Предстарческие старческие психозы

Психозы в предстарческом и старческом возрасте

К этой группе относятся психические заболевания, развивающиеся в предстарческом (45–60 лет) и старческом (после 65 лет) возрасте, свойственные только этому периоду жизни. Согласно современной классификации, этот период обозначается также как возраст обратного развития или второй половины жизни.

Такая классификация определяется не только возрастными признаками, но и особенностями клинической картины заболевания.

Предстарческие психозы . В рамках предстарческих (пресенильных) психозов выделяют пресенильную, или инволюционную, меланхолию, инволюционный параноид и инволюционное слабоумие.

Инволюционная меланхолия является наиболее распространенным клиническим вариантом среди инволюционных психозов, развивается преимущественно у женщин в возрасте 45–60 лет на фоне климакса.

Развитию психоза предшествует целый комплекс вредностей — гормональная перестройка периода климакса, обострение или появление соматических заболеваний, психогенные факторы. При этом в качестве психогенно травматизирующего обстоятельства выступает и сам возраст с комплексом психотравматизирующих переживаний, связанных с надвигающейся старостью. Именно в этом периоде наступают изменения и ломка привычного жизненного уклада — выход на пенсию, утрата прежних позиций, одиночество в связи со смертью супруга, необходимость адаптации к новым условиям жизни. Наряду с этим имеют значение и дополнительные психогенно травматизирующие обстоятельства, часто незначительные, но патологически воспринимаемые больными в этом периоде жизни. Поэтому их называют малыми психогениями или условно патологическими.

Развитию заболевания, как правило, непосредственно предшествуют подобные малые психогении — семейные конфликты, переезд на другую квартиру, в семью детей и т. п.

Начальный период характеризуется повышенной утомляемостью, угнетенным настроением, тревогой по каждому незначительному житейскому поводу, ожиданием всевозможных неприятностей. У больных постоянно колеблется настроение с преобладанием пониженного, с нарастающей тревогой. Беспокойство, боязливое ожидание неминуемого несчастья сопровождаются жалобами на неопределенные страхи, волнение, опасения по поводу своего здоровья. У большинства больных отмечаются отдельные истерические проявления.

Иногда в клинической картине преобладает двигательная заторможенность, однако чаще отмечается двигательное возбуждение — ажитированная депрессия.

Такой острый период продолжается от нескольких месяцев до года и больше. Постепенно тревожно-тоскливый аффект становится менее напряженным. Все симптомы как бы застывают и с каждым годом становятся все менее выразительными и однообразными. Однако при этом сохраняется тревожно-депрессивный аффект. Неизменным остается и прежнее содержание бредовых идей. Двигательное возбуждение постепенно переходит в простое и однообразное двигательное беспокойство, суетливость.

Течение инволюционной меланхолии обычно принимает длительный неблагоприятный характер, затягиваясь на несколько лет.

После выхода из психоза обычно определяются своеобразные изменения личности, выражающиеся в неустойчивости настроения, утомляемости, легком возникновении тревожности. Больные остаются сосредоточенными на функционировании внутренних органов, настороженными во взаимоотношениях с людьми. Иногда отмечается возникновение повторных приступов.

Инволюционный параноид . Впервые развивается в предстарческом возрасте, чаще у женщин на фоне климакса. В начальном периоде у больных появляются подозрительность, настороженность в отношении к окружающим, в том числе к родным и близким. Постепенно формируются бредовые идеи преследования, отношения ревности, ущерба. Бредовые идеи объединены общим содержанием, связанным с переживаниями материально-морального ущерба. Бред строится исключительно на основе интерпретации реальных фактов и отличается кажущейся правдоподобностью. Бредовые идеи исчерпываются обыденным содержанием и представляют как бы преувеличенную и искаженную действительность, особенно ситуационно бытовые взаимоотношения.

Больные убеждены, что их обкрадывают, портят вещи, «вытаскивают нитки из материала», соседи по квартире и родственники «строят козни», «хотят изжить», заполучить принадлежащую им площадь, сотрудники по работе стремятся скомпрометировать, занять их место, чтобы «получать двойную зарплату», супруги «изменяют», «планируют завладеть имуществом», «жилплощадью», соперницы «прибегают к разным уловкам», «хотят извести». Бред отличается однообразием, маломасштабностью, «малым размахом», застреванием больных на одних и тех же идеях и фактах, бедностью аргументации, направленностью против узкого круга лиц из ближайшего окружения и определяет поведение больных. Они различными способами пытаются установить, какие продукты и в каком количестве у них похищают, для этого делают специальные пометки на посуде и местах хранения пищи. У дверей своей квартиры или комнаты они специальным образом располагают различные предметы, прикрепляют к замку нити и т. п. с целью установить, что в их отсутствие кто-то проникает в их дом. Пересматривают свои вещи, находя при этом «мелкую порчу», следят за супругами и соседями.

Заболевание характеризуется многолетним однообразным течением. При этом клиническая картина остается неизменной. У больных сохраняются ровное настроение, активность. Несмотря на наличие бреда, поведение остается внешне упорядоченным. Во многих случаях отмечается склонность к диссимуляции имеющихся у них бредовых переживаний. Их бредовое толкование реальных событий, идеи ущерба нередко остаются неизвестными постоянно общающимся с ними родственникам, супругам, соседям. При этом у таких больных сохраняются адаптационные возможности. Будучи больными, они хорошо приспосабливаются к жизни.

Течение болезни — многолетнее при достаточной сохранности интеллектуально-мнестических функций и относительно хорошем физическом состоянии. В процессе лечения отмечается лишь некоторое побледнение отдельных бредовых идей наряду со стойкостью и сохранностью тенденции к бредовой интерпретации конкретных фактов в плане бреда материального ущерба.

Предстарческое слабоумие , или пресенильная деменция, которая возникает в предстарческом возрасте в результате атрофических процессов в головном мозге. Различные варианты пресенильной деменции, названные по имени авторов, их описавших (болезнь Альцгеймера, Пика и др.), объединяют общие клинические признаки. Характерны постепенное, малозаметное начало, нарастающее слабоумие и необратимость наступающих расстройств.

При болезни Альцгеймера средний возраст начала заболевания 54–56 лет, средняя его продолжительность, по данным ряда авторов, 8–10 лет. Женщины заболевают достоверно значительно чаще мужчин.

В типичных случаях прогрессирующее слабоумие характеризуется рано начинающимися нарушениями памяти, ориентировки в пространстве при сохранности сознания своей психической несостоятельности.

Нередко отмечаются развернутые эпилептические припадки.

Прогноз во всех случаях неблагоприятный. Течение заболевания имеет нобратимый прогрессирующий характер. Больные погибают в различные сроки от начала заболевания.

Болезнь Пика начинается чаще в возрасте 53–55 лет с одинаковой частотой у мужчин и женщин. Заболевание развивается исподволь с изменений личности в форме нарастающей вялости, апатии, безразличия.

Прогноз неблагоприятный. В конечной стадии наступает выраженное физическое истощение — кахексия, присоединяются явления маразма. Смерть наступает обычно в результате присоединения инфекции.

Старческие психозы — психические болезни, впервые возникающие в старости (после 65–70 лет), свойственные только этому периоду жизни; связаны с патологическими возрастными изменениями организма. Заболеваемость среди мужчин и женщин, по данным ряда авторов, примерно одинакова.

У больных ослабевают и исчезают прежние привязанности к родным и близким, выявляется огрубение личности. Отмечается сужение круга интересов. Основное значение приобретают удовлетворение жизненных потребностей, забота о физическом благополучии. При этом у одних преобладают постоянное недовольство, сварливость, придирчивость, у других — благодушие, приподнятое настроение, беспечность.

Постепенно изменения личности уступают место грубым интеллектуальным расстройствам.

Выявляется прогрессирующая амнезия от более поздно приобретенного и менее прочно закрепленного к ранее приобретенному и прочно усвоенному. Нарушения памяти касаются прежде всего текущих событий, а также отвлеченных понятий. Забывая настоящее и недавнее прошлое, больные помнят давно минувшие события. В последующем амнезия распространяется на более ранние периоды жизни. Пробелы памяти больные заполняют вымыслами — конфабуляциями. При этом отмечается диссоциация между глубоким слабоумием и сохранностью некоторых внешних привычных форм поведения, например, манеры держаться, а также навыков. Со временем больные становятся все более пассивными, инертными, малоподвижными. Однако в некоторых случаях отмечается бессмысленная суетливость, принимающая так называемую форму «сборов в дорогу», больные куда-то стремятся, связывают в узелок свои вещи, чего-то ожидают.

В ряде случаев выявляется расторможенность низших влечений — повышенный аппетит, сексуальная возбудимость, обычно отмечается нарушение ритма сна. Больные спят от 2–4 до 20 часов. В исходной стадии наступает кахексия. Психотические формы старческого слабоумия обычно возникают в начале заболевания, чаще других встречается бред ущерба, обнищания в сочетании с бредовыми идеями отравления и преследования. Бредовые идеи связаны с конкретной ситуацией, строятся на болезненной интерпретации реальных обстоятельств и распространяются в основном на лиц ближайшего окружения.

Иногда бредовые идеи сочетаются с галлюцинациями, чаще зрительными, которые по своему содержанию непосредственно связаны с бредовыми идеями. Продолжительность подобного состояния колеблется от 1 года до 4 лет, иногда и больше. При нарастании слабоумия бред распадается. Возможно волнообразное течение бредовых психозов.

Судебно-психиатрическая оценка . Больные пресенильными психозами могут быть опасны для себя и для окружающих. При инволюционной меланхолии больные на высоте депрессии иногда совершают так называемые расширенные самоубийства. Убежденные в неминуемой гибели и мучениях, которые ожидают их и членов семьи, особенно детей и внуков, больные, прежде чем покончить жизнь самоубийством, убивают их по альтруистическим мотивам, чтобы избавить от предстоящих мучений.

Бредовые идеи преследования и ревности при инволюционных параноидах определяют агрессивное поведение таких больных, направленное на мнимых преследователей и «грабителей», а также соперников.

Больные, совершившие общественно опасные действия по болезненным мотивам, не могут осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В соответствии со ст. 21 УК РФ они не подлежат уголовной ответственности. Общественная опасность больных при инволюционных параноидах обусловлена особенностями их бредовых идей, которые отличаются конкретностью содержания и направлены на реальных лиц ближайшего окружения. При инволюционной меланхолии суицидальные тенденции больных отличаются устойчивостью, а также возможностью их реализации по типу расширенного самоубийства. Эти особенности психозов предстарческого возраста необходимо учитывать при выборе рекомендуемых мер медицинского характера в соответствии со ст. 99 УК.

Основной задачей экспертизы в этих случаях является установление времени начала заболевания — до или после совершения опасного деяния.

Для решения экспертных вопросов необходим клинический анализ состояния больных в период их пребывания на экспертизе в сопоставлении с объективными данными, характеризующими их поведение до совершения опасного деяния. В одних случаях это позволяет установить начало заболевания до совершения криминальных действий. Больные признаются неспособными осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими со всеми, вытекающими из этого последствиями.

В других наблюдениях инволюционная меланхолия развивается уже после совершения криминальных действий в условиях психогенно травмирующей ситуации — в период следствия, до или после вынесения приговора или во время отбывания наказания. В этих случаях больные освобождаются от отбывания наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ); к ним применяются различные виды принудительных мер медицинского характера.

Судебно-психиатрическая экспертиза в отношении больных со старческим слабоумием и старческими психозами назначается сравнительно редко.

Некоторые больные на начальных этапах старческого слабоумия могут быть привлечены к уголовной ответственности при сексуальной расторможенности, определяющей неправильное поведение таких больных (развратные действия в отношении малолетних и т. п.).

Бредовые идеи ревности и преследования определяют патологическую мотивацию агрессивных действий, направленных на мнимых соперников и врагов или супругов.

В подобных случаях так же, как и при предстарческих психозах, больные признаются неспособными осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий. Им назначаются принудительные меры медицинского характера.

При рассмотрении гражданских дел судебно-психиатрическая экспертиза больным с предстарческими и старческими психозами назначается обычно в связи с оформлением завещаний, дарственных, заключением сделок, исками о расторжении брака и т. п. Эти вопросы изложены в главе, посвященной экспертизе в гражданском процессе.

psyera.ru

Предстарческие старческие психозы

СТАРЧЕСКИЕ ПСИХОЗЫ (син.: сенильные психозы, старческое помешательство) — группа этиологически разнородных психических болезней, возникающих, как правило, после 60 лет. Проявляются экзогенными типами реакций (см. Бонгеффера экзогенные типы реакций), эндоформными и эндогенными клин, картинами (см. Шизофрения, Маниакально-депрессивный психоз). В отличие от сенильной деменции С. п., как правило, не влекут развития тотального слабоумия (см. Старческое слабоумие).

Нозологическая принадлежность может быть установлена для значительной части С. п., имеющих экзогенную и в ряде случаев эндоформ-ную клин, картину. Большинство C. п. с эндоформной клин, картиной и все случаи С. п. с эндогенной картиной выделяются по синдромологическому принципу. С. п. с эндоформной и эндогенной клин, картиной не обнаруживают прямой связи с шизофренией и маниакально-депрессивным психозом. В то же время нек-рые из них, напр, эндоформные галлюцинаторно-бредовые психозы, обладают сходными с шизофренией особенностями генеалогического фона. Нек-рые С. п. в форме экзогенных типов реакций и эндоформных картин могут сопровождаться признаками психоорганического синдрома (см.), глубина к-рого колеблется в широком диапазоне — от незначительного возрастного снижения уровня личности до слабоумия, граничащего со старческим.

Экзогенные типы реакций встречаются во все предшествующие старости периоды; эндогенные клин, картины (депрессии и бредовые состояния) возникают начиная с пред-старческого возраста. С. п., протекающие с клин, картиной галлюцинозов, галлюцинаторно-бредовых, конфабуляторно-парафренных состояний, манифестируют почти исключительно в старости.

Изучение психозов, впервые возникающих в старости, не сопровождающихся развитием быстро прогрессирующего и достигающего глубоких степеней слабоумия, свойственного прежде всего сенильной деменции (см. Старческое слабоумие), началось в последней четверти 19 в. Детальное исследование таких психозов было осуществлено Фюрстне-ром, Сегла и Ритти (К. Furstner; J. E. Seglas; A. Ritti). Фюрстнер и Ритти описали психопато л. особенности наиболее часто встречающихся форм С. п., дали первые их классификации. Однако с начала 20 в. основные исследования в области гериатрической психиатрии были направлены на изучение различных процессов, приводящих к слабоумию и возникающих во второй половине жизни,— старческого слабоумия, слабоумия при сосудистых поражениях головного мозга, болезни Альцгеймера (см. Альцгеймера болезнь), болезни Пика (см. Пика болезнь) и др. Интерес к изучению этих заболеваний во многом определялся успехами патол. анатомии и абсолютизацией патологоанатомических данных в ущерб клин, фактам. Особенно это касалось старческого слабоумия. До 40-х гг. 20 в. среди большинства психиатров существовало мнение, что С. п. являются психотическими формами старческого слабоумия. Уменьшение интереса психиатров к изучению С. п. связано также с концепцией Э. Крепелина о предстарческих психозах (см.).

На возобновление исследований С. п. повлияли следующие обстоятельства. Оказалось, что гистопатол. изменения, считавшиеся характерными лишь для старческого слабоумия, встречаются у здоровых в психическом отношении стариков, и, напротив, они могут отсутствовать при тяжелых формах старческого слабоумия, сопровождающихся тотальной деменцией. Робинсоном (Y. N. Robinson), В. В. Срезневским, В. Майер-Г россом и др. были достигнуты успехи в терапии отдельных форм С. п., относившихся к старческому слабоумию. Демографический сдвиг, нарастающий с начала 20 в. в экономически развитых странах, выразился в значительном увеличении числа лиц пожилого возраста, при этом возросло число психически больных.

Изучение истории вопроса, успехи терапии, пересмотр взглядов на клин, факты позволили В. Майер-Гроссу и Роту (М. Both) разделить психические болезни старости на группу процессов, приводящих к слабоумию сенильно-атрофического и сосудистого генеза, а также группу функциональных психозов старости, при к-рых слабоумие отсутствует или не выражено либо же оно возникает спустя длительное время после начала болезни.

В 1958 г. специальная комиссия ВОЗ опубликовала новую классификацию психических болезней старости. В ее составлении участвовал А. В. Снежневский. Группу функциональных психозов старости составили аффективные психозы (депрессивные и маниакальные), па-рафрении (психозы, определяющиеся бредовыми, галлюцинаторно-бредовыми или галлюцинаторными расстройствами) и состояния спутанности (психозы, определяющиеся помрачением сознания), возникающие при сохматических заболеваниях. Т. о., функциональные психозы старости были выделены по синдромологпче-скому принципу, к-рый остается ведущим; его придерживается значительная часть американских, английских и скандинавских психиатров. Отечественные и большая часть нем. психиатров стремились разрешить проблему функциональных психозов старости, опираясь на но-зол. принцип. В разработке последнего отечественные психиатры имеют большие заслуги. Предпринятое ими изучение функциональных психозов в динамике (аффективных и парафрений) с учетом длительного катамнеза показало, что значительная их часть представляет собой поздно манифестирующие эндогенные психозы (CxM. М аниакалъно-депрессивный психоз, Шизофрения), многие являются эидоформными психозами, возникающими при особом течении старческого слабоумия и реже при сосудистых заболеваниях головного мозга. Были также выявлены картины болезней (депрессии, паранойяльные состояния, галлюцинозы), при к-рых наблюдались только общевозрастные изменения психики.

Одновременно с изучением функциональных психозов старости проводились исследования предстарче-ских психозов. Оказалось, что основные предстарческие психозы (депрессивные и паранойяльные), считавшиеся ранее специфичными лишь для предстарческого возраста, имеют аналогичные формы, возникающие впервые в старости. Вначале их называли поздними вариантами предстарческих психозов. Нек-рые отечественные психиатры, напр. Н. Ф. Шахматов, Э. Я. Штернберг, пришли к выводу, что существование сходных клин, форм психозов, манифестирующих в различные периоды второй половины жизни (после 45—50 лет), говорит об искусственности разделения ряда психических болезней, не сопровождаемых органическим снижением (расстройства памяти и др.), на предстарческие и старческие. Для их обозначения предпочтительнее термины «возрастные психозы» или «психозы позднего возраста». Такие обобщающие термины, возможно, правомерны для депрессивных и паранойяльных состояний второй половины жизни. Однако существует ряд клин, форм (галлюцинозы, галлюцинаторно-бредовые и конфабуляторно-парафренные психозы), манифестирующих почти исключительно в старости.

В генезе большей части С. п. имеют значение следующие основные факторы: мягко протекающий органический процесс, относящийся к атрофическим, реже атрофический процесс, приближающийся в свовхМ исходе к процессу, наблюдаемому при старческом слабоухМии; конституционально-генетический фактор (депрессии, паранойяльные, галлюцинаторно-бредовые и парафренные состояния); поражение слуха и зрения (галлюцинозы).

С. п. делят на острые формы — экзогенные картины (психозы, сопровождаемые помрачением сознания) и хрон. формы — депрессии (см. Депрессивные синдромы), паранойяльные состояния (см. Паранойяльный синдром), галлюцинозы (см. Галлюцинации), старческая парафрения (см. Парафренный синдром) и галлюцинаторно-бредовые состояния.

Острые формы С. п. встречаются наиболее часто. Такие больные сосредоточены в основном не в психиатрических б-цах, а в соматических. При острых форхмах С. п. преобладают фрагментарные, диссоциированные и рудиментарные клин, симптомы. Они определяются различными формами помрачения сознания — делирием (см. Делириозный синдром), аменцией (см. Аментивный синдром), оглушением (См. Оглушение) и т. д. Часто во время психоза происходит смена одной формы помрачения сознания другой: напр, делирия — аменцией или оглушением, оглушения — делирием и т. д. В таких случаях нередко употребляют обобщенные термины «спутанность сознания» или «состояния старческой спутанности». Значительно реже встречается клинически четко очерченная картина, чаще всего в форме делирия. Чем более фрагментарна и стерта картина психоза, тем сильнее выражены предшествующие проявления психоорганического синдрома. Обычно клин, особенности состояний помраченного сознания при С. п. заключаются в наличии возрастных так наз. сенильных черт: двигательное возбуждение принимает форму суетливости, сопровождается бредом, в частности в форме «сборов в дорогу»; в бредовых высказываниях преобладают идеи ущерба, ограбления, обнищания; галлюцинации и иллюзии немногочисленны и статичны; аффект тревоги и страха выражен нерезко. Заболевание нередко протекает в виде отдельных многократно повторяющихся вспышек. В период выздоровления выражены проявления психоорганического синдрома различной глубины и продолжительности, а также астения, сопровождающаяся адинамией. Нередко после перенесенного психоза происходит отчетливое усиление расстройств памяти. Главными причинами острых форм С. п. являются сердечная недостаточность, острые и хронические заболевания дыхательных путей, гипови-таминозы, болезни мочевой системы, а также операции и др., т. е. острые формы С. п. представляют собой симптоматические психозы (см.). Дополнительный фактор — снижение зрения, наблюдаемое примерно у половины больных. Диагноз соматического заболевания часто затруднен, т. к. многие болезни протекают у старых людей стерто и почти бес-симптохмно. Смертность в этой группе больных может быть очень высока. Однако при ранней диагностике психического и соматического заболевания после соответствующего лечения около половины больных выздоравливает.

Среди больных хрон. формами С. п. преобладают женщины. К депрессивным состояниям относятся состояния, обозначаемые обычно как поздний вариант пресенильной меланхолии (см. Предстарческие психозы). Несмотря на продолжительность заболевания (5—15 лет и более), расстройства пахМяти не превышают возрастных или определяются неглубокими дисмнестическими нарушениями (см. Память, расстройства). В генезе таких депрессий имеет значение конституционально-генетический фактор.

Из бредовых состояний чаще всего встречаются паранойяльные, клин, картина к-рых ограничивается мелкомасштабным бредом материального ущерба и издевательства, аналогичным по своим особенностям пресе-нильному бреду ущерба (см. Предстарческие психозы). Нек-рые исследователи, напр. Н. Ф. Шахматов (1979), в таких случаях говорят о поздних вариантах пресенильного бреда ущерба. Катамнестическое обследование больных показало, что спустя 10 лет и более паранойяльное состояние начинает редуцироваться в связи с присоединением расстройств памяти, достигающих в ряде случаев тотальной прогрессирующей амнезии.

Галлюцинозы манифестируют преимущественно или исключительно в старости. Выделяют вербальный, зрительный и тактильный галлюцинозы. Вербальный и зрительный галлюцинозы называют обычно галлюцинозами Бонне, к-рый впервые описал зрительный галлюциноз в 1759 г. Обе формы галлюциноза Бонне имеют следующие основные черты: представляют собой единственное расстройство, т. е. при нем полностью отсутствуют или возникают в рудиментарной и транзитор-ной форме другие психопатол. нарушения; заболевание сочетается с выраженной или полной слепотой (см.) или глухотой (см.).

Вербальный галлюциноз Бонне возникает у больных, средний возраст к-рых ок. 70 лет. В начале болезни могут возникать акоазмы и фонемы (см. Галлюцинации). На высоте развития психоза наблюдается поли-вокальный галлюциноз, характеризующийся истинными словесными галлюцинациями. В их содержании преобладают брань, угрозы, оскорбления, реже приказания. Интенсивность галлюциноза подвержена колебаниям. При наплыве галлюцинаций критическое отношение к ним на нек-рое время утрачивается, появляется тревога и двигательное беспокойство. В остальное время болезненные расстройства воспринимаются с критикой. Галлюциноз усиливается в вечернее и ночное время. Течение затяжное, многолетнее. Спустя несколько лет после начала болезни можно выявить дисм-нестические расстройства. Вербальный галлюциноз Бонне необходимо дифференцировать с аналогичными состояниями, встречающимися при сосудистых и атрофических заболеваниях головного мозга, а также при шизофрении.

Зрительный галлюциноз Бонне возникает у больных, средний возраст к-рых ок. 80 лет. Галлюциноз возникает остро и развивается часто по определенным закономерностям. Вначале появляются отдельные плоскостные зрительные галлюцинации, затем их число растет, они становятся сценоподобными. В последующем галлюцинации приобретают объемность. На высоте развития галлюциноза появляются истинные зрительные галлюцинации, множественные подвижные, нередко цветные, то естественных размеров, то уменьшенные (лилипутские), проецирующиеся во вне. Их содержанием являются люди, животные, картины бытовой обстановки или природы. При этом больные являются заинтересованными зрителями происходящих событий. Они понимают, что находятся в болезненном состоянии, правильно оценивают видимое, но вместе с тем часто не удерживаются и вступают в разговор с галлюцинаторными образами или же совершают действия в соответствии с содержанием видимого, напр, накрывают на стол, чтобы накормить увиденных ими родственников. При наплыве зрительных галлюцинаций, в частности при появлении галлюцинаторных образов, приближающихся к больным или теснящих их, на короткое время возникают тревога или страх, попытки отогнать видения. В этот период критическое отношение к галлюцинациям или снижается, или исчезает совсем. Усложнение зрительного галлюциноза возможно также за счет кратковременного появления отдельных тактильных, обонятельных или вербальных галлюцинаций. Галлюциноз протекает хронически, то усиливаясь, то ослабевая. Со временем происходит его постепенная редукция и становятся более отчетливыми расстройства памяти дисмнестиче-ского типа. Зрительный галлюциноз Бонне возникает и в инициальном периоде старческого слабоумия.

В генезе галлюцинозов Бонне имеют значение возрастные изменения, происходящие в головном мозге, и поражения периферического анализатора — слухового или зрительного.

Тактильный галлюциноз (син.: дерматозойный бред Экбома, бред одержимости кожными паразитами) возникает обычно в возрасте 50— 65 лет. Тактильные галлюцинации локализуются на лице, руках, в области заднего прохода и половых органов, распространяясь по поверхности кожи и слизистых оболочек, под кожей. Больные испытывают ощущения зуда, жжения, укусов, уколов, боли. Они убеждены, что мучительные ощущения связаны с проникновением в соответствующие участки тела мелких паразитов (жучки, черви и т. д.) или колющих неодушевленных предметов (песок, осколки стекла). Обычно даются четкие сведения о внешнем виде и размерах живых существ или неодушевленных предметов. Тактильный галлюциноз сопровождается нередко зрительными иллюзиями — в соскобах кожи, на шелушащихся ее участках больные видят напавших на них паразитов или инородные тела, вызывающие патол. ощущения. В ряде случаев к галлюцинозу присоединяется ипохондрический или нигилистический бред (см.). Тактильный галлюциноз часто сопровождается неуемной активностью, имеющей целью избавиться от воображаемого источника ощущений. Больные обращаются к врачам, в первую очередь к дерматологам, занимаются самолечением, беспрерывно дезинфицируют или моют «пораженные» части тела, помещение, где они проживают, стирают белье. Т. о., тактильный галлюциноз часто сопровождается бредовым компонентом. Заболевание протекает регредиентно (с упрощением клин, картины) или в форме рецидивов, близких к приступам. Тактильный галлюциноз возникает в старости также при шизофрении и сосудисто-атрофических процессах головного мозга.

Среди больных старческой пара-френией, или старческим конфабулезом, преобладают лица в возрасте старше 68 лет. Для клин, картины характерны множественные конфабуляции (см. Конфабулез), содержание к-рых относится к прошлому. Больные рассказывают о своем участии в необычных или знаменательных событиях социальной жизни, о знакомствах с высокопоставленными людьми и взаимоотношениях с ними, к-рые обычно носят эротический характер. Эти высказывания больных отличаются образностью и наглядностью. У больных выражен повышенно-эйфорический аффект, отчетлива переоценка собственной личности, вплоть до бредовых идей величия. В ряде случаев конфабуляции фантастического содержания сочетаются с конфабуляциями, отражающими повседневные события прошлой жизни. Обычно содержание конфабуляций не меняется, т. е. они как бы принимают форму клише. Это касается как основной темы, так и ее деталей. Изменить содержание конфабуляторных высказываний с помощью соответствующих вопросов или прямого внушения не удается. Психоз может существовать в неизменном виде в течение 3—4 лет без заметных нарушений памяти. В большинстве случаев после развития манифестного конфабулеза и его стабильного существования происходит постепенная редукция продуктивных психопатол. расстройств и одновременно выявляются медленно нарастающие нарушения памяти, к-рые в течение ряда лет носят преимущественно дисмнестический характер и могут не достигать степени тотальной прогрессирующей амнезии. Старческая парафрения требует дифференцировки с конфабуляторной формой старческого слабоумия, при к-рой конфабулез обычно беден по содержанию и представляет лишь непродолжительный этап болезни.

Галлюцинаторно-бредовые состояния чаще начинаются после 60 лет с психопатоподобных расстройств, продолжающихся многие годы, в ряде случаев до 10—15 лет. Усложнение клин, картины происходит за счет паранойяльного бреда ущерба и ограбления (малого размаха), к к-рым могут присоединиться несистематизированные идеи отравления и преследования, также распространяющиеся на лиц ближайшего окружения. После появления бреда нередко можно отметить выраженные расстройства дисмнестического типа. Клин, картина видоизменяется, преимущественно в 70—80 лет, в результате развития поливокаль-ного вербального галлюциноза, аналогичного по своим проявлениям вербальному галлюцинозу Бонне. Галлюциноз может сочетаться с отдельными идеаторными автоматизмами — мысленные голоса, чувство открытости, эхо-мысли (см. Кандинского — Клерамбо синдром). Т. о., клин, картина психоза принимает выраженный шизофреноподобный характер. Галлюциноз быстро приобретает фантастическое содержание (т. е. развивается картина фантастической галлюцинаторной парафре-нии), а затем постепенно замещается бредовыми конфабуляциями, и клин, картина напоминает старческую па-рафрению. У нек-рых больных в последующем появляются экмнестиче-ские конфабуляции (сдвиг ситуации в прошлое); у других — до самой смерти преобладают пара-френно-конфабуляторные расстройства; негативные изменения определяются дисмнезией без развития тотального слабоумия. Появление выраженных расстройств памяти происходит медленно, нередко мнести-ческие нарушения возникают лишь спустя 12—17 лет после появления манифестных симптомов болезни.

В генезе этого С. п., последовательно усложняющегося и видоизменяющегося по клин, картине, большое значение имеет конституционально-генетический фактор. Дифференциальную диагностику проводят с галлюцинаторно-бредовой шизофренией, манифестирующей в старости.

Большей части хрон. С. п. свойственны следующие общие признаки: ограничение клин, проявлений лишь одним кругом расстройств, предпочтительно одним синдромом (напр., помрачение сознания, депрессивный или паранойяльный синдром); выраженность психопатол. нарушений, позволяющая четко квалифицировать возникший психоз; длительное существование продуктивных расстройств и лишь постепенная их редукция; продолжительность сочетания продуктивных расстройств с достаточной сохранностью интеллекта, в частности памяти (при этом происходит медленное оскудение продуктивных расстройств); расстройства памяти сравнительно редко достигают степени тотальной прогрессирующей амнезии, значительно чаще они ограничиваются дисмне-стическими расстройствами, напр, у таких больных долго сохраняется аффектная память — воспоминания, связанные с эмоциональными воздействиями; в тех случаях, когда психозу сопутствует сосудистое заболевание, проявляющееся обычно артериальной гипертензией, оно выявляется преимущественно после 60 лет и протекает у большинства больных доброкачественно (без инсультов) и не сопровождается астенией, большинство больных сохраняет, несмотря на психоз, значительную двигательную активность, у них, как правило, отсутствует замедленность движений, к-рая свойственна больным с сосудистыми заболеваниями головного мозга.

Лечение С. п. проводят пропазином, стелазином, аминазином, галоперидолом, амитриптилином, тераленом (дозы их постепенно увеличивают) в сочетании с корректорами (циклодол и др.). Показано применение ноотропных средств (см.). Обязательно лечение сопутствующих соматических заболеваний.

Прогноз в отношении выздоровления неблагоприятный. Лечение психофармакол. средствами лишь ослабляет продуктивные расстройства. Больные умирают от интеркуррентных заболеваний, часто в глубокой старости, редко смерть наступает в состоянии маразма.

xn--90aw5c.xn--c1avg

Предстарческие и старческие психозы.

Предстарческие психозы – это психозы, возникающие в возрасте 45-55 лет.

Пресенильная меланхолия. В основе депрессивный синдром, особенностью которого является повышенный уровень тревожности с боязливым ожиданием неминуемого несчастья. Нередко двигательной заторможенности не бывает. Очень часто встречаются бредовые идеи виновности, самообвинения и греховности.

Пресенильный параноид. Характерен паранойяльный тип бреда по содержанию нередко это бред ревности, преследования, ущерба с малым размахом, чаще связанный с проблемами быта.

Женщина 89 лет соответствует внешне своему возрасту, немного даже выглядит моложе. Подробно рассказывает врачу о том, что соседка проникает в квартиру и ворует ее вещи. Ворует уже давно, а в последнее время стала травить ее, «что даже скорую приходилось вызывать». Травит, подпуская какой то газ в квартиру. У соседки на днях появился мужчина, который вместе с ней надумали отобрать квартиру у внука и у нее. Мужчина убедил сноху, чтобы она продала квартиру внука, он «со своей бандой гонялся на машинах по всему городу…».

Старческое слабоумие (сенильная деменция).

Заострение характерологических черт личности. Постепенно становятся все менее терпимыми, утрачивают способность в достаточной мере владеть собой. Интересы суживаются и сосредотачиваются главным образом на удовлетворении своих потребностей и желаний. Больные становятся эгоистичными, высокомерными, требуют повышенного к себе внимания, обнаруживают склонность к преувеличению своих заслуг.

Чаще больные жалуются на головные боли неприятные ощущения в различных частях тела, пониженное настроение, становятся злобными, ворчливыми, брюзжат, сетуют на недостаточное внимание к ним, требуют врачебной помощи, обращаются ко многим специалистам. Реже наблюдаются элементы эйфории и благодушия. В таких случаях больные любят похвалиться своей моложавостью и физической выносливостью. Иногда они становятся повышенно сексуальными.

Появляются расстройства памяти. Вначале оно выражается в слабости запоминания нового, особенно имен, при сравнительно хорошем припоминании прежнего. В дальнейшем не только нарушается запоминание, но и процесс воспроизведения становится все более и более затруднительным.

Отмечаются нарушения со стороны внимания. При этом наблюдается патологическая отвлекаемость, которая выражается в том, что человек не может довести начатое дело до конца, бросает одно, начинает другое, торопится перейти к третьему. Так же наблюдается инертность и застреваемость внимания. Так больной не в состоянии следить за изменением завязавшейся беседы.

Со стороны моторики появляются тикообразные подергивания различных мышечных групп, толчкообразные по типу тремора, особенно в руках, гиперкинезы, семенящая походка.

На первый план выступают признаки глубокого снижения интеллектуальных способностей. Нарастают расстройства памяти, крайним выражением которых является так называемая амнестическая дезориентировка (больные не помнят имен своих близких, а порой и своего имени, не понимают где находятся, не осознают свой возраст). Очень часто они полагают, что еще ходят в школу или занимаются профессией, которую уже давно оставили.

Прогрессирующее резкое нарушение (по закону Рибо) памяти часто сопровождается яркими конфабуляциями и псевдореминисценциями. Одновременно возникает ложное восприятие окружающих лиц, событий и обстановки. Например, соседей по палате больной называет именами своих давних знакомых, полагая, что он находится на службе, а они его сослуживцы. При этом больные не замечают явной нелепости в своих высказываниях и поступках. Сон становится поверхностным и непродолжительным, в ряде случаев происходит инверсия сна. Иногда возникают делириозоподобные эпизоды со спутанностью сознания.

Со стороны эмоциональной сферы возможна эйфория, при этом они нередко одеваются как молодые, кокетливо взбивают на голове волосы и т.д. У некоторых же больных отмечается пониженный фон настроения, на фоне которого появляются бредовые идеи ипохондрического характера, бред ущерба, самоуничижения и в итоге развивается депрессивное состояние. В таких случаях больные обычно подавлены, плачут, заявляют, что к ним плохо относятся, не кормят, обворовывают.

По мере нарастания слабоумия появляется ряд характерных симптомов:

Симптом стереотипного усердия – с озабоченным и сосредоточенным видом больные стереотипно выполняют бесцельные действия (взбивают подушки, перекладывают с места на место постельные принадлежности).

Симптом стирки – наблюдается у лежачих больных, которые все время перетирают простыни или край одеяла. Этот симптом появляется на границе следующей стадии – маразма.

Больная 70ти лет предоставленная сама себе сидит с задумчивым лицом на кровати. Контакту доступна, в беседу вступает с интересом, однако на многие вопросы ответить затрудняется. Не может назвать своего возраста, не знает какой сейчас год и месяц, затрудняется сказать где находится. Врача воспринимает как близкого родственника, ответить сколько у нее есть детей затрудняется. В беседе суетится, периодически деловито взбивает подушку. На вопрос «что вы вчера делали» отвечает: «ходила не работу».

Терминальная стадия (психический и физический маразм).

Постепенное оскудение психики достигает такой степени, что больные совершенно перестают понимать даже элементарные явления окружающей обстановки: не отличают съедобного от несъедобного, утрачивают почти полностью речь, не могут встать с постели. Больные лежат на боку со скрещенными на груди руками, ноги их максимально согнуты в тазобедренных и коленных суставах. При попытке изменить это положение больные оказывают пассивное сопротивление, издавая нечленораздельные возгласы, напоминающие стоны, вопли.

Женщина истощена, черты лица заострены, глаза впавшие, от нее койки исходит неприятный запах мочи, на крестце и спине пролежни, принимает эмбриональную позу. При попытке ее перекладывания оказывает пассивное сопротивление и высказывает нечленораздельные охи-стоны.

Атрофические (дегенеративные) заболевания головного мозга

В основе болезни лежит первичная диффузная атрофия коры головного мозга с преимущественным поражением теменных и височных долей, а также отчетливыми изменениями в подкорковых ганглиях. Типичные случаи заболевания связаны с предстарческим возрастом (от 40 до 60 лет). Чаще болеют женщины.

Заболевание развивается постепенно, поэтому на первых этапах наблюдаются элементы осознания болезни (критики) и минимальные признаки расстройства характера.

Очень быстро возникает апраксия – потеря способности выполнять привычные автоматизированные действия (застегивать пуговицы, зажигать спички, чистить зубы, одеваться, готовить пищу и т.п.). Часто наблюдается расстройство речи в виде повторения отдельных слогов. При письме также можно обнаружить повторы и пропуски слогов и отдельных букв. Утрачивается способность к счету. В последующем развиваются все признаки типичные для деменции.

Патологоанатомическая картина старческого слабоумия и болезни Альцгеймера существенно не различается. Это позволило в новейших классификациях рассматривать данные заболевания как единую патологию. При этом описанный Альцгеймером пресенильный психоз рассматривается как атипично рано начавшийся вариант заболевания.

В основе болезни лежит изолированная атрофия коры (в первую очередь в лобных, реже в лобно-височных отделах мозга). Чаще начинается в пресенильном возрасте (средний возраст начала 54 года). Заболевание развивается достаточно быстро (средняя продолжительность – 6 лет).

Уже на начальном этапе ведущим в клинике становится грубое изменение личности и расстройство мышления. Полностью отсутствует критика, отмечается расстройство воли и влечений. При этом автоматизированные навыки (счет, письмо, профессиональные штампы) довольно долго сохраняются. Расстройства памяти появляются значительно позже, чем изменения личности, и не столь грубо выражены, как при болезни Альцгеймера и сосудистой деменции. Поведение чаще характеризуется пассивностью, аспонтанностью. Так же наблюдается грубость, сквернословие и гиперсексуальность. Характерны «стоячие симптомы» – постоянное повторение одних и тех же оборотов, суждений, стереотипное совершение довольно сложной последовательности действий.

studfiles.net

К этой группе относятся психические заболевания, развивающиеся в предстарческом (45-60 лет) и старческом (после 65 лет) возрасте, свойственные только этому периоду жизни. Согласно современной классификации, этот период обозначается также как возраст обратного развития или второй половины жизни.

Общепринятым является деление психических заболеваний, свойственных только этому периоду жизни, на предстарческие и старческие психозы.

Предстарческие психозы. В рамках предстарческих (пресенильных) психозов выделяют пресенильную, или инволюционную, меланхолию, инволюционный параноид и инволюционное слабоумие.

Инволюционная меланхолия является наиболее распространенным клиническим вариантом среди инволюционных психозов, развивается преимущественно у женщин в возрасте 45-60 лет на фоне климакса.

Развитию психоза предшествует целый комплекс вредностей — гормональная перестройка периода климакса, обострение или появление соматических заболеваний, психогенные факторы. При этом в качестве психогенно травматизирующего обстоятельства выступает и сам возраст с комплексом психотравматизирующих переживаний, связанных с надвигающейся старостью. Именно в этом периоде наступают изменения и ломка привычного жизненного уклада — выход на пенсию, утрата прежних позиций, одиночество в связи со смертью супруга, необходимость адаптации к новым условиям жизни. Наряду с этим имеют значение и дополнительные психогенно травматизирующие обстоятельства, часто незначительные, но патологически воспринимаемые больными в этом периоде жизни. Поэтому их называют малыми психогениями или условно патологическими.

Развитию заболевания, как правило, непосредственно предшествуют подобные малые психогении — семейные конфликты, переезд на другую квартиру, в семью детей и т.п.

По мере развития болезни усиление тревожно-тоскливого аффекта сопровождается возбуждением. На высоте психоза тревожное возбуждение достигает часто большой силы, принимая характер меланхолического буйства с суицидальными тенденциями и попытками.

На фоне глубокой тоски и тревоги развиваются бредовые идеи виновности, самообвинения и самоуничижения, ущерба, разорения, гибели. Больные убеждены в своей глобальной вине перед человечеством. Ожидают исключительного по своей тяжести и мучительности наказания, считая вместе с тем, что они этого заслуживают. Они постоянно винят себя за ошибки, якобы совершенные ими в прошлом, при этом припоминают различные незначительные эпизоды, за которые должны быть строго наказаны. Во многих случаях у больных отмечаются разнообразные ипохондрические расстройства от жалоб на свое здоровье до ипохондрического бреда. Они уверены, что больны сифилисом, другими тяжелыми заболеваниями, считают себя заразными, опасными для окружающих. В некоторых случаях эти жалобы приобретают характер ипохондрического бреда отрицания и громадности (у них нет желудка, кишечника, высох мозг, атрофируются и не работают все внутренние органы).

Иногда в клинической картине преобладает двигательная заторможенность, однако чаще отмечается двигательное возбуждение — ажитированная депрессия.

Инволюционный параноид. Впервые развивается в предстарческом возрасте, чаще у женщин на фоне климакса. В начальном периоде у больных появляются подозрительность, настороженность в отношении к окружающим, в том числе к родным и близким. Постепенно формируются бредовые идеи преследования, отношения ревности, ущерба. Бредовые идеи объединены общим содержанием, связанным с переживаниями материально-морального ущерба. Бред строится исключительно на основе интерпретации реальных фактов и отличается кажущейся правдоподобностью. Бредовые идеи исчерпываются обыденным содержанием и представляют как бы преувеличенную и искаженную действительность, особенно ситуационно бытовые взаимоотношения.

Больные убеждены, что их обкрадывают, портят вещи, «вытаскивают нитки из материала», соседи по квартире и родственники «строят козни», «хотят изжить», заполучить принадлежащую им площадь, сотрудники по работе стремятся скомпрометировать, занять их место, чтобы «получать двойную зарплату», супруги «изменяют», «планируют завладеть имуществом», «жилплощадью», соперницы «прибегают к разным уловкам», «хотят извести». Бред отличается однообразием, маломасштабностью, «малым размахом», застреванием больных на одних и тех же идеях и фактах, бедностью аргументации, направленностью против узкого круга лиц из ближайшего окружения и определяет поведение больных. Они различными способами пытаются установить, какие продукты и в каком количестве у них похищают, для этого делают специальные пометки на посуде и местах хранения пищи. У дверей своей квартиры или комнаты они специальным образом располагают различные предметы, прикрепляют к замку нити и т.п. с целью установить, что в их отсутствие кто-то проникает в их дом. Пересматривают свои вещи, находя при этом «мелкую порчу», следят за супругами и соседями.

Течение болезни — многолетнее при достаточной сохранности интеллектуально-мнестических функций и относительно хорошем физическом состоянии. В процессе лечения отмечается лишь некоторое побледнение отдельных бредовых идей наряду со стойкостью и сохранностью тенденции к бредовой интерпретации конкретных фактов в плане бреда материального ущерба.

Предстарческое слабоумие, или пресенильная деменция, которая возникает в предстарческом возрасте в результате атрофических процессов в головном мозге. Различные варианты пресенильной деменции, названные по имени авторов, их описавших (болезнь Альцгеймера, Пика и др.), объединяют общие клинические признаки. Характерны постепенное, малозаметное начало, нарастающее слабоумие и необратимость наступающих расстройств.

Наибольшее практическое значение имеют болезни Альцгеймера и Пика.

При болезни Альцгеймера средний возраст начала заболевания 54 — 56 лет, средняя его продолжительность, по данным ряда авторов, 8-10 лет. Женщины заболевают достоверно значительно чаще мужчин.

Отличительной особенностью развивающегося слабоумия являются нарастающие нарушения речи (вплоть до полного ее распада), письма, а также прогрессирующая утрата привычных навыков.

Прогноз во всех случаях неблагоприятный. Течение заболевания имеет необратимый прогрессирующий характер. Больные погибают в различные сроки от начала заболевания.

Болезнь Пика начинается чаще в возрасте 53-55 лет с одинаковой частотой у мужчин и женщин. Заболевание развивается исподволь с изменений личности в форме нарастающей вялости, апатии, безразличия.

У больных наступает эмоциональное притупление, снижение психической активности, общее оскудение. Иногда выявляется расторможенность низших влечений, приподнятое настроение. Одновременно наступает ослабление высших форм интеллектуальной деятельности. Неуклонно снижается уровень суждений, продуктивность мышления, критика. При этом память и ориентировка, а также формальные знания и навыки остаются относительно сохранными.

При дальнейшем развитии слабоумия отмечается ослабление памяти, распад речи с последующим полным ее исчезновением.

Прогноз неблагоприятный. В конечной стадии наступает выраженное физическое истощение — кахексия, присоединяются явления маразма. Смерть наступает обычно в результате присоединения инфекции.

Старческие психозы — психические болезни, впервые возникающие в старости (после 65-70 лет), свойственные только этому периоду жизни; связаны с патологическими возрастными изменениями организма. Заболеваемость среди мужчин и женщин, по данным ряда авторов, примерно одинакова.

В рамках старческих психозов выделяют старческое слабоумие и собственно старческие психозы.

Старческое слабоумие начинается постепенно с психических изменений, присущих старению.

У больных ослабевают и исчезают прежние привязанности к родным и близким, выявляется огрубение личности. Отмечается сужение круга интересов. Основное значение приобретают удовлетворение жизненных потребностей, забота о физическом благополучии. При этом у одних преобладают постоянное недовольство, сварливость, придирчивость, у других — благодушие, приподнятое настроение, беспечность.

Выявляется прогрессирующая амнезия от более поздно приобретенного и менее прочно закрепленного к ранее приобретенному и прочно усвоенному. Нарушения памяти касаются прежде всего текущих событий, а также отвлеченных понятий. Забывая настоящее и недавнее прошлое, больные помнят давно минувшие события. В последующем амнезия распространяется на более ранние периоды жизни. Пробелы памяти больные заполняют вымыслами — конфабуляциями. При этом отмечается диссоциация между глубоким слабоумием и сохранностью некоторых внешних привычных форм поведения, например, манеры держаться, а также навыков. Со временем больные становятся все более пассивными, инертными, малоподвижными. Однако в некоторых случаях отмечается бессмысленная суетливость, принимающая так называемую форму «сборов в дорогу», больные куда-то стремятся, связывают в узелок свои вещи, чего-то ожидают.

В ряде случаев выявляется расторможенность низших влечений — повышенный аппетит, сексуальная возбудимость, обычно отмечается нарушение ритма сна. Больные спят от 2-4 до 20 часов. В исходной стадии наступает кахексия. Психотические формы старческого слабоумия обычно возникают в начале заболевания, чаще других встречается бред ущерба, обнищания в сочетании с бредовыми идеями отравления и преследования. Бредовые идеи связаны с конкретной ситуацией, строятся на болезненной интерпретации реальных обстоятельств и распространяются в основном на лиц ближайшего окружения.

Судебно-психиатрическая оценка. Больные пресенильными психозами могут быть опасны для себя и для окружающих. При инволюционной меланхолии больные на высоте депрессии иногда совершают так называемые расширенные самоубийства. Убежденные в неминуемой гибели и мучениях, которые ожидают их и членов семьи, особенно детей и внуков, больные, прежде чем покончить жизнь самоубийством, убивают их по альтруистическим мотивам, чтобы избавить от предстоящих мучений.

В судебно-психиатрической практике встречаются наблюдения, особенно среди женщин, в которых инволюционная меланхолия выявляется уже после совершения правонарушения, когда эти больные впервые попадают в поле зрения врачей-психиатров.

Основной задачей экспертизы в этих случаях является установление времени начала заболевания — до или после совершения опасного деяния.

В других наблюдениях инволюционная меланхолия развивается уже после совершения криминальных действий в условиях психогенно травмирующей ситуации — в период следствия, до или после вынесения приговора или во время отбывания наказания. В этих случаях больные освобождаются от отбывания наказания в связи с болезнью (ст. 81 УК РФ); к ним применяются различные виды принудительных мер медицинского характера.

Некоторые больные на начальных этапах старческого слабоумия могут быть привлечены к уголовной ответственности при сексуальной расторможенности, определяющей неправильное поведение таких больных (развратные действия в отношении малолетних и т.п.).

При рассмотрении гражданских дел судебно-психиатрическая экспертиза больным с предстарческими и старческими психозами назначается обычно в связи с оформлением завещаний, дарственных, заключением сделок, исками о расторжении брака и т.п. Эти вопросы изложены в главе, посвященной экспертизе в гражданском процессе.

yurist-online.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation