Направления изучения стресса

Исторические и теоретические аспекты изучения стресса

1.Стресс: история изучения и современные представления.

2. Стадии развития стрессовой реакции

3. Понятие о стрессоустойчивости.

Стресс: история изучения и современные представления

Основоположником учения о стрессе является лауреат Нобелевской премии физиолог Ганс Селье (1907—82). Для описания совокупности всех неспецифических (не свойственных организму в норме) изменений внутри орга­низма он ввел понятие «стресс».Всякий стимул, воздействующий на организм, вызыва­ет ряд адаптационных (приспособительных) реакций орга­низма и обладает специфическими (дрожь при холоде, повышение потоотделения при жаре) и неспецифически­ми (активизация работы надпочечников и выброс в кровь биологически активных веществ) действиями. Таким об­разом, все воздействующие агенты (стрессоры) кроме спе­цифического эффекта вызывают неспецифическую потребность осуществить приспособительные функции и тем самым восстановить нормальное состояние. Поэтому в настоящее время понятие «стресс» принято определять как неспецифический ответ организма на любое предъяв­ляемое к нему требование.

Стрессовая активация может вы­зываться положительными событиями, вызывающими позитивные эмоции (праздник, переезд в новую кварти­ру). Эти состояния обозначают как «эустресс». Эустресс — это тот заряд бодрос­ти, который помогает нам справиться с делами в срок. Без него наша жизнь была бы серой и скучной.

Все эмоционально-стрессовые состояния, связанные с отрицательными переживаниями и имеющие ослабляю­щую, деструктивную силу, обозначают как «дистресс» (не­разрешенные конфликты, потеря близкого человека). Но и в этой ситуации стресс нельзя назвать вредным. Ведь именно стрессовая реакция дает человеку силы, которые он может использовать для преодоления трудной ситуации (аврал на работе, возможность убежать от грабителя). По­этому нельзя говорить, что стресс на хорошие события по­лезен, а на плохие — вреден. Граница между полезным и вредным стрессом порой бывает очень зыбкой. По прин­ципу «лучшее — враг хорошего» избыток положительных эмоций тоже может закончиться срывом, если оставить их без контроля.

Г. Селье и его последователи показали, что синдром ответной физиологической реакции на стресс представ­ляет универсальную модель защитных реакций, направ­ленных на сохранение целостности организма, и одинаков как для человека, так и для животных. Но в отличие от животных, у человека физиологическая реакция может определяться не только непосредственным присутстви­ем стрессора, но и его психологическим воздействием на личность.

Таким образом, по отношению к человеку специфика стресса состоит в сознательной переработке отрицатель­ных эмоций с участием механизмов психологической за­щиты личности.

Естественным продолжением теории Г. Селье является теория эмоционального стресса Р. Лазаруса, которая про­водит разделение системного (физиологического) и пси­хического (эмоционального) стресса.Эмоциональный стресс выступает как ответ организма на внутренние и вне­шние процессы, при котором физиологические и психо­логические способности напрягаются до уровней, близких к пределу или их превышающих. В рамках данной теории различия между физиологическим и эмоциональным стрес­сом объясняются непосредственным воздействием небла­гоприятных факторов на организм при физиологическом стрессе и опосредованным (через включение отношения человека к ситуации) неблагоприятным воздействием при эмоциональном стрессе.

Таким образом, при эмоциональ­ном стрессе прямого повреждающего воздействия на орга­низм может и не быть.

При эмоциональном стрессе фактором, вызывающим напряжение организма до уровней, превышающих нор­мальные приспособительные реакции, является предви­дение повреждения вследствие начавшего действовать или прогнозируемого неблагоприятного фактора.

Обязательным атрибутом эмоционального стресса, сиг­налом, указывающим на недостаточность функциональ­ных резервов человека для преодоления угрозы, является тревога. Она определяется как чувство опасения или ожи­дания, связанного с возникновением или перспективой блокады актуальной потребности человека (фрустрации) и реализует важнейший неотъемлемый механизм эмоци­онального стресса.

Связывание чувства тревоги с угрозой, имеющей конк­ретное содержание, обозначается как страх. В целом тре­вога и страх являются основными признаками напряжения механизмов психической адаптации, стимулами, активи­зирующими адаптационные механизмы на поиск выхода из стрессирующей ситуации.

Дж. Эверли и Р. Розенфельд также считали, что в пре­вращении большинства раздражителей (внешних или внутренних) в стрессоры определенную роль играет эмо­циональная и мыслительная оценка данных стимулов. Если раздражитель не интерпретируется как угроза или вызов по отношению к личности, то стрессовая реакция вообще не возникает. Таким образом, большинство стрес­совых реакций, испытываемых людьми, на самом деле, по мнению Эверли и Розенфельда, создаются ими самими и длятся столько, сколько им разрешат.

На уровне биологических изменений в организме эмо­циональный стресс первично возникает как центральный нейрогенный процесс, а все периферические функцио­нальные нарушения развиваются вторично и фактически являются следствием эмоционального перенапряжения. В реализации эмоциональных возбуждений ведущую роль играют гормональные механизмы.

Физиологический стресс проявляется следующим об­разом: на ранних стадиях эмоционального напряжения нарушаются информационные связи между различными функциональными системами организма человека, и они начинают работать изолированно, напряженно, пытаясь самостоятельно поддерживать регулируемые ими пока­затели на оптимальном уровне. При продолжающемся стрессорном воздействии механизм саморегуляции ка­кой-либо наиболее ослабленной функциональной систе­мы человека нарушается, и тогда ее функция устойчиво изменяется: например, стойко повышается артериальное давление, снижается иммунитет и т.д. Регуляция соответ­ствующего физиологического показателя при этом до определенного времени осуществляется местными клеточ­ными механизмами, устойчивый дисбаланс которых при­водит к возникновению болезни.

Современные взгляды на стресс отличаются условнос­тью полного разделения физиологического стресса и стресса эмоционального. В физиологическом стрессе все­гда есть психические элементы и наоборот. Каков бы ни был стресс: эмоциональный или физиологический, один вид часто служит источником другого — эмоциональный стресс неизменно влечет за собой физиологический, а сильный физиологический стресс может повлиять на эмо­циональное состояние. Образуется порочный круг, что только усложняет решение проблемы, особенно при дли­тельном или хроническом стрессе.

Таким образом, можно сделать вывод, что даже единич­ный, кратковременный стресс — явление чрезвычайно сложное, затрагивающее все уровни функционирования организма, начиная от физиологического и заканчивая психологическим. От работы организма на каждом из этих уровней зависит успешность преодоления человеком стресса.

Дата добавления: 2015-07-10 ; просмотров: 289 | Нарушение авторских прав

mybiblioteka.su

Исследование стрессоустойчивости у мужчин и женщин

Теоретический анализ основных направлений изучения стресса в социальной психологии. Систематизация положительного опыта применения различных техник в групповой и индивидуальной работе. Фазы (этапы) психологического сопровождения социальной поддержки.

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Сущность понятий стресса, стрессоустойчивости и темперамента. Источники и особенности профессионального стресса у сотрудников органов социальной защиты, методы предупреждения и преодоления. Методика и этапы исследования ее психологической структуры.

Взаимосвязь перенапряжения и физиологических свойств организма. Гендерные аспекты профессиональной деятельности. Исследование стрессоустойчивости мужчин и женщин. Рассмотрение методики определения стрессоустойчивости и социальной адаптации Холмса и Раге.

Общая характеристика гендерной психологии как научного направления. Изучение основных понятий гендерной психологии, а также рассмотрение истории развития данной социальной науки. Исследование социальной практики дифференциации мира мужчин и женщин.

Место социальной психологии в системе научного знания. Предмет и объект изучения социальной психологии, структура современной социальной психологии. Методология и методы социально-психологического исследования. Проблема группы в социальной психологии.

Теоретический анализ научной литературы по проблеме стресса и стрессоустойчивости. Понятие стресса и стрессоустойчивости, взаимосвязь стресса и физиологических свойств организма. Исследовательская работа по проблеме стресса и стрессоустойчивости.

Место социальной психологии в системе гуманитарного знания. Современные представления о предмете и задачах социальной психологии. Эксперимент как один из основных методов социальной психологии. Особенности применения метода наблюдения, его специфика.

Теоретические основы изучения стресса и устойчивости к стрессу. Причины стресса на рабочем месте. Эффекты стресса на рабочем месте сотрудников УИС. Анализ исследования стрессоустойчивости, выбор методик. Практические рекомендации по профилактике стресса.

Общая характеристика внимания, его критерии и функции. Точки зрения различных направлений в психологии. Зависимость внимания от внешних факторов и основные его свойства. Организация экспериментального исследования переключения внимания мужчин и женщин.

Теоретический анализ связи уровня стрессоустойчивости, психофизиологических особенностей личности и профессионального стажа людей, работающих на вредном производстве. Исследование зависимости стрессоустойчивости, психофизиологических особенностей мужчин.

Основные этапы истории развития социальной психологии. Суть взглядов на предмет социальной психологии в психологических теориях. Особенности развития отечественной социальной психологии. Предмет, структура и задачи современной социальной психологии.

otherreferats.allbest.ru

Глава 3. Программа психологического изучения семей. Задачи, направления и методы диагностической работы

Технологии психологического изучения семьи

В соответствии с принятым в отечественной психологической науке подходом в качестве методов психологического изучения используются как основные (наблюдение и эксперимент), так и дополнительные методы (беседа-интервью, изучение документации об исследуемых, анализ продуктов их деятельности и др.). Психологическое изучение семей требует привлечения достаточного числа диагностических методик в рамках того или иного метода. В силу этой причины, а также в связи с диагностическими задачами исследования используются как стандартизированные, так и нестандартизированные методики. С целью получения объективных результатов при изучении семейных проблем отбираются методики, соответствующие изучаемым параметрам, а также принципам валидности и надежности. Диагностический инструментарий, в качестве которого применяются указанные методики, строится на следующих принципах:

избираемые методики позволяют провести комплексное изучение максимально возможных параметров субъекта исследования;

с помощью диагностического инструментария осуществляется качественно-количественный и сравнительный анализ выявленных факторов;

получаемые результаты объективны и строго детерминированы поставленными целями и задачами исследования.

В качестве психодиагностического инструментария могут использоваться известные методики, позволяющие изучить особенности заявленного предмета исследования (предметом исследования, например, могут быть межличностные отношения в семье ребенка с отклонениями в развитии). Перечень методик приводится ниже. Некоторые из них были нами адаптированы с учетом специфики изучаемого субъекта исследования (а именно семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии). Часть методик является авторской (см. Приложение 3).

На начальном этапе в качестве одного из основных методов применяется психолого-педагогическое наблюдение. Наблюдение — это один из наиболее древних психодиагностических методов. Его достоинством является нестандартизированность процедуры и отсутствие необходимости согласия испытуемого на ее проведение. Основные принципы этого метода, сформулированные в 20-е годы ХХ в. М. Я. Басовым (1975), заключаются в следующем:

в процессе наблюдения максимально фиксируются объективные внешние проявления исследуемого субъекта;

наблюдение реализуется непрерывно;

запись проводится избирательно.

Научное наблюдение осуществляется в соответствии с целями исследования путем отбора нужных фактов, регистрации и записи результатов.

Психолого-педагогическое наблюдение за эмоционально-личностными особенностями детей с отклонениями в развитии

В процессе психолого-педагогического наблюдения за детьми с отклонениями в развитии учитываются следующие параметры их коммуникативно-поведенческой, эмоционально-волевой и личностной сфер:

стремление ребенка к контакту со взрослыми членами семьи (родителями, прародителями, опекунами);

стремление ребенка к контакту с братьями и сестрами;

стремление ребенка к контакту со сверстниками;

стремление ребенка к контакту с чужими лицами (учителем, воспитателем и др.);

характер взаимодействия (доброжелательность, негативизм, инициативность в осуществлении контакта);

преимущественная форма контакта (вербальная, тактильная, зрительная, опосредствованная);

ситуации, вызывающие коммуникативные трудности у ребенка;

наличие паралингвистических средств общения: жестов, мимики, поз и др.;

особенности и характер поведенческих проявлений (оптимизма, тревожности, застенчивости, агрессивности, истеричности, отгороженности и замкнутости);

особенности выражения глаз и лица (тревожность, страх, радость, агрессия, отстраненность);

особенности преобладающего эмоционального фона (оптимистический, нейтрально-деловой, тревожный, депрессивный, неуверенный, мрачный и др.);

характер и содержание высказываний (оптимистичные, неуверенные, агрессивные и мрачные);

наличие переживания дефекта и формы его проявления (депрессия, тревожность, агрессия и др.).

Психолого-педагогическое наблюдение за родителями детей с отклонениями в развитии (лицами, их заменяющими)

Наблюдение за родителями и опекунами детей осуществляется по нескольким параметрам. Учитываются:

стремление (отсутствие стремления) к установлению адекватных контактов с ребенком;

стремление (отсутствие стремления) к установлению адекватных контактов с другими лицами, членами семьи;

форма и характер взаимодействия с ребенком;

форма и характер взаимодействия с другими лицами;

особенности коммуникативного поведения во взаимодействии с ребенком и другими лицами (доброжелательность, ласковость, жесткость, грубость, безразличие и др.);

особенности применения паралингвистических средств общения с ребенком (мимики, жестов, поз);

особенности использования разнообразных форм досуга (игр, экскурсий, прогулок, вечеров чтения и др.) для общения с ребенком;

выбор преимущественной формы контакта с ребенком (вербальный, тактильный, зрительный, опосредствованный контакт, т. е. через кого-то).

При изучении семей, воспитывающих детей с отклонениями в развитии, с помощью метода наблюдения оцениваются эмоционально-личностные особенности детей с отклонениями в развитии, а также индивидуально-психологические характеристики их родителей. На основании наблюдаемых личностных реакций, тональности разговора, вибрации (дрожания) голоса и других особенностей, наиболее значимых в повседневном общении, подтверждаются данные о характерологических изменениях личности, поведенческих реакциях, полученные путем использования формализованных методик.

Объективное изучение предмета психологического исследования осуществляется с помощью экспериментальных стандартизированных и проективных методик.

Изучение психологических характеристик детей с отклонениями в развитии и личностных особенностей их родителей осуществляется путем использования специальных методик личностной диагностики: опросников и проективных методик. В этих же целях применяются некоторые клинико-психолого-диагностические методики. Применение стандартизированных методик требует использования следующих критериев:

жесткой регламентации процедуры, т. е. точного соблюдения инструкции, строго определенных способов предъявления стимульного материала, невмешательства психолога в деятельность испытуемого;

стандартизации единых требований к процедуре эксперимента и единых критериев оценки результатов;

надежности, точности психологических измерений, их согласованности при первичном и повторном применении теста на одних и тех же испытуемых;

валидности (комплексной пригодности методики для обследования той или иной характеристики объекта), т. е. соответствия методики измеряемому свойству.

Опросники относятся к числу наиболее распространенных диагностических инструментов. Среди них выделяют: личностные опросники, опросники состояния и настроения, опросники-анкеты. При изучении проблем родителей и других членов семьи рекомендуется использовать личностные опросники. Личностные опросники охватывают спектр проблем, которые характеризуют кардинальные черты личности — психические свойства индивида. Выявление психических свойств позволяет определить направленность личности, в рамках которой раскрываются особенности ее потребностей, мотивов и целей. К психическим свойствам относят также темперамент, характер и способности личности. Личностные опросники (Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов, 2000, с. 225) включают следующие виды: опросники черт личности, типологические опросники, опросники мотивов, опросники интересов, опросники ценностей, опросники установок. Проективные методики — это методики, которые позволяют, опосредствованно моделируя некоторые жизненные ситуации и отношения, исследовать свойства личности, выступающие прямо или в виде различных установок, таких как «значащие переживания», «личностные смыслы» и др. Проективные методики (лат. projectio — выбрасывание вперед) основаны на феномене проекции, смысл которого выражается в приписывании внешним объектам (другим лицам, предметам) свойств, присущих самому индивиду.

Изучение эмоционально-личностной сферы ребенка, его отношения к родителям и социуму

Для изучения эмоционально-личностной сферы детей, их взаимоотношений с родителями и другими субъектами внешнего мира используются разнообразные проективные методики.

Методика Р. Жиля «Le Test-Film» в адаптированном варианте И. Н. Гильяшевой и Н. Д. Игнатьевой «Межличностные отношения ребенка» (1994) предназначена для исследования социальной приспособленности ребенка, особенностей межличностных отношений, некоторых поведенческих характеристик и черт личности. По данным авторов адаптированного варианта методики, она может быть использована для детей с нормальным психическим развитием в возрасте от 4—5 до 11—12 лет. Наш опыт свидетельствует о том, что эту методику можно использовать при изучении детей с задержкой психического развития с 6—7 лет, а при изучении детей с легкой степенью умственной отсталости — с 9 лет. Преимущество данной методики состоит в том, что она является визуально-вербальной проективной методикой. Слабовидящим детям стимульный материал по этой методике предъявляется в увеличенном масштабе. В соответствии с инструкцией ребенку предлагается выбрать себе место среди изображенных людей либо идентифицировать себя с персонажем, занимающим то или иное место в группе. С помощью ответов можно получить информацию об отношении ребенка к окружающим людям и выяснить характерные варианты его поведения в некоторых типичных ситуациях. Данная методика позволяет оценить следующие параметры личностной сферы ребенка:

особенности его взаимоотношений со значимым окружением (матерью, отцом, родителями, бабушкой, дедушкой и другими родственниками, братьями и сестрами, друзьями, учителем и воспитателем);

характерологические особенности ребенка (любознательность, лидерство, общительность, конфликтность, тревожность и отгороженность).

С помощью полученных данных выстраивается профиль доминирующих личностных тенденций в системе отношений ребенка с его ближайшим окружением и поведенческих характеристик. Полученные при подсчете количественные показатели соотносятся с числовыми значениями в процентах, которые затем для удобства анализа ранжируются по трем уровням сформированности отношений или личностных черт: низкий уровень — 0—30%; средний уровень — 30—60%; высокий уровень — 60—100%.

В качестве психодиагностических методик используются следующие рисуночные тесты: «Рисунок человека», «Несуществующее животное», «Рисунок семьи», «Дом, дерево, человек». Эти методики применяются при обследовании детей в возрасте от 4—5 лет (А. Л. Венгер, 2002). В отдельных случаях перечень методик дополняется «Кинетическим рисунком семьи». Рисунки детей по своему содержанию многозначны. Особенно это проявляется в плане изучения внутрисемейного климата и характера межличностных отношений. Особенностью рисуночных тестов является то, что ребенку не нужно вербализовывать характеристики этих отношений, а достаточно их изобразить. Другим важным преимуществом рисуночных тестов является то, что в любом детском рисунке может быть отражено содержание межличностного и внутрисемейного конфликта. При этом ребенок может быть лишен художественного таланта или у него может страдать качество графического изображения. Во всех случаях рисунок ребенка отражает взгляд маленького человека на взрослый мир. Исследование межличностных контактов ребенка в семье с помощью методики «Рисунок семьи» осуществляется следующим образом. Вначале психолог проводит беседу с ребенком о его семье, выясняя ее состав. Затем перед ребенком кладут чистый лист бумаги, цветные карандаши и просят нарисовать свою семью. На вопросы ребенка о том, кого рисовать, психолог отвечает: «Рисуй тех, о ком сейчас рассказывал». После завершения рисования психолог продолжает беседу с ребенком и просит рассказать о тех, кого он изобразил на листе бумаги. При этом вопросы типа: «Это мама? А это папа?» — должны быть исключены. Задается лишь вопрос: «Кто это? А это кто?» В протоколе обязательно отмечается последовательность изображения ребенком членов семьи. С целью интерпретации детских рисунков мы рекомендуем пользоваться тестовыми показателями, разработанными А. Л. Венгером (2002, с. 142—153).

Эта методика используется для изучения общения ребенка с членами своей семьи (Т. Д. Марцинковская, 1997). С помощью этой методики определяются особенности взаимоотношений близких людей с ребенком и устанавливается его оценка, данная этим отношениям. В качестве иллюстративного материала методики используется предварительно подготовленный рисунок. Вверху альбомного листа помещается многоэтажный дом, нарисованный простым карандашом. Внизу располагаются два других дома: один в виде коттеджа, большой и красивый, выполненный в красном цвете, а другой — поменьше, обычный, нарисованный простым карандашом. Вначале психолог беседует с ребенком о его семье и выясняет ее состав. Затем психолог показывает ребенку рисунок и просит переселить членов своей семьи из многоэтажного дома в новые дома, расположенные в нижней части листа. Ребенку сообщают, что в большом красном доме поселится он сам. В свой дом он может взять с собой тех близких, кого захочет. Всех остальных можно поселить в домике, который расположен рядом. В конце беседы психолог задает ребенку вопрос: «Кого из членов семьи ты возьмешь в свой новый дом, а кого поселишь рядом?» При оценке результатов в первую очередь обращается внимание на то, всех ли членов семьи ребенок разместил в своем доме. Если он кого-то «забыл» или переселил в маленький домик, то это свидетельствует о неоднозначном или негативном отношении ребенка к этому члену семьи. При этом также оценивается быстрота ответа. Чем больше ребенок думает, тем менее достоверным расценивается его ответ. Если в семье доминируют гармоничные отношения и ребенок чувствует любовь близких, то в этом случае он располагает в своем домике всех близких.

Методика «Лесенка для детей» (B. B.Ткачева)

Методика «Лесенка. » используется при изучении самооценки детей (Т. Д. Марцинковская, 1997). Содержание методики было адаптировано нами для исследования проблем семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии. В результате модификации методики стало возможным ее использование в психодиагностической работе как с родителями («Лесенка для родителей»), так и с детьми («Лесенка для детей»). Вариант методики «Лесенка для детей» используется с целью определения оценки ребенком его взаимоотношений с близкими в семье и другими значимыми лицами. Первый вопрос, на который отвечает ребенок («С кем тебе чаще приходится общаться?»), определяет степень его близости с окружающими людьми. Второй вопрос («Кто лучше к тебе относится? Кто больше тебя ценит?») оценивает характер и качество этих отношений. Ребенок сам устанавливает иерархию связей и определяет глубину чувств, которые, по его мнению, испытывают к нему значимые близкие. Вначале, беседуя с ребенком, у него выясняют состав его семьи, определяют друзей и любимых учителей. Затем перед ребенком кладут бланк, на котором изображена первая лесенка. Ребенку объясняют, что на верхней ступеньке лесенки находится он сам. Затем ребенка просят расположить на лесенке членов его семьи и близких людей. После ответа на первый вопрос ребенку предлагают второй бланк. Теперь ему нужно оценить чувства близких людей, которые они испытывают к нему.

В отдельных случаях, с целью дополнения информации об испытуемых, используется методика CAT (Детский апперцептивный тест), предложенная Л. Беллаком для обследования детей в возрасте от трех до десяти лет (Тесты детской апперцепции, 2000). С помощью этой методики оценивается уровень тревожности детей и особенности их взаимоотношений со значимым социальным окружением. Ребенку предлагается посмотреть на картинки и рассказать о том, что там происходит. В качестве стимульного материала используются следующие стандартные рисунки из методики САТ: лев и мышонок, зайчик в кроватке, собака со щенком, медведи перетягивают канат, кенгуренок со сломанной ногой, беременная кошка, медведица качает медвежонка, обезьянки в классе.

Анкета «Оценка эмоциональной и коммуникативноповеденческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития» (B. B. Ткачева)

С целью изучения эмоционально-личностных и коммуникативно-поведенческих особенностей детей-инвалидов (детей с умственной отсталостью в тяжелой степени, детей с выраженными нарушениями двигательной сферы, аутичных детей) нами была разработана и апробирована анкета «Оценка эмоциональной и коммуникативно-поведенческой сферы детей с тяжелыми нарушениями развития». Анкета позволяет раскрыть особенности контакта между детьми с тяжелыми отклонениями в развитии и значимыми для них взрослыми, а также дает возможность определить перспективы развития ребенка по ряду параметров. Особенности личности и эмоциональных контактов детей изучаются с помощью 9 шкал. Оценка результатов осуществляется простым подсчетом баллов. При выраженном снижении интеллекта, низком уровне общения или тяжелых двигательных расстройствах квалификация результатов деятельности ребенка осуществляется исходя из доступных его психофизическим возможностям заданий. Анкета заполняется специалистом (педагогом, психологом) и является его эмпирической оценкой особенностей развития эмоционально-личностной сферы ребенка.

Изучение личностных особенностей родителей

С целью определения характера реакций родителей на сложившуюся психогенную ситуацию (рождение в семье ребенка с недостатками в развитии) используются методики, направленные на изучение их психических свойств. В связи с этим задачи этого вида диагностической деятельности включают:

исследование личностных особенностей родителей детей с отклонениями в развитии и определение психологического типа (авторитарный, невротичный, психосоматичный психологические типы);

оценку интеллектуальных, эмоциональных и коммуникативных свойств, характеристик адаптационных механизмов, способности переносить длительный стресс;

определение уровня тревожности, типа реакции на стресс, а также уровня предрасположенности к неврозу, психопатии;

анализ внутрисемейных отношений и определение уровня интегрированности семей данной категории;

установление типа родительско-детских отношений, детско-родительских отношений и причин их нарушений;

определение модели семейного воспитания;

изучение динамики детско-родительских и родительско-детских отношений под воздействием коррекции.

Для реализации поставленных задач могут быть использованы следующие методики.

С М О Л (С М И Л) — M M P I

Стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМОЛ (СМИЛ) является модифицированным вариантом теста MMPI (Minnesota Multiphasic Personality Inventory). Он был разработан в 1942—1949 гг. американскими учеными Дж. Маккинли и С. Хатэуем с целью профессионального отбора летчиков. В своей основе данная методика имеет статистически достоверную математическую базу. Методика СМИЛ — русскоязычный вариант MMPI — получила широкое распространение в нашей стране (Ф. Б. Березин, 1976; Л. Н. Собчик, 1990). СМОЛ (Сокращенный многофакторный опросник для исследования личности) является русскоязычным адаптированным и стандартизированным вариантом методики Mini-Mult. Эта методика представляет собой сокращенную форму MMPI и содержит 71 утверждение. СМОЛ является объективным психодиагностическим инструментом, обеспечивающим многофакторную оценку психических состояний, особенностей личности, социально-психологических и других характеристик обследуемых лиц. Профиль СМОЛ (СМИЛ) — MMPI представляет собой графическое изображение количественных показателей базисных шкал, каждая из которых определяет степень выраженности той или иной личностной тенденции. Для осуществления оценки показателей базисных шкал вводятся три оценочных шкалы (шкала «лжи» — L; шкала «достоверности» — F; шкала «коррекции» — К). Обследование методикой СМОЛ (СМИЛ) — MMPI осуществляется с помощью автоматизированной системы психологической диагностики «СМОЛ-Эксперт».

Методика представляет собой один из вариантов опросника Р. Б. Кеттелла, предназначенного для измерения 16 личностных факторов (А. Н. Капустина, 2001). Данная методика позволяет получить многогранную информацию об индивидуальных особенностях личности. Черты личности, которые исследуются с помощью этой методики, Р. Б. Кеттелл называл конституциональными факторами. Факторы обозначаются соответствующими латинскими буквами. Максимальные отклонения в личностных характеристиках определяются высокими или низкими оценками, получаемыми по факторам. Количественный и качественный анализ базисных факторов методики позволяет объединить их в три блока. Первый блок характеризует интеллектуальные особенности личности. Это факторы В, М, Q1. Второй блок характеризует эмоционально-волевые особенности личности. К нему относятся факторы С, G, I, О, Q3, Q4. Третий блок раскрывает коммуникативные свойства и особенности межличностного взаимодействия. Это направление оценивается факторами А, Н, F, E, Q2, N, L.

Методика аутоидентификации акцентуаций характера по словесным характерологическим портретам (13 СХП)

Методика Э. Г. Эйдемиллера «Аутоидентификация акцентуаций характера. » (13 СХП) используется для определения испытуемыми своих характерологических особенностей (акцентуаций характера). Аутоидентификация осуществляется с помощью набора словесных описаний-портретов тринадцати характерологических типов (Г. С. Абрамова, 1995; Э. Г. Эйдемиллер, В. Юстицкис, 1999). Портреты составлены Э. Г. Эйдемиллером на основании классических клинических описаний различных личностных типов известными авторитетами в области психиатрии и медицинской психологии (П. Б. Ганнушкиным, Э. Крепелином, К. Леонгард, К. Шнейдером, К. Юнгом). Словесные портреты характерологических типов зашифрованы следующими буквенными обозначениями: А — меланхолический, Б — гипертимный, В — циклоидный, Г — эмоционально-лабильный, Д — неврастенический, Е — сензитивный, Ж — психастенический, З — шизоидный, И — паранойяльный, К — эпилептоидный, Л — истерический, М — неустойчивый, Н — конформный. Результаты аутоидентификации обязательно сопоставляются с данными других экспериментальных методик.

В анкете содержатся утверждения, которые позволяют дифференцировать свойства личности родителей. Анкета «Психологический тип родителя» дает возможность быстро определить психологический тип родителя путем простого подсчета баллов.

С целью углубления и расширения полученных данных о личностных особенностях родителей в исследовании также используются:

методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП);

Основная цель применения клинико-психолого-диагностических методов — определение лиц, предрасположенных к нервно-психическим расстройствам, т. е. лиц группы риска.

Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП)

Данная методика разработана в 1974 г. сотрудниками отдела медицинской психологии Ленинградского научно-исследовательского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева. Методика определения уровня невротизации и психопатизации (УНП) является надежным и валидным инструментом, предназначенным для первичной диагностики пограничных форм невроза и психопатии. Она служит для выявления на предварительном (доврачебном) этапе лиц группы риска, предрасположенных к той или иной форме нервно-психической патологии.

Цветовой тест М. Люшера (Лучшие психологические тесты, 1992), относящийся также к клинико-психолого-диагностическим методикам, предназначен для изучения эмоциональных характеристик отношений человека к значимым для него людям и определяет как сознательный, так и частично неосознаваемый уровень этих отношений. Тест М. Люшера базируется на предположении о том, что характеристики невербальных компонентов отношения человека к самому себе и к значимым лицам отражаются на цветовых ассоциациях. В связи с этим цветовой выбор испытуемого позволяет выявить достаточно глубокие частично неосознаваемые компоненты отношений, минуя при этом искажающие, защитные механизмы вербальной системы сознания. Наиболее популярным и часто используемым является Краткий тест М. Люшера, состоящий из четырех основных (красного, синего, зеленого и желтого) и четырех дополнительных цветов (фиолетового, коричневого, серого и черного). Краткий тест М. Люшера является вспомогательным орудием диагностики стресса, так как с помощью показателей тревоги (А) и возможности ее компенсировать (С) определяется наличие стресса. Таким образом, тест М. Люшера служит инструментом для определения проявлений стресса на самых ранних стадиях его развития.

Изучение внутрисемейных отношений и воспитательских позиций родителей

«Семейная социограмма» — проективный рисуночный тест (Э. Г. Эйдемиллер, 1996). Эта методика позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и определить структуру и характер коммуникации в семье. Родителям предъявляется бланк с нарисованным в нем кругом диаметром 110 мм. Затем вводится инструкция с просьбой нарисовать себя и членов своей семьи в виде кружков. В качестве критериев, по которым производится оценка результатов, используются следующие:

число членов семьи, попавших в площадь круга;

расположение кружков относительно друг друга;

дистанция между ними.

Оценивая результат по первому параметру, психолог сопоставляет число кружков, изображенных испытуемым, с реальным количеством членов семьи. Те члены семьи, которые находятся в конфликтных отношениях с испытуемым, могут быть вынесены им из круга. Величина кружков в соответствии с мнением испытуемого указывает на значимость членов семьи. Расположение кружков относительно друг друга и расстояние между ними указывают на характер отношений между членами семьи.

Эта методика является адаптированным нами вариантом теста «Семейная социограмма» Э. Г. Эйдемиллера. Мы модифицировали эту методику в соответствии с задачами исследования семьи, воспитывающей ребенка с отклонениями в развитии (см. Приложение 3). В новом варианте эта методика включает изучение трех этапов жизни семьи: до рождения ребенка с отклонениями в развитии, сразу после его рождения и в настоящий момент. Такой подход позволяет определить характер динамики в развитии каждой конкретной семьи (позитивный или негативный). В связи с этим испытуемый заполняет три бланка: «Моя семья до рождения проблемного ребенка», «Моя семья после рождения проблемного ребенка», «Моя семья в настоящее время». Изучение воспитательских позиций родителей осуществляется с помощью стандартизированных методик и разработанной нами анкеты.

Опросник для родителей «Анализ семейных взаимоотношений», или АСВ (Э. Г. Эйдемиллер, 1996; Э. Г. Эйдемиллер, И. В. Добряков, И. М. Никольская, 2003), в двух вариантах — детском и подростковом — предназначен для изучения стиля семейного воспитания и определения причин его нарушений. Эта методика позволяет раскрыть способы, которыми пользуются родители при воспитании ребенка, а также определить модель воспитания. В том случае если эта модель способствует возникновению или развитию патологических изменений личности ребенка, методика дает возможность определить причины, вызывающие данный тип воспитания. Таким образом, с помощью данной методики можно найти ответ на вопрос, почему родители воспитывают ребенка именно таким образом.

Эта методика ориентирована на изучение родительской позиции матери или отца к своему ребенку. Методика включает пять шкал: «Принятие — отвержение», «Кооперация», «Симбиоз», «Авторитарная гиперсоциализация», «Маленький неудачник» (В. А. Калягин, Т. С. Овчинникова, 2004). Оценочные характеристики каждой из шкал могут быть соотнесены с параметрами, выделяемыми в методиках АСВ и PARI.

Методика PARI (Parental Attitude Research Instrument, Исследовательский инструмент родительских позиций и отношений) предназначена для изучения наиболее общих особенностей и принципов родительского воспитания, а также и внутрисемейных отношений (Лучшие психологические тесты, 1992). Авторы методики — американские психологи E. C. Шефер и Р. К. Белл. Методика включает 115 утверждений, касающихся воспитания детей и семейной жизни. Все утверждения соответствующим образом ранжированы в 23 шкалы, каждая из которых содержит 5 вопросов. Методика позволяет оценить:

особенности внутрисемейных отношений и организации семейной жизни;

специфику родительско-детских отношений.

Анкета «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» (В. В. Ткачева)

В анкете «Определение воспитательских умений у родителей детей с отклонениями в развитии» содержатся вопросы, которые позволяют определить способности родителей как воспитателей своего ребенка.

Изучение ценностных ориентаций родителей в отношении ребенка с отклонениями в развитии

Для того чтобы составить представление об иерархии жизненных ценностей родителя и месте в ней проблемного ребенка, мы разработали методику «Лесенка для родителей». Эта методика представляет собой адаптированный вариант известной методики «Лесенка» Т. Д. Марцинковской (1997). Методика «Лесенка для родителей» позволяет определить личные, жизненные ориентиры каждого из супругов. Она включает два этапа. На первом этапе родитель дает оценку своим личностным качествам, распределяя черты характера по принципу доминирования. На втором этапе родитель оценивает факторы, определяющие стабильность семьи.

Адаптированный Тематический апперцептивный тест (В. В. Ткачева)

Адаптированный Тематический апперцептивный тест — это модифицированный нами Тематический апперцептивный тест (ТАТ) X. Моргана, Г. Мюррея. Основным содержанием диагностической процедуры TAT является интерпретация картин, предъявляемых испытуемым (Л. Ф. Бурлачук, С. М. Морозов. Словарь-справочник по психодиагностике. СПб., 2000). С целью изучения психологических переживаний родителей, их установок и потребностей в отношениях с детьми, имеющими нарушения в развитии, нами был разработан специальный перечень вопросов и иллюстративный материал: шесть картин, изображающих детей с отклонениями в развитии. Родителям предлагается описать каждую из картин и определить свое отношение к изображенным на них детям и перспективам их будущего.

Методика «История жизни с проблемным ребенком» (B. B. Ткачева)

В практике работы с родителями мы разработали методику свободного описания родителями своей проблемы, которая получила название «История жизни с проблемным ребенком». Это письменная форма изложения проблем семьи в интерпретации кого-либо из родителей ребенка, чаще его матери. Методика «История жизни с проблемным ребенком» — вспомогательный диагностический инструментарий, с помощью которого удается уточнить основную проблему, волнующую конкретного родителя, и характер его субъективных переживаний по этому поводу, дополнив или опровергнув данные, полученные экспериментальным путем (см. Приложение 3).

Беседа-интервью и другие дополнительные методы

В качестве дополнительного метода используется беседа-интервью. Упорядоченное интервью или беседа — это один из основных методов психологического консультирования и диагностики. По форме интервью может быть:

свободным, когда беседа проводится без строгой детализации вопросов, но имеет определенный предмет обсуждения;

стандартизированным, когда тщательно регламентируется порядок проведения беседы;

частично стандартизированным, объединяющим первую и вторую формы.

В свою очередь, беседа-интервью может быть использована как в диагностических целях, так и для осуществления психокоррекции. Существенно важным для проведения беседы-интервью с родителями больных детей является то, что предметом взаимодействия, определяющим отношения психолога и обследуемых, избирается внутренний мир последних. Беседа-интервью — это один из специальных методов анализа уникальной ситуации субъекта с целью создания для него альтернативного варианта переживания значимой проблемы и определения возможного выхода из «тупиковой ситуации». В качестве диагностического метода беседа используется при изучении как взрослых, так и детей. Как часть диагностической процедуры беседа включается в процесс консультирования семьи. Проведение беседы строится в несколько этапов. В соответствии с известными методическими рекомендациями (И. Ю. Левченко, 2000; Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков, 2002) в беседе выделяется несколько этапов. Во вступительной части беседы-интервью устанавливаются доверительные отношения с ребенком и его близкими, затем определяется перечень проблем, которые их волнуют. В основной части беседы, проводимой с ребенком или с его родителями, обсуждаются заявленные проблемы. В завершающей части беседы предполагается наличие изменений или проявление тенденции к изменению ценностных ориентаций родителя по отношению к больному ребенку. Поэтому процесс интервью направляется на то, чтобы при обсуждении особо значимых для родителя тем изменять его отношение к ним. С целью достижения последнего акценты переставляются таким образом, чтобы родитель под руководством психолога как бы сам менял свой подход к обсуждаемому вопросу. Беседа с ребенком, как правило, направляется на выявление уровня сформированности его представлений об окружающем мире, особенностей познавательной и эмоционально-личностной сфер, интересов, включая межличностные связи и социальные контакты. В процессе беседы формулируется предварительный, гипотетический диагноз ребенка, который затем подтверждается, уточняется или опровергается в ходе дальнейшего его психолого-педагогического изучения. Психолого-педагогическое изучение когнитивных процессов детей осуществляется традиционными в специальной психологии методами. В силу известности этих методов и приемов исследования в данной главе они не представлены. В качестве дополнительных методов изучения используется анализ документации на детей, включающей медицинскую, социальную и психолого-педагогическую информацию, а также анализ продуктов их деятельности.

Схема психологического изучения семьи

Схема психологического изучения семьи имеет три раздела. Первый раздел включает общие сведения о семье. Второй направлен на определение психологического типа родителей и избранной ими модели воспитания в семье. Третий позволяет изучить психологические особенности ребенка и детско-родительские отношения.

studfiles.net

§ 2. Основные направления изучения линий уравнений в школьном курсе алгебры

Уравнение как общематематическое понятие многоаспектно. Можно выделить главные области возникновения и функционирования понятия «уравнение» как:

средства решения текстовых задач;

особого рода формулы, служащей в алгебре объектом изучения;

формулы, которой косвенно определяются числа или координаты точек плоскости (пространства), служащие его решением [12, c. 268].

Каждое из этих представлений оказалось в том или ином отношении полезным.

Названным областям относятся три основных направления изучения линий уравнений в школьном курсе алгебры.

1. Прикладная направленность линии уравнений раскрывается главным образом при изучении алгебраического метода решения текстовых задач. Этот метод широко применяется в школьной математике, поскольку он связан с обучением приемам, используемым в приложениях математики.

В настоящее время, ведущее положение в приложениях математики занимает математическое моделирование (Математическое моделирование заключается в конструировании по определенным правилам некоторой формальной системы, которая отображает через совокупность математических операций над величинами определенную гипотезу о структуре или воспитания). Используя это понятие, можно сказать, что прикладное значение уравнений, их систем определяется тем, что они являются основной частью математических средств, используемых в математическом моделировании [14, c. 246].

2. Теоретико-математическая направленность линии уравнений раскрывается в двух аспектах:

выделение и изучение наиболее важных классов уравнений, и их систем;

изучение обобщенных понятий, относящихся ко всей линии в целом.

Оба эти аспекта необходимы в курсе школьной математики. Основные классы уравнений связаны с простейшими и одновременно наиболее важными математическими моделями. Использование обобщенных понятий и методов позволяет логически упорядочить изучение линии в целом, поскольку они описывают то общее, что имеется в процедурах и приемах решения, относящихся к отдельным классам уравнений, неравенств, систем. В свою очередь, эти общие понятия и методы опираются на основные логические понятия: неизвестное, равенство, равносильность, логическое следование, которые также должны быть раскрыты в линии уравнений.

3. Направленность на установление связей с остальным содержанием курса математики. Эта линия тесно связана с числовой линией, причем эта связь – двусторонняя. Основная идея, реализуемая в процессе установления взаимосвязи этих линий, – это идея последовательного расширения числовой системы. Все числовые области, рассматриваемые в школьной алгебре и началах анализа, за исключением области всех действительных чисел, возникают в связи с решением каких-либо уравнений.

Л.А. Маркушевич и Р.С. Черкасов в своем труде показали, что введение арифметического квадратного корня из рациональных чисел позволяет записывать корни не только уравнений вида , где b – неотрицательное рациональное число, но и любых квадратных уравнений с рациональными коэффициентами и неотрицательным дискриминантом [9, с. 341].

Линия уравнений тесно связана также и с функциональной линией. Одна из важнейших таких связей – приложения методов, разрабатываемых в линии уравнений, к исследованию функции (например, к заданиям на нахождение области определения некоторых функций, их корней, промежутков знакопостоянства и т. д.). С другой стороны, функциональная линия оказывает существенное влияние как на содержание линии уравнений , так и на стиль ее изучения. В частности, функциональные представления служат основой привлечения графической наглядности к решению и исследованию уравнений и их систем [12, с. 269].

Изучение и использование преобразований уравнений и их систем, с одной стороны, предполагают достаточно высокую логическую культуру учащихся, а с другой стороны, в процессе изучения и применения таких преобразований имеются широкие возможности для формирования логической культуры.

Таким образом, владение содержанием линии уравнений позволяет расширить список выполнимых преобразований. Так, умение решать квадратные уравнения позволяет осуществлять сокращение дробей, в числителе или знаменателе которых имеется квадратный трехчлен. В итоге изучения материала линии уравнений учащиеся должны не только овладеть применением алгоритмических предписаний к решению конкретных заданий, но и научиться использовать логические средства для обоснования решений в случаях, когда это необходимо.

studfiles.net

Лекция 3. Основные направления в психологии XX века.

Психология XXI столетия

В начале XX в. в психологии возникает кризисная ситуация: не дал заметных результатов метод интроспекции; не удалось уточнить специфику психической реальности, решить проблему связи психических явлений с физиологическими, обнаружился значительный разрыв между психологической теорией и данными экспериментальной работы. Попытки преодоления этого кризиса привели к формированию нескольких влиятельных школ (направлений) в психологической науке.

В целом, бихевиоризм оказал большое влияние на развитие психотерапии. Основоположником является американский ученый Джон Броадус Уотсон (1878-1958) — автор программной статьи нового направления «Психология с точки зрения бихевиориста», написанной в 1913 г. В противовес интроспективной психологии, предложил опираться исключительно на объективные методы, требования к которым были разработаны в естественных науках. Понимал в качестве предмета психологии поведение человека от рождения до смерти. Основная задача усматривалась им в том, чтобы изучить процесс научения, или формирования в течение жизни новых реакций, предсказывать поведение и контролировать его. Психология как наука должна заниматься не сознанием, душевными явлениями, которые недоступны научному наблюдению, а поведением. Д. Уотсон считает, что основная задача бихевиоризма (от англ. behavior — «поведение») заключается в накоплении наблюдений над поведением с таким расчетом, чтобы можно было сказать наперед, какая будет реакция человека на соответствующую ситуацию (стимул). Поведение является или результатом научения — индивидуально приобретенного путем слепых проб и ошибок, или заученного репертуара навыков. Бихевиоризм основан на использовании естественнонаучной методологии в изучении человека и животных. Уотсон отошел от господствовавшего в его время структурализма, который опирался на метод интроспекции, и стал исследовать только доступные наблюдению проявления индивидуальных реакций. Сами по себе внутренние процессы объективно не наблюдаемы, поэтому они были отброшены. В качестве предмета исследования стал фигурировать не субъективный мир человека, а объективно фиксируемые характеристики поведения, вызываемого внешними воздействиями. В качестве единицы анализа поведения постулировалась связь стимула (S) и ответной реакции (R). Все ответные реакции разделялись на наследственные (рефлексы, физиологические реакции и элементарные «эмоции») и приобретенные (привычки, мышление, речь, сложные эмоции, социальное поведение), которые образуются при связывании (обусловливании) наследственных реакций, запускаемых безусловными стимулами, с новыми (условными) стимулами. На основе своей теории психического развивал методы поведенческой психотерапии. Классическими являются его эксперименты по устранению фобии у маленького Альберта. В исследованиях Д. Уотсона, в частности, было показано, что, если сочетать безусловный стимул, вызывающий у младенца эмоцию страха (резкий звук, потеря опоры), с другим, первоначально нейтральным, например, с белым кроликом, то через некоторое время страх может вызваться уже одним только показом кролика. Наиболее важные данные были получены в бихевиоризме по проблеме научения, что дало толчок для развития операционализма.

Главный представитель этого направления – американский психолог Кларк Леонард Халл (1884-1952), проводивший много исследований для уточнения схемы стимул — реакция. В дальнейшем было показано, что само обусловливание представляет собой достаточно сложный процесс. Постепенно возникли изменения в концептуальном аппарате бихевиоризма. В схеме S — R появились «промежуточные переменные» (образ, цель, потребность). Это привело к преобразованию его в необихевиоризм.

Другим вариантом ревизии классического бихевиоризма стала концепция оперантного бихевиоризма Берриса Фредерика Скиннера (1904-1990), разработанная в 30-х гг. XX в., где в результате многочисленных опытов (прежде всего на крысах и голубях) было модифицировано понятие реакции. Выступал с критикой необихевиоризма за введение «промежуточных переменных» между стимулом и реакцией, так как полагал достаточным образование связей между стимулами, реакциями и подкреплением. В качестве ключевого ввел понятие «оперантного обусловливания», которое характеризуется тем, что в его рамках образование условных рефлексов происходит при подкреплении спонтанно возникающей у субъекта реакции, а не стимула как в «классическом» обусловливании И.П. Павлова. Выделял несколько видов оперантного поведения: инструментальное обусловливание, обучение с помощью проб и ошибок, вербальное обусловливание, формирование понятий. Распространил свою концепцию на речевое развитие, обучение в школе. Выступал инициатором программированного обучения.

Возникла в противоположность экспериментальной психологии начала XX века. Продолжила разработку проблемы целостности, поставленной Австрийской школой. Приход нацистов к власти в Германии вынудил большинство из ее представителей эмигрировать в США. Методологической базой гештальтпсихологии послужили философские идеи «критического реализма» и положения, развивавшиеся Э. Герингом, Э. Махом, Э. Гуссерлем, И. Мюллером, согласно которым физиологическая реальность процессов в мозге и психическая, или феноменальная реальность, связаны друг с другом отношениями изоморфизма. В силу этого изучение деятельности мозга и феноменологическое самонаблюдение могут рассматриваться как взаимодополняющие методы, изучающие одно и то же, но использующие разные понятийные языки. Субъективные переживания представляют собой феноменальное выражение различных электрических процессов в головном мозге. По аналогии с электромагнитными полями в физике, сознание в гештальтпсихологии понималось как динамическое целое, «поле», в котором каждая точка взаимодействует со всеми остальными. Для экспериментального исследования этого поля была введена единица анализа, в качестве которой стал выступать гештальт (от нем. Gestalt — форма, структура). Основой этого понятия выступало положение, что при связывании психологических элементов возникает новое качество.

Макс Вертгеймер (1880-1943) – основатель гештальтпсихологии — в 1912 г. провел экспериментальное исследование феномена кажущегося движения, положившее начало гештальтпсихологии. Объяснял его, используя принцип физиологического и психического изоморфизма: кажущееся движение представляет собой субъективное свидетельство того, что в мозге произошло физиологическое «короткое замыкание». С 20-х гг. приступил при помощи метода «рассуждения вслух» (в диалоге с экспериментатором) к исследованию стадий мышления. Также занимался проблемами музыкального восприятия, психологии «примитивных народов», парапсихологией. Известны его разработки детектора лжи. Гештальты были обнаружены при восприятии формы, кажущегося движения, оптико-геометрических иллюзий. В качестве основного закона группировки отдельных элементов был постулирован закон прегнантности как стремления психологического поля к образованию наиболее устойчивой, простой и «экономной» конфигурации. При этом были выделены факторы, способствующие группировке элементов в целостные гештальты, такие как «фактор близости», «фактор сходства», «фактор хорошего продолжения», «фактор общей судьбы». В области психологии мышления гештальтпсихологи разработали метод экспериментального исследования мышления — метод «рассуждения вслух» — и такие понятия, как проблемная ситуация, инcaйт — особый психический акт мгновенного схватывания отношений (структуры) в воспринимаемом поле. При этом возникновение того или иного решения в «продуктивном мышлении» животных и человека трактовалось как результат образования «хороших гештальтов» в психологическом поле. Сформулированные при исследовании процессов восприятия и мышления законы гештальта затем были перенесены на другие области. В 20-х гг. ХХ в.

Курт Левин (1890-1947) расширил сферу применения гештальтпсихологии путем введения «личностного измерения». Создал ряд методических ситуаций для экспериментального исследования мотивационно-потребностной и волевой сферы человека. Под его руководством работали: Блюма Вульфовна Зейгарник (1900-1988) – по проблеме забывания завершенных и незавершенных действий, Гита Васильевна Биренбаум (1903-1952) – по проблеме забывания намерений, а также Т. Дембо по проблеме фрустрации, А. Карстен — психического пресыщениея, Ф. Хоппе — уровню притязаний. На основе этих и других исследований К. Левиным была создана топологическая психология (от греч. topos — место, psyche — душа и logos – учение). В ее центре стояла личность, которая трактовалась в единстве с ее окружением. Это единство выражалось в понятии «поле» как суммы сил валентных для личности объектов. В психологической школе, созданной К. Левиным, были введены новые для психологии понятия: квазипотребность, психологическая валентность, жизненное пространство, временная перспектива, уровень притязаний. Гештальтпсихология оказала существенное влияние на необихевиоризм, когнитивную психологию, школу «New Look». Гештальтпсихология выступила против ассоциативной психологии В. Вундта и Э. Титченера, трактовавшей сложные психические феномены в качестве выстроенных из простых по законам ассоциации. Заслуги гештальтпсихологии состоят в разработке понятия психологического образа, в утверждении системного подхода к психическим явлениям.

В 1896 г. возникло направление в психологической теории и практике, положившее начало тому: что сейчас называют глубинной психологией. К глубинной психологии могут быть отнесены: гормическая психология, психоанализ, неофрейдизм, аналитическая психология, индивидуальная психология. Глубинная психология основана на естественнонаучной методологии. Ее сущность определяется положением о нетождественности личности и сознания (рационального познания). Все душевные процессы рассматриваются как детерминированные, в конечном счете, биологически, постулируется ведущая роль бессознательных (иррациональных, аффективно-эмоциональных, инстинктивных и интуитивных) процессов в деятельности индивида, в формировании его личности.

У истоков глубинной психологии стоял австрийский психиатр и психолог Зигмунд Фрейд (1856-1939). Начав свои исследования, как физиолог и врач-невропатолог, Фрейд пришел к выводу, что физиологический подход к психике недостаточен, и предложил свою систему анализа душевной жизни человека, названную им психоанализом. С топической (структурной) точки зрения психика содержит, по Фрейду, три образования: «Я», «Сверх-Я» и «Оно». Две последние системы локализованы в слое первичного психического процесса — в бессознательном. «Оно» — это место сосредоточения двух групп влечений: а) влечения к жизни, или эроса, куда входят сексуальные влечения и влечение к самосохранению «Я»; 6) влечение к смерти, к разрушению — танатоса. «Оно» составляет движущую силу поведения, источник психической энергии, мощное мотивационное начало. «Я» — это вторичный, поверхностный слой душевного аппарата, именуемый обычно сознанием. «Я» воспринимает информацию об окружающем мире и состоянии организма. Его основная функция — соизмерять вышеназванные влечения с требованиями враждебной индивидууму социальной сферы в интересах его самосохранения. Систему требований «Я» к «Оно» составляет «Сверх-Я» — внутренний «надзиратель», «критик», источник нравственного самоограничения личности. Данный слой психики формируется большей частью бессознательно в процессе воспитания (прежде всего в семье) и проявляется в виде совести.

В динамическом плане названные уровни личности характеризуются конфликтом между сознательным и бессознательным. Бессознательные влечения, по словам З. Фрейда, «по природе своей достойны осуждения», подавляются энергией «Сверх-Я», что создает невыносимое для человека напряжение. Последнее может быть частично снято с помощью бессознательных защитных механизмов — вытеснения, рационализации, сублимации и регрессии. Задача психоаналитика как психотерапевта усматривается Фрейдом в том, чтобы выявить посредством анализа свободно всплывающих ассоциаций и сновидений пациента травмирующие его переживания, а затем помочь ему осознать их и, значит освободиться от них. З. Фрейд ввел в психологию ряд важных тем: бессознательная мотивация, защитные механизмы психики, роль сексуальности в ней, влияние детских психических травм на поведение в зрелом возрасте и др. Однако уже его ближайшие ученики пришли к выводу, что движущие силы психического развития — не сексуальные влечения по преимуществу, а

  • чувство неполноценности и необходимость компенсировать этот дефект — Альфред Адлер (1870-1937);
  • коллективное бессознательное (архетипы), вобравшее в себя общечеловеческий опыт — Карл Густав Юнг (1875-1961).

А. Адлер, основатель так называемой «индивидуальной психологии», отмечал отсутствие жесткой границы и антагонизмов между сознанием и бессознательным. По словам же К. Юнга, он в своем учении, названном им аналитической психологией, «смотрел на человека в свете того, что есть в нем здорового и крепкого, нежели с точки зрения его пороков». В противоположность ориентированности экспериментальной психологии начала XX в. исключительно на когнитивные процессы, Уильям Мак-Дугалл (1871-1938) поставил в центр исследования динамический аспект поведения. Им были проанализированы фундаментальные потребности организма. Основой психических явлений им признавалась особая нематериальная сила («горме»), которая проявляется в виде инстинктов. Так возникло направление — гормическая психология (от греч. horme — возбуждение, влечение, побуждение, стремление, psyche — душа, logos – учение). Есть содержательная связь данного направления и психоанализа. Связать природу бессознательного ядра психики человека с социальными условиями его жизни пытались реформаторы психоанализа З. Фрейда (неофрейдисты)Карен Хорни (1885-1952), Гарри Стэк Салливен (1892-1949) и Эрик Фромм (1900-1980). Человеком движут не только биологические предопределенные бессознательные побуждения, но и приобретенные стремления к безопасности и самореализации (К. Хорни), образы себя и других, сложившиеся в раннем детстве (Г. Салливен) влияния социоэкономической структуры общества (Э. Фромм).

Когнитивная психология (от лат. cоgnitiо — знание + греч. psyche — душа + logos) возникла в начале 1960-х гг. Характеризуется рассмотрением психики как системы когнитивных операций. Продолжает линию, идущую от бихевиоризма, строго формализованного анализа психологических процессов. Основана на метафоре компьютера — психика трактуется как система, предназначенная для переработки информации. Здесь постулируется связь реакции не только с внешним стимулом, но и с внутренними переменными (самосознание, селективность внимания, когнитивные стратегии, идеи и желания). Современная когнитивная психология работает в следующих исследовательских областях: восприятие, распознавание образов, внимание, память, воображение, речь, психология развития, мышление и решение задач, человеческий интеллект и искусственный интеллект. Основным методом выступает анализ микроструктуры того или иного психологического процесса. Ульрих Найссер (род. 1927) определял познание как процесс трансформации, редукции, обработки, накопления, воспроизведения и использования входящих сенсорных сигналов. Рассматривал образование «схемы» как основу когнитивных процессов. Ввел в научный обиход понятия «иконическая память», «эхоическая память». Работая вместе с Дж.Гибсоном, приступил к разработке принципов экологической психологии. Для представителей когнитивной психологии центральным становится вопрос об организации знания в памяти субъекта, о соотношении вербальных (словесных) и образных компонентов в процессах запоминания и мышления. Эта психология возникла под определенным влиянием теоретико-информационного подхода. Основное понятие когнитивной психологии — «схема». Она представляет собой имеющийся в голове человека план сбора и программу переработки информации об объектах и событиях. Восприятие, память, мышление и другие познавательные процессы определяются схемами так же, как устройство организма генотипом. В итоге когнитивной психологией были выявлены важнейшие свойства, присущие познавательной деятельности: избирательность, определяемость средой, неполнота познавательных схем и др.

Гуманистическая психология (от лат. humanus — человечный и греч. psyche — душа + logos – учение) — ряд направлений в современной психологии, ориентирована на изучение смысловых структур человека. В качестве самостоятельного течения выделилась в начале 1960-х. гг. в США. В 1962 г. под председательством Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970) была основана Американская ассоциация гуманистической психологии. Благодаря успехам терапии, основанной на ней, приобрело большую популярность и в Европе. К данному направлению могут быть отнесены представители Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970), Карл Ренс Роджерс (1902-1987), Виктор Эмиль Франкл (род. 1905), Шарлотта Бюлер (1893-1974), Ролло Мэй (род. 1909) и др. Гуманистическая психология получила название «третьей силы» в противовес бихевиоризму и психоанализу, которые не дают понимание того, чем является здоровая и творческая личность, которая ориентирована не на адаптацию, достижение равновесия с ее окружением, а, наоборот, на выход из этих границ. Существенное влияние на формирование гуманистической психологии оказали гештальтпсихология и феноменология, в частности, представления Мориса Мерло-Понти (1908-1961)

о «битии-для-мира», в соответствии с которыми человек есть не что-то обусловленное, а деятельно меняющие свое окружение. Было постулировано, что цель человеческого существования — самоактуализация. В качестве основных предметов анализа здесь выступают: высшие ценности, самоактуализация личности, творчество, любовь, свобода, ответственность, автономия, психическое здоровье, межличностное общение. Гуманистическая психология ставит своей целью возвращение человеку его целостности. В этом направлении активно используются постулат о целостной человека (человек и его окружение не два объекта, а единый организм). Так, человеческое переживание, на которое ориентирована по преимуществу гуманистическая психология, целостно и имеет тенденцию к созданию «хорошего гешатальта». Основным исследовательским ориентиром выступает согласованность, непротиворечивость всех психических процессов индивида и его интегрированность в социум. Все психические феномены рассматриваются в связи со спецификой «окружающего поля», к которому относятся общая ситуация, потребности, установки, действия и опыт индивида. Считается, что человек может развиваться, лишь освободившись от внутренних и внешних запретов, когда его базовые потребности удовлетворены и он не вынуждается обстоятельствами к использованию механизмов психологической защиты. Методологические позиции гуманистической психологии могут быть сформулированы в следующих принципах:

  • человек целостен;
  • ценны не только общие, но и индивидуальные случаи;
  • главной психологической реальностью являются переживания человека;
  • человеческая жизнь — единый процесс;
  • человек открыт к самореализации;
  • человек не детерминирован только внешними ситуациями.
  • На основе гуманистической психологии строятся некоторые направления психотерапии и гуманистическая педагогика. Особое значение придается принципу «здесь и теперь» — прошлого уже нет, будущего еще нет. Для различных форм психотерапии, которые базируются на гуманистической психологии:

    • логотерапияВиктора Эмиля Франкла (род. 1905),
    • психодрамаЯкоба Лери Морено (1892-1974),
    • гештальттерапияФрица (Фридриха Саламона) Перлса (1893-1970),
    • клиентоцентрированная терапияКарла Ренса Роджерса (1902-1987),
    • характерен акцент не на объяснении поведения, а на осознании и отреагировании эмоций. К. Роджерс узаконил совершенно новые взаимоотношения между пациентом и терапевтом, которые стали носить субъект — субъектный характер.

      Экзистенциальная психология (от лат. existentia — существование и греч. psyche — душа, logos – учение) — психологическое направление, основанное на принципах гуманистической психологии. Исходит из первичности бытия человека, с которым органически связаны базовые экзистенциальные проблемы, стресс и тревога. Ее представителями являются Людвиг Бинсвангер (1881-1966), Медард Босс (род. 1904), Ролло Мэй (род.1909), Виктор Эмиль Франкл (род. 1905). В центр внимания ставятся не внешние силы, обусловливающие поведение человека, но его собственная индивидуальность, которая себя узнает (Хайдеггер), проверяет (Сартр) или осуществляет (Франкл). Эта индивидуальность проявляется в различных формах любви, при переживании стыда, при смене настроений. Традиционный предмет экзистенциальной психологии — человек в экстремальных ситуациях (экономическая депрессия, война, разрушения). Выделяется ряд проблем: жизни и смерти; свободы и ответственности; общения и одиночества; смысла и бессмысленности существования. Вместе с тем, считается, что конкретный человек имеет уникальный личный опыт, которые не может быть сведен к универсальным правилам. На основе данных теоретических посылок развивается экзистенциальная психотерапия, направленная на восстановление аутентичности личности, которая достигается за счет глубинной личностной рефлексии.

      Трансперсональная психология (от лат. trans — сквозь, через + рersоna — личность и греч. psyche — душа + logos – учение) — ряд психологических направлений. Основными представителями трансперсональной психологии являются Станислав Гроф, Роберто Ассаджоли (1889-1974), Карлфрид Дюркгейм (род. 1896). В 1969 г. возник журнал Journal of Transpersonal Psychology. Особое внимание в этом направлении обращается на феномены сознания, выходящие за рамки обыденного опыта: это — формы измененного сознания, спиритический опыт, «ключевые переживания», сверхсенсорное восприятие, медитативные практики, наркотический субъективный опыт, а также сознание изменяющие техники или вещества. Есть общие основания у гуманистической и трансперсональной психологии — обе ориентированы на развитие и достижение целостности человеком. Но в данном направлении особая ориентация на цели, которые трансцендентируют индивида. С. Гроф использовал различные практики и техники, направленные на изменение сознания. Для картографии возникающих при этом переживаний предложил антропологическую модель, в которой было выделено четыре области: сенсорные переживания, ранние биографические переживания, пренатальные переживания, трансперсональный опыт. Считается, что благодаря сильнейшим переживаниям, связанным со смертью и воскресением, ранними событиями индивидуальной жизни, встречами со значимыми архетипическими персонами, с подключением к «энергиям», происходит достижение человеком психологической целостности. Р. Ассаджоли разработал теорию субличностей, которые представлены индивиду в виде внутренних голосов, часто противоречащих друг другу. В его учении индивидуального развития, по аналогии с подходом К.Г. Юнга (у которого есть разделение внешней и внутренней индивидуации), этот процесс разделяется на персональный и трансперсональный психосинтез. Центральным пунктом интеграции личности является не Я, а трансперсональная Самость, как спиритуальный центр идентичности. В его антропологии индивид представлен следующими, надстраивающимися один над другим, уровнями: глубинное бессознательное, среднее (коллективное) бессознательное, высокое бессознательное (надсознательное), достижение вершинной точки которого обозначается Самостью. Механизмом развития является устойчивое перемещение локуса сознания (Я) от низших уровней к высшим. К. Дюркгейм исходил из понимания того, что трансперсональный и телесный опыты не являются антагонистами. В силу этого основа человеческого развития — интегрировать телесный опыт со всеми другими видами жизненного опыта. Центрация человека на его телесном центре, который играет роль корневой системы растений, позволяет ему иметь поддержку, требующуюся для безопасного приобретения спиритуального опыта. Выступал за синтез психотехнических техник — глубинной и гуманистической психологии, гештальттерапия, психодрама, биоэнергетический анализ, айкидо, упражнений с луком и пр. А. Маслоу, который считается основателем гуманистической психологии, считал, что она служит лишь ступенькой к психологии трансперсональной. В соответствии с его теорией потребностей, в психологической организации индивида должны быть удовлетворены сначала потребности физиологические, в безопасности, в социальных контактах и оценке, перед тем как индивид станет личностного готов к принятию трансперсонального опыта. В силу этого считается, что сначала должны быть отработаны невротические и психосоматические нарушения, прежде чем будет начат путь расширения сознания. Вместе с тем, одни и те же феномены могут толковаться в клинической и трансперсональной психологии как диаметрально противоположные по знаку валентности. Уже З.Фрейд (1930) трактовал медитативные («океанические») ощущения адептов восточных религий как симптом инфантильной беспомощности, а Ф. Александер трактовал медитацию как «самоиндуцированную кататонию». Различие между трансперсональным опытом и психозом заключается, прежде всего, в произвольности воспроизведения особых состояний сознания. Многие положения этого направления получают дальнейшее развитие. Есть попытки трактовать трансперсональный опыт в контексте новых мировоззренческих представлений. Это — относительность пространства и времени, материи и энергии, роль позиции наблюдателя (физика), диссипативные структуры (химия), аутопоэзис (биология), связь языка и действия (культурная антропология). В центре изменения сознания стоит применение различных техник или веществ. Это — сенсорная депривация, суггестивные и гипнотические техники, различные школы йоги, суфизма, даосизма, шаманизма, христианского исихазма, эротические техники, опыт наркотического опьянения, работа с различными энергетическими центрами.

      Отечественная психологическая мысль в XX веке

      Значительный вклад в развитии психологии XX в. внесли наши ученые Лев Семенович Выготский (1896-1934), Алексей Николаевич Леонтьев (1903-1979), Александр Романович Лурия (1902-1977), Петр Яковлевич Гальперин (1902-1938).

      Л. С. Выготский ввел понятие о высших психических функциях (мышление в понятиях, разумная речь, логическая память, произвольное внимание) как специфически человеческой, социально обусловленной форме психики, а также заложил основы культурно-исторической концепции психического развития человека. Названные функции первоначально существуют как формы внешней деятельности, и лишь позже — как полностью внутренний (интрапсихический) процесс. Они происходят из форм речевого общения между людьми и опосредованы знаками языка. Система знаков определяет поведение в большей степени, чем окружающая природа, поскольку знак, символ содержит в свернутом виде программу поведения. Развиваются высшие психические функции в процессе научения, т. е. совместной деятельности ребенка и взрослого.

      А. Н. Леонтьев провел цикл экспериментальных исследований, раскрывающих механизм формирования высших психических функций как процесс «вращивания» (интериоризации) высших форм орудийно-знаковых действий в субъективные структуры психики человека.

      А. Р. Лурия особое внимание уделял проблемам мозговой локализации высших психических функций и их нарушений. Он явился одним из создателей новой области психологической науки — нейропсихологии. П. Я. Гальперин рассматривал психические процессы (от восприятия до мышления включительно) как ориентировочную деятельность субъекта в проблемных ситуациях. Сама психика в историческом плане возникает лишь в ситуации подвижной жизни для ориентировки на основе образа и осуществляется с помощью действий в плане этого образа. П. Я. Гальперин — автор концепции поэтапного формирования умственных действий (образов, понятий). Практическая реализация этой концепции позволяет существенно повысить эффективность обучения.

      Интегративная психология как методологическая система психологической науки ХХI века

      За последние 15 лет психологическое сообщество, находясь в поиске наиболее адекватной методологической системы психологии и попытки целостного описания психической реальности, сформировало учение об интегративной психологии. Психология в данном контексте и есть метод теоретического описания психического, исследования феномелогии психической реальности и воздействия на нее. Основателем интегративной психологии является ведущий ученый современности – российский психолог Владимир Васильевич Козлов (род. 1957)Метод в интегративной психологии представлен в его триединстве: 1. Как способ теоретического исследования. 2. Как система способов и приемов эмпирического изучения. 3. Как профессиональное психологическое психотехническое практическое воздействие или взаимодействие с субъектом. Важно выстроить минимальные требования к теоретическим построениям, которые существуют в психологии. Любое теоретическое построение в психологии должно обладать тремя качествами, для того, чтобы адекватно отражать свой предмет и быть точным методом исследования своего предмета: 1. Понятность и доступность. Необходимо найти некоторую срединность изложения между псевдонаучной сложностью и плоским упрощением психологии. 2.Точность и соответствие реальности. Ни в философии, ни в психологии, ни в духовных традициях нет абсолютно точной теории, описывающей психическое. Несоответствие теории психического с самой психической реальностью, является движущей силой методологических поисков в психологии в течение последних 2,5 тысячелетий. Часто, анализируя психологические теории, мы приходим к выводу, что они мало соприкасаются с жизнью людей, существующих в объективном мире. 3.Достаточная подробность. Многие психологи и педагоги умудряются жить в тех методологических пространствах, которые были существенно важны и адекватны 100-150 лет назад. «Как часто видишь, — говорит В.В. Козлов, — как бродят по кафедрам и образовательным учреждениям молодые или седые тени физиологических психологов… черви в хоботах мамонтов, воображающих себя мамонтами». Конечно, вне сомнения, каждый достаточно образованный психолог, педагог понимает, что психическая и образовательная реальность всегда более сложна и многомерна, чем любая теоретическая модель. Таких психологов и педагогов отпугивает все новое и в своей маниакальной чистоплотности «соблюдения научных традиций» они готовы «к кострам очищения». Таким образом, особенно необходимо сформировать установку открытости и понимания среди разных поколений психологов и педагогов. И суть предмета и метода психологии и педагогики не в том, что теория психического подробно не описана, а в том, что эти подробные теории ни как не могут вписаться в мировоззренческие модели самих психологов и педагогов. Для интегративного подхода на уровне метода, как теоретического способа исследования, важно, что идея поиска адекватной теории психического была доминирующей не только в психологии, но и в психодуховных традициях большей части цивилизованного человечества на протяжении почти всей его истории, как в религиозных, так и в философских, психологических и педагогических системах. Концептуальное осмысление психической реальности является центральной для эволюции человечества. Она сформировала не только экзистенцию мировых традиций – даосизма, буддизма, христианства, мусульманства, но и теорий величайших философов, психологов, педагогов. Реализация метода как способа теоретического исследования и понимания психического в различных подходах имеет следующие базовые различия:

      1. Различия в терминологическом аппарате. Теория как исследовательский метод – это не зеркальное отражение феноменологии психического, а некоторая ее интерпретация, осуществляемая отдельными психологами, которые отличаются друг от друга. Поэтому любая психологическая теория — это динамическое явление: она постоянно уточняется. Следует помнить, что теория – это лишь один из методов, на которых « говорит» психология. Познать категориальный строй, изучая отдельную психологическую теорию, — это не означает познать все компоненты реальности теории. За теорией стоят ощущения, эмоции, образы и символы, культурный и языковой опыт, как среда, из которого родилась и в котором формировалась теория. Любая психологическая теория включает множество смыслов, которые остаются «за кадром»:
        • теории, исходящие из основных мировоззренческих концептов создателя;
        • условий, в которых он рос, учился, жил и работал;
        • традиций и обычаев, которые соблюдал;
        • стратегию его жизни, идеалы;
        • архетипическая идентификация (какие архетипы поведения он избрал для себя).
        • Степень сложности структурно-функциональной дифференциации психического. Любая сложившаяся традиция (религиозная, философская, психологическая, педагогическая) предполагает определенную структурно-функциональную расчлененность психики и иерархически выстроенный путь к целостности высшего порядка. Сама иерархия и выстроена для того, чтобы простроить развитие человека и его духовный рост.
        • Специфика предмета, фокусировка исследовательских усилий на различных структурных компонентах, свойствах, уровнях, механизмах психического.

      Если подойти к вопросу более обобщенно и анализировать «тело» современной психологии, то можно выделить семь базовых парадигм психологии, которые по-своему понимают свой научный предмет. Напомним, что много философских, теологических, духовных моделей психической реальности было построено на эмпирическом методе – опыте интроспекции и опыте основателей этих традиций. Началом психологии научной была психология физиологическая, а первым ее предметом – физиологические акты и закономерности. Само появление научной психологии ассоциировалось с бурным развитием естественных наук, особенно физиологии и медицины. Вторая парадигма в развитии предмета психологии принадлежит психоанализу. Это первая психологическая теория, которая вычленила в качестве предмета личность и попыталась объяснить ее динамику. Впервые З. Фрейд предпринял попытку раскрыть личность в нескольких аспектах: динамическом (как продукт взаимоотношений разных сил); энергетическом (энергетические взаимоотношения в реальном психическом процессе), структурном (место и роль сознательного, предсознательного и бессознательного). Третья волна психологии – это бихевиоризм. Д. Уотсон провозгласил, что психологию можно будет считать наукой лишь, когда она выработает объективный подход к исследуемым явлениям. Поэтому психология должна ограничиться описанием и количественной оценкой форм поведения, возникающих в определенных ситуациях. Таким образом, третий предмет психологии – поведение. Возникновение любого направления и «новой волны» психологии стимулируется социальным заказом. В этом смысле психоанализ является ответом на появление личности, разотождествленной с общиной и впервые почувствовавшей одиночество и автономность в принятии решений и невротическую ответственность за свой выбор и судьбу. Становление бихевиоризма совпало с быстрым развитием промышленности, усложнением управленческих, образовательных систем в США. Данный социально-экономический контекст приветствовал такое представление о человеке, согласно которому поведение принимает адекватные ситуации формы. Практическое приложение этой теории – введение конвейеров, развитие рекламы, программированное обучение, разработка эффективных систем управления сложными социальными системами. Четвертая волна психологии – экзистенциально-гуманистическое направление связано с еще одним расширением предмета психологии – нравственность и экзистенциальные проблемы бытия в мире. Вторая мировая война показала главный урок – недостаточно знать физиологию, личность, эффективно моделировать человеческое поведение – необходимо возрождение высших ценностей, без которых человек превращается в сверхзверя, способного бессмысленно уничтожать миллионы людей и массу социальных и культурных ценностей. В экзестенционально-гуманистической психологии видим новую нравственно психологию, которая противопоставила себя бихевиоризму и фрейдизму, делающим основной упор на зависимость личности от ее прошлого, считая, что главное в ней – устремленность в будущее, к свободной реализации своих потенций (особенно творческих), к укреплению веры в себя и возможность достижения идеального Я. Выражением широты предмета психологии является пятая волна – трансперсональная психология. Это связано с современными глобальными проблемами и цивилизационными процессами. Грандиозные изменения, происходящие сегодня во всех уголках нашей планеты, сотрясающие всё социальные группы и затрагивающие каждого человека, имеют фундаментальное измерение, ранее ускользавшее от философского и психологического анализа. Земная цивилизация вступает в новую фазу своего роста, которую можно охарактеризовать как сознательную эволюцию, когда активная преображение человечества происходит в объединении знаний и усилий западных технологий внешнего и восточных технологий внутреннего. Пятая волна психологии выделила в качестве предмета психологии области за пределами общепринятого, персонального, индивидуального уровня переживания, в которых чувства самотождественности выходит за пределы индивидуальной (личной) самости, охватывая человечество в целом, жизнь, Дух и космос.Шестая волна психологии – коммуникативная психология– выделяет в качестве предмета межличностные отношения. Предельным выражением предмета седьмой волны психологии – интегративной психологии является целостная картина психической реальности человека. Просто психология для того, чтобы стать наукой, принесла сначала в жертву Дух и божественное, затем заклала душу и сознание, обнажившись до физиологического акта. И затем психология, набравшись сил интеллектуальной мощи, возвратила себе всю возможную феноменологию психической жизни, включая и трансперсональный проект, который является корневым подходом в мировых духовных и философских традициях и вне которого всегда был «пуст орех бытия» человеческого сознания. Предел предмета психологии достигнут – семь колец расширения предмета психологии как годовые кольца Древа жизни привели к ее предельной взрослости, и семь ветвей с огромным количеством веточек и листьев поражают воображение своей силой и реализованностью. Все семь направлений, парадигм психологии существуют и сосуществуют прямо сейчас одновременно. Безусловно, не всегда это существование мирное и эмпатичное. Но именно множественность, конкуренция, борьба создают то напряжение, которое двигает эволюцию психологической науки.

      www.xn--e1afgc0b.xn--p1ai

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation