Реактивные депрессии это

Реакция на утрату представляет наиболее частую форму реактивной депрессии, связанную с потерей близкого и дорогого человека. Это естественная реакция любого сознательного и эмоционально отзывчивого человека. Реакция на утрату — интенсивное субъективное ощущение душевной боли с чувством опустошения — изменяет привычный стиль поведения. Часто сознание заполнено образом потерянного человека, возникает чувство вины перед ним; иногда наблюдается необоснованная враждебность к друзьям и родственникам. Снижение настроения, ощущение опустошенности и изменение привычного образа жизни представляют основные проявления этой реакции.

Как правило, реакция на утрату ослабевает через 4-12 недель, однако отмечаются значительные индивидуальные различия в ее длительности и интенсивности. В пожилом возрасте выявляется тенденция к затяжному течению. Кроме того, у лиц, перенесших ранее депрессивное расстройство, реакция на утрату может сохраняться год и более; в таких случаях нельзя отличить эту реакцию от эндогенной депрессии.

Терапия реакции на утрату состоит в том, чтобы помочь пациенту рационально принять факт утраты и неизбежность изменений в его жизни в связи с этим. В течение некоторого времени можно использовать седативные и снотворные средства, такие как флуразепам (по 15-30 мг на ночь) или диазепам (по 5 мг три раза в сутки).

Если реакция на утрату чрезмерно длительная или тяжелая, показана консультация психиатра для уточнения диагноза и тактики ведения.

Реактивные депрессии

Соматические и неврологические заболевания часто сопровождаются жалобами на слабость и повышенную утомляемость, утрату интересов и удовольствия от обычно приятной деятельности (ангедония), снижение концентрации внимания или на необъяснимые боли. Признаки нервозности и раздражительности, пессимизма, утрату аппетита и нарушение сна можно выявить только при целенаправленном расспросе пациента. Эти симптомы следует расценивать как проявления «маскированной» депрессии.

Известно, что определенные заболевания чаще других сопровождаются реактивной депрессией; они представлены в таблице. Также отмечается повышение частоты депрессивных реакций после инсульта в левой лобной области. Депрессию могут провоцировать многие лекарственные средства, в первую очередь — пропранолол, циметидин, интерферон, все седативные препараты и фенотиазины (см. таблицу).

Первый шаг в тактике ведения больного — распознавание депрессивных симптомов и их дифференциация от проявлений основного заболевания. Затем следует убедить пациента в том, что эти реактивные симптомы закономерны и излечимы. У большинства пациентов реактивная депрессия проходит в конце концов, однако пациентом тяжело переносится душевное страдание и медленное восстановление при депрессии. В таких случаях считается безопасным и эффективным применение трициклических антидепрессантов (за исключением раннего периода после инфаркта миокарда) или флуоксетина либо других препаратов этой группы.

Очень длительная и непрерывная, но относительно легкая депрессия («я страдаю депрессией всю свою жизнь») в современных классификациях обозначается как дистимия. Преобладает точка зрения, что дистимия плохо поддается лечению, за исключением психотерапии, и антидепрессанты малоэффективны. Однако подобное утверждение справедливо не для всех случаев дистимии, некоторые пациенты хорошо реагируют на антидепрессанты. Психологическая поддержка (рациональное объяснение и убеждение) полезна, но не позволяет излечить заболевание.

Оглавление темы «Невроз. Депрессия. Шизофрения.»:

medicalplanet.su

Депрессия. Что делать с духом уныния?

О депрессиях сейчас говорят постоянно, при этом шарахаясь из крайности в крайность: то уверяют, что на самом деле это грех уныния и спастись можно только постом и молитвой, то отрицают всякую духовную причину таких состояний, любую хандру считают необходимым лечить таблетками. Как же различить, где еще уныние, а где уже депрессия? Как помочь больному человеку? Могут ли Церковь и медицина быть тут союзниками? Об этом размышляет заведующий кафедрой клинической психологии Одесского национального университета Борис Григорьевич Херсонский.

Когда я только начинал работать в областной психиатрической больнице, меня пригласила в гости А. М., моя бывшая школьная учительница, отношения с которой у нас всегда были дружескими.

Муж М. (назовем его Володя) находился в соседней комнате, но к нам не вышел.

— Он не в духе в последнее время, — сказала А. М., — я хочу, чтобы ты поговорил с ним. Я никак не могу до него достучаться…

— В последнее время — это сколько? — спросил я.

— Месяца четыре, — вздохнула она.

Оказалось, что Володя за это время успел уволиться, перестал читать книги, не следит за собой… Ситуация была почти ясна еще до того, как я увидел больного… Но Боже, что я увидел!

В комнате, куда я зашел, стоял запах, который часто бывает в домах престарелых. Но Володе немногим за сорок! Сам он сидел в скорбной позе, опустив голову, на незастеленной постели. Выражение его лица… В то время была популярная в нашем врачебном кругу книга «Лицо больного» — альбом чрезвычайно выразительных фото-графий. Фотоснимок Володи вполне мог бы украсить в этом альбоме раздел «Депрессии». На мои вопросы он отвечал тихо и односложно. Когда я замолчал, замолчал и он и уже не проронил ни слова. Среди сказанных им немногих фраз были две: «жизнь кончена», а также «я во всем виноват, я не заслуживаю, чтобы со мной говорили».

Выйдя в гостиную, я сказал А. М., что ее муж тяжело психически болен и нуждается в лечении в психиатрическом стационаре. В крайнем случае он должен начать принимать антидепрессивные препараты дома, под моим строгим наблюдением. Но все же лучше в стационар. Потому что в таком состоянии люди могут добровольно уйти из жизни.

Ответ А. М. поразил меня. Из ее слов следовало, что в больницу она мужа никогда не положит, потому что это «предательство». А лекарства «разрушают печень», поэтому она обойдется без лекарств… На мои слова А. М. отреагировала, как на… оскорбление.

Через полгода мне рассказали, что Володя покончил с собой. Отношения с А. М. у меня восстановились спустя много лет. О Володе мы никогда не говорили.

Я часто вспоминаю эту историю, когда меня, врача-психиатра, просят рассказать о депрессиях.

Первое, что я всегда подчеркиваю: депрессия — это очень серьезно и очень опасно. Люди не всегда понимают это, поскольку слово «депрессия», как многие другие медицинские психиатрические термины, имеет и чисто бытовое значение. Любая подавленность, любое дискомфортное психическое состояние, любое переживание горя, утраты в быту могут быть названы депрессией. Если применять этот подход, то любому человеку знакомы депрессивные состояния. В том числе и совершенно беспричинные:

Хандра ниоткуда, на то и хандра,

Когда не от худа и не от добра… (Поль Верлен, перевод Бориса Пастернака).

Сама природа может повергнуть в депрессию — цитирую то же стихотворение:

О дождик желанный, твой шорох — предлог

Душе бесталанной всплакнуть под шумок.

Поэтому бытовое понимание депрессии подчас распространяется и на те, увы, нередкие случаи, когда все уже очень серьезно с медицинской точки зрения.

Отправить пациента на лечение в стационар и даже просто дать ему необходимое лечение на дому родственникам мешают предрассудки. Самый тяжелый предрассудок — это неверие в реальность психического заболевания. Все это просто «глупости», «выдумки», пациент должен «взять себя в руки»…. Увы, пациент скорее наложит на себя руки.

Второй предрассудок касается психиатрического стационара: больница приравнивается к тюрьме, а лечение — едва ли не к камере пыток. В наших условиях — да, обстановка в больнице не лучшая. Но стационарное лечение — печальная необходимость. И еще одно: для пациента и обычный мир — тюрьма и камера пыток. Перемены для него далеко не так заметны, как для нас.

Третий предрассудок: лекарства — это «химия», они «разрушают мозг», «делают человека больным». Это касается, разумеется, не только антидепрессантов. Так же относятся и к обычным антибиотикам, которые часто бывают совершенно необходимы! Чем только не лечатся наши люди! Один из депрессивных пациентов лечился водкой, смешанной с оливковым маслом. У него была брошюра, в которой точно расписывались пропорции этой смеси…

Да, лекарства современной психиатрии не всемогущи. Но они высокоэффективны. Последние поколения антидепрессантов значительно лучше переносятся, чем старые препараты, и не вызывают привыкания. Их появление — результат работы сотен ученых, людей, которыми руководило желание употребить данный Богом ум и талант во благо ближнему. Нельзя пренебрегать этим бесценным даром.

С МЕДИЦИНСКОЙ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ

Теперь о том, что же психиатры понимают под депрессиями. Конечно, в рамках популярной статьи незачем глубоко вдаваться в детали, но общие вещи следует знать всем — ведь у каждого могут оказаться родственники или друзья, подверженные депрессиям, и надо понимать, что же с ними происходит.

Начну с того, что понятие «депрессия» следует употреблять только во множественном числе — «депрессии». Эти состояния разнятся по тяжести — говорят о «большой» и «малой» депрессии (дистимии), и это различие касается не только тяжести симптомов. Различны депрессивные состояния и по чисто клиническим проявлениям: так, выделяют меланхолическую депрессию и тревожную, в зависимости от преобладания тоски или тревоги, соматизированную депрессию, когда пациент предъявляет преимущественно физические жалобы. Есть даже «депрессия без депрессии» или «депрессия с улыбкой», когда достаточно тяжелые депрессивные переживания остаются скрытыми для окружающих до момента, когда больной предпринимает суицидальную попытку…

С медицинской точки зрения депрессия — это не всегда болезнь, а довольно часто «синдром», то есть совокупность связанных между собой симптомов. Симптомы могут быть разными — тоска и тревога, потеря интереса к повседневным делам, неспособность испытывать удовольствие, потеря смысла жизни, чувство виновности, ничтожества, невозможность видеть хоть что-либо хорошее в жизни, замедление мышления и речи.

Разумеется, только врач-специалист может соотнести переживания больного с тем или иным психическим расстройством, в том числе и депрессией. Но и обычный человек может в общих чертах понять и прочувствовать переживания ближнего. Беда в том, что мы почему-то слепы в отношении переживаний особо близких нам людей, часто не замечая или бессознательно отрицая то, что ясно видно со стороны.

Могут ли тяжкие жизненные обстоятельства вызвать депрессию? Могут. Обычно это — утраты, потеря близкого человека, потеря работы, потеря Отечества…. Утрата веры, наконец. При этом речь не только о вере в Бога. Парадоксально, но утрата веры в коммунизм также была причиной депрессий у преданных адептов всепобеждающего учения. Оплакивание утрат («горевание») может достигнуть клинического уровня. Тогда мы говорим о «реактивной депрессии». Для нее характерно развитие после психической травмы, кроме того, содержание депрессивных переживаний отражает характер психической травмы. И если обстоятельства меняются, либо просто с течением времени, симптоматика таких депрессий ослабевает.

Но в смысле возможности самого тяжелого осложнения депрессии, суицида, реактивные депрессии так же опасны, как те, которые исходят изнутри психики — их называют эндогенными.

Причины эндогенных депрессий сегодня видят в нарушении обмена в нервной ткани. Но вот почему это происходит, науке пока до конца не ясно.

Несомненно одно: то, что на первый раз представляется чисто духовным страданием, впадением в грех уныния, может иметь чисто физические, телесные причины, то есть является болезнями «по плоти». И лекарства — антидепрессанты — оказывают на таких пациентов более явное действие, чем разговор, внушение или нравоучительная беседа.

Рекомендуем как первый шаг к преодолению депрессии: наш онлайн курс «Из несчастного стать счастливым»

ЧТО ДЕЛАТЬ И ЧЕГО НЕ ДЕЛАТЬ

Из этого вовсе не следует, что с депрессивными пациентами не следует разговаривать, вразумлять и поддерживать их. Больных следует выслушать, позволить им свободно выразить свои мысли и чувства. Телесное всегда должно идти рядом с духовным и душевным — нельзя пренебречь ни одной из этих сторон человеческой психики.

Но вот чего делать не нужно! Если пациент говорит о самоубийстве, нельзя запугивать его, повторяя известные канонические правила о погребении самоубийц. Во-первых, такие пациенты уже считают себя безвозвратно погибшими, осужденными. И еще одно сообщение о том, что они на пороге совершения непростительного греха, может только укрепить их в ужасном намерении… Гораздо действеннее позитивные увещевания: Бог любит их и не хочет их смерти. И вы, ближние, любите депрессивного больного и хотите, чтобы он жил. И еще одна причина, по которой не следует угрожать пациенту вечными муками. Если такой пациент и совершит самоубийство, то он подпадет под единственное исключение из запрета на христианское погребение самоубийцы — «аще только изумлен бысть, сиречь вне ума своего». Больной с тяжелой депрессией, увы, не всегда отвечает за свои поступки…

Порой спрашивают: а может ли быть полезна в таких случаях «дистанционная психотерапия», то есть общение больного с психотерапевтом по Интернету? Ответ короткий: нет. Если при депрессии психотерапия и помогает, то только лицом к лицу.

В быту говорят о тяжелых и легких депрессиях. Официальные классификации говорят о «большом» и «малом» депрессивном эпизоде. Хотя так называемую «малую» депрессию (дистимию) эпизодом не назовешь. Она обычно имеет затяжной характер и с трудом поддается как медикаментозному, так и психотерапевтическому лечению. Один из диагностических критериев говорит сам за себя: «за последние два года период облегчения ни разу не продолжался более двух месяцев». И хотя психотерапия в таких случаях не всегда эффективна, пациент особо нуждается в человеческой эмоциональной поддержке. Обычно в этих случаях депрессия тесно связана с особенностями личности и характера.

Больные же в состоянии «большой депрессии», особенно — меланхолической, внешнему воздействию чаще всего недоступны. Иногда они просто неподвижно сидят, уставившись в одну точку, со скорбным выражением лица, вообще не отвечая либо односложно отвечая на вопросы близких. Только при улучшении состояния они начинают говорить… Но что они говорят! Они считают себя худшими людьми на земле. Они совершили страшные, непростительные преступления. Они ничтожны. Они заслужили самую суровую кару. И не только они, но и все их родственники. Собственно, мира уже не существует. И сами они сгнили изнутри, разрушены, как трухлявое дерево, как раздавленная птица…

Не заметить глубокой депрессии невозможно. Но вот сам пациент не отдает себе отчета в причине своих переживаний, депрессивный мир для него абсолютно реален. И даже когда сам по себе приступ депрессии проходит, пациент сохраняет воспоминания о нем, и те взгляды, которые он приобрел во время депрессии, становятся его новым мировоззрением…

Больной в состоянии глубокой депрессии обязательно должен лечиться и чаще всего — стационарно. Более того, и в стенах стационара такие пациенты часто нуждаются в особом наблюдении. Но, увы, родственники больных зачастую не могут этого понять и принять.

И все же — как отличить настоящую депрессию от обычного плохого настроения или от печали? Повторюсь, это не всегда легко сделать. Но я бы порекомендовал обратить внимание на следующие признаки. Во-первых, объективное изменение состояния человека. То есть всем окружающим понятно, что с ним что-то происходит. Второе — устойчивость плохого настроения: оно тянется днями и неделями и сохраняется в течение всего дня. Возможны некоторые улучшения к вечеру, но утро — обычно самое тяжелое время. Третье — отсутствует психологически понятная причина для плохого настроения, к примеру, утрата близкого человека.

Непостоянный, но очень важный признак — равнодушие человека к окружающему, потеря интереса к своим обычным делам, невозможность хоть как-то отвлечься от мрачных мыслей. Человек в печали ищет собеседника, депрессивный пациент — уединения. Это, правда, не относится к тревожной депрессии, когда существует видимость стремления к общению. Но само общение сводится к постоянному повторению депрессивных жалоб. Собеседника своего такие люди не слышат.

Депрессивные пациенты часто теряют в весе. Они перестают следить за собой, это особенно заметно, если ранее человек был аккуратен и чистоплотен.

Депрессивный больной может лечь в постель, не сняв одежду, либо вообще не расстилает постель. Разговоры о смерти и о самоубийстве также — важный признак. К этим разговорам следует отнестись со всей серьезностью. Существует миф о том, что если кто-то говорит о суициде, то никогда его не совершит. Если бы так! На самом деле любые заявления о том, что человек хочет уйти из жизни, нужно рассматривать как грозный симптом.

И еще один, самый важный для верующих, признак — отсутствие надежды. «Во дни печальные Великого поста» Церковь напоминает нам о смерти, о нашей греховности и неизбежности наказания за нераскаянный грех. Обо всем этом говорит и депрессивный пациент. Но мы верим в целительную силу покаяния и в прощение Господа. Депрессивный пациент верит в Бога карающего, но не милосердного и прощающего.

Что же делать? Если пациент не хочет обращаться к врачу и нет оснований для неотложной госпитализации, то врача можно пригласить на дом. Врач разъяснит родственникам ситуацию и даст необходимые рекомендации. Но помните — многое зависит от вас, близких людей. Терпение, постоянная доброжелательность и забота о депрессивном больном принесут свои плоды.

Есть еще один предрассудок, характерный уже для людей верующих. Мол, медицина — от лукавого. Уповать нужно только на Церковь, таинства, пост и молитву. Да, верующий человек уповает на Бога, и вера укрепляет его. Но почему нужно пренебрегать врачебной помощью? Вспомним — целитель Пантелеимон изображается с ларцом, в котором находятся лекарства. Врачом был апостол и евангелист Лука (см. Кол 4:14). А Косма и Дамиан были хирургами. И святой двадцатого века, святитель Лука (Войно-Ясенецкий) был врачом — и каким!

Еще хуже обстоят дела, если больной — человек неверующий, а родственники тянут его в церковь. При этом таинства низводятся до уровня магических процедур…. Сколько раз я с этим сталкивался!

Если в депрессию впадает верующий, воцерковленный человек, роль хорошего духовника трудно переоценить. Но было бы прекрасно, если бы врач и духовник могли идти в заботе о таком пациенте рука об руку. Об этом писал в «Пастырском богословии» архимандрит Киприан (Керн). В старом издании «Настольной книги священника» (восьмой том), была обстоятельная и очень ценная статья о пастырском душепопечении в случаях душевных заболеваний. Есть и прекрасные современные книги, которые, увы, теряются в потоке полупрофессиональных душеспасительных брошюр, где каждое психическое заболевание увязывается со смертным грехом. При этом для каждого, мол, заболевания грех особый. Для шизофрении — грех гордыни, а для депрессии, разумеется, грех уныния.

Читая подобные книги, трудно не впасть в другой известный грех — грех осуждения.

Да, как христианин, я убежден: у депрессии могут быть духовные причины, и болезнь, имеющая физиологические предпосылки, зачастую обнажает эти духовные причины, открывает их заболевшему человеку. Но усвоить урок депрессии человек может, только выйдя из этого состояния, оглянувшись на пройденный путь…

www.pobedish.ru

Реактивные депрессии это

Реактивный психоз — это психическое нарушение, возникающее после психических травм, сверхсильных потрясений, которые эмоционально значимы для личности. Появление реактивных психозов, а также их особенностей течения симптоматики напрямую зависят от конституциональных особенностей личности и психической травмы.

Реактивный психоз является временным, обратимым, а также разнообразным по своей клинической картине. Заболевание способно протекать в форме бреда, помрачения сознания, аффективных, а также двигательных расстройств.

Реактивный психоз причины

Определяющее значение на развитие заболевания оказывает сам характер психической травмы, а также конституциональные особенности больного. Реактивный психоз легко способен возникнуть у личностей психопатического склада, имеющих истерические, эмоционально неустойчивые, а также паранойяльные наклонности. К провоцирующим факторам причисляют патологические изменения, которые вызываются перенесенными инфекционными заболеваниями, черепно-мозговыми травмами, различными интоксикациями, переутомлениями, алкоголизацией, бессонницей, а также периодами возрастных кризисов. Подростковый и климактерический период являются очень уязвимыми в плане появления психических реакций.

Реактивный психоз симптомы

Второе название реактивного психоза это психогенный шок, который может протекать в гипокинетической или гиперкинетической форме.

Реактивный психоз и его симптомы зависят от формы заболевания. Гипокинетическая форма характеризуется внезапным развитием ступорозного состояния; цепенением больного от ужаса, ограничением в движениях, неспособностью говорить.

Гиперкинетическая форма отмечается спонтанным появлением беспорядочного двигательного возбуждения. В отдельных случаях характерна смена гиперкинетической на гипокинетическую форму. Эти две формы отмечаются сумеречным помрачением сознания, наблюдаются вегетативные расстройства (тахикардия, перепады АД), а также частичная или полная амнезия.

В зависимости от особенностей возникновения, а также течения реактивных психозов выделяют шоковые (острые), подострые, а также затяжные реактивные психозы.

Острый реактивный психоз и его причины: влияние внезапной психической травмы (нападение преступников, пожар, наводнение, землетрясение), известие о невосполнимой утрате человека, или потеря значимых для личности ценностей.

Подострый реактивный психоз зачастую отмечается в судебной практике. К реактивному психозу относят истерические психозы, психогенную депрессию, психогенный параноид, а также психогенный ступор.

Психогенная депрессия характеризуется подавленными или подавленно-тревожными признаками, сочетающимися зачастую со слезливостью, раздражительностью, вспыльчивостью, недовольством. Для состояния характерно экспрессивно-театральное поведение, стремление обратить на себя внимание, а также вызвать сострадание, сочувствие, зачастую с суицидальными демонстративными попытками, которые свидетельствуют об истерическом типе депрессии. Зачастую у больных наблюдаются признаки, свойственные для разных типов депрессии. Все случаи психогенной депрессии связаны с психотравмирующей ситуацией. Симптомы депрессии отступают почти сразу или спустя несколько недель. В редких случаях психогенная депрессия усложняется такими тяжелыми расстройствами, как бредоподобные фантазии, псевдодеменция, пуэрилизм.

Реактивный истерический психоз отмечается синдромом Ганзера, бредоподобными фантазиями, псевдодеменцией, синдромом регресса поведения, пуэрилизмом.

Бредоподобные фантазии проявляются малосистематизированными, нестойкими и изменчивыми по своему содержанию внешними обстоятельствами, переоценкой своего «я», идеями величия, реформаторства, изобретательства, гораздо реже преследованиями или обвинениями. Поведение больных характеризуется театральностью, желанием привлечь к себе внимание. Данные фантазии появляются постепенно или остро, характеризуются узостью сознания.

Бредоподобные фантазии со временем подвергаются систематизации и существуют несколько месяцев. В зависимости от течения развития психоза бредоподобные фантазии сменяются состоянием пуэрилизма или псевдодеменцией.

Синдром Ганзера это сумеречное истерическое помрачение сознания с признаками явлений миморечи, которые характеризуются неправильными по своему содержанию ответами на вопросы. Для заболевших характерна дезориентировка в месте, в окружающем пространстве, во времени, в собственной личности. У одних превалирует заторможенность, у других возбуждение с экспрессивностью, эмоции при этом изменчивы, появляется страх, тревога с элементами клоунады. Заболевшие начинают путаться при выполнении простых привычных действий, их начинает сопровождать полная амнезия. Ряд случаев синдрома Ганзера изменяется псевдодеменцией.

Псевдодеменция, являясь мнимым слабоумием, характеризуется неправильными ответами, а также действиями на простые просьбы или вопросы. Заболевшие делают ошибки во время элементарного счета, не могут назвать количество пальцев на руке, а также теряются в названиях пальцев рук, путают нос с ухом, совершают нарушения при письме, при произнесении речи. Большинство больных бессмысленно улыбаются, гримасничают, проявляют двигательное возбуждение. У других пациентов наблюдаются подавленность, тревога, растерянность. Псевдодеменция зачастую сменяется пуэрилизмом, характеризующимся поведением, свойственным для детей. Заболевшие делают бумажные игрушки, собирают фантики, говорят детскими интонациями. Пуэрилизм зачастую объединяется с псевдодеменцией.

Синдром регресса поведения или синдром одичания отмечается стремлением к поведению животного. Синдром характеризуется психомоторным возбуждением: больные лают, рычат, мяукают, обнажаются, рвут на себе одежду, лакают, едят руками. Синдром одичания появляется после психической травмы и отмечается сумеречным или же суженным изменением сознания.

Психогенный параноид отмечается образным бредом. Для состояния характерна тревога, возбуждение, страх, импульсивные действия, двигательное возбуждение. Больные пребывают в поисках защиты, ищут мнимых врагов, часто растеряны. Психогенный параноид может развиться при продолжительном перемещении, в период недосыпа, а также зачастую из-за психогенно-травмирующих переживаний. Данное состояние встречается в судебно-следственной практике. Психогенный ступор отмечается двигательной и речевой заторможенностью и зачастую сочетается с вегетативными расстройствами. Ему присуще истерические, депрессивные, галлюцинаторные и бредовые симптомы.

Затяжные реактивные психозы отмечаются истерической депрессией, бредоподобными фантазиями, псевдо-дементно-пуэрильными нарушениями. Все эти расстройства при благоприятных случаях сохраняются в неизменном виде до года и более. Неблагоприятно протекают затяжные реактивные психозы с начальной истерической симптоматикой.

Лечение реактивного психоза

Лечение происходит в психиатрическом стационаре, где назначают психотропные средства, подключают психотерапию. Прогноз обычно благоприятный.

Лечение реактивного психоза включает устранение главной причины заболевания, а именно психогенной ситуации. Аффективно-шоковые реакции зачастую не требуют медицинской помощи, а вот другие психозы нуждаются в госпитализации. Благоприятный эффект при психогенном состоянии оказывает разрешение психогенной ситуации. И наоборот, неразрешенная ситуация усугубляет затяжное течение психоза.

Лечебная тактика зависит от остроты состояния, характера психотравмирующей ситуации. Состояние возбуждения снимают нейролептиками и транквилизаторами в инъекциях. Нейролептики купируют бредовые идеи. Реактивную депрессию лечат антидепрессантами. Психотерапия устраняет чрезмерную фиксацию на психотравмирующей ситуации, а также вырабатывает защитные психологические механизмы.

Психотерапевтическую работу начинают после выхода из острого психоза, что позволяет больному адекватно воспринимать окружающее. В большинстве случаев лечение проходит успешно, и пациенты возвращаются к трудовой деятельности.

psihomed.com

2. Реактивные депрессии.

— простая реактивная депрессия — проявляется понижено-тоскливым настроением с двигательной и идеаторной заторможенностью.

— депрессивно — истерический синдром (истинная депрессия) — характерна выразительность внешних проявлений, подавленность, тревога, злобностью; больной обвиняет во всём окружающих, высказывает опасения по поводу своего здоровья. Мимика и высказывания театральные, отмечается стремление привлечь внимание. Тоска сочетается с гневливостью, приобретая ажитированный характер. Больные наносят себе повреждения, могут быть демонстративные суицидальные попытки. Сознание истерически сужено. Течение благоприятное. Может быть спонтанное выздоровление с частичной амнезией.

Дифференциальным признаком является: отсутствие идеи самообвинения, что характерно для классической депрессии. При истерической депрессии больные обвиняют во всём окружающих, могут быть зрительные и слуховые галлюцинации, аффективно насыщенные, устрашающие.

— астеническая депрессия — клиника на фоне психомоторной заторможенности, отрешённость, раздражительность, слабость. Протекает длительное, с соматическим нарушением и ведёт к нарушению у больных белково — жирового -углеводного обмена.

— ипохондрическая депрессия — развивается при длительных или повторных психических травмах на фоне соматических заболеваний.

— особенности характера (мнительность, эгоцентризм, повышенное внимание к своему здоровью, педантичность);

— склонность к истерическим, невротическим и психопатическим реакциям.

Больные демонстрируют или формируют концепции тяжёлого и опасного заболевания, и разубедить их невозможно.

Сюда же относятся ятрогении — заболевание возникающие по вине медицинского работника, формируется легче всего у пациента при недоверии -«квалификации врача.

— депрессивно-бредовый вариант — сложное переплетение симптомов депрессии с бредовыми идеями. Бред может быть систематизированным с интерпретацией окружающего в плане их психотравматизации, либо чувственным, образным — бред отношения, преследования.

— депрессивный ступор — развивается постепенно, является конечным этапом «реактивной депрессии. Характерно: психомоторная заторможенность, аффект тоски, отказ от еды, снижение массы тела; больные не общаются с окружающими. Такая заторможенность достигает степени субступора, больные с трудом осмысливают задаваемые вопросы; говорят медленно, высказывают суицидальные мысли; проходят через стадию депрессии, астении => выход.

3. Реактивные бредовые психозы.

— паранояльный вариант — систематизированный бред преследования или отношения психотравмирующего содержания, длительность -1-1,5месяца.

— параноидный вариант — развивается при длительном переездах в тяжелых условиях военной обстановке; внезапной изоляции, в иноязычной обстановке.

а) реактивный параноид — характеризуется образным бредом преследования сопровождается страхом, тревогой, полной бессонницей. Сначала появляется мучительная тревога, затем — бред, отражающий психотравмирующую ситуацию; больные защищаются от мнимых преследователей и могут быть очень агрессивными. Длится от 2-х недель до 2-х месяцев, затем бред ослабевает, и появляется критика к своему заболеванию;

б) «железнодорожный» параноид — развивается у транзитных пассажиров, которые находятся по несколько суток в дороге. Психотравма — волнение по поводу отъезда, пересадок, суета вокзала, шум массы передвигающихся людей, крики, дефицит информации, нерегулярное питание, плохой сон. Клиника — бред преследования и отношения, галлюцинации, аффект страха;

в) параноид военного времени — на фоне тревоги развивается бред преследования, отношения, •виновности (не смог уберечь товарищей от гибели и т. п.), самообвинение; развивается во время «военных действий;

г) параноид в условиях заключения — характерен бред значимости, отношения преследования, вплоть до синдрома Кандинского-Клерамбо (отличие от этого синдрома при шизофрении — наличие при РП триады Ясперса);

д) индуцированный параноид — развивается при тесном общении реципиента с индуктором; способствуют: умственное недоразвитие, повышенная внушаемость, низкий культурный уровень, повышенная религиозности бред преследования, отравления, эротический, сутяжничества; индуцированный бред проходит без лечения, необходима лишь изоляция от индуктора.

— бредовый ступор (параноидный ступор) — развивается постепенно, является конечным этапом реактивного бредового психоза. Характерно: тревожно-тоскливое настроение сочетается с бредовыми идеями отношения. Идеи самообвинения сопровождаются, больные отказываются от пищи, что ведёт к истощению. При выходе из этого состояния больные сохраняют все воспоминания.

studfiles.net

Депрессия. Симптомы и диагностика

Признаки начала депрессии

  • эмоциональные признаки;
  • нарушение ментального состояния;
  • физиологические признаки;
  • нарушение поведенческого статуса.
  • Выраженность признаков зависит от длительности заболевания и наличия предшествующих физических и умственных нарушений.

    Эмоциональные признаки начала депрессии указывают на ухудшение эмоционального статуса больного и чаще всего сопровождаются снижением общего настроения.

  • изменчивое настроение с резкой сменой веселья на тоску;
  • апатия;
  • крайнее уныние;
  • подавленное, гнетущее состояние;
  • ощущение тревоги, беспокойства или даже беспричинного страха;
  • отчаяние;
  • понижение самооценки;
  • постоянное недовольство собой и своей жизнью;
  • утрата интереса и удовольствия от работы и окружающего мира;
  • ощущение вины;
  • ощущение ненужности.
  • Нарушение ментального состояния

    У пациентов с депрессией наблюдаются признаки нарушения ментального состояния, проявляющиеся в замедлении умственных процессов.

  • трудность в сосредоточении;
  • невозможность сконцентрировать внимание на определенной работе или действии;
  • выполнение простых задач за более длительное время – работа, которую раньше человек выполнял за несколько часов, может занимать весь день;
  • «зацикленность» на своей никчемности – человек постоянно думает о бессмысленности своей жизни, у него преобладают только негативные суждения о себе.
  • Физиологические признаки

    Депрессия проявляется не только в угнетении эмоционального и ментального статуса пациента, но и в нарушениях со стороны органов и систем. Главным образом страдает пищеварительная и центральная нервная системы. Органические недомогания при депрессии проявляются различными физиологическими признаками.

    Основные физиологические изменения

    Нарушения со стороны желудочно-кишечного тракта

  • потеря аппетита либо, наоборот – переедание;
  • быстрая и значительная потеря веса (до 10 килограмм за 1 – 2 недели), а в случае чрезмерного употребления пищи – увеличение массы тела;
  • изменение вкусовых привычек;
  • запоры, реже – диарея.
  • ночная бессонница с длительным засыпанием, постоянными пробуждениями ночью и ранним просыпанием (к 3 – 4 часам утра);
  • сонливость на протяжении всего дня.
  • заторможенность в движениях;
  • суетливость – больной не знает куда деть свои руки, не находит себе места;
  • судороги в мышцах;
  • подергивание века;
  • болевые ощущения в суставах и боли в спине;
  • выраженная усталость;
  • слабость в конечностях.
  • Изменение сексуального поведения

    Снижается или полностью пропадает сексуальное влечение.

    Сбои в работе сердечно-сосудистой системы

    • повышение артериального давления вплоть до гипертонических кризов;
    • болевые ощущения в области сердца;
    • периодическое учащение сердечных сокращений, ощущаемое пациентом.
    • Нарушение поведенческого статуса

      Часто первые симптомы депрессии выражаются в нарушении поведения больного.

    • нежелание контактировать с родными и друзьями;
    • реже – попытки привлечь к себе и своим проблемам внимание окружающих;
    • потеря интереса к жизни и развлечениям;
    • неряшливость и нежелание следить за собой;
    • постоянное недовольство собой и другими, которое выливается в чрезмерную требовательность и высокую критичность;
    • пассивность;
    • непрофессиональное и некачественное выполнение своей работы или любой деятельности.
    • В результате совокупности всех признаков депрессии жизнь больного изменяется в худшую сторону. Человек перестает интересоваться окружающим миром. Его самооценка значительно падает. В этот период повышается риск злоупотребления спиртными напитками и наркотическими препаратами.

      Диагностические признаки депрессии

      • гипотимия – сниженное настроение по сравнению с присущей пациенту нормой, которое длится более двух недель;
      • снижение интересов к какой-либо деятельности, которые обычно приносили положительные эмоции;
      • повышенная утомляемость в связи со снижением энергетических процессов.
      • Дополнительными признаками депрессии являются:

      • снижение внимания и концентрации;
      • неуверенность в себе и снижение самооценки;
      • идеи самообвинения;
      • нарушенный сон;
      • нарушенный аппетит;
      • суицидальные мысли и действия.
      • Также почти всегда депрессии сопутствует повышенная тревожность и страх. Сегодня специалисты говорят, что нет депрессии без тревоги, как и тревоги без депрессии. Это значит, что в структуре любой депрессии присутствует компонент тревоги. Конечно, если тревога и паника доминирует в клинике депрессивного расстройства, то тогда такая депрессия называется тревожной. Немаловажным признаком депрессии является колебания эмоционального фона в течение дня. Так, у пациентов с депрессией часто наблюдаются скачки настроения в течение дня от легкой грусти до эйфории.

      • чувство внутреннего напряжения – пациенты находятся в состоянии постоянно напряжения, описывая свое состояние как «в воздухе нависла угроза»;
      • ощущение тревоги на физическом уровне – в виде дрожи, частого сердцебиения, повышенного мышечного тонуса, повышенная потливость;
      • постоянные сомнения относительно правильности принятых решений;
      • тревога распространяется на будущие события – при этом, пациент постоянно боится непредвиденных событий;
      • ощущение тревоги распространяется и на события прошлого – человек постоянно мучает себя и укоряет себя.
      • Пациенты с тревожной депрессией постоянно насторожены и ожидают самого худшего. Ощущение внутреннего беспокойства сопровождается повышенной плаксивостью и нарушениями сна. Также часто отмечаются вспышки раздражительности, которым свойственно тягостное предчувствие беды. Для ажитированной (тревожной) депрессии характерны разнообразные вегетативные нарушения.

      • тахикардия (частое сердцебиение);
      • сухость во рту;
      • лабильное (неустойчивое) артериальное давление;
      • повышенное потоотделение.

      Также для пациентов с тревожной депрессией характерно расстройство пищевого поведения. Нередко приступы тревоги сопровождаются обильным поеданием пищи. В то же время, может наблюдаться и обратное – потеря аппетита. Вместе с расстройством пищевого поведения часто отмечается снижение полового влечения.

      Расстройства сна при депрессии

    • затрудненное засыпание;
    • прерывистый сон и частые пробуждения;
    • ранние утренние пробуждения;
    • уменьшение продолжительности сна;
    • поверхностный сон;
    • кошмарные сновидения;
    • жалобы на беспокойный сон;
    • отсутствие чувства отдыха после пробуждения (при нормальной продолжительности сна).
    • Очень часто бессонница является первым симптомом депрессии, который заставляет пациента обратиться к врачу. Но, как показывают исследования, лишь небольшая часть пациентов получает в этот момент адекватную помощь. Связано это с тем, что бессонница интерпретируется как самостоятельная патология, а не симптом депрессии. Это ведет к тому, что пациентам вместо адекватного лечения выписываются снотворные средства. Они, в свою очередь, не лечат саму патологию, а устраняют только симптом, на смену которому приходит другой. Поэтому необходимо знать, что расстройство сна – это лишь проявление какого-то другого заболевания. Гиподиагностика депрессии ведет к тому, что пациенты обращаются уже тогда, когда депрессия принимает угрожающий характер (появляются суицидальные мысли).

      1. Фаза медленного сна

    • дремота или стадия тета-волн;
    • стадия сонных веретен;
    • дельта-сон;
    • глубокий сон.
    • 2. Фаза быстрого или парадоксального сна

      Основным фактором риска является эндогенная депрессия, то есть депрессия в кадре шизофрении или биполярного психоза. На втором месте выступают реактивные депрессии, то есть депрессии, развившиеся как ответная реакция на травму или стресс.

    • проскальзывание суицидальных мыслей в разговоре в виде фраз «когда меня не станет», «когда смерть заберет меня» и так далее;
    • постоянные идеи самообвинения и самоуничижения, разговоры о никчемности своего существования;
    • тяжелое прогрессирование болезни вплоть до полной изоляции;
    • перед планированием суицида пациенты могут попрощаться со своими родственниками — позвонить им или написать письмо;
    • также перед совершением суицида пациенты нередко начинают приводить свои дела в порядок — составляют завещание и так далее.
    • Диагностика депрессии

      Опрос пациента с депрессией

      Существует две группы признаков депрессивного процесса, которые врач учитывает при диагностике. Это позитивная и негативная аффективность (эмоциональность).

    • умственное торможение;
    • тоска;
    • тревога и ажитация (возбуждение) либо двигательная заторможенность (зависит от типа депрессии).
    • Признаками негативной аффективности являются:

    • ангедония – утрата способности получать удовольствие;
    • болезненное бесчувствие.
    • Важную диагностическую роль имеет содержание мыслей пациента. Депрессивные люди склонны к самообвинению и к мыслям суицидального содержания.

    • идеи самообвинения – чаще всего в грехе, в неудачах или смерти близких родственников;
    • ипохондрические идеи – заключаются в убежденности пациента, что он страдает неизлечимыми болезнями;
    • суицидальные мысли.
    • Также учитывается анамнез пациента, в том числе и наследственный.

    • семейный анамнез – если среди родственников пациента были люди, страдающие депрессивным расстройством (особенно биполярным), или если среди ближайших родственников имелись суициды;
    • тип личности пациента – тревожное расстройство личности является фактором риска для депрессии;
    • наличие депрессивных или маниакальных состояний ранее;
    • сопутствующие соматические хронические патологии;
    • алкоголизм – если пациент неравнодушен к спиртному, то это также является фактором риска для депрессии.
    • Шкала депрессии Бека и другие психометрические шкалы

    • госпитальная шкала тревоги и депрессии (HADS);
    • шкала Гамильтона (HDRS);
    • шкала Цунга;
    • шкала Монтгомери-Асберга (MADRS);
    • шкала Бека.
    • Госпитальная шкала тревоги и депрессии (HADS)

      Очень простая в применении и интерпретации шкала. Используется для скрининга депрессивных состояний у пациентов в стационаре. Шкала включает две подшкалы — шкалу тревоги и шкалу депрессии, каждая из которых содержит по 7 вопросов. В свою очередь, каждому утверждению соответствует четыре ответа. Врач задает эти вопросы пациенту, а он выбирает один из этих четырех, подходящий для него.

      Далее проводящий опрос врач суммирует баллы. Количество баллов до 7 означает то, что у пациента нет депрессии. При 8 – 10 баллах у пациента имеется невыраженная тревога или депрессия. Если сумма баллов превышает 14, это говорит в пользу клинически выраженной депрессии или тревоги.

      Является наиболее популярной и часто применяемой шкалой в общемедицинской практике. Содержит 23 пункта, максимальный балл по которым составляет 52 балла.

    • 0 – 7 баллов говорят об отсутствии депрессии;
    • 7 – 16 баллов – малый депрессивный эпизод;
    • 16 – 24 баллов – умеренный депрессивный эпизод;
    • более 25 баллов – тяжелый депрессивный эпизод.
    • Шкала Цунга

      Шкала Цунга – это самоопросник по депрессии, который включает 20 пунктов. На каждый вопрос есть четыре варианта ответа. Пациент, заполняя самоопросник, отмечает крестиком ответ, который ему подходит. Максимально возможный суммарный показатель – это 80 баллов.

    • 25 – 50 – вариант нормы;
    • 50 – 60 – легкое депрессивное расстройство;
    • 60 – 70 – умеренное депрессивное расстройство;
    • более 70 – тяжелое депрессивное расстройство.
    • Шкала Монтгомери-Асберга (MADRS)

      Данная шкала используется для оценки динамики депрессии в процессе лечения. Содержит она 10 пунктов, каждый из которых оценивается от 0 до 6 баллов. Максимальный суммарный показатель – это 60 баллов.

    • 0 – 15 – отсутствие депрессии;
    • 16 – 25 – малый депрессивный эпизод;
    • 26 – 30 – умеренный депрессивный эпизод;
    • более 31 – тяжелый депрессивный эпизод.
    • Шкала Бека

      Является одной из первых диагностических шкал, которую начали использовать для определения уровня депрессии. Состоит из 21 вопросов-утверждений, каждое из которых содержит 4 варианта ответа. Максимальный суммарный показатель – это 62 балла.

    • до 10 баллов – отсутствие депрессии;
    • 10 – 15 – субдепрессия;
    • 16 – 19 – умеренная депрессия;
    • 20 – 30 – выраженная депрессия;
    • 30 – 62 – тяжелая депрессия.
    • www.tiensmed.ru

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Navigation