Простая шизофрения история болезни

Методы лечения простой шизофрении

Простая шизофрения одна из самых распространённых форм этой болезни. Своими симптомами она довольно схожа с вялотекущей формой, в связи с чем, многие авторы описывают эти два вида как один, но это не так. Главное отличие простой шизофрении от вялотекущей — это худший прогноз и прогредиентоность. Специалисты в сфере психиатрии США вовсе изъяли простую форму из числа шизофренических расстройств и отнесли к патологическим изменениям личности. Такое заключение вызывает немало дискуссий среди именитых мировых психиатров.

История болезни началась с 1903 года, когда её симптомы впервые были описаны психиатром Р. де Фюрсаг. Развиться патология может как в детском, так и взрослом возрасте. У Подростков она прогрессирует быстрее, нежели, у взрослых пациентов, мужской пол заболевает немногим чаще, чем женский. Негативный прогноз болезни заключается в том, что даже при интенсивном лечении, продолжительная ремиссия наступает лишь у четвёртой части пациентов.

Главная черта болезни — развитие негативных симптомов, позитивные признаки либо отсутствуют полностью, либо выражены не значительно. Пример этому практически полное отсутствие таких изменений как двигательные нарушения, наличие бредовых историй и аффективных симптомов. При этом дефект личности спустя года течения заболевания неминуем. Простая шизофрения развивается медленно и симптомы нарастают постепенно, как правило, до того как будут диагностированы симптомы болезни проходит не менее года. Происходит изменения черт личности, которые были присущи больному ранее, в этом главная характеристика негативных симптомов.

К характерным изменениям относят:

  • замкнутость и отрешенность, больные сторонятся общения с родственниками и друзьями, стараются всё своё свободное время провести в одиночестве. У них пропадает интерес к увлечениям, которые ранее им были интересны. На начальном этапе легкая симптоматика создаёт трудности в постановке диагноза, зачастую родственники списывают происходящее на плохое настроение, переходной возраст у подростков, в конце концов, на депрессию и крайне редко обращаются за консультацией к специалисту. Пациент всё еще продолжает ходить на работу, учёбу, но интерес к ним уже утрачен, все задания выполняются автоматически, новая информация ими не усваивается;
  • когда болезнь прогрессирует, замкнутость становится более выраженной. Больной не редко возникают приступы агрессии к окружающим, он становится эгоистичным и раздражительным. Наблюдается полное безучастие к происходящим событиям. Визуальные симптомы у таких больных выражаются в скудной мимике лица, а также монотонном голосе, эмоциональность полностью отсутствует;
  • не редки случаи навязчивых движений либо возникновения ненормированных примитивных желаний, например, больные страдают обжорством, злоупотребляют алкоголем или начинают онанировать;
  • люди, страдающие простой шизофренией перестают за собой следить, изначально это выражается в просто неопрятном виде, позже они полностью отказываются себя обслуживать. Отказ от гигиенических процедур приводит к отказу социума от общения с больным, а для родных стоит не малых хлопот убедить его в необходимости принять душ либо помыть голову;
  • позже появляются симптомы, характерные для нарушения мышления. Проявляются подобные симптомы, главным образом, в обрывистости и несвязности речи. Больной может начать одну тему разговора и сразу же перейти на иную, в его речи возникают придуманные ним слова. Эпизодически могут возникнуть бредовые идеи, но они бывают довольно редко и не у всех, этот симптом совместно с галлюцинациями скорее исключение при этой форме болезни;
  • вместе с безволием и признаками аутизма, у пациента нарушается сон, возникают частые смены настроения, беспокойство, на фоне агрессивности такие люди склонны к правонарушениям;
  • наблюдается стойкий тормоз психического развития, пример тому пациенты, которым по 20-30 лет, а болезнь у них началась с 15 летнего возраста, так и развитие человека будет соответствовать подростковому возрасту.

Простая форма имеет особый подвид — ядерная форма шизофрении. Характеризуется ядерная форма простой шизофрении крайне злокачественным течением, своё начало она берет в юном возрасте. От первых симптомов до окончательного развития истории болезни проходит порядка двух-трёх лет, после чего наступает стойкий дефект личности. За это время патология протекает, как правило, без ремиссии, слабоумие со всеми вытекающими последствия наблюдается к 18-20 годам. Симптомы подвида идентичны простой форме, лишь с той разницей, что приобретают более агрессивное проявление и высокую скорость их нарастания. Помимо простого варианта, ядерная форма шизофрении может наблюдаться и при кататоническом или гебефреническом течении.

Диагностика и лечение

Главная задача психиатра при диагностике — это отличить шизофрению этого типа от всевозможных личностных расстройств. Главным критерием для этого является история болезни и тщательно изученный анамнез. Важно выявить негативные симптомы рудиментарные проявления острого психоза и именно на основе их наличия в истории патологии не менее одного года можно установить соответствующий диагноз.

Относительно лечения, процесс этот, к сожалению пожизненный с вариацией дозировки в большую сторону при психических эпизодах и частичного уменьшения объёма медикаментов при наступлении ремиссии. Касательно медикаментозного лечения главной группой препаратов являются нейролептики. Их применение основывается в основном на дофаминовой теории возникновения патологии. В ней идёт речь о том, что причиной шизофрении является увеличенная доза выработки дофамина рецепторами головного мозга. Нейролептики же в свою очередь купируют эти рецепторы и нормализуют количество дофамина, тем самым замедляя процесс нарастания негативных симптомов и возникновения слабоумия. Пример по эффективности среди нейролептиков, в лечении болезни принято считать препарат галоперидол. Помимо него могут быть назначены такие медикаменты как: клопиксол, аминазин, азалептин, рисполепт и др. При лечении простой формы шизофрении важен стимулирующий эффект действия, пример таких препаратов:

Нейролептические средства опасны своими осложнениями при длительном курсе их приёма, без которого, к сожалению, не обойтись больным шизофренией. Главный пример осложнения — это появление лекарственного паркинсонизма. Эта патология проявляется в непроизвольном дрожании конечностей, судорогах и спазмах в мышцах, скованности движений. Для того, чтобы не допустить развитие этой болезни, врачи рекомендуют параллельно с нейролептиками применять антипаркинсонические средства, например: акинетон или циклодол.

Помимо нейролептических средств применяют:

Многие примеры в терапии, доказывают положительное влияние иммуномодуляторов, таких как:

Обратите внимание! Все медикаментозные препараты представлены в ознакомительных целях. Дозировка и выбор медикамента должны быть строго регламентированы лечащим психиатром, самолечение способно привести к непредвиденным последствиям.

При очень сложном течении болезни может быть назначена инсулинокоматозная терапия, пример такого лечения заключается в погружении пациента в гипогликемическую кому с последующим выведением из неё.

Параллельно с медикаментозным лечением немаловажную роль имеет психотерапия. Пример тому популярность и эффективность занятий могут как группового, так и индивидуального характера. Важна поддержка близких и родных людей.

Простая форма шизофрении по своему течению не имеет ничего общего с полученным названием. Клинические проявления патологии совсем не просты и требуют систематического лечения. К сожалению, даже при самой лучшем лечении 25% больных достигают состояния слабоумия, шизоидный дефект практически неизбежен. Но при этом следует заметить, что отсутствует прогрессирующая, положительная симптоматика и кататонические синдромы в виде ступора либо возбуждения. В лечении заболевания важна не только медикаментозная терапия, но и постоянная психологическая поддержка родных людей. При особо злокачественных видах течения либо в период сложного психического эпизода требуется госпитализация в психиатрическую клинику.

mozgid.ru

Пациентка предъявляет жалобы на слабость, «притупление чувств», сужение круга интересов, повышенную отвлекаемость, трудность сосредоточения внимания. Также больную беспокоят периодически появляющиеся «голоса», локализованные около головы. Голоса принадлежат незнакомым людям, мужские и женские, носят комментирующий, одобряющий, а также угрожающий характер – определенный «страшный мужской голос», который «говорит, чтобы глаза выкатывались», в результате чего «глаза вылезают из орбит».

Сведения о наследственности:

Отец и мать здоровы, оба по характеру спокойные, отношения с дочерью прохладные. Единственный ребенок в семье. Воспитывалась больше матерью в условиях гипоопеки, отец участия в воспитании практически не принимал. Сейчас проживает с родителями, в удовлетворительных социально-бытовых условиях. В семье психически больных, психопатических личностей, больных наркоманией, алкоголизмом, совершавших суицидные поступки, страдавших туберкулезом, сифилисом, злокачественными опухолями, заболеваниями обмена веществ не было.

Anamnesis vitae (со слов больной):

Родилась в Ленинграде в 1977 году. Данных о течении беременности матери и родах нет. Росла и развивалась соответственно возрасту, посещала детский сад, в школу пошла в 7 лет, училась преимущественно на 3, неохотно, учеба давалась тяжело, особенно математика, физика, химия. По характеру была спокойным, пассивным ребенком, стойких увлечений не имела. Конфликтов со сверстникам и школьными учителями не отмечает. Ни к чему не стремилась, никак себя не проявляла. Образование 10 классов, профессионального образования на получала. После школы некоторое время работала продавцом на рынке. На данный момент не работает уже в течение 8 лет. В поисках работы на заинтересована, планы на будущее неопределенные.

Половое развитие и половая жизнь, акушерский анамнез:

Менструации с 14 лет, регулярные, умеренные, безболезненные по 5 дней через 27. Половой жизнью живет с 15 лет, связи носят беспорядочный характер. В возрасте 18 и 20 лет, под давлением родителей, дважды делала аборты. В браке не состояла, о создании семьи не задумывается.

Климатические и материальные условия в семье удовлетворительные, не напряженные, материально обеспечены. Семья состоит из отца, матери и дочери.

Детские инфекции – ветряная оспа, краснуха в младшем школьном возрасте; ОРВИ примерно один раз в год, протекали без осложнений. Тяжелые и хронические соматические заболевания, травмы, в том числе с потерей сознания, отрицает. Операции отрицает. Профессиональные вредности не отмечались.

Аллергологический анамнез спокойный.

Привычные интоксикации: курение, злоупотребление алкоголем, другими психоактивными веществами отрицает.

Анамнез заболевания (со слов больной):

Считает себя больной с 1999 года, когда на фоне неприятностей на работе (была уволена из-за сокращения территории рынка) снизилось настроение, возникли грустные мысли. Считает, что была уволена по справедливости, в результате сложившихся обстоятельств. Это состояние длилось около двух месяцев, сопровождалось ощущением вялости, слабости. Постепенно появилось безразличие в отношении друзей, родителей, собственного внешнего вида. Тогда же больная стала отмечать появление голосов, локализованных в районе головы, ушей. Голоса не принадлежат знакомым людям, женские (комментирующего и одобряющего характера), и мужские (мужской один, «страшный», угрожающий жизни больной, грозящийся «глаза выкатить из орбит»). Во время появления «страшного» голоса угрожающего характера происходило непроизвольное закатывание глаз, сильное напряжение мышц шеи и лица, больная пыталась спрятаться, накрывшись одеялом, возникало ощущение оцепенения, страха. Считает что голос воздействует на ее состояние, исполняет угрозы. О происхождении голосов не имеет никакого мнения, относится без интереса. Критика к своему состоянию формальная. Соглашается с необходимостью проведения лечения преимущественно из-за неприятных, мучительных ощущений во время появления устрашающего голоса, охотно принимает лечение.

С начала заболевания болезненные явления исчезали редко, на непродолжительное время, несмотря на длительные пребывания в психиатрической клинике (до шести месяцев) и получаемое лечение несколькими нейролептиками одновременно. Количество госпитализаций точно назвать не может, считает что провела в больнице большую часть времени от начала заболевания. Госпитализации были связаны с нарастанием симптоматики (постоянное присутствие голосов, страх болезненного воздействия вызывал возбуждение), вопреки приему больших доз нейролептиков. В стационаре чувствовала себя спокойнее, внимание докторов вызывало ощущение безопасности. Получала медикаментозное лечение в виде постепенно нарастающих доз нейролептиков в различных комбинациях. При этом галлюцинации появлялись реже, с большими перерывами. После каждой очередной выписки больная выполняла рекомендуемые назначения, принимала поддерживающую терапию, однако через 1-2 месяца наступало ухудшение состояния, и больная вновь госпитализировалась.

Данная госпитализация продолжается шесть месяцев, связано с утяжелением состояния, больная самостоятельно обратилась за помощью в ПНД. Госпитализирована с согласия.

Страховой анамнез: имеет бессрочно II группу инвалидности с 2001 года. В листке нетрудоспособности не нуждается.

Настоящее состояние больной:

Состояние удовлетворительное. Конституция нормостеническая. Кожные покровы и видимые слизистые обычной окраски и влажности. Шрамов, расчесов, пролежней, татуировок нет. Артериальное давление – 120 и 70 мм, рт, ст. Пульс ритмичный, симметричный. При аускультации сердечные тоны ясные, звучные, первый тон громче второго в проекции верхушки сердца, шумы не выслушиваются. Границы относительной и абсолютной сердечной тупости в пределах нормы.

Частота дыхания – 17 в минуту. В легких при аускультации дыхание везикулярное. При перкуссии перкуторный тон ясный легочный над всей поверхностью легких. Живот при пальпации мягкий, безболезненный. Почки не пальпируются, поколачивание по пояснице безболезненно.

Реакция зрачков на свет живая, содружественная, OD=OS. Асимметрии лица нет, носогубные складки и углы рта симметричны. Координация движений сохранена. Тремора нет. Очаговой неврологической симптоматики не выявлено.

Пациентка среднего роста, нормостенического телосложения, кожа обычной окраски, без следов сыпи или расчесов.

Волосы русые, сальные, не расчесанные, по внешнему виду выглядит чуть старше своего возраста. Одета чисто, но не опрятно, ногти не стрижены. Выражение лица безразличное, мимика скудная. Не улыбается. Моторных расстройств не выявлено. Сознание клинически не помрачено.

В контакт вступает пассивно, иногда переспрашивает вопросы, отвечает односложно, периодически возникают паузы перед ответами. При формальной готовности отвечать на вопросы, поглощена в большей степени своими мыслями, замкнута. Вялая, медлительная. Речь тихая, монотонная.

Ориентировка в окружающем пространстве не нарушена, правильно называет дату, место пребывания. Аутопсихической дезориентировки не обнаружено – больная правильно называет свое имя, фамилию, отчество, год рождения, количество лет.

На момент осмотра нарушения восприятия не определяются.

Темп мыслительных процессов замедлен. Выявляются бредовые идеи преследования и воздействия («голос угрожает мне, заставляет глаза закатываться, не оставляет в покое»).

+Внимание пациентки концентрируется на непродолжительное время, объем внимания ограничен.

+Краткосрочная память снижена: не может вспомнить имени куратора, с трудом вспоминает имя своего лечащего врача.

+Расстройства эмоциональной сферы. Отмечается снижение эмоционального реагирования, однообразное выражение лица, уменьшение спонтанности движений, эмоциональный ответ отсутствует.

+Критика в отношении заболевания.

Соглашается, что должна находится на лечении в стационаре, так как это приносит облегчение состояния – уменьшается чувство страха, реже слышит голоса. Критика в отношении заболевания формальная, считает слышимые голоса реальными, верит в способность голосов воздействовать на ее соматическое состояние («закатывание глаз»), однако пассивно соглашается с необходимостью продолжить лечение.

Данные дополнительных методов исследования патологии не выявляют.

Клинический диагноз: Шизофрения

Непрерывно-прогредиентный тип течения

Обоснование клинического диагноза.

Диагноз Шизофрения поставлен на основании:

1.Жалоб больной на часто слышимые голоса возле головы, голоса носят угрожающий, комментирующий и одобряющий характер. Устрашающие голоса вызываю чувство страха, оцепенения, непроизвольное спазмирование мышц шеи и лица, закатывание глаз. Больная уверена, что голоса способны воздействовать на ее соматическое состояние. Данные жалобы характерны для истинных галлюцинаторных расстройств восприятия.

2.Данных анамнеза – с детства у пациентки отмечались апатические и абулические явления, эмоциональная холодность в отношении сверстников, родителей, пассивность, безразличие к окружающим явлениям, к своему внешнему виду. Данные симптомы формируют апато-абулический дефект.

3.Из данных анамнеза заболевания следует, что дебют заболевания проявился на фоне психотравмирующей ситуации, что характерно для динамики развития шизофрении.

4.Результатов исследования психического статуса – выявляется расстройство темпа мышления в виде его замедления, расстройство содержания мышления – в виде бредовых идей преследования и воздействия. В сочетании с имеющимися расстройствами восприятия формируется картина параноидного синдрома.

5.Также из анамнеза известны эпизоды двигательно-волевых нарушений в виде пароксизмальных спазмов мышц шеи и лица, закатывании наверх глаз.

6.Определяются характерные для шизофрении изменения личности в виде сужения круга интересов, снижения энергетического потенциала, отсутствия стимулов к деятельности и психической активности.

Простая форма течения шизофрении определяется началом заболевания в молодом возрасте, преобладанием в клинической картине апато-абулического синдрома и эмоциональной сглаженности. Для простой формы характерен неприрывно-прогредиентный тип течения заболевания, который проявляется у данной больной редкостью и кратковременностью ремиссий, отягощением обострений с каждым новым приступом, нарастание изменений личности.

Для дифференциальной диагностики простой формы шизофрении с маниакально-депрессивным психозом следует учесть нехарактерные для МДП нарушения восприятия и мышления. Для экзогенных психозов характерны особые изменения личности, протекающие по органическому типу, а также яркие, чаще зрительные, галлюцинации. От психогенно обусловленных острых расстройств шизофрения отличается характерными расстройствами личности, общей динамикой развития заболевания (стабильное течение), отсутствие связи бредовых синдромов с психотравмирующей ситуацией.

— Пациентке показано стационарное лечение на период обострений состояния.

-Лечебный режим: необходимо длительное непрерывное фармакологическое лечение для закрепления эффекта и профилактики обострений

raptus.ru

Шизофрения, простая форма — история болезни

Алтайский государственный медицинский университет

Кафедра психиатрии и наркологии

Зав. кафедрой: проф. Пивень Б.Н.

Руководитель: Шереметьева И.И.

Куратор: Ширижик О.С.

Академическая история болезни

Больной: АОР 20л

Клинический диагноз: Шизофрения, простая форма.

Начало курации: 19.12.08г

Окончание курации: 23.12. 2008г

Больной АОР 20 лет

Образование: незаконченное высшее

Семейное положение: не женат

Адрес: г. Барнаул

Направлен в диспансер участковым психотерапевтом.

Дата поступления в стационар — 0.11.08г дату не помнит.

— Чувство страха (из-за пропусков занятий)

— Тяжесть на плечах, «как будто на плечах мешок с камнями»

— Отсутствие желания, безразличия ко всему.

Больной не знает, от какой беременности, первый ребенок. Масса тела при рождении 3560г, рост 55 см.

Вскармливание, с какого возраста начал держать голову, сидеть не знает.

Ходит с 1г. Детский сад посещает с 2 лет. В 7 лет поступил в общеобразовательную школу. Учился хорошо. Обмороков, упорной бессонницы, сонливости, навязчивых состояний не было; склонности к бессмысленным поступкам, побегам из дома нет.

После окончания учебы (11 классов) ни где не работал. В 2007г поступил в АГТУ. Брал академический отпуск на 1 год из-за болезни.

От воинской обязанности освобожден по поводу учится в АГТУ.

Семейное положение: не женат.

Вредных привычек: нет. Употребление наркотиков и токсических веществ отрицает.

Перенесенные заболевания: ОРВИ 1-2 раза в год.

Операция — аппендэктомия. Переливания крови не было. Туберкулез, ВИЧ отрицает.

Больной адекватный, общителен, старается скрыть некоторые факты из жизни.

Состояние больного в настоящее время:

2. Неврологическое состояние.

3. Психическое состояние.

На просьбу побеседовать с больным отреагировал без эмоций, сел на край кровати с выпрямленной спиной, руки сложил в замок на сдвинутые колени. Оставался на протяжении всего разговора в одной позе. Больной внешне опрятен, чисто одет, волосы коротко подстрижены. Контакту малодоступен. В глаза старается не смотреть. На вопросы отвечает не сразу, по существу, отрывисто, без эмоций. На вопросы о своей болезни отвечает «не знаю», «не помню». Периодически заикается. Лицо гипомимично. Сознание больного ясное. Ориентируется в пространстве, времени и собственной личности. Иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации отрицает. Бредовых идей, навязчивых состояний не возникает. Больной не критичен к своему состоянию. События воспроизводит хорошо, помнит свою дату рождения, поступления в школу, дату нынешней госпитализации не помнит. Трехзначные числа запоминает хорошо. Интеллект соответствует возрасту, среде и полученному образованию. Словарный запас достаточный. Любит читать, смотреть телевизор (фильмы фантастики, боевики), гулять. Расстройства восприятия не выявлено. Способность к абстракции не нарушена. Эмоционально уплощен. Настроение пониженное. Внимание неустойчивое.

Счет 100 — 7 с ошибками. Из 10 слов вспоминает 5 слов подряд, затем сбивается. Пословицы и метафоры объясняет правильно. Отыскивание чисел по таблице Шульте — 55 секунд.

На основании жалоб, данных анамнеза, объективного статуса можно поставить следующий диагноз:

Шизофрения, простая форма.

План дополнительных методов исследования:

Результаты дополнительных методов исследования:

Общий анализ крови:

Нв 133 г/л. Лейкоциты 4*10^9/л. СОЭ 16 мм/ч.

Заключение: без патологии

Общий анализ мочи:

Удельный вес 1013, светло-желтая, прозрачная. Белок отр. Сахар отр. Эпителий отр. Соли отр.

Заключение: без патологии.

Заключение: физиотерапевтические процедуры не показаны.

Реабилитолог: ЛФК и массаж не показаны.

Заключение: локальной и пароксизмальной патологической активности, паттернов эпилептических приступов на момент регистрации не выявлено. Основная активность соответствует возрасту.

t-36,5С. ЧСС 85 в мин. АД 100/60 мм рт ст.

Жалоб нет. Состояние удовлетворительное. В соматическом статусе без изменений.

Сон и аппетит не страдает.

Больной готовится к выписке.

t-36,5С. ЧСС 85 в мин. АД 120/80 мм рт ст.

Психический статус: без изменений. Сохраняется пониженное настроение, обеднение эмоций.

Из анамнеза заболевания известно, что у больного болезнь развивалось постепенно, предшествовали возникновению заболевания: ссоры и развод родителей. Первые признаки болезни: начал плохо учится (учился хорошо), безразличность к родственникам (маме и папе), замкнутость, мало общительный (особенно сверстниками), пропусками занятий (2 месяца), это связано с бродяжничеством («утром выходит на учебу и бродит по городу, заставить себя не может пойти учится, а когда мама уходит на работу, то он возвращается домой») — это говорит о простой форме. Лечился в АККПБ с диагнозом шизофрения.

Учитывая, что больной лечился в АККПБ с диагнозом шизофрения, постепенное развитие заболевания (4 года), отсутствие ремиссий, наличие у больного постепенно развивающихся негативных расстройств, таких как начал плохо учится, безразличность к родственникам, замкнутость, пропусками занятий (2 месяца), это связано с бродяжничеством, которые имеют решающее значение при постановке диагноза можно поставить следующий диагноз: Шизофрения, простая форма.

Для маниакально-депрессивного психоза характерны приступообразное течение (в виде фаз), полное восстановление психического здоровья между приступами и отсутствие изменений личности после многократных приступов болезни, в то время как у данной больной с каждым приступом заболевания состояние ухудшается. Каждый приступ характеризуется четкой связью и единством как психопатологических, так и вегетативно-соматических нарушений с явным преобладанием симпатикотонии. В отличие от маниакально-депрессивного психоза при периодической шизофрении чаще обнаруживается несоответствие как между аффективными, двигательными и идеаторными расстройствами, так и вегетативно-соматическими, при которых не наблюдается преобладания симпатикотонии.

Также при МДП имеет место маниакальная фаза с повышением настроения, переоценкой своих возможностей, в то время, как у данной больной такого не отмечается, отмечалось.

При маниакально-депрессивном психозе чаще обнаруживается наследственное предрасположение: у родителей или близких родственников наблюдаются либо отчетливые приступы болезни, либо субклинические колебания настроения, у данной больной, как следует из анамнеза жизни родственники психическими заболеваниями не страдали.

2. Дифференциальный диагноз с неврозами.

При затяжных неврозах обычно имеют место психотравмирующие ситуации, не имеющие связи со временем года, в то время как данная больная в психотравмирующих ситуациях не находилась, течение заболевания носит сезонный характер. Неврозы могут возникать в любой период жизни человека, с различной частотой, у данной больной обострения возникают практически ежегодно в одно и то же время. При неврозах не наблюдается галлюцинаций, у данной больной имеются галлюцинации. В случае невроза после ликвидации психотравмирующей ситуации обычно происходит излечение невроза, чего не происходит при шизофрении, которая носит сезонный характер.

Rp. Sonapaxi 0,025

D. t. d. № 60 in Dragee

S. по 1 драже 3 раза в день.

Нейролептик, антипсихотический. Производное фенотиазина.

Также показаны ноотропные препараты и общеукрепляющая терапия:

Rp. Pyracetami 0,4

D. t. d. N.60 in capsulis

S. По одной капсуле 3 раза в день.

Лечебные свойства пирацетама определяются его способностью улучшать интегративную деятельность мозга, способствовать консолидации памяти, улучшать процессы обучения, восстанавливать и стабилизировать нарушенные функции мозга.

Витаминные и поливитаминные препараты

Rp. Sol. Acidi аscorbinici 5% — 1 ml

D. t. d. N.20 in ampullis

S. По 1 мл в/м 2 раза в день.

Rp. Dragee «Undevitum» N.50

D. S. По 1 драже 3 раза в день.

Социально-профилактические мероприятия и рекомендации:

1. Трудоспособность у больного сохранена, но не разрешается больного допускать к работам, требующим концентрации внимания, быстрой реакции, сосредоточенности. Больной может выполнять посильную, не утомляющую работу.

2. В судмедэкспертизе нет надобности, так как правонарушения больной не совершал.

3. Характер режима: Особых ограничений в режиме питания, соблюдать диету.

4. Поддерживающая терапия — прием поливитаминных препаратов, наблюдение у участкового психиатра.

2.Н. Н. Иванец, Ю.Г. Тюльпин, В.В. Чирко, М.А. Кинкулькина, Психиатрия и наркология: учебник. — М.: ГЭОТАР — Медиа, 2006. — 832 с.: ил.

3. Лекции по психиатрии

4. Машковский М.Д. «Лекарственные средства». — 15-е изд., испр. и доп. — М.: ООО «Издательство Новая Волна», 2005. — 1200 с.: ил.

5. «Психиатрия и наркология», методические материалы. — Барнаул, АГМУ, 2005. — 108 с.

studentbank.ru

История шизофрении: гениальность или болезнь

ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ ШИЗОФРЕНИИ

Шизофрения — самое известное в истории психическое заболевание. Ей страдает 1% взрослого населения. Причем, среди известных людей этот процент гораздо выше – те или иные признаки есть у 9% современных лидеров в области политики, науки и искусства.

Одновременно это одна из самых первых болезней, выделенными лекарями древности. Впервые ее симптомы описали еще древние египтяне в «папирусе Эберса» — своеобразной медицинской энциклопедии. Вавилонские врачи лечили психические расстройства, которым приписывалось демоническое происхождение, магически-религиозными методами и травяными таблетками. В Древней Греции и Риме так же описывали симптомы шизофрении, но не выделяли ее как отдельную болезнь. И прописывали умеренную физическую нагрузку, а так же кровопускания и слабительные средства.

Арабский врач Авиценна одним из первых описал бред и, по сути дела, предложил психотерапевтический метод его лечения. Болезнь называли «тяжелым безумием», и под это определение подходили все психические расстройства.

В Средние века врачи перестали видеть в психических расстройствах естественные причины, а стали видеть лишь религиозные. Поэтому часто душевнобольных объявляли слугами дьявола, ведьмами и колдунами. В качестве лечения использовали трепанацию черепа, окунание в холодную воду, публичные избиения. В Лондонском Бедламе больных «лечили» цепями, клизмами и безовощной диетой. Деньги, выделяемые больнице, часто расхищались, а окрестные жители приходили в больницу справить нужду.

Лишь в восемнадцатом веке в Испании с больных сняли цепи. Веком позже в душевных заболеваниях стали искать в первую очередь физические причины – в больном желудке и кишечнике.

В первой половине и в меньшей степени во второй половине ХIХ столетия психические расстройства пытались лечить с помощью гомеопатических средств. Так же использовали опиум, дигиталис, хлороформ, белладонну, рвотные и слабительные препараты.

Современная концепция этой болезни была выведена лишь на грани двадцатого века, психологом Эмилем Крепелиным. Он отделил шизофрению от других психических расстройств подобного характера. Швейцарский врач Эйген Блейлер выделил некоторые критерии шизофрении, которые носят название «четыре A» а именно: аффективность; аутизм; нарушение ассоциативного ряда человека; амбивалентность. Он же и придумал название для болезни – в буквальном переводе слово означает «раскалывающий рассудок». Кроме того, благодаря работам Блейлера, шизоподобные болезни связывают с наличием определенного «нарушения единства» психики больного.

В 1921 году доктор Якоб Клейси, директор клиники в Цюрихе, предложил лечить шизофрению сном – при помощи барбитуратов. Впрочем, это привело к большому количеству смертей от передозировки лекарств – около 5% пациентов умерло. Препараты стали заменять на более безопасные, но сама терапия барбитуратами применялась еще около полувека.

К середине прошлого столетия популярность приобрело шоковая терапия шизофрении. Манфред Сакель предложил использовать инсулиновый шок. Шизофреники получали такую дозу инсулина, что они на несколько дней впадали в диабетическую кому.

Владислав фон Медуна предложил другой метод для лечения шизофрении — вызывание судорог посредством инъекций камфоры, которую в дальнейшем заменили на пентиленэтразол или кордиазол. Иногда судороги были такими сильными, что хрустели кости. Лусио Бини предложил для использования судорог использовать электричество. Сотни тысяч больных шизофренией были стерилизованы, а немецкие нацисты вовсе уничтожали таких больных.

Существует информация, что в 1940-х и 50-х годах популярна была процедура лоботомии – в мозг пациентов помещали кусочки льда. К 1952 году в США провели более 20000 процедур лоботомии.

Лишь в 1952 году для лечения этого заболевания стали применять нейролептики. Наиболее популярен был препарат хлорпромазин (аминазин). Ранее его использовали как транквилизатор для лошадей, а потом догадались использовать и для людей. Механизм действия нейролептиков позволял блокировать дофаминовые рецепторы и уменьшать выраженность галлюцинаторно-бредовой симптоматики. Сейчас нейролептики остаются наиболее распространенным методом лечения недуга.

ДИАГНОЗ ШИЗОФРЕНИЯ: ПРИЗНАКИ, ФОРМЫ, СИМПТОМЫ

Основные признаки и симптомы шизофрении и ей подобных заболеваний включают в себя:

— галлюцинации, а также прочую продуктивную симптоматику психических отклонений;

— снижение энергетического потенциала,

— общее снижение жизненного тонуса,

— снижение интереса к жизни, во всех её социальных и реальных проявлениях;

— полное или частичное разрушение когнитивной сферы индивидуума, включающие в себя расстройства внимания, мышления и прочие когнитивные расстройства.

Главная особенность шизофрении — её способность развиться и проявиться в абсолютно любом возрасте, начиная от младенчества и заканчивая глубокой старостью. Это справедливо как для мужчин, так и для женщин. Однако у женщин вероятность полного или частичного выздоровления выше, чем у мужчин. Так же у пациентов, заболевших во взрослом возрасте, лучше купируются симптомы. Часто болезнь поражает творческих людей: 25 % известных поэтов и 30 % выдающихся художников имеют галлюцинации, 30% великих композиторов имеют звуковые галлюцинации.

Разновидностей шизофрении очень много. Наиболее часто встречаются:

Параноидная шизофрения – в ней доминируют подозрительность, галлюцинации и бред. При этом может сохраняться интеллект.

Кататоническая шизофрения – преобладают психомоторные расстройства в виде чередования кататонического ступора и периода возбуждения. Во время ступора наблюдается «восковая гибкость» или симптом «воздушной подушки» — если насильно поднять голову пациента над подушкой, она останется именно в таком положении долгое время.

Дезорганизованная или гебефреническая шизофрения – наблюдаются расстройства мышления и дурашливость. Пациент возвращается на уровень пятилетнего ребенка.

Простая шизофрения («детский тип») – постепенно проявляются утрата нормальных черт характера, эмоциональная тупость, бедность лексикона и потеря возможности получать удовольствие. Эта разновидность характерна для подросткового и юношеского возраста с нередким последующим переходом в другие типы.

В зависимости от характера проявления и течения симптомов, шизофрению разделяют на несколько видов: непрерывнотекущую, злокачественную, среднепроградиентную, вялотекущую, периодическую, приступообразную (шубообразную).

ГЕНИАЛЬНЫЕ БОЛЬНЫЕ ШИЗОФРЕНИЕЙ

Недуг Исаака Ньютона имел, по всей видимости, наследственные причины. Его отца описывали как «слабого, странного, диковатого человека». Родился сам физик недоношенным и был «таким маленьким, что, как говорят, мог поместиться в банке емкостью в одну кварту», в связи с чем он долгое время вынужден был ходить в корсете, чтобы поддерживать большую и тяжелую голову. С двух лет он проявлял странности в поведении: болезненную ранимость, страсть к механике, боязнь критики и полную невосприимчивость к ней, подозрительность, привычку сжигать свои и чужие письма и бумаги, отвращение к женскому обществу. Единственным его увлечением была работа. С 1691 года ему стало казаться, что его хотят убить, хотят разграбить его лабораторию, украсть его труды. Друзья заперли его дома и лечили, пока он не начала понимать свои же «Начала».

На следующий год он впал в апатию, решил покончить с философией и заняться производством сидра. Периоды апатии у него перемежались с бурной перепиской на религиозные темы. Он проявлял: бессвязность мыслей, неестественную подозрительность, необычайную хандру и враждебность к людям, ничего дурного ему не сделавшим. После 50-летнего возраста у ученого развивается психоз с бессвязностью речи, депрессией, параноидными чертами и идеями преследования. Исследователи предполагают, что у Ньютона было шизоаффективное расстройство. Однако есть предположения, что расстройства ученого – плод интоксикации. Не так давно была исследована прядь волос Ньютона, и анализ подтвердил наличие в волосах. высокой концентрации свинца, сурьмы, мышьяка, ртути.

По мнению исследователей, Руссо страдал параноидальной шизофренией. Подозрительный он был с детства, но конфликт с государством и церковью, возникший после публикации книги «Эмиль, или о воспитании», только усилила эту подозрительность. Он везде подозревал заговоры, стал вести жизнь скитальца, стараясь нигде не задерживаться надолго. Ведь по его представлениям все его друзья и знакомые что-то против него замышляли.

«Он начал воображать, что Пруссия, Англия, Франция, короли, духовенство, женщины, вообще весь род людской, оскорбленный некоторыми местами его сочинений, объявил ему ожесточенную войну, последствиями которой и объясняются испытываемые им душевные страдания. Самое большое проявление злобы этих коварных мучителей Руссо видит в том, что они осыпают его похвалами и благодеяниями. По его мнению, «им удалось подкупить даже продавцов зелени, чтобы они отдавали ему свой товар дешевле и лучшего качества, — наверное, враги сделали это с целью показать его низость и свою доброту» — описывали его состояние друзья.

Иногда он сбегал, бросив все вещи, для того чтобы скрыться от преследователей. А так же считал, что его считают отравителем. «Если я читаю газету, то говорят, что я замышляю заговор, если понюхаю розу, подозревают, что я занимаюсь исследованием ядов с целью отравить моих преследователей. ». Однажды, в замке, в котором гостил Руссо, умер слуга и Жан-Жак потребовал его вскрытия, так как полагал, что в нем все видят отравителя.

Ван Гог предположительно страдал от приступообразной шизофрении. Во время приступов он творил сутки напролет, и многие полагают, что все шедевры он создавал как раз во время приступов. С бритвой он набрасывался на Гогена, а потом той же бритвой он отрезал себе ухо, чтобы послать его бывшей возлюбленной.

В последние годы жизни приступы случались с ним все чаще, и он оказался в больнице в Арле, откуда его перевели в клинику для душевнобольных в Сан-Реми, а оттуда в Овер-сюр-Уаз. Врачи констатировали «острую манию со зрительными и слуховыми галлюцинациями». В больнице он непрерывно работал, пока не совершил самоубийство, выстрелив себе в живот. Предположительно, до самоубийства его довел непрекращающийся звон в ушах.

Фридрих Ницше был болен ядерной мозаичной шизофренией. Это редкое расстройство, симптомы которого: мания величия, помутнение рассудка, сильные головные боли. Странности в его поведении начали замечать еще в детстве – к примеру, он не побежал от дождя, как все дети, потому «в школьных правилах записано, что мальчики, покидая школу, должны спокойно, как подобает воспитанным детям, разойтись по домам». Так же он признавался, что имел сексуальную связь с собственной сестрой Элизабет, но «она отказалась выйти за него замуж». Чтобы отвадить одну из молодых поклонниц, он подарил ей жабу, завернутую в окровавленный платок. Проститутки заразили его сифилисом, а любовь к Лу Андреас-Саломе, юной девушке, вступившей в кружок по изучению философских идей Ницше, так и осталась неразделенной.

В последние 20 лет жизни Ницше все время страдал психическими расстройствами – он считал свою квартиру храмом, обнимался с лошадью на улице. Дома о нем заботилась мать, а последние 11 лет он провел в клиниках. Оттуда он рассылал записки с текстом: «Через два месяца я стану первым человеком на земле». В медицинской карте Ницше, отмечено, что он пил из сапога свою мочу, испускал нечленораздельные крики, принимал больничного сторожа за Бисмарка, пытался забаррикадировать дверь осколками разбитого стакана, спал на полу у постели, голым прыгал по-козлиному, считая себя Дионисом, гримасничал и выпячивал левое плечо.

Исследователи полагают, что Гоголь страдал шизофренией вперемешку с периодическими приступами психоза. Гоголя посещали звуковые и зрительные галлюцинации, периоды апатии и крайней заторможенности (вплоть до отсутствия реакции на внешние раздражители) сменялись приступами крайней активности и возбуждения, а так же клаустрофобии. В последний год жизни писатель жаловался на страх смерти, отказался от еды, жалуясь на недомогания и слабость. Он считал, что он смертельно болен и что органы в его теле смещены и расположены «верх дном».

Врачи не находили у него ничего, кроме легкого кишечного расстройства. Ему ставили пиявки в ноздри, обертывали холодными простынями и окунали голову в ледяную воду. Сам писатель погрузился в постоянные молитвы и сжег все рукописи, объяснив это затем происками нечистой силы. Через 10 дней он умер, по всей видимости, доведя себя до полного физического и психического истощения.

Александр Николаевич был человеком мнительным и крайне религиозным, с резкими сменами настроения. Он считал себя мессией в музыке и «общался с богом напрямую». Именно он создал цветомузыку. По мнению исследователей, он страдал раздвоение личности и параноидальной шизофренией.

Относительно того, был ли Булгаков шизофреником или это дезинформация, распространенная НКВД, до сих пор нет единой версии. Впрочем, он достоверно был наркоманом. Морфий ему прописали в военном госпитале, где он работал во время Первой мировой войны. Прописали в связи с поставленным диагнозом «гипертонический нефросклероз», развившимся в результате перенесенной дифтерии. По свидетельству близких, иногда он вскакивал с постели и гонялся за призраками.

Именно легкой форме шизофрении приписывается своеобразие романов Филипа К. Дика: «Мечтают ли андроиды об электроовцах» (по книге сняли фильм «Бегущий по лезвию бритвы»), и «Воспоминания оптом и в розницу», (экранизирован как «Вспомнить все»). В романе «Сдвиг времени по-марсиански», включенном критиками в сотню лучших научно-фанастических книг, двое из десятка главных действующих лиц больны шизофренией, а один из них, благодаря своему заболеванию, может видеть будущее и управлять временем, перемещаясь в прошлое. Именно в период написания этого романа писатель испытывал симптомы заболевания и таким образом поделился с читателями собственными ощущениями.

Джон Форбс Нэш-младший – один из самых известных гениальных шизофреников нашего времени благодаря фильму «Игры разума». Этот известный американский математик, который работал в области теории игр, а также дифференциальной геометрии, ставший лауреатом Нобелевской премии по экономике 1994 года, страдал от галлюцинаций и бреда. Первые симптомы шизофрении у Нэша, начались к 30-м годам прошлого века. Он считался восходящей звездой математики, но был отправлен на принудительное лечение. Из клиники он выбрался менее чем через два месяца благодаря усилиям адвоката, и после этого искал политического убежища. Власти США были против его эмиграции и сумели заставить его остаться. К этому моменту болезнь была крайне запущена – он говорил о себе в третьем лице, а также вслух размышлял о нумерологии и политике.

Однако Нэш научился «не обращать внимания» на свою болезнь, и творить, игнорируя галлюцинации. Сын Нэша унаследовал его болезнь.

hroniki.org

История изучения шизофрении имеет длинное происхождение и представляет невероятно большой интерес для врачей во всех отношениях. Это самое часто встречаемое заболевание среди больных, поступающих в психиатрические лечебницы. Само слово шизофрения обозначает с греческого — расщепляю разум, под которым понимают дезорганизацию, а также отсутствие гармоничности, нелогичности и несоответствие с точки зрения понимания обычных людей. Шизофрения вызывает тяжелые психические изменения, характеризующиеся упадком, неизлечимым состоянием слабоумия и полной инвалидности.

Первое описание шизофреноподобных признаков и симптомов появились на заре 2000 года до нашей эры и упоминаются в книге древнейшего египетского папируса Эберса.

Изучая древнегреческие и римские источники, можно найти, что ученые того времени были достаточно осведомлены о психических расстройствах личности, но не встречаются описания, которые бы удовлетворили сегодняшние критерии шизофрении.

Одновременно с этим признаки и симптомы отвечающие шизофрении, были замечены в арабских медицинских, а также психологических текстах, которые датируются Средними Веками.

Не смотря на общую концепцию безумия, существующую на протяжении тысячелетий, только с 1893 года шизофрения была выведена в самостоятельное душевное расстройство Эмилем Крепелиным. Его заслуга в истории шизофрении в том, что он впервые провёл грань между психотическими расстройствами и маниакальной депрессией.

История болезни шизофрения сильно изменилась с 1908 года, когда Эйген Блейлер (швейцарский психиатр) описал шизофрению, введя термин в психиатрию, обозначив ее как независимое заболевание, которое в корне отличается от деменции — приобретенного слабоумия. Его заслуги в том, что он доказал существование болезни не только в молодые годы людей, но и в зрелом возрасте. Отличительной особенностью выступает не слабоумие, а такие черты, как нарушение единства в психике, а также нарушения на уровне ассоциативного мышления. Блейлер делал упор на следующие диагностические критерии: снижение аффекта, аутизм, нарушение ассоциаций, а также амбивалентность.

Амбивалентность он отнес к основному признаку шизофрении, которую разделил на три типа: эмоциональную, волевую, интеллектуальную.

Эмоциональная амбивалентность объединяет позитивное, а также негативное чувство к событию, человеку, предмету.

Волевая амбивалентность включает бесконечные мучающие колебания между противоположными решениями, а также невозможность между ними выбрать и в конце концов, приводящая к отказу от конкретного решения вообще.

Интеллектуальная амбивалентность заключается в чередовании, а также одновременном существовании взаимоисключающих и противоречащих друг другу идей рассуждений.

В истории шизофрении произошли изменения, когда Блейлер предложил разделить заболевание на четыре подгруппы: параноидальная, гебефрения, кататония, а также простая шизофрения. Но чаще всего по Блейлеру, упоминается латентная шизофрения. Он честно признавался в неосведомленности относительно природы шизофренического процесса. Далее, изучая начальную симптоматику, он полагает, что течение болезни мало предсказуемо, а также трудно прогнозируемо на будущее.

Первая мировая война довела проблему шизофрении до апогея.

История шизофрении наполняется новыми философскими системами, новыми методами лечения, что приводит к расцвету психоанализа. Блейлер применяет психоанализ в качестве пояснительной теории для описания группы шизофренических психозов, не упоминая его как терапевтическое средство.

В 1917 году мир потрясли две эпидемии: испанка, а также летаргический энцефалит, имеющий второе название сонная болезнь, характеризующаяся острым галлюцинаторным бредом. Считают, что летаргический энцефалит имеет прямое отношение к шизофрении. Тогда же были разработаны методы лечения шизофрении. Этот же период вызвал интерес в лечении шизофрении сном.

С 1921 года врач Якоб Клейси применяет барбитураты для избавления заболевших шизофренией от автоматизмов. Но этот метод не прижился, поскольку был опасен по причине возможной передозировки и в 1925 году из 311 прошедших лечение пациентов умирает 15.

С 1930 года производят замену барбитуратов на менее токсичное снотворное, содержащий барбитуровый паральдегид амиленгидрат, а также хролалгидрат. Уже тогда специалисты стали подозревать, что от барбитуровых производных возникает тяжелая токсикомания и, не смотря на это, препарат продолжают применять еще полвека.

История болезни шизофрения с 1933 года наполняется новым открытием. Манфред Шекел представил Венскому Медицинскому обществу результат своей работы о гипогликемических шоках, способных благотворно влиять на психическое состояние заболевших шизофренией.

Спустя время концепция шизофрении призналась официально всеми психиатрами во всем мире, оставалось выяснить признаки для диагностирования, а также причины возникновения болезни и как её правильно лечить. Чем учёные занимаются и по сей день.

Первую половину двадцатого века шизофрения связывалась с наследственным дефектом, и больные стали во многих странах жертвами манипуляций поборников евгеники. Тысячи людей были стерилизованы в США, нацистской Германии, а также в Скандинавских странах. Многие больные шизофренией стали жертвами нацистской программы умерщвления с клеймом «ментальной непригодности».

В 1950 году Манфред Шекел приходит к выводу, что именно инсулиновый шок оказывает реальное терапевтическое воздействие на больных шизофренией.

Далее в истории шизофрении появляется венгерский исследователь из Венгрии Ласло ван Медуна, который предложил следующий метод для лечения заболевания: вызывание судорог у больного инъекциями камфоры, а в дальнейшем инъекциями кордиазолом или пентиленэтразолом. В 1937 году Ласло ван Медуна подытожил и опубликовал труд «Судорожная терапия шизофрении».

Одновременно с венгерским исследователем римский профессор Лусио Бини вместе с ассистентом Хуго Керлетти начали для судорог использовать электричество.

В истории шизофрении появляется первый пациент, у которого наступила ремиссия, пройдя лечение электрошоком.

Особое значение в истории шизофрении занимают попытки лечения методом психохирургии, которые предприняли ученые. С 1888 года начинаются первые опыты в этой области, которые принадлежат Готлибу Бурхардту. В 1935 году состоялся Международный Конгресс неврологов в Лондоне, где один из докладов посвящался физиологии лобных долей. Далее значительных результатов в психохирургии добился португальский невролог Эгас Мониз, но широкого применения в лечении шизофрении его методы не получили.

История шизофрении расширилась с биохимической эры, которая началась в 1952 году. Этот год ознаменовался открытием нейролептиков.

Во времена Второй мировой войны французские врачи использовали дериват прометазин, а также фенотиазин. Его эффект на больных был седативный. Чуть позже в 1950 году в лечении шизофрении начинают использовать другой препарат, получивший название Ларгактил. Применяя его в анестезии, было замечено, что препарат имеет специфическое влияние на психику. Больные становятся безучастными и равнодушными. Механизм действия нейролептиков позволил уменьшить выраженность галлюцинаторно-бредовой симптоматики, но имея побочные эффекты, дальнейшее лечение заходило в тупик. Но все же, у врачей появилась уверенность на исцеление больных, которые приобретали со временем выраженные человеческие черты.

Диагностические описания заболевания со временем стали претерпевать изменения и после американо-британского исследования, проведённого в 1971 году, стало понятно, что в США шизофрения диагностируется, более чаще, чем в Европе.

История шизофрении в 80-е годы пополнилась открытием атипичных нейролептиков. Это открытие облегчило позитивные, а также негативные симптомы болезни. Их избирательное действие было широким на круг симптомов шизофрении и гораздо легче переносилось, что значительно облегчило жизнь психически больных. Эти свойства послужили тому, что их стали назначать во всем мире для лечения шизофрении.

vlanamed.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation