Захаров а Неврозы у детей

А. И. Захаров. Неврозы у детей и подростков. Анамнез, этиология и патогенез. Оглавление

В работе «Неврозы у детей и подростков» рассматривается взаимосвязь невротических расстройств с особенностями психического развития, с условиями воспитания и семейными отношениями, приводятся всевозможные формы их проявлений, раскрываются личные качества и характеристики родителей, приводящие к осложнениям внутрисемейной ситуации и невротическому развитию детей.

Неврозы у детей и подростков — самый распространенный вид нервно-психической патологии. Как психогенные заболевания формирующейся личности, неврозы в аффективно-заостренной форме отражают многие проблемы человеческих отношений, прежде всего понимания и общения между людьми, поиска своего «я», оптимальных путей самовыражения, самоутверждения, признания и любви. Первоначально неврозы представляют эмоциональное расстройство, возникающее преимущественно в условиях нарушенных отношений в семье, прежде всего с матерью, которая обычно является наиболее близким для ребенка лицом в первые годы его жизни. Не меньшую патогенную роль в последующие годы играют отношения с отцом, если он не способен своевременно разрешить личностные проблемы развития своих детей. Оба родителя испытывают много личных проблем, нередко сами больны неврозом и придерживаются догматически воспринятых или исходящих из прошлого травмирующего опыта взглядов на воспитание без учета индивидуального своеобразия и возрастных потребностей детей. Все это дает основание рассматривать невротическое, психогенное по своему происхождению заболевание ребенка как своего рода клинико-психологическое отражение личностных проблем родителей, начинающихся нередко еще в прародительской семье. Неврозы — это своеобразный клинико-психологический феномен, формирующийся на протяжении жизни трех поколений — прародителей, родителей и детей.

Невроз является психогенным заболеванием формирующейся личности, поэтому на него оказывает влияние все то, что может осложнить процесс формирования личности у детей и способствовать общему нарастанию нервно-психического напряжения у родителей. К этим факторам относятся причины социально-психологического, социально-культурного и социально-экономического характера.

Из социально-психологических факторов заслуживают внимание наличие единственного ребенка в семье или эмоциональная изоляция одного из детей, если их несколько, недостаточная психологическая совместимость родителей и детей; конфликты; одностороннее преобладание (доминирование) одного из взрослых (как правило, матери или бабушки по материнской линии, если она проживает в семье); перестановка или инверсия традиционных семейных ролей; низкая продуктивность совместной деятельности членов семьи и, наконец, известная изолированность семьи в сфере внешних контактов.

К социально-культурным факторам относятся проблемы, связанные с проживанием в большом городе; ускорением темпа современной жизни; недостатком времени; скученностью; некоторой обезличенностью и все более сложным характером межличностных отношений; недостаточными условиями для полноценного отдыха и разрядки эмоционального напряжения.

Социально-экономические факторы включают в себя неудовлетворительные жилищно-бытовые условия молодой семьи; занятость родителей; ранний выход матери на работу и помещение ребенка в ясли или привлечение других лиц для ухода за ним.

Следует подчеркнуть неблагоприятное влияние на воспитание детей тех матерей, которые стремятся освободиться от своих семейных обязанностей, считая их обременительными и не отвечающими, в их представлении, современному «эмансипированному» положению женщины. Эти чрезмерно категоричные, принципиальные и деловые женщины не придают значения нежным и теплым чувствам в отношениях с детьми, считают семью помехой для достижения честолюбивых замыслов и легко решаются на разрыв семейных отношений. В чем-то данный переходный этап оборачивается увеличением психопатических черт в характере таких женщин, часто бывших единственными детьми в семье. Вместе с тем нарастание нервно-психической нагрузки у работающих и занятых семьей женщин сопровождается их большей невротизацией, что также отрицательно влияет на воспитание детей и формирование их личности. Увеличение числа неврозов у взрослых, прежде всего у родителей, сказывается на увеличении числа неврозов у детей, порождая своеобразный замкнутый круг, разорвать который можно только одновременным оказанием эффективной и доступной психотерапевтической и психопрофилактической помощи всем его участникам.

Мы видим широкий спектр причинно-следственных факторов, влияющих на возникновение неврозов у детей. Цель написания книги состоит в освещении главным образом малоизученных или нераскрытых сторон проблемы неврозов у детей с использованием клинико-психологического подхода. Представленные в книге данные получены на материалах обследования и лечения 356 детей и подростков с неврозами в возрасте до 15 лет за период 1968—1985 гг. Распределение больных на приеме по диагнозам было следующим: неврастения — 50%; невроз страха — 23%; невроз навязчивых состояний (в тексте для краткости — обсессивный невроз) — 15%; истерический невроз — 12%.

studfiles.net

А. И. Захаров. Психотерапия неврозов у детей и подростков. Оглавление

Монография «Психотерапия неврозов у детей и подростков» — это подробное описание психотерапевтических методов лечения неврозов, работы с детьми и подростками, снабженное теоретическим обзором и иллюстративными примерами из практики автора.

Глава 1. Патогенетические обоснования психотерапии неврозов.

Психотерапия неврозов у детей и подростков включает диагностику взаимосвязанных невротических и личностных нарушений у всех членов семьи и соответствующую психотерапевтическую работу с больным ребенком и его непосредственным окружением. Поэтому в обзоре литературы мы остановимся вначале на основополагающих для отечественной психотерапии вопросах патогенеза неврозов в понимании В. Н. Мясищева и его школы.

Отправной точкой патогенеза невроза является реакция личности на психотравмирующие обстоятельства жизни. В этой связи представляет интерес мнение И. М. Балинского, который еще в конце прошлого века писал, что у каждого человека есть свой круг идей и чувствований, в которых преимущественно легко вызываются душевные волнения [Балинский И. М., 1958]. В. М. Бехтерев (1909) также считал патогенным фактором не только жизненные обстоятельства сами по себе, но и восприятие и отношение к ним больного, обусловленные его индивидуальностью и прошлым жизненным опытом. Е. Kretschmer (1927) относил переживания, способные вызывать характерные для личности реакции, к ключевым и отмечал, что характер и ключевое переживание подходят друг к другу, как ключ к замку.

Патогенетическая концепция неврозов В. Н. Мясищева основана на понимании личности как системы отношений. Для невроза как психогенной болезни личности исходным и определяющим является нарушение отношений, из которого вытекают нарушение переработки и расстройство психических функций в зависимости от того, как личность перерабатывает или переживает действительность. Поскольку патогенность внешних обстоятельств жизни проявляется лишь в сочетании с соответствующим значимым отношением к ним, то имеет значение не столько объективная трудность проблемы, сколько субъективное отношение к ней. Определяющую роль в патогенезе невроза играет психологический, т. е. внутренний, конфликт, который представляет собой несовместимость, столкновение противоречивых отношений личности. Присущие конфликту переживания становятся источниками заболевания лишь в том случае, когда занимают центральное место в системе отношений личности и когда конфликт не может быть переработан так, чтобы исчезло патогенное напряжение и был найден рациональный, продуктивный выход из возникшего положения [Мясищев В. Н., 1934, 1939, 1960].

В работах учеников В. Н. Мясищева, Р. А. Зачепицкого, В. К. Мягер, Б. Д. Карвасарского, Ю. Я. Тупицина и др. раскрывается диалектическое единство объективных и субъективных факторов возникновения и развития невротического конфликта. Психоаналитическим позициям, поиску «вытесненных» инстинктивных влечений как основы конфликта противопоставляется его анализ с позиций психологии отношений. Подчеркиваются хронический характер эмоционального стресса у больных с неврозами и наличие у них низкой стрессовой толерантности вследствие нарушений общей реактивности [Губачев Ю. М. и др., 1976]. Совместная роль психогенных и соматогенных факторов в возникновении неврозов всесторонне раскрыта В. К. Мягер (1976). Особое место среди стрессовых факторов занимает страх, обусловленный угрозой смерти для больного и близких ему лиц или опасениями утратить власть над своими мыслями и «потерять рассудок» [Немчин Т. А., 1965].

Субклиническое реагирование при неврозе представляет своеобразную «защитную» перестройку, направленную на нейтрализацию патогенного действия психической травмы [Бассин Ф. В. и др., 1979]. Сам невроз нередко выполняет функцию патологического приспособления к субъективно неприемлемым условиям микросреды [Губачев Ю. М., Либих С. С., 1977].

В патофизиологическом аспекте неврозов непреходящее значение имеют установленные И. П. Павловым закономерности перенапряжения нервных процессов и их «сшибки», появления застойных очагов и фазовых состояний. При неврозах изменяется состояние сигнальных систем [Вольперт И. Е., 1972], расстраиваются функции интегративных систем мозга, среди которых, наряду с корой больших полушарий головного мозга, существенная роль отводится лимбико-ретикулярному комплексу [Карвасарский Б. Д., 1980].

В последнее двадцатилетие возросло внимание к проблемам семьи. В социологии и социальной психологии она рассматривается как основанная на браке и родстве малая группа [Харчев А. Г., 1961], отношения в которой существенным образом сказываются на психическом здоровье ее членов [Янкова 3. А., 1970, 1979; Гаврилова Н. В., 1971; Голод С. И., 1971; Файнбург 3., 1972; Васильева Э. К., 1975; Чечот Д. М., 1976; Обозов Н. П., 1979].

Многими авторами доказано отрицательное влияние длительной психотравмирующей ситуации в семье на формирование характера и личности детей и подростков [Гиндикин В. Я., 1961; Кербиков О. В., 1962; Зюбин Л. М., 1966; Трифонов О. А., 1967; Ковалев В. В., 1968; Баерюнас 3. В., 1968; Александров А. А., 1974; Эйдемиллер Э. Г., 1973; Личко А. Е., 1977]. В связи с этим подчеркивается неблагоприятная роль неполной семьи [Осипова Е. А., 1932; Ушаков Г. К., 1966], а также алкоголизма родителей [Строгонов Ю. А., Капанадзе В. Г., 1978].

При неврозах семейно-бытовые патогенные ситуации являются преобладающими [Мясищев В. Н., Карвасарский Б. Д., 1967]. 80% психотравмирующих ситуаций, ведущих к развитию этого заболевания, связаны с хроническими и неразрешимыми конфликтными отношениями между членами семьи [Мягер В. К., 1973]. В основе невротических конфликтов, носящих субъективный характер, лежит стремление супругов к нереалистическим целям и одностороннему доминированию, отсутствие адаптации к новым семейным ролям во время и после «кризисных периодов» в жизни семьи [Мягер В. К., Мишина Т. М., 1976]. Выделяются три типа супружеских взаимоотношений при неврозе одного или обоих супругов: соперничество, псевдосотрудничество и изоляция [Мишина Т. М., 1978]. Одни исследователи отмечают сходство личностных профилей супругов как фактор, положительно влияющий на их совместимость [Мохина И. В., 1978; Обозов Н. Н., 1979], другие — находят больше различий в личностных оценках у супругов в прочных браках, чем в непрочных [Федотова Н. Ф., Филиппова Л. А., 1975]. В раннем анамнезе больных неврозом взрослых часто выявляются нарушенные отношения у родителей, гиперопека, ограничения, приводящие к развитию несамостоятельности в решениях и неуверенности в себе [Конончук Н. В., 1976], что согласуется с нашими данными [Захаров А. И., 1972].

Ряд исследований направлен на изучение личностных особенностей больных неврозами. По данным опросника Айзенка, установлен интровертированныи тип реагирования в связи с длительностью заболевания у взрослых [Ульянова Л. А., 1976]; пик по шкале «депрессия» в многопрофильном личностном опроснике MMPI [Карандашева Э. А., Мурзенко В. А., 1972; Губачев Ю. М. и др., 1976]; тревожность, по данным тематического апперцепционного теста — ТАТ [Гильяшева И. Н., 1967]; преобладание, по опроснику Розенцвейга, экстрапунитивного направления фрустрационных реакций при меньшей частоте импунитивных и доминирования типа реакций «с фиксацией на удовлетворении потребностей» [Тарабрина Н. В., 1973], наибольшая степень нарушенных отношений в графах «самооценка», «жизненные цели» и «отношение к родным» по методике «незаконченные предложения» [Винкшна И. А., 1971]; понижение невербальной стороны интеллекта по сравнению с вербальной [Гильяшева И. Н., 1969].

Неврозы у детей, как и у взрослых, являются наиболее часто встречающейся формой нервно-психической патологии [Колегова В. А., 1971]. По мнению С. В. Лебедева (1979), распространенность неврозов у детей статистически достоверно превышает распространенность непроцессуальных неврозоподобных синдромов.

Биологическими предпосылками неврозов у детей являются понижение биотонуса организма, соматическая отягощенность [Осипова Е. А., 1932; Сканави Е. Е., 1934], невропатия [Дьякова Н. Н., 1929], в основе которой Е. И. Кириченко и Л. Т. Журба (1976) находят функциональную недостаточность вегетативной регуляции. В работах С. В. Лебедева установлена статистически достоверная связь невропатии с неврозами. У детей с врожденной и приобретенной физической неполноценностью часто обнаруживаются психогенные реакции и патологические изменения характера [Берштейн Г. И., Брайнина М. Я., 1933] или патологические развития личности [Симеон Т. П., 1934; Блей Е. А., 1940; Ковалев В. В., 1968]. Невротические реакции могут также возникать на фоне задержки психического развития [Головань Л. И., 1976] и резидуальной церебральной органической недостаточности [Булахова Л. А. и др., 1976]. В последнее время возрастает интерес к проблемам нарушения сна при неврозах у детей. Существует мнение, что эти заболевания всегда сопровождаются расстройствами сна [Гольбин А. Ц., 1979].

Возрастные особенности возникновения неврозов у детей изучены Г. Е. Сухаревой и Л. С. Юсевич (1965), которые отмечают более интенсивную реакцию детей до 3 лет на перемену обстановки и новые, необычные раздражители, а после 3 лет — на трудные жизненные ситуации. Т. П. Симеон, М. М. Модель и Л. И. Гальперин (1935) указывают на нарастание с возрастом конфликтов внутреннего порядка, обусловленных развитием самооценки, требовательности к себе и способности к интрапсихической переработке. Эти же авторы рассматривают невротические реакции в связи с рождением второго ребенка в семье. В последнее время большое внимание возрастной динамике неврозов уделяют В. В. Ковалев (1969), Н. Д. Лакосина (1970) и Г. К. Ушаков (1973). Разработанные В. В. Ковалевым (1969) принципы эволюционно-динамического подхода в детской психиатрии относятся и к проблеме неврозов.

Из преморбидных характеристик детей с неврозами В. Н. Мясищев (1960) выделяет те, которые затрудняют благополучное разрешение травмирующей ситуации. К ним он относит перевес субъективного и аффективного над объективным и логическим с относящимися сюда чертами импульсивности, эгоцентризма, упрямства, сензитивности и т. д., а также перевес аффективной инертности над аффективной пластичностью, создающий вязкие доминанты болезненных переживаний. Е. А. Осипова (1932), Г. И. Берштейн и М. Я. Брайнина (1933) особое значение придают интровертированному типу реагирования. Г. Е. Сухарева и Л. С. Юсевич (1965) подчеркивают впечатлительность, возбудимость, пугливость. В. И. Гарбузовым уточнено понятие преневротического характерологического радикала, образующего основу невротического реагирования [Гарбузов В. И. и др., 1977]. Вместе с тем В. Н. Мясищев (I960) отмечает, что невроз может возникнуть и без какого-либо предрасположения. Такого же мнения придерживаются А. Н. Шогам, Н. К. Липгарт, К. И. Мировский (1970). На наш взгляд, все эти точки зрения имеют известное обоснование. В целом невроз более нозологически специфичен при меньшем удельном весе предрасположения и большем удельном весе психогенных факторов.

Острая психическая травма в виде испуга, сильного потрясения считается немаловажным фактором в происхождении неврозов [Сим-сон Т. П., 1934; Блей Е. А., 1940]. В наших наблюдениях она оказывала тем большее патогенное действие, чем менее преморбидно было выражено характерологическое своеобразие больных. Последнее, таким образом, в случае острой психотравмы, в отличие от хронической, осуществляло роль определенного защитного фактора.

Гораздо чаще происхождение неврозов у детей обусловлено действием хронических психотравмирующих факторов, прежде всего нарушенных семейных отношений и неправильного воспитания в виде гиперопеки и непоследовательности [Бехтерев В. М., 1909; Осипова Е. А., 1932; Мясищев В. Н., 1960; Пивоварова Г. Н., 1962; Яковлева Е. К., Зачепицкий Р. А., 1961; Лобикова Н. А., 1971; Захаров А. И., 1972]. На основе статистического анализа С. В. Лебедев распределил значение патогенных факторов в возникновении неврозов у детей следующим образом: 1) хроническая психотравмирующая семейная ситуация; 2) дефекты воспитания; 3) школьные конфликты; 4) острая психическая травма; 5) бытовое пьянство и алкоголизм родителей. В. П. Козлов (1978) показал в невротических семьях даже при внешнем благополучии наличие тех или иных конфликтов.

В патогенезе неврозов у детей определенную роль играют индукционные механизмы появления некоторых невротических симптомов, когда ребенок повышенно восприимчив к аффективному состоянию окружающих его лиц [Иогихес М. И., 1929]. Е. А. Аркин (1968) указывает, что «пример окружающих играет первенствующую роль не только в том смысле, что взрослые внешними проявлениями страха, часто совершенно бессмысленного, заражают детей, но, что очень важно подчеркнуть, своим паническим поведением по малейшему поводу, грозящему, по их мнению, опасностью ребенку, создают в ребенке состояние напряженной тревоги и страха» 1 . Далее он подчеркивает, что раннее зарождение страха и его последующее нарастание могут служить не только тормозом для нормального развития, но и толчком к серьезным и стойким болезненным уклонениям. При наделении раздражителей, идущих от взрослых, условно-рефлекторным патогенным значением эти раздражители воспринимаются ребенком как сигналы опасности [Файнберг С. Г., 1961]. Иначе говоря, невротические реакции развиваются в ответ не столько на сами раздражители, сколько на способ реагирования взрослых на них [Рожнов В. Е., Драпкин Б. 3., 1974].

Много внимания уделяется проблемам невротизации единственного ребенка в семье [Яковлева Е. К., 1958; Лепукальн А. И., 1976; Гарбузов В. И., 1978]. А. С. Макаренко (1955) считал, что только в семье, где есть несколько детей, родительская забота может иметь нормальный характер. У единственных детей часто имеют место нарушения адаптации и невротические реакции в ответ на помещение в ясли и детский сад [Блей Е. А., 1940; Голубева Л. Г. и др., 1974]. Во всех случаях неблагоприятное влияние на формирование характера ребенка оказывает резкое расхождение требований родителей, ведущих к развитию у него чрезмерной осторожности, и требований детского коллектива, который ценит самостоятельность, активность, смелость. Это противоречие создает конфликтное состояние и предрасполагает к возникновению невротических реакций [Сухарева Г. Е., 1959].

В. Н. Мясищев (1960), определяя источники невроза в дошкольном возрасте в узко семейной ситуации, конкретизирует это патогенной ролью семейных конфликтов, противоречивостью отношений родителей к ребенку. Формирующийся в этих условиях способ переработки жизненных трудностей дает основания говорить о задержке волевого развития и возникновении аффективно-гипобулического и субъективно-ирреального характера переработки действительности. Для невроза исходным и определяющим является нарушение системы отношений (или предотношений, по В. Н. Мясищеву), которое возникает в результате противоречий между тенденциями и возможностями личности и требованиями и возможностями действительности. Неудачно, нерационально и непродуктивно разрешаемое противоречие между личностью и значимыми для нее сторонами действительности вызывает болезненно тягостные переживания, которые приводят к образованию внутреннего конфликта — столкновения в сознании ребенка противоположно окрашенных аффективных отношений к тому или иному близкому лицу или к создавшейся ситуации. Конфликт занимает центральное место в жизни ребенка, оказывается для него неразрешимым и, затягиваясь, создает аффективное напряжение, которое, в свою очередь, обостряет противоречия, усиливает трудности, повышает неустойчивость и возбудимость, углубляет и болезненно фиксирует переживания, снижает продуктивность и самоконтроль, дезорганизует волевое управление личности в целом. Объективное и логическое в мышлении уступает место субъективному и символическому. Психическая и физиологическая дезорганизация личности, происходящая под влиянием психогенных факторов, является основой невроза. Поэтому задача анализа развития личности невротика заключается в том, чтобы выяснить, как в процессе роста у ребенка складываются болезненные отношения, зарождается конфликт, создается напряжение, формируется невротическая, т. е. индивидуалистическая, иррациональная, субъективная установка, грозящая взрывом — патологической картиной невроза. Значение в психогенезе неврозов конфликта на почве личных привязанностей отмечают Т. П. Симеон (1934) и Е. А. Блей (1940). Е. А. Осипова (1932) считает ключевым переживанием у детей при этом заболевании уязвление чувства собственной личности, а характер невротических реакций определяет как защитный и инфантильный. Е. А. Блей (1940) подчеркивает патогенную роль «места наименьшего сопротивления» и наступающую в результате невроза дезинтеграцию личности.

По В. А. Гиляровскому (1938), сущность невроза заключается в несоответствии между возможностями, находящимися в распоряжении личности, и теми обязанностями, которые проистекают из наличия определенных социальных отношений. Для его возникновения необходимо сочетание 3 звеньев психической травмы, особого склада личности и ее невротического развития под влиянием травмы. Как и В. Н. Мясищев, В. А. Гиляровский (1934) считает центральным в генезе невроза нарушение контактов с окружающими, а само заболевание рассматривается как более или менее компенсированный срыв личности при ее развитии и попытках утверждения в некоторых позициях.

Из других концепций основного патогенного конфликта следует отметить взгляд В. М. Бехтерева и Р. Я. Голант (1929) на невроз как на результат противоречий между фило- и онтогенетически обусловленным типом реагирования и конкретными средовыми условиями.

В. Н. Мясищев (1973) отметил, что невротические состояния тревоги и страха, тревожной мнительности, обидчивости и взрывчатости, реализуясь в той или иной форме, в зависимости от темперамента, вызывают реакции эмотивного характера, переходящие в состояние невроза и углубляющиеся при непонимании со стороны окружающих.

В. И. Гарбузовым и др. (1977) в качестве ведущего этиопатогенетического фактора при неврозах у детей выделены изменения врожденных типов реагирования на невротические, происходящие под воздействием неблагоприятных биосоциальных факторов.

Ведущее содержание патогенного конфликта при неврозах определяется как несоответствие воспитания возможностям развития ребенка, опыту становления его «я» [Захаров А. И., 1972]. В основе этого патогенного конфликта лежит конфликт между «я» и «мы», когда ребенок хочет, но не может по разным причинам войти в референтную группу «мы» (вначале это семья, затем группа сверстников). Обусловленное этим чувство обособленности является предпосылкой для развития невротического индивидуализма и нарастающего процесса отчуждения «я» от «мы» с постепенным превращением последнего в категорию «они» в форме переживаемого чувства непринятия (непричастности) и непонимания (непризнания). Это противопоставление не достигает такой степени, какая бывает при психопатических развитиях личности, а носит внутренний, большей частью неосознанный характер и сопровождается ощущением неестественности, чувством беспокойства, вины и страха, когда понятие «они» ассоциируется со всем новым, неизвестным или травмирующим опытом, выражаемым страхом изменения «я».

Таким образом, представленный патогенез неврозов у детей показывает его общие стороны как процесса психогенного заболевания формирующейся личности. Наиболее полно патогенез рассмотрен при неврозе навязчивых состояний [Сканави Е. Е., 1934; Яковлева Е. К., 1958; Асатиани Н. М., 1967; Гарбузов В. И., 1970; Липгарт Н. К., 1974; Шевченко Ю. С., 1980]. Для психотерапии патогенез отдельных клинических форм невроза имеет существенное значение, так как позволяет сделать ее более направленной.

В рассматриваемой проблеме остается еще много нераскрытых сторон, прежде всего в отношении взаимосвязи между неправильным воспитанием, как главным патогенным фактором, и личностными особенностями родителей, которые являются в отечественной психоневрологии «terra incognita».

studfiles.net

Захаров а Неврозы у детей

Неврозы у детей. —

Книга представляет оригинальную подборку материалов, опуб-

ликованных в разное время в педагогической и психологической литера-

туре и касающихся вопросов психического развития детей, причин нев-

ротических проблем в период формирования личности, путей и спосо-

бов оказания своевременной и предупреждающей психологической помо-

щи. Все содержащиеся в ней данные основаны на научном обобщении, в

том числе с использованием математических методов обработки боль-

шого количества случаев из консультативной и психотерапевтической

практики автора. Поэтому книга является самостоятельным иссле-

дованием, а не обобщением литературы или опыта специалистов. Рас-

считана как на родителей, так и на психологов, педагогов и врачей,

интересующихся психологическими проблемами семьи, развития детей,

их воспитания и коррекции.

Захаров Александр Иванович, доктор психологических

наук, профессор Российского государственного педагогического уни-

верситета им. А. И. Герцена, детский неврозолог, психолог и се-

мейный психотерапевт, имеющий более чем тридцатилетний опыт

работы с неврозами у детей и родителей.

c А. И. Захаров, 1996

c Оформление серии , 1996

Глава 1. Психология семейных отношений. 15

Глава 2. Отчего мы ссоримся друг с другом. 43

Глава 3. Детские неврозы. 55

Глава 4. Семейный портрет в психологическом

Борьба за ребенка

Не такой, как все

15 вопросов врачу — 15 ответов,

или Избранные места

из переписки с читателями

Чего ждут от врача

Глава 10. Ясли: плюсы и минусы

Глава 11. Идем в детский сад

Глава 12. Когда ребенок плачет

Глава 13. Упрямый ребенок

Глава 14. Эти упрямые родители

Глава 15. Перед сном

Глава 16. Сколько лет жил мой дедушка,

или Этюды о детских страхах..

Глава 17. Кощей, Бармалей и другие.

Глава 18. Зачем играть в жмурки .

Глава 19. и — кто они,

или Кому труднее учиться в школе. 281

Глава 20. Я есть. я существую,

об изменении личности детей

Глава 21. Помогут ли таблетки

Глава 22. Отчего грустят дети

Глава 23. Волшебное слово

Глава 24. Кто летает во сне?

борьба с ребенком.. 85

Глава 25. Можно ли избавить детей

от кошмарных снов

Глава 26. О чем говорят сны детей

Глава 27. Как можно потерять себя,

или Психологические этюды

об изменении личности взрослых. 377

Глава 28. Сможем ли мы сами преодолеть невроз? 391

Глава 29. Как предупредить невроз. 407

Глава 30. Гипноз как классический метод

Тест для родителей

4. Какие качества нужны родителям, чтобы

вылечить ребенка от невроза. 445

5. Что нужно делать заранее, чтобы у ребенка

не было невроза. 446

Список психологических тестов, размещенных

непосредственно в главах книги

Перед вами, уважаемые читатели, книга, по-

строенная как авторский сборник материалов о психическом раз-

витии, воспитании и здоровье детей. Актуально ли это? Да, если

учесть кризисное, переходное состояние нашего общества, нали-

чие неопределенности и беспокойства значительной части населе-

ния, отсутствие безопасности, большое количество стрессов, яв-

ную невротизацию и психопатизацию определенного числа взрос-

лых, в том числе готовящихся вступить в брак, уже в нем находя-

щихся и имеющих детей, которые впитывают в себя все тревоги и

напряжения родителей. В больших городах распадается практи-

чески каждый второй из вновь заключенных браков. А за этим сто-

ит психическая травматизация детей, различные нарушения в раз-

витии их характера и формировании личности.

Претерпела изменения и социально-психологическая струк-

тура современной семьи. Она стала более малодетной, и в полной

семье на одного дитятю, как правило, приходится несколько взрос-

лых, далеко не всегда воспитывающих его согласованно и последо-

вательно. Другая особенность состоит в трансформации внутри-

семейной иерархии отношений. Если в 50-х годах и отчасти в 60-х

в российской семье еще традиционно главенствовал мужчина, то с

конца 60-х. в 70-е и 80-е годы стало заметнее доминирование жен-

щин, обусловленное так называемой женской эмансипацией и при-

обретением традиционно мужских профессий, прежде всего инже-

нерной. Какими проблемами это обернулось — рассказывается в

одной из глав этой книги. С конца 80-х годов и особенно сейчас, в

90-е годы, заметно увеличилось доминирование отцов в тех се-

мьях, экономическое состояние которых можно считать доста-

точно благополучным. Это видно даже по ответам женщин на

годы, когда все женщины работали и получали не меньше мужчин,

ответ был кратким: . В последние годы чаще отвечают:

Объясняется подобная метаморфоза просто: мужчины сей-

час зарабатывают, как правило, значительно больше женщин и,

испытывая чувство самодостаточности, стали более уверенно вес-

ти себя в семейных отношениях. К тому же массовые увольнения

женщин, прежде всего из группы ИТР, не способствуют сохране-

нию или приобретению их ведущей роли в семье. С другой стороны,

возросло материальное благополучие некоторых семей, которые

могут позволить, чтобы мать оставалась дома и воспитывала де-

тей. Всегда ли это оборачивается благом для детей? В первые

годы их жизни, безусловно, присутствие матери рядом, теплота и

забота о ребенке благоприятно действуют на его эмоции и психи-

ческое развитие в целом. Однако все это возможно при условии,

что мать может и готова отдавать чувства ребенку, любить его

беззаветно, что требует от нее не только искренности и эмоцио-

нальности, нормального психического состояния, но и определен-

ной зрелости, чувства материнства, если ребенок желанен и его

пол соответствует ожидаемому. А теперь подумаем: всегда ли

молодые, неопытные, еще не ставшие взрослыми матери наполня-

ют жизнь ребенка счастьем или хотя бы простой детской радос-

тью? К сожалению, далеко не всегда. Есть матери, коих не едини-

цы, хотя и не легион, воспринимающие семью как камеру предвари-

тельного заключения, детей как обузу, мужа как досадную необхо-

димость, ну, а себя как самое несчастное создание на свете,

которое всячески, да еще нещадно, эксплуатируют, подавляют

творческие задатки, ограничивают духовную свободу и т. д. и

т. п. Что, кроме раздражения, может испытывать подобная мать

к ребенку? Именно у таких матерей и дети упрямые, а то и , и муж — деспот или ни то ни се, даже если и может содер-

жать семью. Вот и получается: мать сидит с ребенком, казалось

бы, что ему еще надо, — а контакта нет и взаимопонимания тоже.

Дальше — хуже. В старшем дошкольном возрасте, в пять — семь

лет, коеЪа ребенку нужно как воздух общение со сверстниками,

самоутверждение в половой роли мальчика или девочки, нерабо-

тающая и нередко невротически расстроенная мать, равно как и

чрезмерно опекающие бабушка и дедушка, становится препятст-

вием на пути полноценного, или, как мы говорим, гармонического,

формирования личности детей. А потом начинаются жалобы ро-

дителей, что трудно их единственному и неповторимому адапти-

роваться в школе, войти в коллектив. И обидчив он чрезмерно, и

защитить себя не может, нервным каким-то стал, учителя все

плохие, школа не та. В общем, одни неприятности. Понять бы

тут надо: не всегда изоляция от сверстников и их подмена взрос-

лыми, необщительными, нервными к тому же, идут во благо ребен-

ку. К сожалению, осознание этого приходит слишком поздно, да и

то только у родителей, способных адекватно оценить всю слож-

ность возникших психологических проблем и ищущих помощи, разъ-

яснений, содействия. Вспоминается консультация в одном дет-

ском саду, где была хозрасчетная группа. Воспитатели там вдум-

чивые и терпеливые, голоса не повысят на ребенка и внимание ока-

зывают каждому. В относительно небольшой группе специалисты

занимаются развитием талантов и способностей у каждого ма-

лыша. Вроде бы чего лучше? АН нет. Когда были проведены психо-

логические беседы с детьми, оказалось, что подавляющее их боль-

шинство нервно расстроены: и страхов много, и настроение неус-

тойчивое — капризное или подавленное, сон нарушен, внутренняя

неуверенность прослеживается, со сверстниками общение не нала-

живается, да и слишком часто они болеют: заикание, нервные тики,

энурез (недержание мочи) наблюдается больше, чем в норме. Папы,

понятно, дома не бывают, деньги зарабатывают, а если и бывают,

то уж очень раздраженные, от стресса отойти не могут, жену

, а она и так уже напряжена, обеспокоена. Все это де-

тям и передается. В итоге материальное благополучие есть, а

духовного как не было, так и нет. И в школе ведь неизбежно будут

проблемы. Можно ли помочь детям? Несомненно, пока еще не все

потеряно. А как же быть с родителями? Ведь все дело в них. Вмес-

то очередного курса макияжа, массажа, шейпинга матерям полез-

нее бы посетить психологическую консультацию по вопросам раз-

вития и психического здоровья детей. Консультация, конечно, плат-

ная: сейчас такое время. Однако плата, в конечном счете, будет

значительно меньше затрат на упомянутые курсы, зато дальней-

шее психическое развитие детей будет вне опасности. И что же?

Из десяти родителей за консультацией обратились только двое,

да и то в одном случае мать заменила бабушка. А об

отцах и говорить не приходится.

Все эти рассуждения показывают, как далеко еще наше обще-

ство от духовной, в данном случае — психической, культуры. Бо-

лее того, посмотрите, какие пропагандируются фильмы, реклама,

кто достигает иной раз власти, и станет ясно, что спасение

утопающих — дело рук самих утопающих. Если государство не

может осуществлять социальных функций по психической защите

и развитию наших детей, если в иных школах уже действует уго-

ловный беспредел, а в детских садах — , то

мы можем помочь своим детям хотя бы тем, что приобретем не-

обходимые знания и попытаемся применить их для решения про-

блем их психического развития. Время не ждет. Ребенок выраста-

ет, и вместе с ним растут его обиды, разочарования, страхи и

конфликты. Задумаемся над приведенными ниже цифрами, а пере-

множить их на количество детей в городах, селах, стране каждый

и сам сможет. Раньше об этих данных вслух нельзя было говорить,

не то что печатать.

Итак, проведенная нами серия опросов 3400 родителей, в том

числе методом сплошного обхода двух педиатрических участков,

позволила получить следующие данные: в возрасте одного — трех

лет заметно нервный каждый четвертый ребенок, без особых раз-

www.libok.net

с таким же рвением теперь изображает его — агрес-

сивно сбрасывает свой страх. Здесь работает тера-

певтический эффект катарсиса — эмоционального

отреагирования. Затем роли меняются, и ребенок в

роли Красной Шапочки бесстрашно защищает себя,

а заодно и бабушку от происков коварного и веро-

Немного времени проходит, и вот уже с трех лет

у мальчиков и с четырех лет у девочек во сне поселя-

ется неразлучная, хотя и не очень дружная парочка

— Баба Яга и Кощей Бессмертный. Совпадает это

событие с ознакомлением со сказками, в которых

фигурируют эти персонажи, в первую очередь сказ-

кой . От мамочки и папочки уносят они

детей, и куда — помните? Лучше не надо! А детям и

подавно это не хочется помнить, тем более что мак-

симум дневных страхов Бабы Яги и Кощея Бессмерт-

ного как раз и приходится на указанный возраст. Тог-

да-то и вытесняются подобные страхи в сон, а там

самое время разгуляться или разбушеваться этим анти-

подам матери и отца. Да, да, именно антиподам лю-

бящей, заботливой матери и отцу, с его честностью,

открытостью и сердечностью. Ведь в возрасте трех

— пяти лет, как ни в каком другом, развивается чув-

ство любви к родителям, прежде всего противополож-

ного пола. Поэтому девочкам, к которым равнодушен

отец, может присниться еще более бессердечный Ко-

щей, а мальчикам с не меньшим успехом является во

сне Баба Яга с ее вечным раздражением, недовольст-

Подобные кошмары наиболее часто посещают де-

тей, которые впоследствии заболевают неврозом —

самым распространенным видом нервно-психических

расстройств в детском и подростковом возрасте. При-

чины самого невроза лежат главным образом в нару-

шенных семейных отношениях (конфликтах, непони-

мании, эмоциональном неприятии и отчуждении) и

неправильном воспитании, не адекватном формирую-

щейся личности детей. Вот мы и видим отсутствую-

щего, безразличного, а то и жестокого отца, мать без

признаков любви, зато всегда нервную, чрезмерно

требовательную, принципиальную и наказующую. Ну

а дальше все зависит от развития у детей эмоцио-

нальности, впечатлительности и воображения — ху-

дожественных задатков, как мы говорим. Так что если

поинтересоваться, что снится детям в младшем до-

школьном возрасте, то при доверительном контакте

они расскажут много интересного об обратной сторо-

не, о родителях. Вопрос только один: успеем ли мы

до появления невроза у детей перестроиться, изме-

ниться, чтобы взглянуть на свое чадо более любящи-

ми, заботливыми, вселяющими веру и уверенность

В этом же возрасте, трех — пяти лет, дети не-

редко не засыпают одни, без света и при закрытой

двери. Без конца просят посидеть с ними, поговорить,

почитать, погладить, т. е. успокоить. Это характер-

ная триада страхов одиночества, темноты и замкну-

того пространства. Боязнь остаться одному, да еще в

темноте, с порожденными воображением пугающими

образами, невозможность выйти (а стены давят), бы-

стро найти родителей, прижаться и забыться — все

это тревожит, беспокоит, отвлекает. Тут самое время

не читать мораль, не изолироваться от детей, а, на-

оборот, пойти им навстречу и посидеть рядом, и дверь

приоткрыть, и ночник оставить. Да и просмотр вся-

ких триллеров и прочих пакостей по телевизору луч-

ше ограничить, с тем чтобы почитать, поиграть, по-

хвалить, обнять и поцеловать, — вот и вся терапия,

без таблеток и гипноза.

Как правило, дети в этом возрасте больше всего

боятся остаться без родителей, куда-то пропадающих,

исчезающих, меняющихся до неузнаваемости. И, ко-

нечно же, превращающихся в разных чудовищ. По-

пробуй тут разберись, кто свой, родной, кто чужой,

кто любит, а кто строит подвох, угрожает, лишает

жизненно необходимого. Особенно боятся лишиться

матери мальчики (по данным факторного анализа стра-

хов на ЭВМ). Сказывается тут повышенная любовь к

матери, вот мальчики больше, чем девочки, и боятся

потерять ее. Так что самое время матери сына по го-

ловке погладить, приласкать, нежные слова сказать.

По каким же остальным дневным страхам можно

предполагать с большой долей вероятности сущест-

вование страшных снов? Посмотрите, боится ли днем

малыш животных (легко трансформируемых во сне в

чудовищ), машин, поездов, самолетов (транспорта),

бури, урагана, землетрясения, наводнения (стихии),

высоты, глубины, уколов и внезапных звуков. Если

да, то придется проявить к нему большую нежность,

заботу и внимание вечером. В крайнем случае можно

и рядом положить, а уж ночью ни за что не отталки-

вать, не отправлять обратно одного в темную комна-

ту-гробницу. Есть такие принципиальные родители,

здесь же как раз и нужно поступиться принципами.

Спокойный, уверенный в себе ребенок вырастет бо-

лее здоровым и полезным обществу, чем повышенно

боязливый, напряженный и внутренне агрессивный.

И вот мы подходим к старшему дошкольному воз-

расту (пять — семь лет). Основополагающим здесь

будет страх смерти, зависящий от осознания конеч-

ности своего жизненного пути и выражающийся ско-

рее не прямо, а косвенно — через боязнь нападения,

заболевания, животных (например, змеи, от укуса ко-

торой можно умереть), стихии (все сметающей на

своем пути), высоты (можно разбиться), глубины (уто-

нуть), огня, пожара (сгореть), войны (погибнуть от

ран). Все эти страхи, символизирующие угрозу для

жизни, напрямую связаны со страшными снами, то

есть отражаются в них, переходят в зримую ночную

реальность. Причем страшные сны, символизирую-

щие угрозу для жизни, предшествуют страху смерти

днем, то есть имеют опережающий характер. У маль-

чиков максимум страшных снов встречается в шесть

лет, а максимум страха смерти днем в семь лет, у

девочек — соответственно в пять и шесть лет. Во

время наиболее частых дневных страхов смерти боль-

ше всего кошмарных снов с уже свершившейся смер-

НЕВРОЗЫ У ДЕТЕЙ

МОЖНО ЛИ ИЗБАВИТЬ ДЕТЕЙ ОТ КОШМАРНЫХ СНОВ

тью во сне ( , и т. д.) Сны, таким образом, являются пред-

вестником, проявителем и усилителем дневных стра-

хов. К концу старшего дошкольного возраста и в

младшем школьном во сне появляются черти, сата-

на, бесы и прочая нечисть из потустороннего мира.

Да и Баба Яга и Кощей еще не сдают своих пози-

ций, верша свое черное дело. Тут же и Скелеты,

Черная Рука и Пиковая Дама — всего хватает, осо-

бенно в конфликтных семьях и тем более у нервных

К началу подросткового возраста все меньше снят-

ся чудовища, зато больше появляется различных па-

дений, смертей близких, войн и атомных взрывов (ка-

таклизмов). У подростков кошмарных снов уже зна-

чительно меньше, и снится, как выразился один маль-

чик тринадцати лет, . Это указывает на сниже-

ние эмоциональности, воображения и впечатлитель-

ности подростков, наряду с увеличением реальной,

хотя и драматической, переработки происходящих

А теперь посмотрим, какие еще характеристики

детей, вне зависимости от возраста, влияют на появ-

ление кошмарных снов. Открытость характера, непо-

средственность сказывается на увеличении кошмар-

ных снов только у девочек. У них же в большей сте-

пени, чем у мальчиков, способствует ночным кошма-

рам так называемый магический настрой — вера в

счастливые и несчастливые цифры, черную кошку,

перебегающую дорогу и приносящую (на-

пример, плохую оценку), чтение мыслей на расстоя-

нии, колдунов и ведьм, экстрасенсов и целителей без

разбора и т. д. Что касается внушаемости, то она от-

ражается на кошмарных снах лишь в незначительной

Подведем итоги. Мы видим, что кошмарные сны

являются переработкой, своеобразной интерпретацией

дневных переживаний детей, их страхов, тревог, на-

дежд и конфликтов, и совсем не обязательно искать

метафизический или нарочитый смысл сновидений,

как это делается в сонниках. Далее мы подробнее

расскажем о конкретных снах детей, их психологи-

ческой, по большей части семейной, подоплеке. Пока

же отметим в порядке обобщения характеристики

детей, способствующие в наибольшей мере появле-

нию кошмарных снов. Тот или иной признак пред-

расположения к ним при полной уверенности оценим

в 2 балла, в 1 балл — при сомнениях или наличии

только пункта из нескольких указанных, в 0 баллов —

при полном отсутствии признака (проявления). Вот

1) эмоциональность и впечатлительность;

2) развитое воображение, склонность к фантазиям;

3) выраженные страхи (боязливость, пугливость);

4) магический настрой;

5) низкая самооценка (неуверенность в себе, в

своих силах и возможностях, принижение способнос-

тей, трудность раскрытия творческого потенциала);

6) конфликтная обстановка в семье в сочетании

с нервностью родителей и других взрослых;

7) частые угрозы в адрес детей, физические на-

казания, двойственность отношения взрослых (недо-

статочное эмоциональное приятие ребенка, формаль-

ность отношений с ним, безразличие, отсутствие теп-

лоты и своевременной заботы).

Чем больше набирается баллов, тем чаще снятся

кошмарные сны детям, беспокойнее их сон и, соот-

ветственно, хуже самочувствие утром. Во всяком слу-

чае, при 4 и больше баллах страшные сны могут чаще

сниться вашим детям, даже если они и не помнят их

утром. Начиная с 7 баллов необходима психологиче-

Вика, девочка десяти лет, часто жалу-

ется утром на боль в ногах и долго не может прийти в

себя. Оказывается, она всю ночь бегает и, оглушенная

страхом, не может вспомнить, от кого именно. Стали

мы с ней говорить, между делом, о разных чудовищах,

видениях. Вот и выяснилось, что боится она иноплане-

тян, призраков, которые изменяют, трансформируют

людей, сами какие-то неживые, могут и похитить. Мама

у нее женщина тревожная и мнительная, на веру при-

няла утку парапсихологов о поголовном похищении

женщин в нашей стране инопланетянами. Подобный,

высосанный из пальца, страх передался и девочке, та-

кая психическая зараза получилась. А в десять лет —

пик внушаемости, впечатлительности и воображения.

Стали Вике подобные сны сниться: падения, пролета-

ния, полеты и предложения от этих мерзопакостных

пришельцев из космоса. Единственным спасением ока-

зались ее ноги: убегала она, чтобы не быть настигну-

той и похищенной. И во сне у такой художественно

одаренной девочки автоматически напрягались мышцы

при беге, что и сказывалось утром. Как такой кошмар-

ный сон устранить? Подействовать нужно прежде все-

го на мать, в плане снижения ее суеверности и пред-

О ЧЕМ ГОВОРЯТ СНЫ ДЕТЕЙ

рассудков. Сейчас от различного рода народных колду-

нов, ведьм, безграмотных целителей распространилась

такая же психическая эпидемия , как и в сред-

ние века. Раньше их сжигали на кострах, что было край-

ностью, поскольку среди них было много психически

ненормальных или психопатически деструктивных лич-

ностей. В наше время — другая крайность: не воспре-

щается нести при стечении народа любую околесицу, а

то и просто бред, рекламировать себя в средствах мас-

совой информации, более того, детально предсказывать

по гороскопу образ нашей жизни на следующий день,

неделю, месяц. И все это во имя тщеславия, личного

возвеличивания и власти. Мало теперь назвать себя

экстрасенсом или, на худой конец, целителем, появи-

www.libok.net

Читать онлайн «Происхождение детских неврозов и психотерапия» автора Захаров А И — RuLit — Страница 1

Происхождение детских неврозов и психотерапия

В книгу вошли две основополагающие монографии видного отечественного психолога-практика, ведущего специалиста в области детских и подростковых неврозов Александра Ивановича Захарова.

В работе «Неврозы у детей и подростков» рассматривается взаимосвязь невротических расстройств с особенностями психического развития, с условиями воспитания и семейными отношениями, приводятся всевозможные формы их проявлений, раскрываются личные качества и характеристики родителей, приводящие к осложнениям внутрисемейной ситуации и невротическому развитию детей.

Монография «Психотерапия неврозов у детей и подростков» — это подробное описание психотерапевтических методов лечения неврозов, работы с детьми и подростками, снабженное теоретическим обзором и иллюстративными примерами из практики автора.

Для психологов, психиатров, невропатологов, студентов указанных специальностей и всех интересующихся данной проблематикой.

НЕВРОЗЫ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ. АНАМНЕЗ, ЭТИОЛОГИЯ И ПАТОГЕНЕЗ.

Глава 1. ИСХОДНЫЕ ПОНЯТИЯ

Дата рождения, количество детей в семье и порядок рождения.

Глава 2. СВОЕОБРАЗИЕ ПСИХИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДЕТЕЙ

Антенатальные патогенные факторы.

Перинатальные патогенные факторы.

Постнатальные патогенные факторы.

Резидуальная церебральная органическая недостаточность.

Эмоциональный контакт родителей и детей.

Своеобразие детей до заболевания неврозом.

Глава 3. СТРАХ И ТРЕВОГА В ГЕНЕЗЕ НЕВРОЗОВ.

Определение страха и его разграничение.

Семейная обусловленность страхов.

Страхи при неврозах.

Глава 4. ОБСЛЕДОВАНИЕ ДЕТЕЙ.

Методика семейного приема.

Рисование как способ диагностики.

Глава 5. ЛИЧНОСТЬ РОДИТЕЛЕЙ И ОТНОШЕНИЯ В СЕМЬЕ

Состав семьи и образование родителей.

Социально-психологическая структура семьи.

Конфликт в семье.

Глава 6. ОСОБЕННОСТИ ВОСПИТАНИЯ.

Глава 7. ПАТОГЕНЕЗ НЕВРОЗОВ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Преморбидные особенности детей.

Понятие «жизненной ситуации».

Приложение. ШКАЛА НЕВРОТИЗАЦИИ

УКАЗАТЕЛЬ ИСПОЛЬЗОВАННЫХ МЕТОДИК

ПСИХОТЕРАПИЯ НЕВРОЗОВ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ.

Глава 1. ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИЕ ОБОСНОВАНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ НЕВРОЗОВ

Глава 2. СЕМЬЯ КАК ПАТОГЕНЕТИЧЕСКИ ОБУСЛОВЛИВАЮЩИЙ ФАКТОР НЕВРОЗОВ У ДЕТЕЙ И ПОДРОСТКОВ

Обследование семьи детей с неврозами

Прародительская семья и ее влияние на родительскую семью.

Развитие детей до заболевания неврозом

Отношения в семье.

Патогенез неврозов у детей

Глава 3. ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ В ПСИХОТЕРАПИИ НЕВРОЗОВ.

Обзор отечественной литературы.

Обзор зарубежной литературы.

Глава 4. СЕМЕЙНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Глава 5. ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Применение психотерапии изобразительного творчества.

Глава 6. ВНУШЕНИЕ И ГИПНОЗ

Глава 7. ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ.

Неврозы у детей и подростков — самый распространенный вид нервно-психической патологии. Как психогенные заболевания формирующейся личности, неврозы в аффективно-заостренной форме отражают многие проблемы человеческих отношений, прежде всего понимания и общения между людьми, поиска своего «я», оптимальных путей самовыражения, самоутверждения, признания и любви. Первоначально неврозы представляют эмоциональное расстройство, возникающее преимущественно в условиях нарушенных отношений в семье, прежде всего с матерью, которая обычно является наиболее близким для ребенка лицом в первые годы его жизни. Не меньшую патогенную роль в последующие годы играют отношения с отцом, если он не способен своевременно разрешить личностные проблемы развития своих детей. Оба родителя испытывают много личных проблем, нередко сами больны неврозом и придерживаются догматически воспринятых или исходящих из прошлого травмирующего опыта взглядов на воспитание без учета индивидуального своеобразия и возрастных потребностей детей. Все это дает основание рассматривать невротическое, психогенное по своему происхождению заболевание ребенка как своего рода клинико-психологическое отражение личностных проблем родителей, начинающихся нередко еще в прародительской семье. Неврозы — это своеобразный клинико-психологический феномен, формирующийся на протяжении жизни трех поколений — прародителей, родителей и детей.

К социально-культурным факторам относятся проблемы, связанные с проживанием в большом городе; ускорением темпа современной жизни; недостатком времени; скученностью; некоторой обезли-ченностью и все более сложным характером межличностных отношений; недостаточными условиями для полноценного отдыха и разрядки эмоционального напряжения.

Следует подчеркнуть неблагоприятное влияние на воспитание детей тех матерей, которые стремятся освободиться от своих семейных обязанностей, считая их обременительными и не отвечающими, в их представлении, современному «эмансипированному» положению женщины. Эти чрезмерно категоричные, принципиальные и деловые женщины не придают значения нежным и теплым чувствам в отношениях с детьми, считают семью помехой для достижения честолюбивых замыслов и легко решаются на разрыв семейных отношений. В чем-то данный переходный этап оборачивается увеличением психопатических черт в характере таких женщин, часто бывших единственными детьми в семье. Вместе с тем нарастание нервно-психической нагрузки у работающих и занятых семьей женщин сопровождается их большей невротизацией, что также отрицательно влияет на воспитание детей и формирование их личности. Увеличение числа неврозов у взрослых, прежде всего у родителей, сказывается на увеличении числа неврозов у детей, порождая своеобразный замкнутый круг, разорвать который можно только одновременным оказанием эффективной и доступной психотерапевтической и психопрофилактической помощи всем его участникам.

Мы видим широкий спектр причинно-следственных факторов, влияющих на возникновение неврозов у детей. Цель написания книги состоит в освещении главным образом малоизученных или нераскрытых сторон проблемы неврозов у детей с использованием клинико-психологического подхода. Представленные в книге данные получены на материалах обследования и лечения 356 детей и подростков с неврозами в возрасте до 15 лет за период 1968-1985 гг. Распределение больных на приеме по диагнозам было следующим: неврастения 50%; невроз страха — 23%; невроз навязчивых состояний (в тексте для краткости — обсессивный невроз) — 15%; истерический невроз — 12%.

www.rulit.me

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Navigation