Вербальный аутизм это

Вопрос 16. Вербальный и невербальный контакт

1. Понятие невербального контакта

2. Правила невербального поведения консультанта

3. Понятие вербального контакта

4. Понятие активного слушания

1. Консультант, используя невербальные каналы общения, решает следующие задачи:

• поддержание консультационного контакта с клиентом;

• понимание, анализ и поиск причин проблем клиента через наблю­дение за его невербальными проявлениями и эмпатию, когда консультант начинает осознанно или неосознанно перенимать невербалику клиента: принимать ту же позу, использовать те же жесты, голос и т. п. и таким образом «вживаться» в мир клиента;

• контроль своих невербальных проявлений;

• скрытое воздействие на клиента через невербальную систему знаков, целью которого является «ведение» клиента и помощь ему в осознании каких-либо фактов, отреагировании эмоций, чувств.

Видами невербальных каналов общения являются:

— мимика, выражение лица;

— позы и жесты тела;

— пространство и время;

Контакт глаз консультанта и клиента не должен быть посто­янным и навязчивым.

Существуют следующие особенности ис­пользования контакта глаз:

— длительность контакта не должна быть постоянной, опти­мальное время — 2/3 общего времени общения консультанта с клиентом;

— оптимальное положение консультанта и клиента по отношению друг к другу — под углом чуть наискосок;

— консультант должен обращать внимание и анализировать сле­дующую специфику проявлений клиента при контакте глаз:

_пристальное внимание клиента к каким-либо объектам в поме­щении;

_постоянное смотрение вниз, в пол, в сторону, но не на кон­сультанта;

_вызывающий, пристальный и тому подобный взгляд клиента, на­правленный на консультанта;

_»бегающий», беспокойный, суетливый взгляд;

_отвод глаз от консультанта при каждом визуальном контакте с его стороны;

_ глаза, прикрытые рукой.

Мимика, выражение лица является одним из главных источни­ков получения информации о клиенте, а также важнейшим каналом передачи информации от консультанта к клиенту.

Консультант должен уметь использовать мимику для решения следующих задач:

• поддержки клиента через демонстрацию в выражении лица оп­ределенных чувств и эмоций;

• чтения внутреннего состояния, эмоций и т. п. по выражению лица клиента;

• распознания маскировки одних чувств другими.

Позы и жесты тела могут быть очень информативными как для консультанта, так и для клиента. Консультант, «читая» и анализируя невербальные проявления тела клиента, в свою очередь также посылает ему сигналы относительно своего эмоционального состояния, мыслей, желаний и т. п.

Существуют следующие проявления тела, на которые консультант должен обращать внимание:

• руки и жесты, которые чаще всего носят символический характер и могут являться маркерами проблемы или какого-либо состояния, которое при этом может не осознаваться клиентом;

манипулирование своим телом (может свидетельствовать о наличии у клиента тревоги, невыраженных, подавленных переживаний и т. п. и чаще всего осуществляется на неосознанном уровне), такие его проявления, как:

— покусывание ногтей, пальцев и т. п.;

— постукивание ногой, пальцами рук;

«командные сигналы» клиента, когда какой-либо жест или поза имеет символическое послание для консультанта:

— пожимание плечами и т. п.;

— прикосновение, которое может иметь как дружеский, так и сексуальный характер, а также может означать желание получить поддержку через тактильный контакт. Также консультант должен обратить внимание на то, как клиент относится к тактильным контактам, и проанализировать это.

Существует множество человеческих движений, каждое из которых может нести для консультанта определенную информацию о клиенте.

Выделяются следующие виды движений тела:

— невербальные «слова», то есть жесты и позы, заменяющие слова, например помахивание рукой, которое может означать прощание;

— усиливающие знаки, то есть жесты и позы, целью которых является усиление, подчеркивание значения того или иного слова, а также попытка более точно передать его смысл;

— регуляторы, цель которых — дополнение вербального послания, например кивание головой;

— адаптеры, осуществляемые клиентом на неосознанном уровне и которые, как правило, отражают какие-то чувства, эмоции, которые клиент не до конца осознает, например неосознанное испытывание клиентом чувства тревоги может быть выражено в его позе.

Голос, являясь важнейшим инструментом человеческого взаи­модействия, содержит в себе ряд характеристик, которые слу­жат информаторами:

— тон голоса, с помощью которого консультант и клиент могут передавать друг другу различные эмоции, настроения, а также помогающий понять актуальные состояния;

— темп речи, также часто свидетельствующий об актуальном со­стоянии клиента, а также о его характерологических особенно­стях и паттернах поведения, например слишком быстрый темп может говорить о внутреннем беспокойстве клиента или о та­кой черте характера, как суетность, привычка к постоянной спешке, нервозности как ситуативному или привычному пат­терну поведения;

— громкость голоса, информирующая об актуальном состоянии и чертах личности, а также передающая определенное настроение и атмосферу консультативного пространства или специфику и важность проблемы для клиента. Например, тихий голос как типичный для конкретного клиента может быть показателем неуверенности в себе, и в то же время понижение голоса во время разговора о какой-либо проблеме, ситуации и т. п. мо­жет показывать отношение клиента к этой ситуации, напри­мер, когда речь идет об интимных для клиента темах;

— произношение, его четкость, так же как и другие параметры го­лоса, является маркером отношения клиента к проблеме и прояв­лений его личности. Например, постоянное невнятное произно­шение может говорить о низкой осознанности себя, своих границ и т. п., а невнятность, нечеткость отдельных фраз — о нежела­нии клиента осознавать какие-то аспекты проблемы, эмоцио­нальном замешательстве.

Консультант, используя свой голос как инструмент поддержания контакта и голос клиента как источник информации, решает следующие задачи:

• получение информации о скрытых, неосознаваемых проблемах клиента, об истинных причинах его состояния и т. п.;

• поддержание контакта с клиентом, выражение эмпатии, при­нятия и т. п.;

• воздействие на клиента, коррекция через голос: «присоединение» к клиенту через голосовую модальность, то есть подстройка своего голоса под голос клиента, и дальнейшее постепенное измене­ние параметров своего голоса;

• подталкивание клиента к осознанию своих состояний, эмоций, мотивов и т. п. через обращение внимания консультанта на окраску голоса клиента.

Пространство и время имеют следующие параметры, используемые для анализа в психологическом консультировании:

• дистанция, которая может являться:

— желанием углубить отношения, когда собеседник сокращает физическое расстояние;

— демонстрацией актуального отношения к собеседнику — принятия в случае маленькой дистанции и отгороженности, закрытости в случае большой;

— желанием нарушить личные границы собеседника (при постоянном приближении одного и удалении другого);

— формированием общего безопасного климата консультирования при оптимальном расстоянии собеседников;

• предметы обстановки и оборудование, которые могут нести клиенту информацию о консультанте и его личности и способствовать или не способствовать формированию доверия и безопасности в консультативном пространстве;

• одежда, общий стиль, несущие огромный пласт информации как о личности клиента, так и о личности консультанта и помогающие им лучше понять друг друга.

Существуют следующие правила невербального поведения кон­сультанта:

— удобство физической обстановки в пространстве психологиче­ского консультирования, когда консультант и клиент визуально доступны друг другу;

— открытая поза консультанта, когда руки и ноги не скрещены, указывающая на его готовность к принятию клиента;

— физическая близость консультанта по отношению к клиенту, когда консультант время от времени наклоняется ближе к кли­енту, с тем чтобы показать заинтересованность в том, о чем идет речь, и в самом клиенте;

— поддержание консультантом контакта глаз, подчеркивая таким образом свою заинтересованность в клиенте, но избегая как пристального смотрения на клиента, так и блуждающего в сто­роне взгляда;

— расслабленность, отсутствие напряжения у консультанта, кото­рое часто наблюдается у клиента, и, демонстрируя свое спокой­ствие и эмпатию через невербальные каналы, консультант может помочь расслабиться и клиенту.

3. Вербальный контакт между клиентом и консультантом, основан­ный на использовании ими речи, имеет большое значение не только для поддержания консультативного контакта, но и для всего процесса консультирования.

Использование консультантом речи в пространстве консультирования имеет следующие функции:

— установление и поддержание доверительных отношений с клиентом в начале консультирования;

— снятие напряжения на любой стадии процесса консультирования;

— оказание поддержки, когда клиент чем-то сильно расстроен или плачет;

— подталкивание клиента к самораскрытию, осознанию себя, истинных причин проблемы, то есть к внутреннему развитию;

— ведение процесса консультирования в нужном направлении, когда необходимо перебить, остановить клиента и т. п.;

— помощь клиенту в формулировании мыслей.

Существуют следующие виды средств поддержания вербального контакта:

• прямые высказывания, к которым относятся:

— похвала («Вы молодец, что приняли такое решение»);

— подбадривание («Я думаю, у нас получится с этим разобраться»);

— выражение поддержки («Я понимаю ваше состояние»);

• косвенные высказывания, к которым относятся:

— использование имени клиента, способствующее более искреннему и теплому контакту между консультантом и клиентом;

— Ага-реакция, то есть использование междометий «Ага», «Угу», «Конечно» для демонстрации заинтересованности, выражения согласия и одобрения;

— использование языка клиента, то есть консультант должен говорить с каждым конкретным клиентом на свойственном только ему одному языке, это означает употребление консультантом тех слов, понятий и определений, которые использует в своей речи клиент;

• слушание клиента, которое может быть:

— пассивным, когда консультант молча слушает клиента, демонстрируя при этом свою заинтересованность невербальными способами;

4. Активное слушание — одна из главных техник, которые консуль­тант использует не только на этапе установления доверия и поддержания контакта с клиентом, но и в течение всего процес­са консультирования.

Активное слушание определяется как процесс внимательного слушания клиента, при котором консультант демонстрирует клиенту свою заинтересованность в нем, принятие, искрен­ность и при котором задействованы интуиция, отражение и эмпатия, а также когнитивная сфера консультанта. Умение слу­шать — важнейшее профессиональное умение консультанта и психотерапевта.

Консультант должен обращать внимание на следующие аспекты активного слушания:

• для демонстрации принятия, заинтересованности и эмпатии клиенту консультант использует реплики типа «Ага-реакции», похвалы и т. п.;

• пристальное внимание к любым деталям в речи, рассказе клиента;

• наблюдательность, чтобы услышанное от клиента порождало ассоциативный поток у консультанта и через ассоциации про-двигало его к пониманию проблемы клиента;

• безоценочность и отсутствие осуждения и желания поставить диагноз — ключ к истинному пониманию клиента’,

• использование разного рода вопросов для развития истории клиента;

• использование паузы как возможности дать клиенту осмыслить то, что он сказал, прочувствовать это, прожить.

studfiles.net

Вербальный аутизм это

Скажу пару слов о том, что такое стимы (стереотипии), какие действия в связи с ними нужно принимать и какой прогноз можно дать в отношении этих порой раздражающих действий.

Для многих родителей стимы означают в первую очередь то, что их ребенок выглядит непохожим на других во время игр на площадке или в парке, и что над ним скоро будут смеяться другие дети. Посмотрим на этот вопрос шире.

  1. Я использую термин «стимы» потому, что психиатрический эквивалент «стереотипии» описывает только бессмысленные движения, что неточно и не вполне верно. Стимы включают в себя самые разные виды деятельности. Более того, они не только направлены на самостимуляцию, но и могут использоваться для выражения себя. Многие родители бессознательно понимают их природу: «Он очень любит этот видеоролик», «Она так машет ручками, когда нервничает».
  2. Некоторые стимы имеют чисто вербальную природу. Уверен, вам доводилось слышать частый вопль на высокой частоте. Это не что иное, как вербальный знак о том, что ребенок хочет внимания. И этот знак работает просто отлично, хотя и не добавляет малышу родительского восхищения.
  3. Поскольку у детей с РАС очень мало способов выразить свои чувствасловами, в ход идут движения тела. Ими выражается страх, гнев, отчаяние, грусть, радость и возбуждение.
  4. Повторяющее поведение – это не обсессивно-компульсивное расстройство по умолчанию. Пока не доказано иного, это просто повторяющееся поведение. Таким образом, лекарства от ОКР здесь не сработают или даже осложнят проблему.
  5. Некоторые стимы прекращаются после того, как восстановлено здоровье желудочно-кишечного тракта. К ним относятся: сильные, длительные истерики, самоагрессия и агрессия вовне, возбужденное состояние, частые сгибания пополам или вдавливания в предметы.
  6. Иногда стимы отражают правильную реакцию ребенка на очень громкий звук на определенной частоте или слишком яркий свет. Дело в том, что измененная сенсорная система ребенка может воспринимать привычные нам раздражители совсем по-иному. Важно и то, что этот удар по органам чувств может стать более выраженной проблемой по мере того, как ребенок выздоравливает и лучше осознает мир вокруг себя. Внезапное начало необычного поведения может означать, что ребенок переживает какое-то новое или очень неприятное ощущение. В этой связи, такое изменение в поведении не всегда требует лечения (и, должен отметить, для него далеко не всегда есть лечение).
  7. Очень часто ребенок демонстрирует повторяющееся поведение, когда скучает. Одна мама в таких случаях отправляет своего сына вытаскивать белье из стиральной машины или сушилки. Она говорит: «Он может посвятить этой задаче 45 минут, но, пока он занят, он не стимится».
  8. Стимы развиваются. Некоторые из них пропадают со временем, а другие изменяются в новые виды повторяющегося поведения. В большинстве случаев по ходу взросления мои пациенты избавились от стимов. Что важно: чем старше ребенок, тем больше вероятность, что стимы спутают с тиками и попытаются соответствующим образом лечить. Это не принесет эффекта и, напротив, может повредить.
  9. По мере того, как активизируются нейронные цепочки, которые отвечают за речь, дети часто демонстрируют эхолалию и скриптованную речь, т.е. повторение стихов, песен, отдельных фраз из рекламы и фильмов. Все это формы вербальных стимов, которые проявляются у делающих успехи пациентов. Такие речевые шаблоны – это еще и практика речи как извлечения точных звуков. Соответственно, их далеко не всегда надо бескомпромиссно искоренять.

Уровень умственных способностей ребенка может быть точнее оценен качеством (а не количеством) повторяющихся речевых оборотов. Следует учитывать и то, что, пытаясь достучаться до своих проблемных чад, родители годами повторяли многие слова и фразы так часто, что дети просто имитируют их манеру речи.

У стимов есть общая черта – они могут служить средством общения и не всегда представляют собой нечто негативное, от чего нужно избавляться.

«Самостимулирующие» виды поведения – это знаки и симптомы, требующие оценки и изучения, а не просто «неотъемлемая часть аутистического состояния».

Мой опыт показывает, что способность родителей перенаправить стимы (а не бранить ребенка и запрещать ему так себя вести), может наглядно продемонстрировать сомнительную нужду в обязательном вмешательстве психотропными препаратами.

Также грамотное перенаправление помогает понять, что стоит за стимами. Кроме того, перенаправление – это само по себе терапевтическое действие.

sites.google.com

Словарь-справочник по педагогической психологии . М.В. Гамезо, А.В. Степаносова, Л.М. Хализева . 2001 .

Смотреть что такое «Вербальный» в других словарях:

ВЕРБАЛЬНЫЙ — (от лат. verbum слово). Буквальный, словесный. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н., 1910. ВЕРБАЛЬНЫЙ [лат. verbalis] устный, словесный; речевой. Словарь иностранных слов. Комлев Н.Г., 2006 … Словарь иностранных слов русского языка

вербальный — (от лат. verbalis словесный) термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала (см. знак), а также процессов оперирования с этим материалом. Краткий психологический словарь. Ростов на Дону: «ФЕНИКС». Л.А.Карпенко,… … Большая психологическая энциклопедия

вербальный — словесный, устный, изустный Словарь русских синонимов. вербальный см. устный Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.: Русский язык. З. Е. Александрова. 2011 … Словарь синонимов

ВЕРБАЛЬНЫЙ — ВЕРБАЛЬНЫЙ, вербальная, вербальное (лат. verbalis) (книжн.). Словесный. Вербальный смысл. ? Вербальная нота (дипл.) дипломатическая нота менее торжественного характера, приравниваемая к устному заявлению. Толковый словарь Ушакова. Д.Н. Ушаков.… … Толковый словарь Ушакова

ВЕРБАЛЬНЫЙ — ВЕРБАЛЬНЫЙ, ая, ое; лен, льна (книжн.). Словесный, устный. Вербальное заявление. • Вербальная нота (спец.) дипломатическая нота без подписи, приравниваемая к устному заявлению. | сущ. вербальность, и, жен. Толковый словарь Ожегова. С.И. Ожегов, Н … Толковый словарь Ожегова

вербальный — ая, ое. verbal < лат. verbalis. 1. Словесный, устный. Французами была устроена для них <народов>, так сказать вербальная трапеза, с которой они свободной рукой сделали, каждый для себя, обильные запасы, для продовольствия своих духовных… … Исторический словарь галлицизмов русского языка

ВЕРБАЛЬНЫЙ — ВЕРБАЛЬНЫЙ. Относящийся к способу передачи информации в устной и в письменной словесных формах … Новый словарь методических терминов и понятий (теория и практика обучения языкам)

Вербальный — В Викисловаре есть статья «вербальный» Вербальный (лат. verbalis «словесны … Википедия

Вербальный — (от лат. verbalis словесный), термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом. Различают вербальный осмысленный материал (ряды существительных, прилагательных, глаголов,… … Энциклопедический словарь по психологии и педагогике

ВЕРБАЛЬНЫЙ — (от лат. verbalis словесный) термин, применяемый в психологии для обозначения форм знакового материала, а также процессов оперирования с этим материалом. Различают вербальный осмысленный материал (ряды существительных, прилагательных, глаголов,… … Словарь по профориентации и психологической поддержке

pedagogic_psychology.academic.ru

Вербальный садизм — что делать если муж бьёт словом?

Говорят, словом можно убить, слово оружие. Говорят, что словом можно ранить так, что рана никогда не заживет. А еще слово может быть пыткой. Старинной восточной пыткой с водой, когда капля за каплей она капает на темечко, сводя с ума, пробуждая единственное желание – бежать. Так и слово. Каждый день любимый человек, зная того или не зная, капает каплями на темечко, уничтожая чувства, отношения, саму женщину рядом с ним. И будто не замечает! Просто капает – и все.

-Ну да, конечно, у тебя не получается завести машину, ты же женщина.

И улыбается так. Тепло-тепло, нежно-нежно. Что и рука, занесенная для пощечины – опускается. Вроде бы не со зла. Ну, считает он, что мужчина – это человек с большой буквы, а женщина так, пристяжная лошадь, ну что с того. Понимает ли он, что говорит? А замечания-то такие ехидные, ехидные. И в самую точку. В самое больное, сокровенное.

— Милая, а мы не ошиблись в магазине? Нас не обманули? Мне кажется, это платье на размер меньше, чем нужно.

Ка-ак! Это тот самый размер, и оно идеально сидит. На самом деле за это время вы похудели на пять килограмм и точно знаете, что чудесно выглядите! А он снова улыбается и смотрит в глаза – ни тени неприязни, ни тени сарказма. Просто сказал – и забыл. И хорошо ему. Как будто ничего и не было. Проходит время, и этот случай забывается полностью. Мужик-то хороший. Ну да, резковатый, на все свое мнение. Искренне считает, что есть его мнение – и неправильное, а третьего не дано. Женщине вообще голос не давали. Но при всем этом, какой хозяйственный! Таких еще поискать! Мужики же вообще разучились что-то делать руками – а этот умеет.

Иногда, правда, говорит что-то больное-больное. Списываете на усталость, занятость, плохое настроение. И терпите. А как не терпеть? Терпение благодетель, да и любимый же человек. Замуж за него же зачем-то вышли. Не бывает идеальных людей. Воздушные замки из надежд на счастливую и безоблачную жизнь вырастают будто сами собой. А потом – вечер где-нибудь у друзей. Вы впервые в жизни слышите о каком-то научном открытии или о последних новостях. С огромным удовольствием расспрашиваете друга семьи, он вам что-то объясняет, задаете наводящие вопросы. Приходит любимый:

— Ну что ты ей объясняешь, какая женщина в таком разбиралась? Зато какая красивая.

И вот это «зато» — как удар по голове или в сердце. Наотмашь или с проникновением, неважно. Как будто задыхаешься от удивления, боли, медленно заливаешься краской и молчишь. Муж сказал. Улыбаешься, чтобы сгладить конфуз. Компания принимает все за шутку. Но только в курилке потом одна из подружек шепчет: «Он же тебя унижает, издевается над тобой и сам ловит от этого кайф. Почему ты это терпишь?»

И правда – почему муж меня бьёт? Потому что муж и любимый, — объясняете сами себе. Потому что такой, какой есть. А какой он есть? Что идет не так? Идеальная вроде бы пара. Он такой серьезный, такой в себе, такой мужественный и сосредоточенный. Медлительный немного. Каждое слово весомо, как кулак. Вы — хрупкая душой и телом, милая, подвижная, иногда немного мельтешащая, но настоящая женщина. Из тех, которая знает свое место и готова быть для мужа верной спутницей. Давно вместе. Или недавно, но кажется, что давно, настолько вы разные и одновременно друг другу подходящие.

Против воли начинаете отслеживать слова мужа, что именно он говорит вам, как он с вами общается. Вроде бы по-прежнему, нет злого умысла, хотя при этом он будто бы старается уколоть. Говорит простые, но очень обидные вещи, проходится по вашим страхам, по тому, что вас беспокоит, сбрасывает с небес на землю, если вы начинаете строить какие-то планы. Вы улыбаетесь даже тогда, когда впервые слышите от него «дура». И чувствуете себя последней идиоткой.

Издевается? Но как он может издеваться? Хотя память снова и снова подбрасывает моменты, когда прилюдно он вас… не то чтобы унижал. По меньшей мере, не открыто, а исподтишка, будто бы случайно. Он скорее подчеркивал ваше положение женщины, напоминая о нем и требуя «соблюдения границ». Не дело это, когда баба в умные мужские разговоры лезет. Сначала казалось милым. Потом стало надоедать. А сейчас…

Нет, он никогда не говорит грубых слов. Только грубые смыслы, бьющие наотмашь сильнее пощечины. Он говорит «милая» так, что слышите «дура». Изображает заботу: «Отдохни», — а вы слышите «сиди дома и не высовывайся, твое место на кухне». Больно и противно. Хочется орать и плакать. И расставаться не хочется. Но кажется, что с каждым днем, проведенным рядом с ним, на шее кто-то затягивает удавку. Вам все сложнее, сложнее и сложнее дышать. И скоро за каждый глоток свежего воздуха придется бороться. Он просто душит вас своими словами. Иногда кажется, что было бы легче, если бы поднял руку… но не убивал двусмысленностью фраз.

Так что же делать если муж бьёт словом? Естественно, сидеть, терпеть и переживать внутри себя каждое едкое слово не стоит. Важно понимать, что движет человеком, почему он так делает. Расхожее мнение, что это попытка «выжить» из семьи и толкнуть к разводу – ошибочно. Вербальный садизм в львиной доле случаев – явление неосознанное. Человек просто говорит, не отдавая себе отчета в том, зачем и почему он это делает. Просто делает и получает свое куцее удовольствие, вытащив собственную грязь наружу и вымазав ею другого.

Системно-векторная психология показывает причины вербального садизма. Вербальный садизм – явление в анальном векторе, вызванное нереализованностью, неразвитостью или же стрессом. Человек садистирует словом, причиняя боль, бьет в самую чувствительную точку, получая наслаждение от самого процесса. При этом далеко не всегда он осознает, что делает, бессознательно определяя, что именно надо сказать, чтобы человеку сделать больно. Или же он намеренно доводит партнера до белого каления, делая то, что тот не любит или то, что ему неприятно: коверкая слова, говоря о том, что неприятно, используя нелюбимые или раздражающие слова-паразиты, унижая.

Как именно проявляется вербальный садизм, осознан он или нет, зависит от конкретных обстоятельств и конкретного человека, что его ограничивает и в каком он находится состоянии. Но при всем многообразии вариантов – корень всегда один. Отсутствие реализации природно заданных свойств, неразвитость этих свойств или же стрессы или сверх стрессы в анальном векторе.

Легкие обидки и серьезные обиды на мать или на прошлых женщин, негативный опыт, растерянность, вызванная стремительностью современной жизни – для человека с анальным вектором каждый день в условиях большого кожного мира – стресс. Ему тяжело приспособиться к постоянно меняющейся окружающей среде. Приходится каким-то образом сбрасывать напряжение, балансировать биохимию головного мозга. В ход идут почти фанатичные уборки, чтение, ремонт, вербальный садизм, грубый секс, садизм и далее по нарастающей. Очень внимательные по своим свойствам, анальники в хорошем состоянии способны найти в любой бочке с медом ложку дегтя, а в любом стоге сена иголку – и вытащить их, убрав грязь, инородное тело, которое портит всю картину. От этого они получают истинное удовольствие.

«Вот тут вот поставьте запятую, пожалуйста. Да, хорошо…».

«Поправьте рамочку, пожалуйста, криво висит».

«У вас прекрасное платье! Но нужно поправить поясок, а то завернулся. Замечательно!»

К их советам часто прислушиваются, исправляя по замечаниям, — и остаются довольны. Развитый анальный вектор в человеке толкает его на стремление все делать идеально. И соответственно, в хорошем состоянии человек легко видит недостаток идеальности и стремится возместить его. Чтобы все было перфект. Он мягко укажет, ненавязчиво и необидно. Но вот если свойства вектора не развиты или нет реализации, вместо того, чтобы вычищать грязь, человек начинает добавлять ее. Он просто будет видеть плохое вместо хорошего, не сможет акцентировать свое внимание на преимуществах. Вместо того, чтобы показать, что нужно исправить, он будет акцентировать внимание на несуществующих недостатках. Подчеркивать их. Очернять белое.

Вербально садистировать. Это очень наблюдаемо в такого рода парах, когда женщина терпит уколы, а мужчина медленно убивает ее едкими замечаниями. Осознанно или нет. Грязными словами или нет. Но всегда грязными смыслами: бабы дуры, мир катится в г…, и вообще вся жизнь г….

При этом бессознательно он безошибочно определяет, что именно нужно сказать, чтобы сделать больнее. И проходится по болевым точкам. При этом следует различать вербальный садизм в анальном векторе и в анально-зрительной связке. Во втором случае от человека не услышишь грязных слов, но при этом будут произноситься грязные смыслы, а словесные удары станут точнее, острее и извращеннее. Это та самая интеллигенция, воспетая в веках. Словесные бои, игра словами, этикет. И стремление поддеть как можно больнее.

В обоих случаях человек начинает получать ощутимое удовольствие, издеваясь над близким ему человеком. При этом если уходит стресс – уходят и садистические нотки. Если человек начинает реализовывать вектор – он перестает садистировать, избавляясь от своих состояний. Задача женщины – помочь осознать, что что-то не то, задача мужчины – принять это. А анальнику очень сложно увидеть в себе какой-то изъян. К тому же, зачем избавляться от того, что приносит удовольствие?

Садистирует, значит, не любит? Или наоборот? Ни то ни другое. Вербальный садизм – проявление анального вектора, он не зависит от наличия или отсутствия чувств. Женщина ближе всего к мужчине, поэтому ей и приходится принимать на себя его нападки. А он всего лишь выносит накопившуюся внутри грязь наружу, избавляется от нее, чтобы внутри, «в душе» было чисто и хорошо, просто видит плохое, отмечает его. Со временем при отсутствии реализации и постоянных стрессах этой грязи становится все больше.

Почему женщина терпит такого человека рядом с собой и не может (или не хочет) разорвать отношения? Рационализирует себе «муж», «любимый», а ночами ревет в подушку после очередной порции колкостей. На самом деле такие браки всегда природны. Рядом с анально-зрительным или анальным садистом всегда оказывается женщина с неразвитой, нереализованной или же битой кожей с мазохическими тенденциями. Он садистирует – получает удовольствие. Она мучается и наслаждается (бессознательно) этим мучением.

Получается идеально сбалансированная система, в которой все элементы получают то, что им нужно. За исключением одного – осознанно женщина не хочет страдать. Есть ли выход из этого спаянного круга? Есть. Даже жизненный сценарий можно изменить, если вовремя понять, что происходит, а главное – почему.

gorn.me

ВИРТУАЛЬНЫЙ АУТИЗМ — ЭТО УЖЕ РЕАЛЬНОСТЬ

Проблема год от года становится все актуальнее — в 90% случаев родители детей с ментальными особенностями признали, что их малыши проводили 4–5 часов в день перед телевизором, мобильным телефоном или планшетом.

Исследование, проведенное Центром детей-аутистов Румынии, показало, что у 90 % детей в возрасте 2–3 лет триггерным (провоцирующим, запускающим — ред.) фактором развития расстройств аутистического спектра (РАС) стал чрезмерный просмотр (более 4–5 часов в день) телевизионных программ или взаимодействие с другими формами и видами виртуальной реальности.

Для взрослых даже 5 часов просмотра телевидения и интернета в день не становятся повреждающим фактором, но на совсем маленьких детей (возрастом 0–2 года) электронные гаджеты оказывают просто разрушительное действие. Мариус Замфир, психолог и координатор Центра детей-аутистов Румынии, собственно, и придумавший термин «виртуальный аутизм», поделился результатами проведенного им и коллегами исследования: «В большинстве случаев у малышей, которых оставляли более 5 часов перед экранами с виртуальной реальностью, выявлены задержки психомоторного развития и речевых функций, расстройства поведения вплоть до очень серьезных — СДВГ или даже аутизма. Это подтверждалось в 90% случаев при новых обращениях родителей с детьми до 2 лет».

«Самое поразительное то, что практически невозможно отличить «аутизм виртуальный», то есть развившийся вследствие неконтролируемого воздействия на психику ребенка гаджетов, от классического, потому что симптомы совершенно одинаковы. Это отсутствие или затрудненность социализации, устойчивого зрительного контакта, речи, ролевых игр, где ребенок перевоплощается в воображаемого персонажа, а также преобладание повторяющихся слов, фраз, действий и игр — так называемые стереотипии, — акцентирует внимание на проблеме Мариус Замфир и добавляет: — Разница между классическим и виртуальным аутизмом заключается в том, что в первом случае мы говорим о биологическом неврологическом недоразвитии, а во втором — об уничтожении нейроразвития, вызванного воздействием виртуальной реальности. При биологическом недоразвитии синапсы практически не восстанавливаются, но при ненадлежащем их развитии, например, неконтролируемом просмотре гаджетов и почти полном отсутствии живого общения, есть шанс все восстановить, если вовремя заняться стимуляцией нейронных областей ребенка, его правильным развитием».

Как правило, дети узнают смысл слов с помощью социального взаимодействия — играя с разными предметами, взаимодействуя с людьми, которые объясняют им, что они видят и как это работает, для чего нужно. Панама ассоциируется у малыша с теплом и солнцем, шапка — с холодом. Ребенок узнает о мире, объектах, игрушках, прямо взаимодействуя с ними или через чувства. Мозг малыша не может развиваться без прикосновений других людей или предметов, без понимания связей между собой, людьми и их действиями. Свет и шум, создаваемые экранами, привлекают внимание ребенка, но не могут нормально развить его мозг.

Экраны настолько захватывают внимание и все чувства ребенка, что он уже не может быть внимательным к тому, что происходит вокруг него. Ведь на экране все гораздо ярче, громче и быстрее. Так рождается зависимость от света, шума и картинки, продуцируемых гаджетами, которые тем самым изолируют ребенка, удерживают его от взаимодействия с другими людьми, абсолютно необходимого для развития речи и навыков общения. Чрезмерный шум, свет, быстрота смены кадров (даже в мультфильмах) могут вызывать у ребенка негативные и довольно болезненные эмоции, которые достаточно часто переходят в жестокое и агрессивное поведение, неконтролируемую ярость.

Психологи и медики настоятельно рекомендуют детям первых двух лет жизни дольше гулять, находиться на улице, на природе, общаться как можно больше со взрослыми или старшими ребятами, которые говорят и играют с ними.

Еще в 2008 году Американская академия педиатрии рекомендовала полностью ограничить доступ к мультимедийным технологиям и устройствам детей в возрасте от 0 до 2 лет. Для детей в возрасте от 3 до 6 лет взаимодействие с виртуальной реальность должно быть ограничено максимум одним часом в день, между 6 и 12 годами жизни ребенок может уделять просмотру телепрограмм или играм на электронных устройствах не более двух часов в день.

После исследования Замфира Центр детей-аутистов Румынии начал кампанию «Остановить виртуальный аутизм!». Ее цель — повысить осведомленность взрослых, особенно молодых родителей, об очень серьезных последствиях неконтролируемого просмотра телевизора или игр с гаджетами для психики детей в возрасте от 0 до 2 лет.

komarik.co

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation