, индивидуум типа А в состоянии стресса склонен работать в одиночестве – это дает ему возможность самому устанавливать сроки завершения работы и увеличивать свою рабочую нагрузку. Однако увеличение нагрузки и повышает уровень стресса у этого человека, и ограничивает возможность получить поддержку товарищей по работе и подчиненных, что, в свою очередь, может вызывать у него чувство недовольства коллегами. Хорошо это или плохо – быть человеком типа А? И хорошо, и плохо. Хорошо потому, что люди типа А обычно добиваются высоких результатов и быстро занимают определенное положение в обществе. Именно на них, как правило, и держатся все нововведения, творческие разработки и пр. Но… плохо – для них самих. Постоянно работая «на пределе» своих возможностей, человек типа А создает для своего организма условия хронического стресса. А чрезмерный стресс приводит к разнообразным расстройствам – эмоциональные нарушения (тревожность, беспокойство, вспыльчивость, раздражительность, угрюмость, подавленность), ухудшение умственных способностей (рассеянность, заторможенность, забывчивость, невозможность сосредоточиться), склонность к излишней выпивке и курению, дрожь в руках, нарушения сна. Кроме того, стрессовые перегрузки серьезно влияют на работоспособность: уменьшается производительность труда, снижается способность к преодолению нагрузок, ухудшаются отношения между работниками и психологический микроклимат в коллективе. Понижение работоспособности, в свою очередь, еще больше усугубляет стресс (ведь для личности типа А высокий темп работы очень важен), и порочный круг замыкается.

      Противоположный тип поведения (тип Б) описывается значительно менее подробно. Люди, которым присуще это поведение, чередуют работу и отдых, им не свойственно состояние эмоционального напряжения, они расслаблены, неторопливы. Их речь мягче и спокойнее (как и жестикуляция). Все это, однако, совсем не означает, что они ленивы, пассивны в отношении своих обязанностей и работают неэффективно.

      Фридман и Розенман предлагают более дифференцированный подход с учетом степени выраженности характеристик двух описанных типов поведения. Тогда можно выделить:

      • поведение типа А1 (совокупность максимально ярко проявляющихся свойств «коронарного поведения»);

      • типа А2 (сочетание свойств обеих поведенческих групп, но с преобладанием характеристик «коронарного поведения»);

      • типа БЗ (сочетания свойств обеих групп, но с преобладанием характеристик поведения типа Б);

      • типа Б4 (совокупность свойств, противоположных параметрам коронарного поведения) и

      • поведение типа 0, когда свойства обеих групп уравновешены [17] .

      Еще в 70-е годы XX века изучение иммунной системы определило те структурные элементы, которые могли влиять на нервную систему. На иммунных клетках были обнаружены рецепторы к различным гормонам и нейротрансмиттерам – сигнальным молекулам, вырабатываемым нервной тканью для передачи сигнала.

      Установлено влияние продуктов иммунной системы на различные структуры нервной системы: интерфероны, цитокины и т. д. В начале 90-х было выявлено сходство между ними. Оно заключалось в сборе, обработке и хранении информации об окружающей среде Влияние нервной системы на иммунную систему начинается с иннервации лимфоузлов, тимуса, селезенки. Это позволяет влиять на иммунные клетки в различные стадии их развития, активируя или замедляя реакции и рост. Не менее важно опосредованное влияние – центральная нервная система активирует различные уровни эндокринной системы, вырабатываемые гормоны влияют на иммунные клетки через расположенные на них рецепторы. Уже вполне хорошо изучено влияние иммунной системы на нервную систему. Самая известная реакция – лихорадка, осуществляется воздействием фактора активации лимфоцитов – интерлейкина на структуры головного мозга. Во многом влияют на поведение человека цитокины – они регулируют настроение, аппетит и половое влечение. В частности, система интерферонов, известная, как часть иммунной системы, отвечающая за борьбу с вирусами, активирующая клетки иммунной системы, имеет другое важное предназначение: альфа-интерферон является фактором, регулирующим в нормальных условиях активность эндорфинов. Гамма-интерферон, который ранее был найден только в иммунных клетках, также синтезируется и клетками нервной системы, выполняя дублирующую роль фактора роста нервов. Интерфероны влияют на нервную систему через имитацию действия гормонов, так как эволюционно являются предшественниками многих из них, и в структуре своей молекулы имеют гормоноподобные участки.

      lektsii.org

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Navigation