Помощь при психозах

Первая помощь при вывихах

Вывих – это довольно распространенное явление не только среди людей, занимающихся спортом, но и среди обычных людей. Его легко можно получить при падении, резком повороте либо сокращении мышц. От этого никто не застрахован. Если вы почувствовали резкую боль в суставе в следствие травмы, она может указывать именно на вывих.

Чтобы суметь оказать правильную первую помощь себе, либо человеку, который оказался рядом, необходимо знать симптомы вывиха и то, что нужно сделать для начала, чтобы облегчить участь пострадавшего и обеспечить дальнейшее скорейшее выздоровление.

От вас может зависеть здоровье человека, который оказался рядом.

Вывихом называют повреждение сустава, когда две кости, которые соприкасаются в его полости, смещаются. Смещение происходит в располагающиеся рядом мягкие ткани, иногда происходит разрыв капсулы, причиненный механическим воздействием.

При полном вывихе соприкосновение костей полностью отсутствует, а при неполном – кости частично соприкасаются.

Причиной вывиха чаще всего являются непрямые травмы, когда место приложенной силы отдалено от места травматического ущерба. Например, если человек упал на вытянутую руку, вывих может произойти в плечевом суставе. Реже вывихи происходят от резкого сокращения мышц (при зевоте, например) и от прямой травмы, причиненной ударом в область сустава. У маленьких детей вывих может произойти от резкого рывка, либо вытягивания, например, когда ребенка ведут за руку, а он упирается.

Для оказания первой помощи и определения именно вывиха, следует обратить внимание на первичные болевые факторы, которые свидетельствуют о том, что это действительно вывих, а не перелом, либо ушиб:

— присутствует боль в области сустава. Например, вывихе, боль возникает резко, а не нарастает, как при обычном ушибе;

— сустав может изменить форму, длина и размер;

— наличие разрыва капсулы прослеживается в подавляющем количестве случаев. Это повреждения сухожилий, мышц, нервных волокон и сосудов;

— ограничение движения сустава либо его полное отсутствие;

— конечность с поврежденным суставом может принять вынужденное отведенное в сторону положение, так как из-за пружинистого сопротивления ее невозможно выпрямить;

— если задет нерв, чувствительность в месте повреждения иногда может утратиться;

— наблюдается отечность и покраснения, под вывихом кожа припухает, могут появиться гематомы;

— отек появляется спустя три часа после травмы, в тканях скапливается кровь, потому отек может стать серьезной проблемой для дальнейшего вправления, во избежание осложнений необходимо сразу же обратиться к врачу;

— при пульсации прощупывается смещение либо отсутствие головки суглоба в его природном положении.

Оказание первой помощи

1. Лучшей помощью пострадавшему будет отсутствие попыток со стороны человека, который оказался рядом, самостоятельно вправить поврежденный сустав. Вправлять поврежденный сустав может только специалист – травматолог. Очень часто вывих можно перепутать с ушибом либо переломом, потому диагностировать его может только врач.

2. Запрещается употребление алкоголя.

3. Необходимо позволить пострадавшему принять удобное положение и постараться не двигать пострадавшей конечностью.

4. Пострадавшего можно иммобилизовать, т.е., зафиксировать поврежденную конечность с помощью косынки либо наложить шину. В качестве косынки можно использовать платок, наволочку, полотенце, отрез ткани. Шину можно изготовить из доски либо плотного картона, или др. подручных материалов. Если поврежден локтевой, либо плечевой суставы, нужно использовать косынку, зафиксировав руку ближе к телу. Если поврежден коленный сустав, лучше зафиксировать поврежденную ногу к здоровой. Если помогающий пострадавшему сомневается в качестве помощи либо поддержки, которую он может оказать, лучше не прибегать к методам иммобилизации, дабы избежать усугубления ситуации.

5. Если боль очень сильная и ее невозможно терпеть, допускается применение пострадавшим обезболивающего средства. Например, Анальгин, Темпалгин и др.

6. При наличии открытых ран, их следует обработать антисептиком, чтобы избежать дальнейшего заражения и забинтовать.

7. Приложить холод к пострадавшему суставу. Можно использовать лед, грелку, наполненную холодной водой, либо мокрое полотенце. При вывихах нельзя применять теплые компрессы.

8. При вывихе лодыжки либо голеностопа необходимо приложить компресс и наложить утягивающую повязку, например, с помощью эластичного бинта.

9. При вывихе стопы обязательно необходимо наложить шину. Так же можно использовать компресс.

10. При вывихе ключицы рука может быть подвижной, потому нет необходимости в налаживании шины. Можно использовать холодный компресс. Вывих может показать рентгенологическое исследование, потому необходимо обратиться к врачу как можно скорее.

11. При вывихе шейного позвонка нужно обездвижить человека и вызвать скорую помощь. Как средство иммобилизации, может использоваться шейный воротник, но поскольку из подручных материалов, изготовить его невозможно, грамотнее всего будет дождаться бригаду скорой.

12. Пострадавшего нужно незамедлительно доставить в больницу либо ближайший травм пункт, где ему смогут оказать квалифицированную помощь.

13. Если есть необходимость самостоятельно транспортировать пострадавшего, необходимо следить, чтобы он не двигал ушибленной конечностью. Например, если есть подозрение на вывих тазобедренного сустава, человека необходимо перевозить только в лежачем положении. Если присутствует вывих коленного сустава, конечность должна быть расправлена, т.е., лучше посадить пострадавшего на заднее сиденье авто и позволить выпрямить ногу.

14. Если вывиху был подвержен крупный сустав, лучше незамедлительно вызвать скорую помощь. В медицинском учреждении сделают рентген в обязательном порядке, поставят верный диагноз и врач назначит соответствующее лечение.

medportal.su

Центральное расположение обонятельной системы в медиальном переднем мозге делает ее особенно уязвимой во время раннего развития переднего мозга. Считается, что аномалии развития мозга при шизофрении в критический период эмбрионального развития отражаются также на нарушенной структурной целостности центральных отделов обонятельной системы. Клетки обонятельного эпителия у лиц с шизофренией также имеют ряд молекулярных и клеточных изменений, что свидетельствует о распространении аномалий даже на наиболее периферические отделы обонятельной системы.

Обонятельные нарушения встречаются также у кровных родственников первой линии пациентов с шизофренией, а также у подростков и молодых взрослых людей с продромальными симптомами психоза. Эти и многие другие данные указывают на возможность использования обонятельных нарушений в качестве биологического маркера шизофрении.

Хотя нарушения обонятельной системе при шизофрении хорошо изучены, мало что известно об обонятельных изменениях при других расстройствах психотического спектра. В новом исследовании, опубликованном в Schizophrenia Bulletin, изучалось обонятельное функционировании у лиц с первым психотическим эпизодом (ППЭ) в рамках шизофрении, шизоаффективного расстройства, психотического биполярного аффективного расстройства, а также психотической депрессии.

Пациенты с ППЭ (n = 97) и здоровые взрослые (n = 98) завершили тест распознавания, дискриминации и обнаружения порога чувствительности для запахов лираль (цветочный запах с нотой ландыша) и цитральвы (сильный лимонный запах). Участники также завершили тестирование по антиципаторной ангедонии и эмпатии. Различия в обонятельных показателях оценивались между пациентами с ППЭ и контролем, а также внутри подгрупп ППЭ.

Лица с ППЭ имели более низкие оценки по всем обонятельным параметрам по сравнению с контрольной группой. Для подгруппы лиц с шизофренией и шизоаффективным расстройством было характерно более плохое распознавание, дискриминация и обнаружение порога чувствительности для цитральвы по сравнению с контролем.

У пациентов с шизофренией, обонятельные нарушения были связаны с высоким уровнем негативной симптоматики, более высоким уровнем ангедонии и более низким антиципаторным удовольствием. Пациенты с аффективными психозами имели сходные результаты с контрольной группой.

Эти результаты показывают, что обонятельные дисфункции более характерны для лиц с ППЭ в рамках расстройств шизофренического спектра. Таким образом, обонятельные нарушения в большей степени являются фактором риска развития шизофрении и шизоаффективного расстройства, нежели биполярного аффективного расстройства и униполярной депрессии психотического уровня.

Материал подготовлен в рамках проекта ProШизофрению — специализированного раздела официального сайта Российского Общества Психиатров, посвященного шизофрении, современным подходам к её диагностике и лечению

Подготовил: Касьянов Е.Д.

Источник: Kamath V. et al. Olfactory Functioning in First-Episode Psychosis. Schizophrenia Bulletin, Volume 44, Issue 3, 6 April 2018, Pages 672–680

psyandneuro.ru

Психотические нарушения. Симптомы и лечение психозов

Психозы — это форма психических расстройств, характеризующихся выраженной регрессией Я и либидо и сопровождающихся отчетливой дезорганизацией личности. Психозы принято разделять на две группы — органические и функциональные.

Органические психозы являются вторичным расстройством по отношению к физическим (соматическим ) заболеваниям, например, сифилиса головного мозга, опухолей, атеросклероза и др.

Функциональные психозы первично связаны с психосоциальными факторами, а также с биологической предрасположенностью к их проявлению. Основные типы функциональных психозов составляют аффективные расстройства (маниакально — депрессивный психоз) и расстройства мышления (шизофрения и истинная паранойя).

При рассмотрении психозов, в частности, шизофренического типа, имеются существенные различия в отношении условий их возникновения: с одной стороны, наиболее важным признается влияние генетических и конституционально — нейроэндокринных, соматических и метаболических факторов, с другой — онтогенетических и средовых, воздействующих на индивида в сугубо психологической плоскости. Несомненно, однако, что переживания индивида и психологические формы его реагирования играют немаловажную роль в этиологии и развитии психотического процесса и его симптоматического оформления.

На феноменологическом уровне основными характеристиками психоза, в зависимости от его типа, являются: необычное поведение, бредовые, неадекватные по своему размаху и интенсивности аффективные реакции, отгороженность и выраженные расстройства восприятия и функции проверки реальности. Нередко встречаются также расстройства восприятия (в частности, галлюцинаторные переживания), трудности осмысления и обобщения (рыхлость ассоциаций и «блокирование» мыслей ), а также склонность к ипохондрии.

Психоаналитическая концепция психозов Фрейда предполагает существование некой базисной общности между особенностями протекания психических процессов при психозах и неврозах. Вместе с тем Фрейд подчеркивал существенные различия между этими двумя типами психических нарушений. С его точки зрения, лица, страдающие психотическими расстройствами, бессознательно фиксируются на ранних стадиях либидинозного развития, в частности, на нарциссической фазе. Такая фиксация приводит к формированию специфической регрессии, то есть к тому, что следует рассматривать как важнейший признак развития психоза — к изменению отношения индивида к другим людям и объектам.

Пациенты в психотическом состоянии начинают воспринимать других как отчужденных, «непонятных» или враждебно настроенных. С таким восприятием сопряжены представления об измененности или даже нереальности окружающего мира, людей и предметов. Фрейд считал, что такая симптоматика отражает специфический разрыв пациента с реальностью и является наиболее характерным признаком психотического процесса.

В течение первой, начальной, стадии развития психоза представления пациента о других людях и объектах претерпевают существенные искажения; либидо «свобождается» и катектирует (наполняет) психику самого человека, создавая тем самым основу для образования общей для всех психотических состояний ипохондрической симптоматики. В течение второй стадии — реституционной (обратного развития) — пациент нередко при участии галлюцинаторных либо бредовых построений пытается рекатектировать объектные представления с целью восстановления контактов с внешним миром. Однако такое «восстановление» носит явно патологический характер.

Современный психоанализ, исходя из накопленных клинических наблюдений и соответствующих теоретических построений, убеждает в том, что поздние концепции Фрейда, в частности, его структурная теория и концепция регрессии Я, способны объяснить многие клинические феномены более успешно, нежели ранняя теория либидинозного катексиса и обратного катексиса.

Согласно современным представлениям большинство изменений в сфере функций Я и Сверх — Я при психотическом типе расстройств является специфической защитой, направленной прежде всего против тревоги. При этом, однако, происходящие изменения психической деятельности настолько массивны, что их последствия приводят к дезинтеграции объектных отношений, а затем и к отрыву от реальности. Попытка лечения психоза (а точнее, самолечения) оказывается неудачной.

Психотические и невротические нарушения Фрейд пытался разграничить но основе нескольких основных признаков. Неврозы — это прежде всего вытеснение запретных желаний и потребностей, которые исходят из сферы Оно, а затем возвращаются в сферу сознательного в искаженной форме (симптомообразования). В случае психозов речь, прежде всего, идет о декатексисе объектных представлений, то есть об отрыве от реальности и попытках обрести ее вновь. Таким образом, невротические расстройства характеризуются возвратом в сознание вытесненного материала, психотические — отрывом от реальности.

При неврозе основная «борьба» разворачивается между истинными влечениями Оно и защитными процессами Я; иначе обстоит дело при психозе — Оно (а также отчасти Сверх -Я ), преодолевая защиту Я, вступает в конфликт с фрустрирующей реальностью, в конфликт, превозмочь который удается лишь с помощью деструктивных фантазий и болезненной компенсации. Многочисленные клинические наблюдения, в частности полученные при изучении отдельных типов психотических расстройств, заставили Фрейда и других психоаналитиков пересмотреть такие фундаментальные понятия, как либидо и топографические области психики. Более глубокое понимание сущности нарциссизма, агрессивных влечений и концепции Самости привели исследователей к необходимости создания структурной теории влечений и в конечном счете психологии Я.

Правомерность новых теоретических построений все более подтверждают результаты лечения психозов, а также «пограничных» состояний. Следует сказать, однако, что основным полем деятельности психоаналитической психотерапии являются все же невротические расстройства, неврозы характера и сексуальные перверсии. Лишь в отдельных случаях «расширение этого поля» касается психотических нарушений. В частности, отдельные модификации психоаналитической техники в их приложении к лечению психозов разработаны школой психоаналитика М. Кляйн.

На заре развития психоанализа преобладающей точкой зрения являлось положение о том, что развитие переноса при психотических нарушениях невозможно, поскольку чрезмерная степень нарциссизма больного является непреодолимым препятствием. Поскольку анализ переноса — является ведущей терапевтической процедурой психоаналитического лечения неврозов, то считалось, что при лечении психозов эту часть терапии невозможно задействовать. Однако, в настоящее время подобные воззрения большинством психоаналитиков отвергнуты: кок было показано, образование переноса, возможно и при психотических расстройствах.

Это означает, в свою очередь, что открываются и новые перспективы в психоаналитическом лечение психоза. Такой перенос, однако, отличается целым рядом особенностей, главными среди которых являются его чрезмерная интенсивность и зачастую искаженность (психоз переноса). Его преодоление и разрешение хотя и возможно, но требует чрезвычайного внимания со стороны психоаналитика, поскольку такой психоз следует рассматривать как попытку пациента восстановить объектные отношения за счет других людей. В настоящее время психоаналитическое лечение психоза терапевтически оправдано при наличии в психике пациента, свободных от психоза секторов Я.

Лечение психических заболеваний

Терапевтическая тактика должна быть клинически обоснованной , т . е . должен быть правильно поставлен диагноз , определена психопатологическая симптоматика, острота состояния, индивидуальные особенности личности больного и его физического состояния. Лечение психоза должно быть динамичным — зависеть от изменения состояния больного, стадии развития болезни. Если в остром психозе больному проводят медикаментозное лечение психоза, то при выходе из психоза все большее значение приобретают меры психотерапевтического воздействия и социальной реадаптации

Что такое эпилепсия? Лечение эпилепсии

Эпилепсия — хроническое заболевание, начинающееся преимущественно в детском и юношеском возрасте и характеризующееся различными пароксизмальными расстройствами и особыми изменениями личности, достигающими степени выраженного слабоумия. Причины эпилепсии различны : внутриутробное повреждение головного мозга, неблагоприятное течение родов (родовая травма), а также черепно — мозговые травмы, нейроинфекции в течение жизни, особенно в детском возрасте

Что такое шизофрения? Лечение шизофрении

Шизофрения — психическое заболевание с длительным хроническим течением, приводящее к типичным изменениям личности (шизофреническому дефекту). Для этого заболевания характерна своеобразная дискордантность (расщепление, разобщенность) мышления, эмоций и других психических функций.Термин шизофрения дословно означает расщепление души («шизо» с греческого — расщепление, « френ »-душа, разум).

Реактивные психоз, лечение психоза

Состояния, возникающие в результате воздействия факторов, представляющих особую значимость для больного или угрожающих его жизни и благополучию. Один из главных признаков реактивных психозов — их временный и обратимый характер. Возникая в ответ на психотравмирующую ситуацию, они прекращаются после ее разрешения и счезновения. В клинической картине , как правило , отражается , или « звучит », содержание психической травмы.

Старческие (сенильные) психозы — заболевания, возникающие в позднем возрасте в связи с атрофией головного мозга. Развитие болезней обусловлено в основном генетическими факторами, внешние воздействия играют лишь провоцирующую или усугубляющую течение процесса роль. Различие клинических форм связано с преимущественной атрофией тех или иных участков коры и подкорковых образований головного мозга.

Маниакально — депрессивный психоз(МДП)

Заболевание, протекающее в форме депрессивных и маниакальных фаз (приступов), в промежутках между которыми больной практически здоров. Другими словами, из приступа больной выходит без изменений личностных особенностей, с полным исчезновением всей психопатологической симптоматики. Отсутствие дефекта личности даже после многократных приступов — свидетельство благоприятного прогноза заболевания в целом. МДП считается эндогенным психозом. К причинам этого заболевания относят наследственный и конституциональный факторы.

Соматогенные психозы

Психичесские нарушения, возникающие в связи с патологией внутренних органов и систем, составляют специальный раздел психиатрии : соматопсихиатрию. Несмотря на разнообразие психопатологической симптоматики и клинических форм соматической патологии, их объединяет общность патогенетических механизмов и закономерностей развития. Диагноз «соматогенного психоза» ставится при определенных условиях: необходимо наличие соматического заболевания; временной связи между соматическими и психическими нарушениями, взаимозависимости и взаимовлияния в их течении.

Пожалуйста, скопируйте приведенный ниже код и вставьте его на свою страницу — как HTML.

www.psystatus.ru

Скорая помощь при психозах, неврозах или тревоге

Что такое психоз можно понять из названия этой группы заболеваний. Это расстроенное или нарушенное душевное состояние, которое проявляется в неадекватных реакциях на окружающую реальность. Психозы имеют сложную классификацию. По происхождению психоз может быть эндогенным или органическим, соматическим или абстинентным. По симптоматике психоз может быть депрессивным, ипохондрическим, параноидальным, маниакальным и так далее. Заболевание может быть обусловлено генетически, но также может быть вызвано злоупотреблением алкоголем или психотропными веществами. Опасен ли человек, страдающий каким-либо психозом? Психоз – серьезное заболевание, сопровождающееся нарушением поведения и искаженным представлением об окружающем мире. Самые яркие проявления психоза – галлюцинации, бредовые идеи, расстройство настроения и двигательные расстройства. Нужна ли скорая помощь при психозе? Она просто необходима! Ведь человек может навредить не только себе, но и окружающим его людям. Есть мнение, что чем раньше произойдет врачебное вмешательство, тем меньше будут последствия перенесенного психоза. Таким образом, при первом психическом эпизоде, т.е. появлении признаков психоза, необходимо обратиться к психотерапевту.

Чем меньше будет временной разрыв между первым проявлением и лечением, тем больше вероятности, что пациент вернется к полноценному функционированию в будущем. Нужно знать, что после лечения психоза, когда человек избавился от его симптомов, зачастую происходит изменение личности, появляются новые черты характера. То, что раньше было свойственно психике человека, исчезает навсегда. Так, душевный, общительный и веселый человек становится раздражительным, агрессивным, грубым. Зачастую пропадают трудовые навыки, мышление становиться бессодержательным. Лечение на ранних стадиях развития недуга дает замечательные результаты, обычно, человек возвращается к полноценной жизни через 1-2 месяца и больше не попадает к психотерапевту в течении жизни. Но что делать, если болезнь уже развилась? Если наблюдается весь перечень симптомов заболевания, например, у хронического алкоголика? Нужна неотложная помощь при алкогольном психозе. Не медлите, смело набирайте номер нашей клиники. Бригада будет по вызову через 5 минут. Конфиденциальность и профессионализм гарантируем. В таких случаях требуется начать терапию, которую можно пройти в комфортных условиях нашего стационара.

Несколько иными симптомами отличаются неврозы. Это расстройства, которые характеризуются затяжным лечением. Что влияет на возникновение невроза? Это могут быть стрессовые ситуации, конфликты, напряженное состояние эмоциональной или интеллектуальной сферы. Помощь психолога при неврозе очень важна, так как страдающий неврозом человек испытывает проблемы с настроением, общением, самооценкой, у него снижается работоспособность и мотивация, он без видимой причины тревожится или раздражается. В чем заключается психологическая помощь при неврозах? Очень важно понять, что неврозы сопровождаются не только нарушениями в психической сфере, но и нарушениями на физиологическом уровне. Невроз проявляется в головных болях, бессоннице или сонливости, нарушении аппетита, сердцебиение, тошноте, нарушении работы вестибулярного аппарата и так далее. Первая помощь при неврозе заключается в решении проблем на физическом уровне, возникших, как сопутствующее неврозу отклонение. Лечение невроза в нашей клинике проводится ведущими специалистами в этой области на основе новейших разработок в медицине. Обычно в качестве лечения применяется сочетание современных лекарственных препаратов и психотерапевтической методики. Скорая помощь при тревоге заключается в помощи психотерапевта пациенту понять и осознать причину тревожности, а затем через самоанализ, победить тревогу. Обратитесь в наш центр и живите полноценно!

healing.su

Неотложная помощь при реактивных психозах и пограничных состояниях

Реактивные психозы принадлежат к благоприятно текущим заболеваниям и практически всегда заканчиваются полным выздоровлением. Однако они также требуют оказания ургентной помощи. Это объясняется сочетанием необычайной остроты течения заболевания и часто особыми обстоятельствами, которые провоцируют развитие психогенной реакции. В подобных случаях быстрота и адекватность медицинской помощи часто оказываются жизненно необходимыми как для больного, так и для окружающих. К этой группе психических заболеваний относятся разнообразные по клинической картине и интенсивности проявлений состояния, которые объединяются следующими общими признаками:

  1. возникновение психоза непосредственно после психогении или через небольшой период после нее (часы, реже дни);
  2. соответствие содержания психотических переживаний характеру психической травмы;
  3. обратимость психоза по мере прекращения действия психотравмирующего фактора.

Все эти признаки хотя и имеют основное дифференциально-диагностическое значение, тем не менее часто нуждаются в коррекции в связи с тем, что острые психические травмы могут провоцировать ранее латентно текущие эндогенные психические заболевания, например шизофрению. При авариях и катастрофах происходит взаимодействие ряда факторов, когда воздействие психотравмирующего фактора может сочетаться с черепно-мозговыми травмами, ранениями, отравлениями и др. При массовых катастрофах к патогенным факторам добавляется воздействие паники, включающей большие группы людей, взаимно индуцирующих психические расстройства, что приводит к возникновению массовых психогенных психозов.

Общим признаком, объединяющим реактивные психозы, является значительная выраженность аффективных расстройств. Это объясняется тем, что реактивные психозы возникают в стрессовых для личности ситуациях, когда доминирующим переживанием становится страх за свою жизнь, который и определяет дальнейшее развитие патологической реакции. Несмотря на то что в общем вся группа этих заболеваний отличается кратковременным течением, выделяют острые психогенные состояния длительностью от нескольких часов до 5—6 дней (аффективно-шоковые психогенные реакции) и затяжные, длящиеся от нескольких дней до 1 мес. и более (реактивные депрессии, психогенные параноиды, острые истерические психозы).

В неотложной терапии чаще нуждаются острые психогенные психозы, развивающиеся вслед за экстренным воздействием психической травмы. Они часто обозначаются как шоковые реакции, или “острые аффектогенные реакции”. К ним относятся аффектогенный ступор и фугиформная реакция. В зависимости от личностных особенностей, характера и силы травмы наблюдается большое разнообразие клинических проявлений психоза, который обычно отличается полиморфизмом симптоматики.

На первый план выступают резко выраженные аффективные нарушения в виде страха, тревоги, ужаса, растерянности, депрессии, быстро достигающих апогея. В одних случаях возникает резкое психомоторное возбуждение, часто носящее хаотический, нецеленаправленный характер, во время которого больные мечутся, бегут, не разбирая направления, спасаясь от опасности или, наоборот, навстречу ей, выпрыгивают из окон, сокрушают все попадающееся на пути. Реже наблюдается психогенный ступор, когда больные застывают на месте, цепенеют, часто несмотря на угрожающую их жизни опасность. Эти эффективно-двигательные нарушения в тяжелых случаях сопровождаются нарушением сознания, содержание которого, как правило, определяется острейшими психопатологическими переживаниями. Несмотря на их полиморфизм, они чаще всего носят характер сумеречных состояний. Наряду с этим выявляются обильные вегетативные расстройства, являющиеся обязательным компонентом острых психических реакций. Вазомоторные реакции (резкая бледность или, наоборот, покраснение кожных покровов), перепады артериального давления, тахикардия, чувство удушья, потливость, дизурические и диспепсические расстройства и др., как правило, сопровождают острое психотическое состояние, составляя одно из важных патогенетических звеньев.

Многие авторы рассматривают все многообразие психических нарушений при шоковых психических реакциях в плане их принадлежности к широкому кругу истерических расстройств. Об этом свидетельствуют черты демонстративности, театральности, гротескности во время сумеречных состояний, правда, более отчетливо выявляющиеся при менее тяжелых травмах или в более отдаленном периоде заболевания. Часто развивающиеся припадки по своей характеристике сходны с типичными истерическими. “Психическая индукция” — вовлечение в психоз окружающих с развитием у них сходной симптоматики, часто лежащей в основе быстрого распространения психозов и возникновения паники, также рассматривается как характерная черта истерических в широком смысле этого слова проявлений.

Неотложная помощь состоит прежде всего из проведения комплекса мероприятий, направленных на прекращение действия шокового психического фактора. Задачей медицинских работников является максимально быстрое выведение пострадавших из зоны, представляющей опасность для их жизни. В случаях массовых катастроф, аварий, пожаров необходимо обеспечить рассредоточение людей во избежание возникновения паники. В этих условиях первостепенное значение приобретают ранняя диагностика начинающихся острых психогенных психозов у отдельных лиц и срочное выведение их из толпы, учитывая возможность быстрого охвата окружающих индуцированными психотическими состояниями. Таким образом, создаются условия для профилактики паники, которую легче предотвратить, чем остановить.

В случае ее возникновения задачей медицинских работников совместно с бригадами наведения порядка является наряду с проведением мер общего успокоения с использованием радио и других мер массового воздействия обнаружение лиц с признаками психоза. Как показывает опыт борьбы с паникой при землетрясениях, пожарах, кораблекрушениях, взрывах и др., большое значение имеет обнаружение “лидера” или группы “лидеров”, которые собственным примером увлекают за собой толпу, способствуя развитию и усилению паники, увеличивая тем самым число вовлекаемых в психоз жертв. Поэтому срочная изоляция “лидеров”, подмена их волевым руководителем способствует предотвращению дальнейшего расширения панических реакций, затуханию общего возбуждения.

Индивидуальные мероприятия требуют прежде всего удержания больного на месте, для чего приходится в исключительных случаях прибегать к иммобилизации. С этой целью следует использовать все способы удержания возбужденного больного. Учитывая частую необходимость осуществления фиксации больного в неприспособленных условиях, а также остроту, кратковременность психоза и в то же время часто чрезвычайно большую силу возбуждения, протекающего при расстроенном сознании, при нехватке персонала, оказывающего помощь, допустимо связывание больного для проведения неотложной медикаментозной терапии и подготовки к эвакуации в лечебное учреждение.

Вместе с тем это не исключает проведения в полной мере психотерапевтических мер по словесному успокоению больного, что приобретает особо важное значение в случаях, протекающих с меньшей остротой.

Как уже указывалось, в местах скопления заболевших также надо стремиться к их рассредоточению.

Медикаментозное купирование острых психогенных психозов начинается немедленно. С этой целью применяются нейролептические средства скорой психиатрической помощи, лучшими из которых являются аминазин и тизерцин. Препараты вводят внутримышечно в дозе 100—150 мг один раз, при необходимости повторяя их введение через 1—2 ч до появления седативного эффекта. Если невозможно ввести препараты внутримышечно, их вводят внутрь. В случаях меньшей интенсивности психоза, протекающего без резкого возбуждения и нарушений сознания, целесообразно назначить внутримышечно транквилизаторы (элениум, седуксен). Особенно эффективен наиболее мощный транквилизатор феназепам в дозах до 10 мг/сут. Если в клинической картине острого психоза отчетливо выражена тревожная депрессия, применение указанных нейролептиков и транквилизаторов целесообразно комбинировать с внутримышечным введением амитриптилина в разовой дозе 50—100 мг с повторением в случае необходимости через 1—2 ч.

В последующем, после купирования возбуждения, переходят к курсовому лечению острых психогенных психозов. Теперь терапевтическая тактика определяется структурой клинической картины. Учитывая значительную роль аффективных нарушений, следует продолжать назначение аминазина, тизерцина или хлорпротиксена в достаточно высоких дозах (200—300 мг в день). Нарастание депрессии требует немедленной отмены аминазина и замены его тизерцином или хлорпротиксеном. При определении длительности терапии этими нейролептическими препаратами надо учитывать их мощный седативный антипсихотический эффект и в то же время отрицательное влияние на вегетативные нарушения. Поэтому по мере стихания психотических явлений, успокоения больных, выявления неврозоподобной симптоматики и астении показан переход к курсовому лечению транквилизаторами (феназепам, седуксен, элениум) в достаточно высоких дозировках. Этим достигаются успокоение больного, редукция страха, тревоги, бессонницы, нормализация вегетативных нарушений. Преимущество транквилизаторов перед нейролептиками выявляется при лечении менее тяжелых психогенных реакций, обычно возникающих не при шоковых психогениях и протекающих не столько на психотическом, сколько на неврозоподобном уровне. Эти в широком смысле слова реактивные состояния, характеризующиеся страхами, тревогой, депрессией, идеями отношения, бессонницей, обильными вегетативными расстройствами, значительно лучше поддаются терапии транквилизаторами, чем сильными нейролептиками в связи с вызываемыми ими вегетативными побочными эффектами и гиперседацией. Чем тяжелее и длительнее реактивные состояния, тем более эффективны мощные транквилизаторы типа феназепама, седуксена, элениума, тем более высокими должны быть их суточные дозы.

Из нейролептиков в этих случаях показаны более мягкодействующие: терален, неулептил, тиоридазин, френолон.

Реактивные депрессии являются одним из наиболее частых психогенных психозов. Они могут протекать самостоятельно, определяя собой клиническую картину с самого начала заболевания, или выступать на передний план после купирования острого психоза, часто приобретая затяжное течение. В последнее время большое внимание уделяется “маскированным” депрессиям, которые протекают под видом различных соматических заболеваний. Как уже указывалось, реактивная депрессия может быть начальной стадией депрессивной фазы маниакально-депрессивного психоза. Если учесть, что реактивные депрессии являются одной из частых причин, приводящих к самоубийствам, то значение их неотложной терапии станет очевидным.

Тяжелые психотические депрессии, протекающие с тревогой, как уже указывалось, требуют интенсивной терапии достаточно высокими дозами амитриптилина — до 200—300 мг внутримышечно или внутрь. В случае их затяжного течения или тем более подозрения перехода в депрессивную фазу маниакально-депрессивного психоза следует незамедлительно повысить дозу антидепрессанта иногда до 300—400 мг в сутки. О трансформации реактивной депрессии в сторону эндогенной свидетельствуют усиливающееся чувство тоски, боль, тяжесть в груди, суточные колебания состояния, психическая анестезия, чувство собственной измененности и другие признаки, характерные для депрессивной фазы маниакально-депрессивного психоза, а главное, утрата сюжетной связи содержания депрессивных переживаний с психотравмирующей ситуацией.

Если в депрессии преобладает не столько тревога, сколько заторможенность, особенно при развитии депрессивного ступора, показан имизин (мелипрамин) в тех же дозах, что и амитриптилин. Высокой эффективностью обладает антидепрессант пиразидол, преимуществом которого является отсутствие побочных эффектов, в том числе и со стороны вегетативной нервной системы.

Важно отметить, что к депрессиям относятся те же рекомендации по терапевтической тактике, которые характерны для других видов реактивных состояний: психотическая депрессия лучше поддается действию больших антидепрессантов (амитриптилин, мелипрамин, пиразидол); при более легкой реактивной депрессии, развивающейся на неврозоподобном уровне, показано лечение малыми антидепрессантами. Имеет значение вегетативная патология, которая при нетяжелых реактивных депрессиях играет значительную роль и, как правило, усиливается за счет холинолитических побочных эффектов, вызываемых амитриптилином и мелипрамином. Поэтому в таких случаях следует применять указанные препараты лишь в небольших дозах (25—50 мг в день), шире пользоваться пиразидолом. При неглубоких депрессиях особенно показан азафен, который можно назначать и в более высоких дозах — 300 мг в день. Целесообразна комбинированная терапия антидепрессантами и транквилизаторами.

Неотложная помощь при реактивных бредовых психозах не отличается от рекомендуемой при аффективно-шоковых реакциях. Вместе с тем следует подчеркнуть, что выраженность галлюцинаторно-бредовой симптоматики требует более интенсивного применения нейролептиков, обладающих направленным воздействием на эти нарушения. Поэтому наряду с достаточно высокими дозами нейролептических средств седативного действия (аминазин, левомепромазин, хлорпротиксен) следует сразу же вводить внутримышечно трифтазин по 5—10 мг 3 раза в день или галоперидол по 5 мг 2—3 раза в день.

Затяжные реактивные бредовые состояния, протекающие с бредом преследования, слуховыми галлюцинациями, требуют более длительного курсового лечения нейролептиками типа трифтазина, галоперидола, этаперазина, триседила. В этих случаях также следует учитывать нозологические особенности заболевания и избегать высоких доз, используя в качестве комбинированной терапии вегетостабилизирующие свойства транквилизаторов.

Реактивные бредовые психозы могут носить острый и затяжной характер. Их отличительной чертой является значительно большая выраженность бредового компонента, чем это имеет место при других реактивных состояниях; как правило, преобладают яркие, конкретные, насыщенные аффектами страхи, тревоги, растерянности и депрессии, идеи преследования, отношения, носящие характер непосредственной угрозы для жизни больного.

Несмотря на благоприятное течение болезни, в остром периоде в состоянии возбуждения больной может совершать действия, опасные для его жизни и окружающих. Спасаясь от воображаемых преследователей, он может на ходу выпрыгнуть из поезда, совершить суицидальную попытку, наброситься на воображаемых мучителей.

С учетом психогенного характера рассматриваемых заболеваний особенно возрастает роль психотерапии, которая должна неотступно сопровождать медикаментозное лечение на всех его этапах. При этом необходимо учитывать упомянутый истерический компонент, характеризующийся повышенной внушаемостью больных, которая, являясь патогенным фактором для развития реактивных, в том числе индуцированных, психозов, в то же время облегчает проведение психотерапии. Психотерапия должна быть достаточно гибкой и в то же время интенсивной, основанной на клинической картине заболевания.

Профилактика психогенных психозов имеет реальные возможности. Это прежде всего проведение общих мер по укреплению психического здоровья населения. Особенно важна систематическая разъяснительная и воспитательная работа по предупреждению паники в районах с угрозой стихийных бедствий (например, землетрясений), что должно осуществляться в виде занятий в системе санитарного просвещения.

Медицинский аспект профилактики заключается в превентивном назначении транквилизаторов при угрозе возникновения психотравмирующей ситуации или в случае ее постепенного развития. Уменьшая эмоциональное напряжение, нормализуя вегетативные функции, транквилизаторы тем самым способствуют ослаблению психических реакций на действие сверхсильных отрицательных факторов, предотвращают развитие психозов и их индуцирующего действия. Феназепам, оксазепам, мепротан, триоксазин (препараты перечислены по убывающей силе их транквилизирующего действия), назначаемые в зависимости от конкретных условий в соответствующих дозах, в значительной мере ослабляют патогенную роль психогенных факторов.

Особого внимания заслуживают истерические нарушения, которые занимают значительное место в рассматриваемой группе заболеваний. Истерические нарушения отличаются значительным полиморфизмом и проявляются в виде припадков, сумеречных состояний, псевдодеменции и др.

Истерический припадок напоминает эпилептический. Существенно отличающиеся друг от друга принципы оказания помощи при эпилептическом и истерическом припадках обусловливают необходимость дифференциальной диагностики.

В отличие от эпилептических истерические припадки возникают после конфликтов или иных неприятных переживаний. Припадку может предшествовать безудержный плач или хохот (истерика). Истерический припадок никогда не возникает во сне или неожиданно для больного. Предчувствуя его наступление, больной успевает сесть или лечь. Таким образом, еще одним отличием истерического припадка является отсутствие ушибов, увечий, прикуса языка и слизистой оболочки рта, а также непроизвольного мочеиспускания и дефекации.

Клиническая картина истерического припадка определяемся бурными хаотическими движениями с отсутствием характерного для эпилептического припадка чередования тонической и клонической фаз. Больные размахивают руками, выгибаются (истерическая дуга), катаются по полу, царапают себя и рвут на себе одежду, рыдают и кричат. Иногда содержание выкриков соответствует предшествующей припадку психогении. Движения носят демонстративный характер, мимика разнообразна и отражает то страх, то гнев, то отчаяние с изменением цвета лица — побледнением или покраснением. Однако резко выраженного цианоза, как при эпилептическом припадке, никогда не отмечается. Во время истерического припадка наблюдается лишь частичное выключение сознания, поэтому удается получить ответную реакцию на окрик, болевое раздражение. Важным дифференциально-диагностическим признаком является сохранность реакции зрачков на свет во время истерического припадка, причем в некоторых случаях больные плотно сжимают веки или закатывают глаза.

Длительность истерического припадка превышает длительность эпилептического и достигает 10—30 мин, затягиваясь при скоплении и суете людей вокруг больного.

Сон, наступающий после окончания истерического припадка, никогда не бывает столь глубоким и длительным, как после эпилептического. Воспоминания посло истерического припадка смутны и отрывочны. При повторении клиническая картина истерического припадка изменчива в отличие от клишеобразных эпилептических припадков.

Дифференциальной диагностике помогает также анализ личности больных в межприступный период. Больным истерией свойственны неустойчивость аффективных реакций, легкость перехода от слез к смеху, раздражительность, несоответствие силы эмоциональных проявлений вызвавшей их причине в виде бурных криков, рыданий или хохота по незначительному поводу. Они стремятся быть в центре внимания, выделяться своим поведением и крикливой одеждой. Иногда с целью придать себе особую значительность больные прибегают ко лжи. Для таких больных характерны также наигранность, “театральность” поведения, инфантилизм; поступки определяются изменчивостью настроения.

Все перечисленные особенности течения истерического припадка и личности этих больных играют существенную роль в принципах оказания помощи.

Прежде всего следует учитывать, что чрезмерное внимание к больному, проявление излишнего сочувствия способствуют удлинению припадка. Поскольку во время истерического припадка больные не получают тяжелых увечий, достаточно бывает расстегнуть одежду и обеспечить полный покой. При этом желательно спокойное отношение к больному, игнорирование его стремления привлечь к себе внимание. В частности, полезно вслух сказать, что больному ничего не угрожает, что это истерический припадок, который скоро пройдет. Перевод в отдельную комнату, где нет “зрителей”, также способствует завершению припадка. Припадок может прекратиться под влиянием резкого окрика, болевого раздражителя или после обрызгивания холодной водой. Лишь в тех случаях, когда указанные мероприятия оказываются неэффективными, а возбуждение продолжает нарастать, целесообразно назначение 25—50 мг аминазина внутрь или внутримышечно, 15—20 мг диазепама или 3—5 мг феназепама внутрь. Правильное отношение к больному и своевременно оборванный первый припадок служат препятствием к дальнейшей патологической фиксации припадка по типу условного рефлекса, что имеет важное профилактическое значение. Существенную роль приобретает также разъяснительная работа с родственниками, которые не должны создавать психогенной ситуации для больного и избегать излишней фиксации внимания на истерическом припадке. Следует учитывать, что лучшим способом профилактики припадков являются создание здоровой атмосферы вокруг больного в быту и на работе, активное вовлечение в трудовые процессы. Медикаментозная профилактика припадков Должна быть направлена на уменьшение раздражительности, повышенной возбудимости. С этой целью рекомендуется назначение транквилизаторов типа мепротана, триоксазина, элениума, седуксена, феназепама или нейролептиков типа тиоридазина, неулептила, которые можно применять в виде курсового лечения либо эпизодически, во время обострений или на фоне психотравмирующей ситуации. Выбор медикамента, дозы, а также длительности лечения определяется тяжестью состояния. В некоторых, более тяжелых случаях показано назначение аминазина или левомепромазина (25—50 мл в сутки). В целом эффективность лечения этой категории больных зависит от правильного сочетания лекарственного лечения, психотерапии и социально-трудовой реабилитации.

В результате психогении могут также развиваться истерические сумеречные состояния. Психопатологическое содержание их определяется яркими галлюцинациями, нестойкими бредовыми идеями. Поведение больных и их переживания связаны, как правило, с той психотравмирующей ситуацией, которая обусловила развитие этого состояния. Длительность его составляет несколько дней. В последующем наблюдается полная амнезия всех переживаний.

На фоне различных степеней нарушенного сознания могут развиваться истерические амбулаторные автоматизмы и фуги, во время которых совершаются либо привычные действия, либо нелепые поступки (бегство).

Иной вариант истерического сумеречного помрачения сознания — синдром Ганзера. Эти состояния характеризуются дезориентировкой, аффективной неустойчивостью с нелепым чередованием приступов хохота, испуга, суетливости, безразличия. Ответы больных носят нелепый характер, они не в состоянии выполнить элементарные действия, произвести элементарные арифметические подсчеты. Существенной особенностью таких состояний является своеобразие нелепости ответов и действий больных, в которых всегда сохраняется направление заданного вопроса. Так, на просьбу открыть дверь ключом ключ вставляют противоположным концом, ответ на арифметическую задачу выражается в неправильных цифрах и т. д. Продолжительность состояния составляет несколько дней с последующей амнезией.

Меньшая глубина сумеречного расстройства сознания обозначается как псевдодеменция, длительность которой может составлять несколько месяцев. Для этих состояний характерны растерянность, аффективная неустойчивость с чередованием подавленности с суетливостью и неоправданным весельем, лабильность интеллектуальных возможностей, когда нелепее ответы на элементарные вопросы сменяются правильным осмыслением и ответом на значительно более сложные вопросы.

Близок к псевдодеменции пуэрилизм, который характеризуется инфантильным поведением больных. Так, взрослые мужчины и женщины начинают сюсюкать, по-детски коверкать слова, называть окружающих уменьшительно-ласкательными именами (“дяденька”, “тетенька”), играть в куклы и т. д.

Истерический ступор проявляется обездвиженностью и мутизмом. Однако в отличие от кататонического или депрессивного для истерического ступора характерна эмоциональная лабильность, которая отражает реакцию больного на внешнюю обстановку и проявляется разнообразием мимики.

Принципы лечения указанных состояний существенно не отличаются от изложенных выше при рассмотрении реактивных психозов. В случаях психомоторного возбуждения рекомендуется парентеральное введение небольших (25—50 мг) доз аминазина или левомепромазина внутримышечно в сочетании с 3 мл 2% раствора димедрола и 7—10 мл 25% раствора сульфата магния, либо 10 мл 5% раствора барбамила в сочетании с 10 мл 10% раствора глюконата кальция внутримышечно (или 10 мл 10% раствора хлорида кальция внутривенно), либо транквилизаторов типа седуксена (20—40 мг внутривенно), элениума (10— 30 мг) или феназепама в дозе 3—5 мг в сутки. При лечении псевдодементных состояний хорошие результаты достигаются также при назначении барбамил-кофеиновых растормаживаний. После введения указанных препаратов симптомы псевдодеменции временно исчезают. Барбамил-кофеиновые растормаживания чередуют с внутривенными вливаниями 10 мл 10% раствора хлорида кальция. Существенное значение приобретает также курсовое лечение транквилизаторами (седуксеном, элениумом, феназепамом) или слабыми нейролептиками типа тиоридазина — до 100 мг, неулептила — до 60 мг, тералена — до 60 мг с целью профилактики указанных расстройств.

med-read.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation